Правовые пробелы в вопросах нормативного регулирования порядка жилищного обеспечения жителей закрытых военных городков



Правовые пробелы в вопросах нормативного регулирования порядка жилищного обеспечения жителей закрытых военных городков

oboznik.ru - Правовые пробелы в вопросах нормативного регулирования порядка жилищного обеспечения жителей закрытых военных городков

В этом году исполняется 20 лет с того дня, когда Россия вышла из состава союзного государства и стала самостоятельно осуществлять свою внутреннюю и внешнюю политику. И, безусловно, нормы законодательства Российской Федерации, в том числе регулирующие жилищные отношения и правоотношения военной службы, сейчас новые, хотя в ряде этих норм и прослеживается некоторая преемственность с правовыми нормами Советского государства. В то же время в новых законах России присутствует и много правовых новаций (что вполне закономерно, так как право в правовом государстве и должно развиваться), не имеющих аналогов не только среди других норм внутреннего права Российской Федерации и Советского Союза, но даже и среди норм правовых систем других государств современности.

Основным Законом России является Конституция Российской Федерации, в ст. 15 которой продекларировано: "Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации", т.е., все граждане и все государственные чиновники (в том числе судьи) России обязаны не только руководствоваться нормами Конституции, но и применять их непосредственно как нормы прямого действия в своей повседневной деятельности. А нормы всех федеральных законов и иных правовых актов, принимаемых в России, не должны противоречить по своему смыслу и содержанию тому смыслу и содержанию, который заложен в нормы Конституции Российской Федерации, в том числе и при правоприменении этих норм на практике.

Особенностью Конституции Российской Федерации, с одной стороны, подтверждающей реальный демократический и правовой статус нашего государства, а с другой стороны, существенно и выгодно отличающей ее от конституций ряда иных государств современности (например, от архаичной Конституции США) и во многом сближающей ее с такими важными международными правовыми актами, как Европейская конвенция по правам человека, является то, что в 48 статьях гл. 2 "Права и свободы человека и гражданина" Основного Закона России подробно и конкретно изложены официально признаваемые государством основные демократические права и свободы граждан России, которые, как указано в ст. 17 Конституции Российской Федерации, неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. То, что названная глава структурно помещена в самом начале Основного Закона России и перед главами о государственном устройстве и о полномочиях государственных органов Российской Федерации, как и нормы ст. 2 Конституции, где указано, что "человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства", прямо указывает на то, что в отношениях между гражданином и государством (и его органами власти) в России приоритет должен отдаваться соблюдению и защите государством прав, свобод и законных интересов его граждан, а вовсе не узковедомственным интересам отдельных органов государственной исполнительной власти и их чиновников.

Однако, к большому сожалению, в условиях, когда в нашей стране многие важные правоотношения между государством и его гражданами пока еще недостаточно урегулированы, при правоприменении норм современного законодательства Российской Федерации все еще во многом наблюдаются прямо противоположные тенденции: когда правоприменители - государственные чиновники (представители не только исполнительной, но и судебной власти) игнорируют и даже нарушают эти нормы якобы в интересах государства, а реально - в ведомственных, или даже личных, интересах этих чиновников. По мнению автора настоящей статьи, все это во многом обусловлено инертностью человеческого сознания российских граждан, которое не успевает так же быстро изменяться, как и сами нормы российских законов, постоянно совершенствующиеся законодательной властью в целях развития реальной демократии (власти народа) в нашей стране, а также многовековыми традициями существовавших ранее в России неравноправных отношений между государством и его гражданами, когда граждане рассматривались и оценивались "власть имущими" только как "маленькие и ничтожные людишки, вообще не имеющие никаких прав" и как "легкозаменимые винтики общества и государства", с правами которых, в том числе с правами на их жизнь и свободу, органам власти государства можно и не считаться (для примера вспомним крепостное право и знаменитые слова И. Сталина: "Нет человека, нет проблемы!").

И именно такие несправедливые тенденции явно прослеживаются сейчас в отношениях между Министерством обороны Российской Федерации (и другими федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба) и жителями закрытых военных городков этих военных ведомств, большинство из которых являются военнослужащими, гражданами, уволенными с военной службы, и членами их семей, что в правовом, демократическом и социальном государстве недопустимо и должно быть устранено в рамках правовой и судебной реформ, а также в ходе военной реформы и реформы органов внутренних дел, проводимых сейчас в нашей стране. Эти отношения имеют глубокие политические и социальные корни, и потому пренебрежительное отношение государственных чиновников, в том числе должностных лиц самих военных ведомств, к насущным проблемам "людей в погонах" и членов их семей чревато непредсказуемыми социальными и политическими последствиями и потрясениями в нашем государстве.
Однако при рассмотрении проблемы закрытых военных городков следует учитывать и то, что она по сути своей является верхушкой "айсберга" тех многочисленных социальных и политических процессов в нашем обществе, в результате которых армия и сами военнослужащие оказались фактически отчуждены от общества. Многие десятилетия мирной жизни отучили обывателей видеть в существовании Вооруженных Сил в нашей стране насущную необходимость. Да и бульварные СМИ очень сильно дискредитировали веками существовавший в России образ воина как защитника Родины. И потому сейчас борьба военнослужащих за свои права часто не получает понимания и поддержки со стороны гражданского населения.

К тому же следует учесть и то, что военнослужащие не вправе выбирать место своей военной службы, а служат и живут там, куда их направит Министерство обороны Российской Федерации или другое военное ведомство. А военное ведомство предоставляет им жилые помещения только по месту их службы и без учета того, разрешено ли это жилье приватизировать или нет. И в результате военнослужащие, получившие во время службы от Министерства обороны Российской Федерации или другого военного ведомства в закрытых военных городках жилые помещения по договорам социального найма (ордерам), которые запрещено приватизировать и которые в связи с нахождением в закрытых военных городках не могут быть отнесены к предназначенным для постоянного проживания, оказались в гораздо худшем и бесправном положении, чем точно такие же "люди в погонах", получившие во время службы от государства и того же самого военного ведомства жилье в "открытых" населенных пунктах, не имеющее таких ограничений, и даже просто "бесквартирные" военнослужащие, т.е. в отношении жителей закрытых военных городков налицо прямое нарушение гарантий равенства в правах для одинаковых категорий граждан, декларированных в нормах ст. 19 Конституции Российской Федерации.

Следует сказать, что государство вправе в интересах своих обороны и безопасности создавать закрытые военные городки с особым правовым режимом проживания в них граждан. И также вполне правомерно то, что на время военной службы государство ограничивает (или временно лишает) самих военнослужащих и, в ряде случаев, членов их семей в гарантированных им Конституцией Российской Федерации отдельных демократических правах, свободах и законных интересах. В качестве компенсации такого ограничения и лишения ряда гражданских прав во время военной службы военнослужащим и членам их семей законами России (главным из которых в этом вопросе является Федеральный закон "О статусе военнослужащих") гарантированы многие права (в том числе по их жилищному обеспечению), которых вообще нет у других граждан Российской Федерации.

Другое дело, что сейчас в вопросах правового регулирования порядка жилищного обеспечения военнослужащих и граждан, уволенных с военной службы, а также членов их семей, проживающих в закрытых военных городках, существенно нарушена "справедливая диспропорция" между ограничениями гражданских прав этих категорий граждан России и мерами достойного возмещения (компенсации) государством этих ограничений, т.е., по мнению автора, существующие сейчас нормы законов и иных нормативных правовых актов (и главное, сложившееся сейчас их правоприменение) не могут реально обеспечить даже мер равноценного возмещения государством тех ограничений гражданских и жилищных прав, которые применяются в отношении военнослужащих и членов их семей в период их военной службы в интересах самого государства, что само по себе также является грубейшим нарушением конституционных гарантий Основного Закона России.

Так, например, одним из главных ограничений прав всех жителей закрытых военных городков является равный с нанимателями служебных квартир, расположенных в том числе и в закрытых военных городках, запрет на безвозмездную приватизацию полученных ими от государства во время службы квартир (но, в отличие от служебных квартир, для нанимателей которых законы в ряде случаев допускают приватизацию их служебного жилья, запрет на приватизацию жилых помещений в домах закрытых военных городков носит безусловный характер). Таким образом, существует фактическое ограничение конституционного права жителей военных городков иметь в частной собственности то жилище, в котором они проживают (нарушение гарантий ст.ст. 35 и 40 Конституции Российской Федерации). При этом, следует учесть, что данный запрет в равной степени распространен законодателем как на самих военнослужащих, так и на совместно проживающих с ними в закрытом военном городке членов их семей, а также на граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, вынужденных остаться проживать в закрытом военном городке.

Абзацем 12 п. 1 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" для военнослужащих установлены меры равноценного возмещения им государством лишения их права на приватизацию полученного во время службы жилья - в виде предоставления им нового и уникального права, которого нет у других граждан России, а именно права на получение в собственность другого жилого помещения в избранном ими постоянном месте жительства, т.е. в другом месте, где это реально возможно. Но, во-первых, исходя из буквального смысла этих норм, такое право дано только лишь самим военнослужащим и юридически не распространено на членов их семей, а также на граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей. Во-вторых, законодатель обусловил реализацию указанного права отнесением военнослужащего к категории "обеспечиваемых на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями". В то же время в рассматриваемой норме непосредственно не предусмотрено, что такое же право дано и военнослужащим, "обеспечиваемым на весь срок военной службы жилыми помещениями в закрытых военных городках", хотя в п. 6 ст. 15 вышеназванного Закона, которым установлен запрет на приватизацию занимаемого жилья, эти два вида жилых помещений юридически разделены. В-третьих, законодатель обусловил реализацию права признанием военнослужащего нуждающимся в жилых помещениях в соответствии со ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации. При этом, следует отметить, что в ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации нет такого основания нуждаемости в жилых помещениях, как "проживание в домах в закрытых военных городках", а многие военнослужащие и граждане, уже уволенные с военной службы и состоявшие на учете нуждающихся в войсковых частях, ранее были признаны нуждающимися в жилых помещениях по другим основаниям, не предусмотренным ст. 51 Жилищного кодекса Российской Федерации.

И такие юридические коллизии норм действующего жилищного законодательства служат сейчас для правоприменителей "законным" основанием, чтобы не признавать и практически не реализовывать право, предусмотренное абз. 12 п. 1 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", в отношении значительной части жителей закрытых военных городков и членов их семей как меру равноценного возмещения государством лишения их права приватизировать жилые помещения в закрытых военных городках, что, на наш взгляд, не только несправедливо, но и грубо нарушает для этих граждан гарантии равенства в правах в соответствии со ст. 19 Конституции Российской Федерации по отношению к другим жителям этих же самых военных городков, которые пока еще находятся на военной службе и квартиры которых в закрытом военном городке чиновниками военного ведомства официально признаны служебным жильем.

Таким образом, значительная часть жителей закрытых военных городков фактически бессрочно и на постоянной основе оказалась лишена того права, которое дано всем гражданам России, - на бесплатное получение от государства в собственность занимаемого ими жилья, так как, с одной стороны, законом они лишены права на безвозмездную передачу им в собственность предоставленных государством квартир в закрытых военных городках, а с другой стороны, сложившееся правоприменение действующих жилищных норм России лишает их возможности получить другое жилое помещение от государства и в другом месте сразу же в собственность или такое, которое бывшие жители закрытых военных городков имели бы возможность в дальнейшем бесплатно приватизировать.
Между тем в силу гарантий ст. 2 и других норм Конституции Российской Федерации любое ограничение (а тем более лишение) граждан России их основных прав и свобод, гарантированных им нормами гл. 2 Конституции Российской Федерации, даже в интересах государства, не может быть бессрочным и иметь постоянный характер, а допустимо только лишь временно, на конкретно ограниченный промежуток времени (а для военнослужащих и членов их семей - это, безусловно, время их военной службы). Но ряд должностных лиц военных ведомств и даже федеральных судей России сейчас придерживаются такой, по мнению автора настоящей статьи, неправомерной позиции, что проживание граждан в закрытых военных городках якобы может носить не только временный, но и постоянный характер.
При историческом же анализе рассматриваемого вопроса следует учесть то, что военные городки как специализированные районы компактного проживания в городах воинских людей и их семей существовали и в царской России, фактически они ведут свою историю от стрелецких слобод времен Ивана Грозного и солдатских слобод (Семеновской, Преображенской и др.) времен Петра Первого, но жители этих слобод не только не ограничивались государством в каких-либо правах, но даже, наоборот, царские власти всегда предоставляли жителям таких воинских слобод особые льготы, которых были лишены другие горожане (освобождение от налогов, право беспошлинной торговли и др.). Да и созвучность слов "свобода" и "слобода" совсем не случайна: ученые указывают на их лингвистическую связь. И эти особые льготы воинских людей в те времена не были предметом зависти других горожан: ведь если хочешь иметь точно такие же льготы, иди на воинскую службу! При этом, следует учесть и такие особенности существовавших тогда жилищных отношений: с одной стороны, проживание воинских людей в таких слободах предполагалось на постоянной (так сказать, пожизненной), а не на временной, основе; с другой стороны, проживание горожан в воинских слободах не сопровождалось ограничением их в каких-либо правах по отношению к другим горожанам, а предоставляемые царскими властями воинским людям и членам их семей особые льготы и права были непосредственно связаны с самой воинской службой (так, особой привилегией стрельцов было то, что в свободное от исполнения обязанностей воинской службы время они сами и члены их семей имели право беспошлинно торговать или заниматься каким-либо ремеслом на своем подворье, что и позволяло семьям стрельцов, даже в условиях годами не выплачиваемого царского жалованья за воинскую службу, жить довольно зажиточно). Но учитывая то, что и воинская служба в те времена фактически была пожизненной и часто даже передавалась по наследству: от отца к сыну и далее - к внуку, никаких юридических противоречий в том, что воинские люди (те же самые стрельцы) жили в воинских слободах (с их особым статусом и правами) не просто на постоянной основе, а даже поколениями, не было, и права самих воинских людей и членов их семей все это не нарушало.

Однако закрытые военные городки - детище уже советской эпохи. А нормы законов и подзаконных нормативных правовых актов России, лишающие граждан ряда их гражданских и жилищных прав по пользованию и распоряжению теми жилыми помещениями, в которых эти граждане проживают в закрытых военных городках или ограничивающие их в этих правах, прямо указывают на то, что по своему правовому статусу все жилые помещения в закрытых военных городках, независимо от того, признают их военные власти служебным жильем или нет, юридически не предназначены для постоянного проживания граждан и военным ведомством должны использоваться только лишь для временного проживания граждан, т.е., фактически исключительно на время их военной службы. В то же время исходя из буквального смысла норм ст. 40 Конституции Российской Федерации и норм Жилищного кодекса Российской Федерации Россия как правовое и социальное государство гарантирует своим гражданам право на получение жилища именно для постоянного, а вовсе не для временного, проживания. И потому проживание на постоянной основе в закрытых военных городках, в условиях постоянного и узаконенного ограничения гражданских прав и свобод, тех граждан, которые не имеют никакого отношения к военной службе, является грубейшим нарушением государством конституционных прав, свобод и законных интересов этих граждан, так как это не может быть обусловлено никакими конституционно-значимыми причинами.

При рассмотрении проблем закрытых военных городков следует учесть, во-первых, то, что в России сейчас существуют закрытые административно-территориальные образования (ЗАТО) и собственно закрытые военные городки. Рассматриваемые в настоящей статье проблемы присущи только закрытым военным городкам. Во-вторых, то, что в советское время появление ряда закрытых военных городков, в которых размещались режимные воинские части и государственные объекты (ядерные центры, ракетные полигоны и др.), было обусловлено такими конституционно-значимыми интересами государства, как обеспечение его обороноспособности и сохранение государственной тайны. В то время существовали преимущественно ЗАТО (военные городки при космодромах Мирный, Байконур, ядерных центрах и другие объекты). С 1998 г. существуют в основном закрытые военные городки, что обусловлено, как это уже не раз отмечал Верховный Суд Российской Федерации, необходимостью обеспечить военнослужащих и служащих на время их военной службы (работы) в войсковых частях ведомственным жильем вблизи от места службы (работы), т.е., по сути, в служебных целях и в ведомственных интересах Министерства обороны Российской Федерации и других военных ведомств. А в-третьих исходя из норм Конституции Российской Федерации никакие государственные интересы, даже имеющие уровень конституционно-значимых, не могут быть законным основанием для постоянного проживания, вопреки их желанию, граждан России, не имеющих никакого отношения к военной службе, в закрытых военных городках, в условиях постоянного ограничения и лишения их гражданских и жилищных прав, т.е. в закрытых военных городках исходя из целей их "закрытия" Правительством Российской Федерации должны жить только семьи военнослужащих и гражданского персонала, да и то лишь на время их военной службы или работы в воинских частях. А военные ведомства, в чьем ведении находятся эти закрытые военные городки, должны быть нормативно обязаны, в силу гарантий Конституции Российской Федерации, принимать меры по отселению из закрытых военных городков граждан, потерявших связь с военной службой (работой) в воинских частях, причем с учетом желания самих граждан. Но, к сожалению, как считает автор настоящей статьи, нормы современного российского законодательства пока не обеспечивают достижение этих целей и исполнение конституционных гарантий для большинства жителей современных закрытых военных городков, тем самым вынуждая их, часто вопреки их желанию, проживать в домах закрытых военных городков на постоянной основе многие годы после того, как они потеряли связь с военной службой.

В Жилищном кодексе РСФСР существовала ст. 94 "Выселение из жилых помещений в военных городках с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения", в нормах которой было указано: "Офицеры, прапорщики и мичманы, военнослужащие сверхсрочной службы Вооруженных Сил СССР и приравненные к ним лица, уволенные с действительной военной службы в отставку или в запас, а также проживающие совместно с ними лица, могут быть выселены из занимаемых ими жилых помещений в военных городках с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения. В таком же порядке подлежат выселению из военных городков другие лица, утратившие связь с Вооруженными Силами СССР". И хотя эти нормы, как следует из их буквального смысла, предусматривали только принудительное выселение граждан из военных городков, без учета их желания, тем не менее, они гарантировали выселяемым из военных городков гражданам получение другого благоустроенного жилого помещения вне военных городков и создавали законные основания для отселения из закрытых военных городков граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей с обязательным предоставлением им военным ведомством другого благоустроенного жилья для постоянного проживания в другом месте.
Однако в Жилищном кодексе Российской Федерации, вступившем в законную силу 1 марта 2005 г., законодатель почему-то норм, аналогичных ст. 94 Жилищного кодекса РСФСР, не предусмотрел, т.е. сейчас вопросы отселения из закрытых военных городков нормы Жилищного кодекса Российской Федерации, в отличие от норм Жилищного кодекса РСФСР, не регулируют вообще. Учитывая же то, что Жилищный кодекс Российской Федерации является главным актом жилищного законодательства России и что, в силу ч. 8 ст. 5 указанного Кодекса, нормы других законов и иных нормативных правовых актов России не должны противоречить нормам Жилищного кодекса Российской Федерации, все это формально ставит под вопрос легитимность других жилищных норм, в том числе и норм ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", отчасти регулирующих сейчас вопросы отселения из закрытых военных городков, т.е. фактически делает для военных ведомств необязательным их исполнение и практически не гарантирует уволенным военнослужащим получение от этих военных ведомств других жилых помещений в порядке отселения из закрытых военных городков взамен тех, которые они получили от военных ведомств во время военной службы в закрытых военных городках.
Автор настоящей статьи видит (но не одобряет и, более того, считает это несправедливым и незаконным) главной причиной упорного нежелания военных ведомств признавать свои обязательства по отселению из закрытых военных городков граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей с предоставлением им военными ведомствами жилья для постоянного проживания в другом месте то, что сейчас практически во всех существующих закрытых военных городках значительная часть их жителей никогда в этих военных ведомствах не служили и сейчас к этим военным ведомствам какого-либо отношения не имеют. Судьи Верховного Суда Российской Федерации в определениях от 23 июня 2009 г. N КАС09-306, от 19 марта 2009 г. N КАС09-47 и других определениях не раз указывали, что "признание военных городков закрытыми направлено на закрепление жилой площади этих городков за военным ведомством для обеспечения военнослужащих и других лиц, имеющих связь с военным ведомством, жилыми помещениями в целях поддержания боевой готовности воинских частей и подразделений". И формально, исходя из норм Конституции Российской Федерации, для достижения именно этих целей военные ведомства после официального "закрытия" военных городков Правительством Российской Федерации должны отселить из них с предоставлением другого жилья всех жителей этих военных городков, которые в настоящее время не имеют никакой связи с военными ведомствами, в том числе и тех жителей, которые ранее и не служили в этих военных ведомствах вообще. Между тем сами военные ведомства не имеют для этого возможности, а государство из федерального бюджета целевых денежных средств на отселение жителей закрытых военных городков, не имеющих связи с военными ведомствами, с предоставлением им взамен других жилых помещений практически вообще не выделяет. Ранее уже обращалось внимание на то, что право на отселение из закрытых военных городков с предоставлением других жилых помещений вне закрытых военных городков установлено нормами ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" и других нормативных правовых актов России не для всех жителей военных городков, а только для тех, которые ранее были военнослужащими (и членов их семей). Но и для этих категорий жителей закрытых военных городков реализация данного права на практике является невозможной, так как это право и порядок его реализация реально не обеспечены финансово и нормативно ни самим государством, ни военными ведомствами.

По мнению автора настоящей статьи, которое, согласно проведенным им опросам, разделяют большинство уволенных военнослужащих, реальный отказ военных ведомств от исполнения своих обязательств по отселению из закрытых военных городков с предоставлением им другого жилья в отношении "случайных" жителей закрытых военных городков, абсолютно никакого отношения к этим военным ведомствам не имевших и не имеющих, хотя формально, в силу норм Конституции Российской Федерации, и незаконен, но фактически оправдан принципом социальной справедливости: особые социальные права государство должно давать, как правило, за особые заслуги, к которым, к примеру, отнесена военная служба. Но совсем несправедлива и абсолютно незаконна точно такая же позиция военных ведомств по отношению к гражданам, уволенным с военной службы, и членам их семей, которые после многолетней и добросовестной военной службы в военных ведомствах вынуждены оставаться проживать в закрытых военных городках этих же ведомств в условиях постоянного ограничения и лишения их гражданских и жилищных прав: ведь, как уже было отмечено, в отличие от "случайных" жителей закрытых военных городков гражданам, уволенным с военной службы, и членам их семей право на отселение из закрытого военного городка с предоставлением им другого жилья гарантировано не только нормами ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", но и рядом норм других нормативных правовых актов России. Другое дело, что практически все эти нормы сейчас содержат правовые неопределенности или вступают в правовые коллизии с нормами Жилищного кодекса Российской Федерации, что и позволяет военным ведомствам не распространять действие этих норм на такие категории жителей закрытых военных городков, как граждане, уволенные с военной службы, и члены их семей, а также на членов семей погибших (умерших во время службы) военнослужащих, что в отношении этих категорий граждан является грубейшим нарушением не только их законных прав и законов России, но и гарантий Конституции Российской Федерации и Европейской конвенции о правах человека.
Так, в абз. 3 п. 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" указано: "Порядок обеспечения жилыми помещениями военнослужащих-граждан, проживающих в закрытых военных городках, при увольнении их с военной службы определяется федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации". И хотя, исходя из буквального смысла этой нормы, такое право дано только самим военнослужащим, безусловно, оно должно быть распространено и на членов их семей, в силу п. 6 ст. 15 названного Закона, одинаково с самими военнослужащими лишенных права на бесплатную приватизацию занимаемых ими жилищ в закрытых военных городках и ограниченных в других гражданских правах во время их проживания в этих городках совместно с военнослужащими. Следует учесть также и то, что по своей юридической природе эти нормы являются общими, а механизм их реализации должен быть предусмотрен в других нормах указанного Закона и (или) других федеральных законов и иных нормативных правовых актов России, что прямо следует из буквального смысла приведенной нормы. Но, по мнению автора настоящей статьи, главная проблема жителей закрытых военных городков в том именно и состоит, что сейчас ни одним федеральным законом или иным нормативным правовым актом России фактически вообще не установлен и не раскрыт конкретный порядок обеспечения жилыми помещениями военнослужащих, проживающих в закрытых военных городках, при увольнении их с военной службы как в самих закрытых военных городках, так и вне них. Порядок отселения увольняемых военнослужащих из закрытых военных городков должен определяться не гражданскими муниципальными органами, а жилищными органами военных ведомств, в чьем ведении находятся указанные закрытые военные городки.

По мнению автора настоящей статьи, закрытые военные городки являются территориально и юридически обособленными (даже те городки, которые расположены в черте городов) населенными пунктами, так как земли, на которых они расположены, являются не муниципальной, а федеральной собственностью и закреплены на праве постоянного (бессрочного) пользования за соответствующими военными организациями. Военные городки полностью находятся под административно-территориальным управлением военных ведомств, т.е. закрытые военные городки находятся под управлением не муниципальных органов, а именно военных властей. И безусловно, все жилищные вопросы жителей закрытых военных городков, в том числе признание их нуждающимися в жилых помещениях, должны разрешать не муниципальные органы близлежащих к военным городкам (или иных) населенных пунктов России, а именно уполномоченные органы военного управления.

Еще одной очень важной проблемой жителей закрытых военных городков является то, что даже в нормах ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих", не говоря уже о других федеральных законах и иных нормативных правовых актах, нет ни одной нормы, в которой бы был раскрыт порядок обеспечения жилыми помещениями как в самих закрытых военных городках, так и в порядке отселения из них для всех других (кроме военнослужащих) жителей закрытых военных городков: для граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, оставшихся проживать в закрытых военных городках после увольнения; для членов семей погибших (умерших во время службы) военнослужащих; для лиц гражданского персонала, много лет добросовестно проработавших в воинских частях.

А отсутствие в нормах жилищного законодательства России норм о правовом регулировании порядка обеспечения жилыми помещениями военнослужащих и других категорий граждан, проживающих в закрытых военных городках, на практике приводит к нарушениям военными властями в отношении этих жителей закрытых военных городков гарантий Конституции Российской Федерации и Жилищного кодекса Российской Федерации. Так, в отдельных воинских частях и жилищных органах Министерства обороны Российской Федерации, расположенных в ряде закрытых военных городков, сейчас официально ведутся списки учета на получение жилых помещений вне (по отселению из) закрытого военного городка, которые законодательством не предусмотрены. Жилых помещений для отселения граждан из закрытых военных городков давно не поступает (в первую очередь необходимо решить поставленную Президентом Российской Федерации задачу по обеспечению жилыми помещениями военнослужащих). Но учитывая то, что эти списки ведутся по усмотрению соответствующих должностных лиц, при поступлении таких целевых жилых помещений их распределение может быть осуществлено с нарушением прав наиболее нуждающихся граждан, проживших в военных городках после утраты связи с Вооруженными Силами гораздо более длительный срок, чем те, которым это жилье предоставляется. Безусловно, указанное обстоятельство является очень мощным коррупциогенным фактором, но почему-то вообще игнорируется и не устраняется должностными лицами Министерства обороны Российской Федерации.

Кроме того, автор настоящей статьи полагает, что все указанные выше проблемы частично можно решить, применяя по аналогии закона новый порядок обеспечения жилыми помещениями, установленный нормами Инструкции о предоставлении военнослужащим - гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма, утвержденной приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. N 1280. Но при рассмотрении этого вопроса следует учесть следующие важные обстоятельства.

Так, из буквального смысла даже самого названия указанной Инструкции следует, что этим ведомственным нормативным правовым актом Министерства обороны Российской Федерации урегулирован вопрос об обеспечении жилыми помещениями по договорам социального найма (т.е. которые предназначены для постоянного проживания и которые законами разрешено приватизировать) только в отношении самих военнослужащих и лишь во время их военной службы (но о жилищных правах членов семей этих военнослужащих, а также о том, как военнослужащие смогут получить от Министерства обороны Российской Федерации жилые помещения после их увольнения с военной службы, в самой Инструкции не сказано ни слова). Но ни этой Инструкцией, ни какими-либо другими законами и нормативными правовыми актами России, как уже отмечалось, сейчас вообще не регулируется порядок постановки на учет на получение жилых помещений от Министерства обороны Российской Федерации, порядок ведения такого учета в жилищных органах данного министерства и предоставления жилых помещений жилищными органами Министерства обороны Российской Федерации как в закрытых военных городках, так и при отселении из закрытых военных городков в отношении всех других категорий жителей закрытых военных городков, в той или иной степени ранее связанных с Министерством обороны Российской Федерации. Тогда как даже в прежней, очень несовершенной и ныне не действующей Инструкции, утвержденной приказом Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 г. N 80, был указан и раскрыт порядок жилищного обеспечения не только самих военнослужащих, но и граждан, уволенных с военной службы, и даже гражданского персонала Вооруженных Сил Российской Федерации!

Приходится констатировать, что все вышеуказанные категории жителей закрытых военных городков сейчас, из-за отсутствия в нормах жилищного законодательства норм о правовом регулировании порядка обеспечения их жилыми помещениями, не имеют никакой возможности улучшить свои жилищные условия как в самих закрытых военных городках, так и вне их. Ведь уполномоченные органы военного управления отказываются официально признавать этих граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях, мотивируя это тем, что они управомочены признавать таковыми одних лишь военнослужащих и не управомочены признавать нуждающимися в жилых помещениях других граждан, в том числе тех, которые уже уволены с военной службы. А муниципальные власти близлежащих населенных пунктов и даже городов, в черте которых находятся закрытые военные городки, также отказываются признавать указанных жителей закрытых военных городков нуждающимися в жилых помещениях и ставить на учет на получение муниципального жилья, мотивируя это тем, что они не проживают на территориях этих муниципальных образований, а проживают в обособленных закрытых военных городках, под юрисдикцией военных властей, а потому все их жилищные вопросы должно решать Министерство обороны Российской Федерации (другой федеральный орган исполнительной власти).

В то же время автор настоящей статьи не считает сложившуюся в настоящее время ситуацию с нормативно-правовой неурегулированностью порядка жилищного обеспечения жителей закрытых военных городков безвыходной. В частности, можно предложить следующие способы разрешения данной проблемы.

Во-первых, урегулировать порядок жилищного обеспечения жителей закрытых военных городков как в самих закрытых военных городках, так и в порядке отселения из закрытых военных городков, правомочно своим нормативным правовым актом Правительство Российской Федерации. Ведь положительный пример такого рода в законодательстве России уже имеется - это Постановление Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 г. N 1054, которое, к сожалению, за 12 лет своего существования фактически перестало соответствовать нормам нового жилищного законодательства Российской Федерации и потому не дает никаких гарантий на получение реального жилого помещения через муниципальные органы власти в избранном месте постоянного жительства для тех военнослужащих (и членов их семей), которые были уволены с военной службы после 1 марта 2005 г. и которых муниципальные органы после указанной даты вправе вообще не принимать на учет на получение жилых помещений.

С учетом общей положительной тенденции мероприятий нашего государства по вопросам обеспечения всех уволенных военнослужащих постоянным жильем, нашедшей свое отражение в ряде федеральных законов и в постановлениях Правительства Российской Федерации, издание Правительством Российской Федерации нового правового акта, регулирующего порядок жилищного обеспечения жителей закрытых военных городков как в самих закрытых военных городках, так и в порядке отселения из закрытых военных городков, вполне допустимо и возможно в самом ближайшем будущем.

Во-вторых, урегулировать порядок жилищного обеспечения жителей закрытых военных городков как в самих закрытых военных городках, так и в порядке отселения из закрытых военных городков, по мнению автора настоящей статьи, правомочны своими нормативными правовыми актами и все военные ведомства, имеющие на своем балансе закрытые военные городки. Например, Министр обороны Российской Федерации вполне может своим приказом утвердить инструкцию о порядке жилищного обеспечения жителей закрытых военных городков Министерства обороны Российской Федерации, аналогичную вышеназванной Инструкции.
В заключение хотелось бы отметить, что одной из целей написания настоящей статьи была попытка обратить внимание органов государственной власти, в том числе Министерства обороны Российской Федерации, и их руководителей на нормативно-правовую неурегулированность порядка жилищного обеспечения жителей закрытых военных городков, которая приводит к нарушениям их конституционных прав.

П.В. Ильменейкин,
юрист

"Право в Вооруженных Силах", N 4, апрель 2011 г.



Другие новости и статьи

« ФАС обнаружила сговор в ходе тендера на поставку колбасы для Минобороны

Порядок регистрации военнослужащих и членов их семей по месту жительства по адресам воинских частей - разрешительный или уведомительный? »

Запись создана: Четверг, 22 Сентябрь 2011 в 16:38 и находится в рубриках Новости, Расквартирование войск, Современность.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы