Кампания репрессий, развернутая Мехлисом


9 декабря - день героев О

Кампания репрессий, развернутая Мехлисом

oboznik.ru - Кампания репрессий, развернутая Мехлисом
#Мехлис#Хрулев#тыл

Широко известно «дело Павлова», который был расстрелян вместе со штабом. После неудач и отступлений на Западном фронте (что было и на всех других фронтах) ГКО вынес решения об «отстранении генерала армии Д.Г. Павлова от обязанностей командующего войсками Западного фронта». Мехлис был назначен членом военного совета этого фронта для наведения там порядка. И он навел порядок. Не в боевых действиях войск, а характерным для Мехлиса способом.

При всем уважении к Сталину и понимании его ответственности за судьбу страны и армии, скажем прямо: не было необходимости принятия таких экстраординарных, крутых мер в той ситуации. В данном случае Сталин чересчур доверился Мехлису и перегнул палку. Автором грозных обвинений и расстрельных мер был Мехлис.

Зададим только один вопрос: у кого, на каких участках фронта в первую неделю войны не было таких же бед, как у Павлова (30 июня 1941 года Павлов был уже отстранен)? Подобные обвинения можно было предъявить очень многим, кто отступал, терял управление и оружие. Другим фронтам просто повезло в том, что у них не побывал Мехлис. Павлова и его соратников позднее реабилитировали, следовательно, их жизни на совести Мехлиса.

Вновь назначенный, член Военного совета Мехлис продолжал наводить порядок своим методом.

Пожалуй, в ту войну никто, кроме Мехлиса, не решился без суда расстрелять перед строем генерала. А начальник Главного политуправления, не колеблясь, пошел на это. Вот текст приказа войскам Западного фронта № 057 от 12 сентября 1941 года, составленного лично Мехлисом: «…за проявленную трусость и личный уход с поля боя в тыл, за нарушение воинской дисциплины, выразившееся в прямом невыполнении приказа фронта о выходе на помощь наступающим с запада частям, за непринятие мер для спасения материальной части артиллерии, за потерю воинского облика и двухдневное пьянство в период боев армии генерал-майора артиллерии Гончарова, на основании приказа Ставки ВГК № 270, расстрелять публично перед строем командиров штаба 34-й армии».

Документ был оформлен «задним числом» для придания законного основания личному произволу начальника ГлавПУ РККА Вот что рассказал полковник в отставке В.П. Савельев, бывший свидетелем расстрела генерала Гончарова.

По приказу Мехлиса работники штаба 34-й армии были выстроены в одну шеренгу. Уполномоченный Ставки быстрым, нервным шагом прошел вдоль строя. Остановившись перед начальником артиллерии, выкрикнул: «Где пушки?» Гончаров неопределенно махнул рукой в направлении, где были окружены наши части. «Где, я вас спрашиваю?» — вновь выкрикнул Мехлис и, сделав небольшую паузу, начал стандартную фразу: «В соответствии с приказом Наркома обороны СССР № 270…» Для исполнения «приговора» он вызвал правофлангового — рослого майора. Тот, рискуя, но не в силах преодолеть душевного волнения, расстреливать отказался. Пришлось вызывать отделение солдат… Генерала расстреляли.

В эти же сентябрьские дни окончилась не только карьера, но и жизнь генерала Качанова. Расправившись с генералом Гончаровым, начальник ГлавПУ дал указание осудить к расстрелу и командар-ма-34, что военный трибунал и исполнил 26 сентября в присутствии Мехлиса.

Автор располагает на сей счет свидетельством очевидца полковника в отставке М.И. Старыгина(???): Качанова расстреляли по тому же сценарию, что и Гончарова. Остается добавить, что генералы Качанов и Гончаров позднее были посмертно реабилитированы.

Вот еще один штрих в отношении к Хрулеву. Это свидетельствует о мстительной мелочности Мехлиса, не упускавшего малейшей возможности навредить Хрулеву. В одном из донесений указывалось, что в Главном управлении тыла Красной Армии, которое находилось тогда в Куйбышеве, имеется 100 револьверов «Наган». Мехлис наложил краткую резолюцию: «Сдать». Очевидно, он забыл, что «тыловики» выезжали в действующие соединения, гораздо ближе к опасности, чем сам Мехлис, чинивший расправы, находясь в самых крупных штабах. Кстати, за самим Львом Захаровичем тогда числились: маузер, вальтер и пистолет-пулемет немецкий.

Мехлис был осторожен и не наносил решающий удар по Хрулеву только потому, что не был уверен в своей победе. Он знал об очень уважительном отношении Верховного к Андрею Васильевичу. Это подтверждает описанный факт назначения Хрулева на пост наркома путей сообщения вместо Кагановича.

Но я назвал Мехлиса «черной тенью» не случайно. Он, несомненно, выжидал удобного случая, чтобы расправиться с Хрулевым.
Андрей Васильевич постоянно это ощущал и был настороже. Он раскусил Мехлиса давно. Вот его мнение, записанное в неопубликованных воспоминаниях:
«Меня всегда поражало то, что Мехлис был ограничен в своих взглядах на государственные возможности. Он считал, что тыл, интендантство, различные органы снабжения не хотят работать. А у нас в стране возможности неограниченные. И если на фронт, в армию что-либо не поступает, то только потому, что мы не энергично требуем от своей страны или от государственных органов.
Был и такой случай, Мехлис заявлял Сталину:
Хрулев дает наряды на получение муки для Брянского фронта из Саратова. Тогда, когда Брянский фронт стоял под Орлом.
Я в шутку сказал Мехлису:
— Можно вам наряды дать на Киев, если для вас удобно там получать, (А Киев уже у противника.)
Сталин рассмеялся, а я тут же продолжил разговор:
Товарищ Сталин, мне не понятно поведение Мехлиса, он член Оргбюро ЦК и кажется должен знать, где и какие ресурсы имеет наша страна, и какими возможностями мы располагаем в настоящее время.

Мехлис особенно много писал различного рода шифрованных телеграмм на имя Сталина по вопросам материального обеспечения, и, как правило, все эти телеграммы без всякой резолюции поступали в штаб тыла, и когда Мехлис увидел, что Сталин на его телеграммы не реагирует, и мы на его телеграммы то же самое не отвечаем потому, что не считаем серьезными его заявления, тогда он спустя несколько дней начинает связываться с нами по ВЧ и вести разговор, что, вот, у него нет того-то и того, то у него в недостаточном количестве, недостаточная обеспеченность и т.д.
В самом деле, был ли Мехлис настолько уж ограничен в своих понятиях, о наших возможностях? Я думаю, что нет. Для чего ему требовалось писать так часто и так много телеграмм Сталину? Это делалось для того, чтобы показать, что он работает, что он постоянно ставит вопросы, что он в курсе всех дел фронта, и что от него не ускользает ни одна мельчайшая деталь жизни и деятельности войск. Но командующие, с которыми Мехлис работал, многие были возмущены его деятельностью, особенно такие, как генерал армии Петров и Маршалы Советского Союза Конев и Еременко».
Мнение Андрея Васильевича о Мехлисе очень точно и подтверждается крупным «проколом» в службе Льва Захаровича. Однажды он дописался до большой для себя беды.

Крымский фронт потерпел очень тяжелое поражение.
Одним из виновников катастрофы на Крымском фронте был Л.З. Мехлис, но он пытался свалить вину на других.
Сохранились два красноречивых документа. Один — телеграмма Л.З Мехлиса Верховному Главнокомандующему от 8 мая 1942 года:
«Теперь не время жаловаться, но я должен доложить, чтобы Ставка знала командующего фронтом. 1-го мая, то есть накануне наступления противника, Козлов созвал Военный совет для обсуждения проекта будущей операции по овладению Кай-Асаном. Я порекомендовал отложить этот проект и немедленно дать указания армиям в связи с ожидаемым наступлением противника… обстановка истекшего дня показывала, что с утра противник будет наступать. Сопротивлялся также Козлов выдвижению дополнительных сил на участок 44-й армии». В общем, Мехлис молодец, а Козлов почти враг.
От Верховного Главнокомандующего не укрылась попытка представителя Ставки уйти от ответственности, и в ответ он телеграфировал:
«Вы держитесь странной позиции постороннего наблюдателя, не отвечающего за дела Крымфронта. Эта позиция очень удобна но она насквозь гнилая. На Крымском фронте вы не посторонний наблюдатель, а ответственный представитель Ставки, отвечающий за все успехи и неуспехи фронта и обязанный исправлять на месте ошибки командования. Вы посланы на Крымфронт не в качестве Госконтроля, а как ответственный представитель Ставки.

Вы требуете, чтобы мы заменили Козлова кем-либо вроде Гинденбурга. Но вы не можете не знать, что у нас нет в резерве Гинденбургов. Дела у вас в Крыму несложные, и вы могли бы сами справиться с ними. Если бы вы использовали штурмовую авиацию не на побочные дела, а против танков и живой силы противника, противник не прорвал бы фронта, и танки не прошли бы. Не нужно быть Гинденбургом, чтобы понять эту простую вещь, сидя два месяца на Крымфронте».
В результате крымской катастрофы представитель Ставки Верховного Главнокомандования Мехлис был снят с постов зам. наркома обороны и начальника Главного Политического управления Красной Армии, снижен в звании до корпусного комиссара. Сняты с должностей и понижены в звании на одну ступень командующий фронтом генерал-лейтенант Козлов, дивизионный комиссар Шаманин. Снят с должности начальник штаба фронта. Генерал-лейтенант Черняк, генерал-майор Калганов, командующий ВВС фронта генерал-майор авиации Николаенко снижены в звании до полковников.
Но Сталин не наказал Мехлиса навсегда, сохранил за ним выборные посты — члена Оргбюро ЦК, депутата Верховного Совета СССР, оставил министром Госконтроля, в 1944 году присвоил звание генерал-полковника, назначал членом военного совета различных фронтов, откуда он продолжал писать личные доносы на командующих фронтами.

В общем, до конца дней своих Мехлис оставался «верным соратником Сталина как об этом писали в энциклопедиях.
Мехлису повезло в смерти (если так можно сказать). Он умер 13 февраля 1953 года, меньше чем за месяц до кончины Сталина (5 марта 1953 года), по указанию которого прах Мехлиса был с почестями замурован в Кремлевской стене, рядом с самыми выдающимися деятелями СССР.

Но после смерти Сталина, в новых изданиях, о Мехлисе уже писали следующее:
«Развернул невиданную кампанию репрессий и дискредитации высшего командного и политического состава. В результате его действий были практически уничтожены высшее и среднее звено РККА, причем он не только «содействовал» органам государственной безопасности, но и сам проявлял инициативу, требуя новых и новых арестов «заговарщиков», а в отношении низшего звена принимал решения своей властью. Лично выезжал в округа, в т.ч. в 1938 прибыл на Дальний Восток и приказал арестовать большинство командиров Дальневосточной армии».

Вот такой был «заклятый друг» у Хрулева всю войну.

Cм. также

Претензии Мехлиса к работе тыла

Мехлис: Хрулев замешан в военном заговоре



Другие новости и статьи

« Предпосылки специальной подготовки офицерских кадров для интендантских служб в Русской армии

Возможно ли проведение медицинского обследования и лечения в стационарных условиях в военно-медицинских организациях Минобороны России граждан иностранных государств, ветеранов Великой Отечественной войны? »

Запись создана: Вторник, 3 Декабрь 2019 в 0:16 и находится в рубриках Вторая мировая война, Управление тылом.

Метки: , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы