В битве за Москву



В битве за Москву

oboznik.ru - В битве за Москву

24 сентября 1941 г. в Смоленске в штабе группы армий «Центр» состоялось заключительное совещание по вопросу о проведении наступления. На совещании присутствовали главнокомандующий сухопутными войсками Браухич и начальник генерального штаба Гальдер. Было решено, что вся группа армий «Центр» начнет наступление 2 октября, а 2-я армия и 2-я танковая группа Гудериана, которая будет действовать на правом фланге, перейдут в наступление раньше — 30 сентября.

Итак, «Тайфун» разразился 30 сентября ударом танковой группы Гудериана и 2-й немецкой армии по войскам Брянского фронта. Нанеся мощный удар на правом фланге, гитлеровцы приковали все внимание нашего командования к этому направлению, а 2 октября нанесли еще более мощные удары по войскам Западного и Резервного фронтов. Все три наших фронта вступили в тяжелейшие бои.

Так началась великая Московская битва.

Противнику удалось прорвать оборону наших войск, и в результате охватывающих действий с севера и с юга в направлении Вязьмы наши 19; 20, 24, 32-я и почти вся 16-я армии оказались в окружении, в районе западнее этого города.
Обстановка была катастрофическая.

Огромное количество войск, которые могли бы не только успешно обороняться, но и наносить мощные удары по врагу, оказалось в окружении под Вязьмой. Это, несомненно, стало результатом ошибок, допущенных и Ставкой, и командованием фронтов, прикрывающих столицу.

Немецкой группе армий «Центр» противостояли на подступах к Москве три фронта: Западный (командующий генерал И.С. Конев), Резервный (командующий маршал С.М. Буденный) и Брянский (командующий генерал А.И. Еременко).

Жуков в своей книге анализирует ошибки и действия войск:
«Войска всех этих фронтов около полутора месяцев стояли в обороне и имели достаточно времени на подготовку и развитие обороны в инженерном отношении, на отработку всей системы огня и увязку тактического и оперативного взаимодействия».
Скучная вещь цифры, в литературе принято избегать их, но в то же время цифры — убедительный и бесстрастный аргумент, они без эмоций, спокойно показывают, когда и сколько было сил у воюющих сторон. При сопоставлении этих цифр наглядно видно, каких сил было больше.

У кого хватит терпения, вникните в цифры, показывающие, как выглядели две огромные противостоящие армии перед началом битвы за Москву.

Итак, у гитлеровцев три полевые армии, три танковые группы, 16 армейских корпусов, 8 моторизованных корпусов. Всего о этих объединениях было 76 дивизий, из них 50 пехотных, 14 танковых, 8 моторизованных, 3 охранные, 1 кавалерийская. И еще три отдельные бригады — две моторизованные и одна кавалерийская. Все дивизии полнокровные: пехотные — 15200 человек, танковые — 14400 человек, моторизованные — 12 600 человек. Всего в группе армий «Центр» было около 2 миллионов человек, что превосходило наполеоновскую армию, вступившую в Россию (600 тысяч человек), в три с лишним раза. И это только на одном направлении, а фронт был от Северного до Черного моря.

Наши три фронта под Москвой имели 15 армий: Западный — 6, Резервный — 6, Брянский — 3. Всего дивизии — 83, из них танковых — 1, мотострелковых — 2, кавалерийских — 9, танковых бригад — 13. Наши дивизии имели среднюю численность между 10 000 и 6500 человек. Очень мало артиллерии и танков.

Таким образом, по количеству соединений наши сторона вроде бы имела преимущество над противником. Но когда раскрывается истинное содержание этих цифр, их наполненность реальными силами, то получается, что преимущество явно у гитлеровцев.

Надо учесть, что дело не всегда решают силы, большое значение имеет умение их применить, то самое военное искусство, которым владеют или не владеют военачальники, возглавляющие войска.

На первом этапе, при подготовке битвы за Москву, надо признать, военное мастерство было на стороне гитлеровцев. Они за короткий срок мастерски провели перегруппировку (которую мы не заметили!) и создали на главных направлениях такие мощные ударные кулаки, что удержать их наши малочисленные на этих участках подразделения не могли.

Почему так получилось? Да очень просто. Немцы стремились к концентрированному сосредоточению сил и достигли этого, а наши командиры выстраивали фронт с почти равномерным распределением количества километров на дивизию. Например, в 30-й армии на дивизию приходилось 17,5 километра фронта, в 19-й армии — 8 километров на дивизию. И вот в стык между этими армиями гитлеровцы бросили 12 дивизий! Только в стык! Значит, превосходство сил противника здесь бьшо подавляющее.

Кто же удержит такую силищу? Солдаты голыми руками? Винтовками и пулеметами? На них прут сотни танков, а у нас на Западном фронте тактическая плотность на 1 километр: танков —- 1,5 шт., противотанковых орудий — 1,5 шт., орудий 76-мм калибра — 4,5 шт. Вот и все. Вот и попробуй удержать такую армаду врага. Гитлеровцы на это и рассчитывали: пробив на флангах (на главных направлениях) наш фронт, ударные группировки обошли и окружили эти пять армий, создав Вяземский котел!
Напомню еще одно высказывание Жукова:
«Для нас оказалась неожиданной ударная мощь немецкой армии. Неожиданностью было и шести - восьмикратное превосходство в силах на решающих направлениях. Это и есть то главное, что предопределило наши потери первого периода войны».

Добавлю от себя: и под Москвой. Пора бы уже понять эту тактику немцев — до Москвы откатились, а сосредоточение сил врага на узких участках для наших полководцев все еще неожиданность! Выходит, наши полководцы еще не понимали этой тактики врага, а если и понимали, то не умели ей противостоять. Начало операции «Тайфун», окружение сразу пяти армий, убедительно подтверждает это.

В каком положении оказались службы тыла, представить не трудно. Все вышеописанные мероприятия Хрулева по обеспечению боевых действий войск — пункты регулирования, базы, склады, госпиталя — все это теперь осталось на территории, занятой противником, или, в лучшем случае, находилось в отступающих эшелонах, или где-то на новом месте в стадии размещения и организации работы в новых условиях.

Что же в такой ситуации — наступил кризис, почти паралич?
Нет! Теперь действовала система, которую Хрулев организовал и внедрил с помощью Сталина. Может быть, какая-то часть материальных средств была потеряна, а большая часть израсходована в боях, это естественно.
Но перерыва в снабжении войск не произошло, потому что органы управления, тыловые учреждения отступили и продолжали исправно действовать. Разумеется, были какие-то сбои. И трудности с доставкой боеприпасов, горючего, эвакуации раненых, но это были, как говорится, накладки в повседневной работе.
Трудности и беды подстерегали Хрулева в другом: начиналась массовая эвакуация из Москвы.

15 октября 1941 г.
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОМИТЕТА ОБОРОНЫ
«Об эвакуации столицы СССР г. Москвы»

Ввиду неблагоприятного положения в районе Можайской оборонительной линии ГКО постановил:
1. Поручить т. Молотову заявить иностранным миссиям, чтобы они сегодня же эвакуировались в г. Куйбышев (НКПС — т. Каганович обеспечивает подачу составов для миссий, а НКВД т. Берия организует их охрану).
2. Сегодня же эвакуировать Президиум Верховного Совета, а также правительство во главе с заместителем председателя СНК т. Молотовым (т. Сталин эвакуируется завтра или позднее, смотря по обстановке).
3. Немедленно эвакуироваться органам Наркомата обороны и Наркомвоенмора в г. Куйбышев, а основной группе Генштаба в г. Арзамас.
4. В случае появления войск противника у ворот Москвы поручить НКВД — т. Берия и т. Щербакову произвести взрыв предприятий, складов и учреждений, которые нельзя будет эвакуировать, а также все электрооборудование метро (исключая водопровод и канализацию).
Председатель Государственного Комитета Обороны И. В. Сталин

Карпов В.В. “Генерал армии Хрулев. Все для Победы. Великий интендант.”



Другие новости и статьи

« Кампания репрессий, развернутая Мехлисом

Битва за Москву: воспоминания Хрулева »

Запись создана: Суббота, 10 Январь 2009 в 1:06 и находится в рубриках Вторая мировая война, Управление тылом.

Метки: , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы