Порядок регистрации военнослужащих и членов их семей по месту жительства по адресам воинских частей - разрешительный или уведомительный?



Порядок регистрации военнослужащих и членов их семей по месту жительства по адресам воинских частей - разрешительный или уведомительный?

oboznik.ru - Порядок регистрации военнослужащих и членов их семей по месту жительства по адресам воинских частей - разрешительный или уведомительный?

В соответствии с абз. 1 п. 3 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" (далее - Закон) военнослужащие - граждане Российской Федерации, проходящие военную службу по контракту, и члены их семей, прибывшие на новое место военной службы указанных военнослужащих, до получения жилых помещений по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регистрируются по месту жительства, в том числе по их просьбе по адресам воинских частей. Указанным военнослужащим и членам их семей до получения жилых помещений предоставляются служебные жилые помещения, пригодные для временного проживания, жилые помещения маневренного фонда или общежития*(1).
Следует отметить весьма неудачную, по мнению автора настоящей статьи, в целом редакцию приведенных норм Закона.
Во-первых, по-прежнему не до конца ясно, какие виды помещений перечислены в последнем предложении абз. 1 п. 3 ст. 15 Закона. Возможны следующие варианты грамматического толкования:

Вариант 1. Перечислены четыре вида помещений:
- служебные жилые помещения;
- жилые помещения, пригодные для временного проживания;
- жилые помещения маневренного фонда;
- общежития.
Вариант 2. Перечислены три вида помещений:
- служебные жилые помещения, пригодные для временного проживания;
- жилые помещения маневренного фонда;
- общежития.
Вариант 3. Перечислены три вида помещений:
- служебные жилые помещения;
- жилые помещения маневренного фонда, пригодные для временного проживания;
- общежития.
Что касается "пригодных для временного проживания" жилых помещений маневренного фонда, то отметим, что было бы явно избыточным дополнительно указывать в Законе на "временный характер" проживания в таких помещениях, поскольку собственно об иных жилых помещениях маневренного фонда, кроме как предназначенных для временного проживания, ст. 95 ЖК РФ не упоминает. Поэтому, представляется, что приведенный выше вариант 3 наименее вероятен.
Не следовало бы дополнительно указывать на жилые помещения маневренного фонда наряду с жилыми помещениями, пригодными для временного проживания, поскольку вторые включают в себя первые. Соответственно вариант 1 также маловероятен.
Остается вариант 2, который представляется автору настоящей статьи наиболее верным. Соответственно в Законе, как и прежде, до внесения в него изменений Федеральным законом от 1 декабря 2008 г. N 225-ФЗ, предусмотрена такая категория помещений, как служебные жилые помещения, пригодные для временного проживания, неизвестная жилищному законодательству.
Как ранее отмечал А.В. Кудашкин, можно только догадываться, что имел в виду законодатель, когда вводил в оборот новое понятие: переоборудованные казарменные жилые помещения, приспособленные для временного проживания военнослужащих с семьями, каюты на кораблях и судах или что-то другое*(2).

Во-вторых, как видим, законодатель как бы разделяет жилые помещения на две группы. Первая - это некие жилые помещения, предоставляемые по нормам, а вторая - служебные жилые помещения, пригодные для временного проживания, жилые помещения маневренного фонда или общежития. При этом, как буквально следует из текста Закона, регистрация по адресам воинских частей допускается до получения жилых помещений именно "первой" группы. С учетом того, что этим помещениям "противопоставляются" служебные жилые помещения, пригодные для временного проживания, жилые помещения маневренного фонда или общежития, принимая во внимание вышеизложенное, с большой долей вероятности можно полагать, что под "помещениями, предоставляемыми по нормам", подразумеваются помещения, предоставляемые по договору социального найма, или служебные жилые помещения. Таким образом, можно предположить, что пока военнослужащие не обеспечены именно этими жилыми помещениями, причем по нормам, они вправе регистрироваться по адресам воинских частей. Соответственно обеспеченность любыми жилыми помещениями ниже норм или обеспеченность иными, кроме служебных, специализированными жилыми помещениями даже по нормам дает право на регистрацию по адресу воинской части… При этом, представляется неважным, о каких собственно нормах площади идет речь - учетных или нормах предоставления. Важно другое - при такой трактовке норм Закона допускается регистрация по адресу воинской части при фактическом проживании в реальном жилом помещении.

К возможности аналогичного вывода, исходя из грамматического толкования п. 3 ст. 15 Закона, приходят и другие авторы*(3).
Однако представляется очевидным, что регистрация по адресу воинской части, является своего рода вынужденной мерой и может быть оправдана только в случае отсутствия у военнослужащего по месту службы реального жилого помещения, в котором он проживает или вправе проживать по основаниям, предусмотренным законодательством Российской Федерации. Как отмечают Е.А. Глухов и И.А. Епихин, предоставленная Законом военнослужащему возможность зарегистрироваться по адресу воинской части была введена в целях обеспечения условий для реализации его прав и свобод в условиях отсутствия у него жилого помещения*(4). При наличии у него любого жилого помещения для проживания (в том числе ниже установленных норм, служебного, общежития и т.д.) военнослужащий обязан зарегистрироваться в нем в соответствии с общим порядком, установленным Законом Российской Федерации "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места жительства в пределах Российской Федерации"*(5) (далее - Закон о регистрации). И с этими выводами нельзя не согласиться.

Действительно, в соответствии со ст. 2 Закона о регистрации местом жительства считаются: жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и др.), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Соответственно проживание военнослужащего в любом из указанных помещений должно исключать его регистрацию по адресу воинской части. Однако в настоящее время достаточно широко распространена, например, регистрация по адресам воинских частей военнослужащих, проживающих в общежитиях, предоставленных им в установленном порядке по месту службы.

В-третьих, буквально толкуя абз. 1 п. 3 ст. 15 Закона, можно предположить, что служебные жилые помещения, пригодные для временного проживания, жилые помещения маневренного фонда или общежития, предоставляемые до получения военнослужащими жилых помещений по нормам, соответственно могут предоставляться не по нормам. Однако действующим законодательством в отношении общежитий и жилых помещений маневренного фонда установлены нормы предоставления - не менее 6 квадратных метров жилой площади на человека согласно ст.ст. 105, 106 ЖК РФ. Инструкцией о предоставлении военнослужащим - гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации служебных жилых помещений (далее - Инструкция), утвержденной приказом Министра обороны Российской Федерации от 30 сентября 2010 г. N 1280, установлены и нормы предоставления служебных жилых помещений: не ниже норм предоставления площади жилого помещения при предоставлении жилых помещений по договору социального найма, установленных ст. 15.1 Закона. Таким образом, не по нормам могут предоставляться только служебные жилые помещения, пригодные для временного проживания.
Однако перейдем к рассмотрению основного вопроса настоящей публикации.

Судебная практика указывает на то, что регистрация граждан по месту жительства и (или) пребывания носит уведомительный характер*(6). Каких-либо разрешений должностных лиц на регистрацию граждан не требуется. Так ли все однозначно при решении вопросов регистрации*(7) по адресам воинских частей? Попробуем разобраться.
В соответствии со ст. 6 Закона о регистрации для постановки на регистрационный учет по месту жительства гражданин обязан предъявить должностному лицу, ответственному за регистрацию*(8), заявление установленной формы. К заявлению прилагаются:
- паспорт или иной заменяющий его документ, удостоверяющий личность гражданина;
- документ, являющийся основанием для вселения гражданина в жилое помещение (ордер, договор, заявление лица, предоставившего гражданину жилое помещение, или иной документ), или его надлежаще заверенная копия.
Аналогичные нормы приведены в п. 16 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 г. N 713, и в п. 17 Административного регламента предоставления Федеральной миграционной службой государственной услуги по регистрационному учету граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденного приказом Федеральной миграционной службы Российской Федерации от 20 сентября 2007 г. N 208.

Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 2 декабря 1998 г. N 4-П, указанные документы являются подтверждением добросовестного использования гражданином своих прав и добросовестного исполнения им обязанностей, связанных с регистрацией в конкретном жилом помещении, и подтверждают субъективное право гражданина на проживание в жилище, которое он выбрал в качестве места жительства. При этом, представление гражданином соответствующих документов порождает у органа регистрационного учета не право, а обязанность зарегистрировать гражданина в жилом помещении, которое он избрал местом своего жительства.

Как видим, документом, "благодаря" которому регистрация приобретает собственно уведомительный характер, является документ, являющийся основанием для вселения в конкретное жилое помещение. Если юридическое основание для вселения уже есть, то было бы абсурдным полагать, что требуется какое-либо разрешение на регистрацию, которая является неотъемлемой "административной составляющей" процедуры вселения.

Таким образом, когда мы говорим о том, что регистрация носит уведомительный характер, мы имеем в виду ее уведомительный характер со стороны вселяемого по отношению к должностному лицу, ответственному за регистрацию, и органу регистрационного учета, поскольку разрешение на вселение уже получено и указанные органы и должностные лица не вправе это разрешение изменить.
В свою очередь, само вселение, например, гражданина в помещение, собственником которого он не является, носит, разумеется, разрешительный характер со стороны лица, предоставляющего это помещение (вселяющего). Однако разрешение на вселение подразумевает одновременно и разрешение на регистрацию вселяемого.

Как видно из содержания ст.ст. 2, 6 Закона о регистрации, регистрация по месту жительства - это всегда регистрация по адресу конкретного жилого помещения. Регистрация по адресу воинской части в этом смысле представляет собой некую фикцию. Несмотря на то что в последнее время при регистрации военнослужащих по адресам воинских частей в их паспорта стали проставляться отметки с указанием почтовых адресов неких строений, находящихся на территориях воинских частей, сути это не меняет - подтверждением проживания в конкретных жилых помещениях такие отметки в действительности не являются.

Отметим и то обстоятельство, что действующее законодательство не содержит каких-либо особенностей или изъятий в отношении перечня документов, предоставляемых гражданами для их регистрации по адресам воинских частей. Соответственно возникает вопрос: какой из документов, перечисленных в ст. 6 Закона о регистрации в качестве основания для "вселения в жилое помещение", должен представить военнослужащий должностному лицу, ответственному за регистрацию, для регистрации по адресу воинской части? Четкого ответа на него нет. Как нет ответов и на другие вопросы: от кого, в каком порядке должен быть получен такой документ и какова его форма?
Указанные обстоятельства свидетельствуют о существенной, по мнению автора настоящей статьи, недоработке законодателя в регулировании процедуры регистрации военнослужащих по адресам воинских частей. Представляется, что поскольку Законом, в отличие от Закона о регистрации, предусмотрена возможность регистрации граждан не по адресу конкретного жилого помещения, постольку должны быть приняты соответствующие подзаконные акты, учитывающие специфику именно такой регистрации. Полагаю, что в данном случае в качестве документа, являющегося "основанием для вселения в жилое помещение", а в действительности - разрешением на регистрацию по адресу воинской части, должно выступать соответствующее разрешение командира (начальника), в компетенцию которого входит разрешение на вселение в жилое помещение, если бы такое помещение имелось на территории части.
На практике подобного рода разрешения находят отражение в виде соответствующих положительных резолюций командиров на рапортах военнослужащих, содержащих их просьбу о регистрации. Такой рапорт, по сути, и рассматривается органами регистрационного учета как предусмотренный ст. 6 Закона о регистрации документ, являющийся основанием для "вселения военнослужащего в жилое помещение". Тем не менее, такой подход не соответствует букве закона.
Следующая особенность, как было отмечено выше, заключается в том, что в соответствии с Законом военнослужащие и члены их семей регистрируются по адресам воинских частей до получения жилых помещений. Означает ли это, что условием "выдачи разрешения" на регистрацию военнослужащему по адресу воинской части является факт его нуждаемости в жилом помещении и соответственно регистрация может быть произведена только после установки такого факта?

В определении Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2004 г. N 1н-168/04 отмечено, что регистрация военнослужащих и членов их семей по месту дислокации воинских частей производится до получения ими жилых помещений, т.е. учитывается их нуждаемость в предоставлении жилых помещений. Однако представляется, что указанную нуждаемость как минимум не следует отождествлять с нуждаемостью в жилых помещениях по основаниям, предусмотренным ст. 51 ЖК РФ, поскольку ни одно из оснований указанной статьи не подтверждает отсутствие у военнослужащего по месту службы жилых помещений, в которых он вправе проживать. Соответственно эти основания сами по себе не дают ему права на регистрацию по адресу воинской части.
Таким образом, применительно к процедуре регистрации под нуждаемостью военнослужащего в предоставлении жилых помещений следует, очевидно, понимать именно отсутствие у него какого бы то ни было жилья по месту службы.

Как отмечает Д.Е. Зайков, право военнослужащего на регистрацию по адресу воинской части обусловлено наличием у него права на обеспечение служебным жилым помещением*(9). Соглашаясь в общем с данной позицией, следует отметить, что, по мнению автора настоящей статьи, более корректным в данном случае было бы все же не ограничиваться только служебными жилыми помещениями, а говорить о праве на обеспечение любыми специализированными помещениями по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 99 ЖК РФ. Указанные основания подразумевают отсутствие у военнослужащего в населенном пункте, в котором расположена воинская часть, каких бы то ни было жилых помещений в собственности, пользовании либо владении, а с учетом положений абз. 2 п. 1 ст. 15 Закона еще и такое дополнительное условие, как отсутствие у него служебных жилых помещений в близлежащих населенных пунктах*(10).
Таким образом, представляется, что по смыслу Закона выражение "до получения жилых помещений" означает "до момента отсутствия у военнослужащих и членов их семей жилых помещений (отсутствия права постоянного или преимущественного проживания в жилых помещениях), в которых действующим законодательством предусмотрена регистрация", причем как в буквальном смысле полученных, так и приобретенных.

И все же, по мнению автора настоящей статьи, было бы ошибочным считать в качестве условия регистрации военнослужащих и членов их семей по адресам воинских частей необходимость предварительной постановки их в установленном порядке на учет для получения специализированных жилых помещениях и вообще на какой бы то ни было "жилищный" учет, поскольку административная обязанность, которой является регистрация, не должна ставиться в зависимость от желания военнослужащего быть признанным нуждающимся в том или ином виде жилых помещений. Тем более что в настоящее время такой учет производится не жилищными комиссиями воинских частей по месту службы заявителя, а согласно Инструкции - уполномоченным органом. Соответствующие документы подаются военнослужащим непосредственно в этот орган. Причем интересно будет отметить то обстоятельство, что Инструкцией не предусмотрено какого-либо уведомления этим органом в установленной форме о постановке (либо отказе в постановке) на учет нуждающихся в служебных жилых помещениях ни самих заявителей, ни их командиров (начальников), которое подтверждало бы факт необеспеченности заявителя по месту службы жильем.

Отметим, что сам по себе факт регистрации или отсутствия таковой не порождает для гражданина каких-либо прав и обязанностей, в том числе и на жилое помещение*(11), в котором произведена регистрация (тем более в случае регистрации по адресу воинской части, когда никакого предоставляемого жилого помещения и нет). Кроме того, Закон не связывает получение военнослужащими и членами их семей жилых помещений с необходимостью постановки их на регистрационный учет по месту прохождения военной службы*(12). Соответственно и регистрация по адресам воинских частей не должна связываться с необходимостью предварительной постановки военнослужащих на учет нуждающихся в специализированных жилых помещениях. Но в то же время основания, по которым принимается решение о постановке на такой учет, как мы видим, практически полностью совпадают с основаниями, по которым должна разрешаться регистрация.

Установившаяся негативная практика, когда регистрация по адресам воинских частей воспринимается военнослужащими как инструмент для последующего жилищного обеспечения*(13), а командиры (начальники), в свою очередь, рассматривают даваемое ими разрешение на регистрацию чуть ли не как взятие на себя обязательств по такому обеспечению, может и должна быть искоренена. Для этого, по мнению автора настоящей статьи, необходимо в ходе соответствующего правоприменения и правотворчества четко "показать" военнослужащим бессмысленность регистрации как якобы условия для последующего предоставления жилых помещений.
Еще раз отметим - регистрация как юридическая процедура лежит в плоскости административных правоотношений, а не жилищных, и само по себе ее наличие, в том числе по адресу воинской части, не дает право зарегистрированному на получение от государства жилых помещений. Для такого получения необходим не факт регистрации по адресу воинской части, а факт нуждаемости в соответствующем виде жилья, устанавливаемый через определенный нормативно-правовой порядок, относящийся к жилищному законодательству, который, как представляется, не должен "пересекаться" с порядком выдачи разрешения на регистрацию по адресу воинской части.
Итак, для получения такого разрешения военнослужащий должен к заявлению, содержащему просьбу об этом разрешении, приложить документы, подтверждающие необеспеченность жилыми помещениями по месту службы (отсутствие права на жилые помещения).
Такими документами в общем виде можно считать те, которые предусмотрены п. 2 Инструкции. Однако в данном случае при представлении указанных документов воля гражданина будет направлена не на решение вопроса обеспечения его жильем по месту службы (которое в силу тех или иных причин он получать, например, не желает), а исключительно на выполнение своей административной обязанности по регистрации, которую он вправе произвести по адресу воинской части.
В результате рассмотрения заявления должно быть принято решение о разрешении в регистрации по адресу воинской части (отказе в разрешении), получив которое, военнослужащий передает его вместе с паспортом и заявлением установленной формы должностному лицу, ответственному за регистрацию.
Таким образом, подводя итоги настоящей публикации, следует прийти к следующим выводам:
1. Нормы абз. 1 п. 3 и п. 1 ст. 15 Закона целесообразно изложить в новой редакции, исключающей их двоякое толкование*(14).
2. Регистрация военнослужащих и членов их семей по адресам воинских частей носит разрешительный характер, однако основанием для отказа в таком разрешении может быть только обеспеченность заявителей по месту службы жилым помещением, в котором действующим законодательством предусмотрена регистрация.
3. Порядок выдачи военнослужащим и членам их семей разрешения на регистрацию по адресам воинских частей должен носить характер самостоятельной четко прописанной юридической процедуры и не рассматриваться в "контексте" решения их жилищных проблем. Отсутствие со стороны указанных граждан заявлений о постановке на учет для получения служебных жилых помещений либо отсутствие решения по существу их просьб о постановке на такой учет не должны являться препятствием для рассмотрения их заявлений о разрешении на регистрацию по адресам воинских частей.
4. Необходимо принятие нормативного правового акта, регулирующего порядок выдачи военнослужащим и членам их семей разрешения на регистрацию по адресам воинских частей, а также дополнение действующего законодательства в части, касающейся перечня документов, предъявляемых военнослужащими и членами их семей должностным лицам, ответственным за регистрацию, соответствующим разрешением установленной формы на регистрацию по адресу воинской части.

Р.А. Трощенко,
преподаватель 42-й кафедры филиала
ВУНЦ ВВС "ВВА им. Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина"

"Право в Вооруженных Силах", N 4, апрель 2011 г.

─────────────────────────────────────────────────────────────────────────
*(1) Здесь и далее курсив мой. - Р.Т.
*(2) Кудашкин А.В. О служебной площади "служивых" людей // Право в Вооруженных Силах. 2005. N 4.
*(3) См., напр.: Глухов Е.А., Епихин И.А. Проблемы регистрации военнослужащих по месту жительства по адресу воинской части // Право в Вооруженных Силах. 2008. N 6.
*(4) Несмотря на то что ст. 2 Закона о регистрации прямо предусмотрено, что регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием для ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами, некоторые авторы справедливо отмечают, что многие такие права и свободы фактически ставятся в зависимость от наличия регистрации (см., напр.: Гайдин Д.Ю. Регистрация военнослужащих по месту жительства по адресам воинских частей и ее юридическое значение // Право в Вооруженных Силах. 2011. N 2. С. 38; Бобров Е.А. Подтверждение места жительства для реализации социальных прав // Трудовое право 2009. N 8 и др.).
*(5) Глухов Е.А., Епихин И.А. Указ. соч. С. 54.
*(6) См., напр.: По делу о проверке конституционности пунктов 10, 12 и 21 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 г. N 713: постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1998 г. N 4-П // Вестн. Конституционного Суда Российской Федерации. 1998. N 3; По делу о проверке конституционности абзаца второго статьи 1 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" в связи с жалобами ряда граждан": постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 апреля 2008 г. N 7-П // Там же. 2008. N 3; По запросу Парламента Чеченской Республики о проверке конституционности пункта 7 Положения об осуществлении компенсационных выплат за утраченное жилье и имущество пострадавшим в результате разрешения кризиса в Чеченской Республике гражданам, постоянно проживающим на ее территории: определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 октября 2008 г. N 619-О-П // Там же. 2008. N 6; определение Верховного Суда Российской Федерации от 21 июня 2006 г. N 16-Г06-12; определение Верховного Суда Российской Федерации от 27 июля 2006 г. N 6Н-193/05 и др.
*(7) Далее, используя термин "регистрация", будем иметь в виду только регистрацию по месту жительства. - Р.Т.
*(8) Более подробно о том, кого, по мнению автора настоящей статьи, следует считать должностным лицом ответственным за регистрацию военнослужащих и членов их семей по адресам воинских частей, см.: Трощенко Р.А. О должностных лицах, ответственных за регистрацию военнослужащих и членов их семей по месту жительства по адресам воинских частей // Право в Вооруженных Силах. 2009. N 8.
*(9) Зайков Д.Е. Юридико-технические недостатки нормативных правовых актов: злой умысел или случайные недоработки? // Право в Вооруженных Силах. 2009. N 4.
*(10) Далее по тексту под необеспеченностью жилыми помещениями по месту службы применительно к вопросу о регистрации следует понимать отсутствие у гражданина жилых помещений в собственности, пользовании (прав пользования) либо владении в населенных пунктах, в которых расположена воинская часть, а также отсутствие у него служебных жилых помещений в близлежащих населенных пунктах. - Р.Т.
*(11) См., напр.: Определение Верховного Суда Российской Федерации от 9 марта 2010 г. N 3-В10-1.
*(12) См., напр.: Определение Верховного Суда Российской Федерации от 27 июля 2006 г. N 6Н-193/05.
*(13) Как правило, с целью приобрести право на постановку на учет нуждающихся после пяти лет с момента намеренного ухудшения жилищных условий (ст. 53 ЖК РФ).
*(14) Например, изложить п. 3 ст. 15 Закона в следующей редакции: "Военнослужащие-граждане, проходящие военную службу по контракту, и члены их семей, не обеспеченные по месту службы жилыми помещениями, до получения ими таких помещений в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регистрируются по месту жительства, в том числе по их просьбе по адресам воинских частей.
Военнослужащие - иностранные граждане регистрируются по адресам воинских частей".
Дополнить п. 1 ст. 15 Закона после абз. 2, абз. 3 и 4 следующего содержания:
"До получения служебных жилых помещений военнослужащим-гражданам и членам их семей предоставляются в населенных пунктах, в которых располагаются воинские части, жилые помещения маневренного фонда или общежития. В случае отсутствия указанных жилых помещений или невозможности предоставления в установленный срок служебных жилых помещений воинские части арендуют жилые помещения для обеспечения военнослужащих-граждан и совместно проживающих с ними членов их семей или по желанию военнослужащих-граждан ежемесячно выплачивают им денежную компенсацию за наем (поднаем) жилых помещений в порядке и размерах, которые определяются Правительством Российской Федерации.
Органы местного самоуправления оказывают содействие воинским частям в предоставлении в аренду жилых помещений для проживания военнослужащих-граждан и членов их семей".



Другие новости и статьи

« Правовые пробелы в вопросах нормативного регулирования порядка жилищного обеспечения жителей закрытых военных городков

Легитимация по делам с участием военнослужащих по спорам, связанным с предоставлением жилых помещений (вопросы судебной практики) »

Запись создана: Четверг, 22 Сентябрь 2011 в 16:44 и находится в рубриках Новости, Расквартирование войск, Современность.

Метки: ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы