Состояние тыла советской армии к началу войны


9 декабря - день героев О

Состояние тыла советской армии к началу войны

oboznik.ru - Состояние тыла советской армии к началу войны

Высокий уровень технического оснащения Советской Армии, достигнутый благодаря успехам социалистической экономики в годы первых пятилеток, увеличение ее численности и угроза надвигавшейся войны настоятельно требовали разработки новых форм и способов работы тыла по всестороннему обеспечению войск.

Коммунистическая партия и Советское правительство считали подготовку Тыла Советской Армии к войне одной из важных государственных задач. В основу этой работы было положено известное ленинское положение о том, что «для ведения войны по-настоящему необходим крепкий организованный тыл. Самая лучшая армия, самые преданные делу революции люди будут немедленно истреблены противником, если они не будут в достаточной степени вооружены, снабжены продовольствием, обучены»64.

При разработке структуры Тыла Советской Армии, принципов его организации и работы использовался опыт прошлых войн, особенно первой мировой и гражданской, учитывались социально-экономические, политические и другие условия периода, предшествовавшего Великой Отечественной войне. Большую роль в решении чрезвычайно сложных проблем предвоенного строительства Тыла Советской Армии сыграли теоретические работы выдающихся советских полководцев М. В. Фрунзе, М. Н. Тухачевского, А. И. Егорова и других видных военачальников.

В целях проверки разработанных теоретических положений в ряде военных округов в предвоенные годы были проведены специальные тыловые учения с реальным развертыванием войскового, армейского и фронтового тыла. Выводы этих учений были положены в основу доработки первых уставов по тылу. Еще в 1934 г. был утвержден Устав тыла РККА, часть 1 — «Войсковой тыл»; в 1936 г. войска получили Устав тыла РККА, часть 2 — «Армейский тыл».

В дальнейшем при разработке вопросов теории тылового обеспечения учитывался опыт работы тыла во время боевых действий в районе реки Халхин-Гол, в Испании, Финляндии и Западной Европе. На этой основе был разработан и в 1941 г. издан новый проект Устава тыла РККА (часть 1 — «Войсковой и армейский тыл»). В этот же период вышли в свет и другие важные наставления и инструкции по работе тыла, в частности Наставление по военным дорогам, Наставление по работе грунтового участка военной дороги и другие.

Накануне Великой Отечественной войны непосредственное руководство тылом центра, военных округов (фронтов), армий, соединений и частей осуществляли общевойсковые штабы. Такой порядок основывался на предположении, что в маневренной войне только общевойсковые штабы будут постоянно осведомлены об оперативной и тыловой обстановке и наиболее правильно смогут организовать работу тыла при подготовке и в ходе операций. На начальников штабов возлагалась персональная ответственность за организацию и работу тыла по всестороннему обеспечению войск при ведении боевых действий. В составе Генерального штаба Советской Армии имелось Управление устройства65 тыла и снабжения, в штабах военных округов (фронтов), армий и корпусов — отделы тыла, в штабах дивизий — отделения тыла, в полку — помощник начальника штаба по тылу.

Вопросами планирования, организации и осуществления железнодорожных и водных перевозок, восстановления и заграждения железнодорожных коммуникаций ведало Управление военных сообщений Советской Армии, подчиненное начальнику Генерального штаба. В штабах военных округов (фронтов) и армий имелись отделы военных сообщений, подчиненные непосредственно начальнику штаба. Руководство военно-автомобильными (шоссейными и грунтовыми) дорогами, организация и осуществление подвоза материальных средств войскам автомобильным и гужевым транспортом были сосредоточены в отделах тыла, в составе которых накануне войны были созданы отделения автомобильно-дорожной службы. За снабжение войск материальными средствами, техническое, медицинское и ветеринарное обеспечение отвечали соответствующие начальники родов войск и служб, подчиненные непосредственно командующему (командиру). Заместитель (помощник) начальника штаба по тылу должен был направлять работу начальников родов войск и служб по обеспечению и обслуживанию войск.

Таким образом, общевойсковые штабы, отвечая за устройство тыла, планирование материального обеспечения и организацию подвоза материальных средств оперативным объединениям, соединениям и частям, не несли непосредственной ответственности за снабжение войск, так как службы тыла им не подчинялись.

Снабжение войск материальными средствами в мирное время осуществлялось по схеме: центр — округ — дивизия — часть. Наличие в схеме снабжения дивизионного звена позволяло в случае войны быстро перейти на схему снабжения центр — фронт — армия — дивизия — часть.

В центре, в военных округах (фронтах и армиях) имелись следующие службы снабжения и обеспечения: артиллерийского, инженерного, интендантского (продовольственно-фуражного, вещевого и обозно-хозяйственного), автобронетанкового снабжения; снабжения имуществом противохимической защиты, средствами связи, горюче-смазочными материалами; санитарная, ветеринарная и финансовая службы.

В соответствии с предвоенными взглядами на характер будущей войны считалось, что с момента объявления войны до начала военных действий пройдет некоторое время и главные силы вступят в сражение ориентировочно через несколько суток. Исходя из данной предпосылки, планировалось и мобилизационное развертывание тыла. В первую очередь должны были отмобилизоваться тыловые части и учреждения армий прикрытия в большинстве приграничных военных округов, а также основных сил авиации и войск ПВО. Затем одновременно с отмобилизованием основных частей и соединений должны были отмобилизоваться армейские тыловые части и учреждения большинства военных округов. Фронтовые тыловые части и учреждения, военно-учебные заведения и запасные части планировалось отмобилизовать после развертывания фронтов, а запасные части и стационарные учреждения в глубине территории страны — в последнюю очередь. Поэтому в мирное время содержалось лишь минимальное количество органов стратегического, оперативного и войскового тыла, необходимое для обеспечения повседневной деятельности войск и развертывания тыла в установленные мобилизационными планами сроки.

Фронтовой и армейский тыл предполагалось развернуть на базе окружных стационарных тыловых частей и учреждений. Общее количество тыловых частей и учреждений фронта зависело от его задачи и численного состава и могло, по довоенным взглядам, достигать 400–500 единиц.

Для размещения тыловых частей и учреждений и использования местной материально-технической базы фронту определялся тыловой район, глубина которого могла достигать 500 км66. В пределах фронтового тылового района должно было проходить два-три железнодорожных направления, на которых назначались две-три распорядительные станции (PC).

Предполагалось, что фронтовой тыл будет стационарным, поэтому на его складах намечалось содержать крупные запасы материальных средств: 3—10 боекомплектов боеприпасов, до 10 заправок горючего, 30 сутодач продовольствия и фуража67. Фронтовые склады должны были развертываться вблизи железнодорожных станций с таким расчетом, чтобы при подвозе материальных средств из внутренних военных округов к ним и из них в армии исключались перекрещивания маршрутов. Все тыловые части, учреждения и запасы материальных средств требовалось размещать рассредоточенно, чтобы уменьшить потери от ударов авиации противника.

Армейский тыл, как и фронтовой, был также многочисленным. Общее количество армейских тыловых частей и учреждений достигало 90—100 единиц, а личного состава в них — до 10–15 тыс. человек. Все эти части и учреждения предполагалось развернуть на территории армейского тылового района глубиной от 75 до 175 км. На армейских складах содержалось 1–2 боекомплекта боеприпасов, 3 заправки горючего и 5–8 сутодач продовольствия и фуража68.

Каждой армии выделялся самостоятельный железнодорожный (водный) участок, на котором назначались: распорядительная станция (пристань), основная армейская станция (пристань) (ОАС), станции (пристани) снабжения по числу стрелковых и механизированных корпусов (СС), станция для снабжения авиасоединений, а на восстанавливаемом участке — головная станция (ГС)69.

Железнодорожные участки армий, как правило, дублировались и усиливались армейскими автомобильными дорогами. Армейская автомобильная дорога связывала все станции снабжения на железнодорожном участке армии. Она обслуживалась дорожно-эксплуатационным полком армии, командир которого являлся и начальником дороги. При отрыве войск от станций снабжения на расстояние, превышающее нормальную глубину войскового тылового района (свыше 75 км), за каждым корпусом развертывался грунтовый участок дороги.

Стрелковые корпуса не имели снабженческих функций и своих штатных тыловых учреждений и частей, за исключением ветеринарного лазарета.

Тыловые части соединений и частей размещались в войсковых тыловых районах глубиной до 75 км. В целях обеспечения подвижности войскового тыла предусматривалось все запасы материальных средств держать лишь в транспорте дивизий и полков. На стыках звеньев подвоза предполагалось развертывать дивизионные обменные пункты для передачи материальных средств с дивизионных транспортных средств на полковые.

Принятая организация тыла предопределила и систему восполнения израсходованных запасов материальных средств путем подвоза. В стратегическом и оперативном звеньях тыла подвоз осуществлялся в основном железнодорожным (водным) транспортом по принципу «от себя» (сверху вниз). Все транспорты со снабженческими грузами следовали в адрес распорядительных станций фронта. Отсюда грузы поступали на фронтовые склады или переадресовывались на распорядительные станции (станции снабжения) армий.

Подвоз материальных средств в войсковом тылу осуществлялся по принципу «на себя», то есть полк своим транспортом подвозил запасы материальных средств из дивизии (дивизионного обменного пункта), а дивизия — со станций снабжения (армейских складов). Если в ходе наступления войска отрывались от этих станций на 75—100 км, дивизионный транспорт подвоза материальных средств в меру необходимости усиливался армейским автомобильным транспортом, передаваемым в распоряжение начальника грунтового участка. При удалении войск от станции снабжения более чем на 100 км на грунтовом участке у тыловой границы войскового тылового района предполагалось развернуть передовой армейский склад с отдельными перегрузочными площадками по видам снабженческих грузов. Для подвоза материальных средств от станции снабжения до передового армейского склада в распоряжение начальника грунтового участка дополнительно выделялся автомобильный транспорт.

В Военно-Воздушных Силах к началу войны были созданы необходимые органы управления тылом, а также специализированные тыловые части и учреждения. Они входили в состав авиационных соединений и осуществляли строительство, оборудование и ремонт аэродромов, обслуживание и ремонт авиационной материальной части, снабжение авиационно-техническим имуществом, авиационным вооружением и боеприпасами. Снабжение авиационных соединений и частей общевойсковыми видами материальных средств, медицинское, дорожное и некоторые другие виды тылового обеспечения осуществлялись силами и средствами тыла военных округов и фронтов.

По довоенным, взглядам считалось, что тыл ВВС в военное время должен увязывать свою работу по обеспечению авиации с работой тыла общевойсковых объединений (фронтов и армий), в полосах действий которых он развертывался. На железнодорожных направлениях фронтов и участках армий для авиационных соединений предполагалось выделять специальные железнодорожные станции.

В феврале 1941 г. по решению партии и правительства была начата реорганизация тыла ВВС. Опыт показал, что наличие в составе авиасоединений тыловых частей и учреждений резко снижает их маневренность. Поэтому тыловые части и учреждения выводились из непосредственного подчинения командиров авиасоединений и организовывались по территориальному признаку. В военных округах создавались районы авиационного базирования (РАБ), в состав которых входили авиационные базы по числу авиационных дивизий. Для обслуживания авиационных полков в базах создавались батальоны аэродромного обслуживания, из расчета один батальон на полк.

Войска ПВО страны до войны, но существу, не имели своего тыла. Их авиацию обслуживал тыл ВВС, а по общевойсковым видам снабжения и обеспечения их потребности удовлетворялись через тыл военных округов, на территории которых они дислоцировались.

Таким образом, уже в то время тыл оперативных объединений Сухопутных войск рассматривался как основа тылового обеспечения всех видов Вооруженных Сил на театрах военных действий.

В соответствии с принятым порядком развертывания тыла и организации тылового обеспечения войск с началом военных действий в предвоенные годы большое внимание уделялось подготовке театров военных действий в военно-тыловом отношении. Она проводилась с таким расчетом, чтобы в начале войны каждый фронт получил готовую базу для тылового обеспечения войск — железнодорожные, водные, автомобильные и воздушные пути, склады с запасами материальных средств, продовольственные предприятия, ремонтные мастерские, медицинские и ветеринарные учреждения. Наряду с мероприятиями по созданию и развитию единой взаимоувязанной сети транспортных коммуникаций широким фронтом велись работы по строительству и реконструкции аэродромов, баз, складов, созданию и размещению запасов материальных средств.

Генеральным штабом совместно с главными и центральными управлениями Наркомата обороны СССР в 1940 г. и в первые месяцы 1941 г. были исчислены потребности войск в боевой и транспортной технике, вооружении, боеприпасах, горючем, продовольствии и фураже, вещевом имуществе на ведение войны. Эти данные легли в основу подготовки материально-технической базы для всестороннего тылового обеспечения войск действующей армии и новых воинских формирований в мирное время и с началом войны, а также определения размеров мобилизационных и неприкосновенных запасов.

Определяя размеры мобилизационных и неприкосновенных запасов, Генеральный штаб исходил из необходимости обеспечения Вооруженных Сил материальными средствами в период перевода народного хозяйства на рельсы военного производства. В основу расчетов ложилась предполагаемая численность войск на данном ТВД, их задачи, а также принятые в то время нормы расхода материальных средств в операциях. Считалось, например, что на наступательную операцию фронту необходимо иметь 2,5–3 боекомплекта боеприпасов, 5–6 заправок автомобильного бензина, 3–4 заправки авиационного горючего.

Количество ремонтных предприятий для фронтов на каждом ТВД определялось наличием в них боевой, транспортной и специальной техники, а также предполагаемым числом ее капитальных ремонтов при подготовке и в ходе операций и в течение года.

При развертывании госпиталей на театрах военных действий из общей коечной сети 30 процентов располагалось в армейских тыловых районах, 45 — во фронтовых и 25 процентов — в глубине территории страны. Для будущих госпиталей готовилось необходимое имущество, оборудование и медикаменты, заблаговременно приспосабливались предусмотренные для этой цели здания (школы, дома отдыха и т.д.).

Осенью 1939 г. Генеральный штаб и отделы тыла военных округов произвели учет экономических возможностей театров военных действий по состоянию на 31 декабря. Были учтены промышленные и ремонтные предприятия всех наркоматов, объем сельскохозяйственного производства, емкости складских помещений, средства хлебопечения, мясоразделочные и мукомольные предприятия, лечебные учреждения. В результате была определена реальная экономическая база на каждом театре, выявлены недостатки, намечены меры по их устранению.

Что касается дислокации тыловых частей и учреждений и запасов материальных средств, то она в основном соответствовала планам мобилизационного развертывания группировок войск. Так как обеспечение этих группировок возлагалось на военные округа, главным образом приграничные, то с целью снижения объема снабженческих перевозок большинство мобилизационных запасов содержалось на окружных складах. Из числа имевшихся на 1 июня 1941 г. складов значительная часть находилась в западных военных округах.

В общем комплексе мероприятий по укреплению и развитию Тыла Вооруженных Сил в предвоенный период важное место занимала подготовка специальных войск (железнодорожных, автомобильных, дорожных) и служб тыла.

Железнодорожные войска содержались по штатам мирного времени и входили в Народный комиссариат обороны (НКО) и Народный комиссариат путей сообщения (НКПС). Они состояли из отдельных железнодорожных бригад, полков и батальонов, отдельных эксплуатационных полков и других частей. Железнодорожные войска обоих наркоматов насчитывали 13 бригад (97,1 тыс. человек). С началом войны их штатная численность должна была резко возрасти70.

Однако для восстановления девятнадцати западных железнодорожных направлений, по расчетам Управления военных сообщений Советской Армии, требовалось по меньшей мере 257 тыс. человек — на 87 тыс. больше установленной численности железнодорожных войск в военное время. Для покрытия этой потребности предусматривалось организовать в системе трудовых резервов подготовку специализированных отрядов призывников общей численностью 100 тыс. человек71.

К началу войны десять железнодорожных бригад находилось на строительстве железных дорог в западных приграничных военных округах (3 — в Западном военном округе, 4 — в Киевском, 3 — в Одесском) и 3 — на Дальнем Востоке.

При восстановлении железнодорожных коммуникаций в ходе финляндско-советского конфликта 1939/40 г. выявились некоторые недочеты в комплектовании, техническом оснащении и обучении железнодорожных войск. Недостаточная техническая оснащенность частей железнодорожных войск и суровые условия зимы 1939/40 г. не позволили добиться высоких темпов восстановления железных дорог на Карельском перешейке. В сутки восстанавливалось 1,5–4,5 км вместо 10–12 км, предусмотренных оперативными расчетами. Обобщив боевой опыт железнодорожных войск, Генеральный штаб и органы тыла центра приступили к созданию частей железнодорожных войск, специализировавшихся на выполнении определенных строительных и восстановительных работ (путевые, мостовые, связи). Предусматривалось также улучшить их обеспечение средствами механизации наиболее тяжелых и трудоемких работ. Началась переработка устаревших положений и наставлений по восстановлению и заграждению железных дорог в военное время. Были пересмотрены штаты и табели железнодорожных частей, подчиненных НКО. С февраля 1941 г. началась коренная реорганизация железнодорожных войск.

Исключительно быстро развивались автомобильные войска. Только за четыре предвоенных года количество автомобилей в Советской Армии увеличилось в 7 раз и на 20 июня 1941 г. составляло 273 тыс., в том числе 257,8 тыс. грузовых72. Это обеспечивало штатную потребность военного времени на 41,2 процента73. Такая укомплектованность армии автомобильным транспортом в мирное время с учетом сравнительно ограниченного количества автомобилей в стране была достаточно высокой.

Состав автомобильного парка Советской Армии по типам и маркам машин приведен в табл. 974.

Таблица 9

Тип автомобиля Количество, тыс. шт. Тип автомобиля Количество, тыс. шт.
Грузовые 257,8 Легковые 14,8
В том числе: В том числе:
ГАЗ-АА 151,1 М-1 10,5
ЗИС-5 104,2 ЗИС-101 0,6
ЯГ-6 1,6 прочие 3,7
прочие 0,9

Техническое состояние автомобильного парка к началу войны было вполне удовлетворительным.

Распределение автомобильного парка по военным округам показано в табл. 1075.

Таблица 10

Военные округа Количество автомобилей, тыс. шт. % автопарка Советской Армии
Западные приграничные округа (Ленинградский, Западный, Киевский, Одесский) 149,3 54,6
Внутренние округа (Московский, Орловский, Харьковский, Северо-Кавказский, Закавказский, Приволжский, Архангельский, Среднеазиатский, Уральский, Сибирский) 59,7 21,9
Забайкальский и Дальневосточный 63,6 23,5

Основное количество автомобилей, поступавших в армию, шло на укомплектование соединений и частей. Во всех дивизиях были созданы автомобильные батальоны или роты подвоза.

Автомобильные части создавались также в оперативном и центральном звеньях тыла. При определении их состава Генеральный штаб исходил главным образом из потребности автотранспорта для перевозок войск, так как подвоз материальных средств, по существовавшим в то время взглядам, вплоть до армейских станций (пристаней) снабжения, возлагался в основном на железнодорожный (водный) транспорт. По состоянию на 22 июня 1941 г. в непосредственном подчинении оперативных объединений и центра насчитывалось 19 автомобильных полков, 37 отдельных автомобильных батальонов, отдельная автомобильная рота и 65 автомобильных депо (27,3 тыс. автомобилей, то есть 10 процентов состава автопарка Советской Армии). В западных приграничных военных округах находилось 9 автомобильных полков, 6 отдельных батальонов и 8 депо, во внутренних и южных округах — 4 автомобильных полка, 10 отдельных батальонов и 57 депо, в Забайкальском и Дальневосточном военных округах — 6 автомобильных полков и 21 отдельный батальон76.

В мобилизационный период развертывание автомобильных частей возлагалось главным образом на автомобильные депо и автомобильные части. За счет призыва личного состава из запаса и техники из народного хозяйства некоторые автополки должны были развернуться в бригады, а 65 депо — в автотранспортные батальоны.

Следует отметить, что перед войной еще не было единой автотранспортной службы, которая могла бы быстро развернуться с началом войны и обеспечить падежное руководство работой автомобильного транспорта. Вопросы формирования автомобильных частей, использования автотранспорта, его ремонта и снабжения техническим имуществом были рассредоточены между автодорожным отделом Управления устройства тыла и снабжения Генерального штаба и Автобронетанковым управлением Советской Армии.

Подготовка дорожных войск в предвоенные годы осуществлялась двумя Наркоматами: обороны и внутренних дел. В системе НКО на военное время предусматривалось формирование дорожно-эксплуатационных полков, предназначенных для производства ремонтных работ шоссейных и грунтовых дорог, организации и осуществления регулирования движения, этапной службы и связи на них, а также для управления воинскими автомобильными перевозками на фронтовых и армейских автомобильных дорогах.

Формирование дорожно-строительных и мостостроительных частей возлагалось на Главное управление шоссейных дорог НКВД. Для технического руководства этими частями и их материального обеспечения на военное время создавались полевые органы Главного управления шоссейных дорог — головные дорожные отделы и головные базы при штабах армий и управления уполномоченных Гушосдора при штабах фронтов.

Опыт организации и использования дорожных частей в период боевых действий на р. Халхин-Гол и на Карельском перешейке показал, что для строительства, восстановления и обслуживания дорог во фронтовом и армейском тылу потребуется большое количество дорожных частей. К концу финляндско-советского конфликта автомобильные дороги каждой армии в среднем обслуживало 8,5–9 тыс. человек. Этот опыт также настоятельно требовал организации военно-автомобильных дорог не только в качестве продолжения железнодорожных коммуникаций и водных путей (грунтовые участки), но и дорог, идущих параллельно действующим железнодорожным направлениям фронтов и участкам армий. В ходе финляндско-советского конфликта впервые в истории тыла Советской Армии были организованы военно-автомобильные дороги Верховного Главнокомандования (Волховстрой — Питкаранта и Обозерская — Сорокская), сыгравшие исключительно важную роль в обеспечении войск.

В марте 1941 г. дорожные части Советской Армии были почти полностью расформированы. Для обеспечения развертывания дорожно-эксплуатационных частей в мобилизационный период в НКО было оставлено 8 учебных дорожно-эксплуатационных полков и 35 кадрированных управлений дорожно-эксплуатационных полков. На их базе предусматривалось развернуть в течение пяти — восьми дней дорожно-эксплуатационные полки по линии НКО, отдельные дорожно-эксплуатационные батальоны и отдельные мостостроительные батальоны по линии Гушосдора НКВД77 Данное количество дорожных частей обеспечивало каждую из развертываемых армий примерно двумя батальонами.

В целях обеспечения формируемых частей военно-дорожным имуществом на территории Ленинградского, Западного, Киевского и Дальневосточного военных округов Гушосдором НКВД создавались мобилизационные базы. Для технического оснащения дорожных частей требовалось свыше 4,5 тыс. автомобилей, около 2,2 тыс. тракторов и 150 подвижных компрессоров, а также значительное количество других дорожных машин и механизмов — бульдозеров, лесорам, подвижных электростанций и т.п. Необходимый парк этих машин приписывался к частям из гражданских дорожных организаций. На период формирования дорожных частей содержание дорог с началом военных действий в приграничных военных округах возлагалось на местные дорожно-эксплуатационные организации.

Помимо формирования дорожно-строительных частей перед Гушосдором НКВД в мобилизационный период стояла задача постройки наплавных мостов через Неман (двух), Западную Двину (двух), Днепр (четырех) и т.д. Для этого в приграничных военных округах создавались запасы необходимых материалов и оборудования78.

Специальных частей военно-транспортной авиации в предвоенные годы создано еще не было. Задача обеспечения Советской Армии воздушным транспортом в военное время возлагалась на Главное управление Гражданского воздушного флота (ГВФ) под оперативным руководством Наркомата обороны. Планировалось формирование в мобилизационный период из состава территориальных республиканских управлений ГВФ особых фронтовых авиационных групп и отрядов транспортной авиации. Эти группы передавались в оперативное подчинение командования Военно-Воздушных Сил фронтов и флотов. Оно устанавливало их дислокацию и порядок использования. За Главным управлением ГВФ сохранялось административное, хозяйственное и финансовое руководство и техническое обеспечение.

В ходе финляндско-советского конфликта была создана особая Северная группа Гражданского воздушного флота для доставки материальных средств войскам, действовавшим в отрыве от баз снабжения, и эвакуации раненых. Это был первый опыт использования транспортной авиации ГВФ в военных целях. Особая группа доставила войскам 2664 т различных грузов и эвакуировала 21 тыс. раненых79. Летом 1940 г. вновь была создана особая транспортная группа Гражданского воздушного флота для обеспечения частей Советской Армии, освобождавших Бессарабию.

Опыт работы особых авиационных групп был положен в основу подготовки гражданской авиации к воинским перевозкам и имел большое значение при планировании работы военно-транспортной авиации в годы войны.

В 1941 г. Главное управление Гражданского воздушного флота развернуло большую работу по подготовке формирования с объявлением мобилизации фронтовых авиационных групп и отрядов из состава территориальных управлений ГВФ80. Часть авиационных групп предназначалась для использования в составе фронтовых объединений на Западном направлении и три отряда — в составе Балтийского, Черноморского и Северного флотов. На их укомплектование выделялось более 50 процентов имевшихся транспортных самолетов, летно-подъемного, технического и обслуживающего персонала. Для обеспечения этих формирований специальным имуществом были установлены нормы мобилизационных запасов материальных средств и резервных фондов материалов для ремонта самолетов. К началу войны было накоплено мобилизационных запасов в пределах 57 процентов установленных норм81.

Остальная часть транспортной авиации Гражданского воздушного флота предназначалась для перевозок срочных и наиболее важных воинских и народнохозяйственных грузов в глубине страны. Управление этими перевозками сохранялось за территориальными управлениями Гражданского воздушного флота.

В последние предвоенные годы начались работы по созданию трубопроводных войск. Практика использования складских трубопроводов свидетельствовала о целесообразности использования магистральных трубопроводов для подачи войскам горючего, а следовательно, и создания специальных трубопроводных частей. В сентябре 1940 г. Управление снабжения горючим Советской Армии приступило к разработке проекта магистрального трубопровода, который был в основном завершен к маю 1941 г.82 Однако начавшаяся война задержала его осуществление.

Несмотря на значительный уровень моторизации Советской Армии, большой удельный вес в подвозе материальных средств войскам к началу войны по-прежнему занимал гужевой транспорт, особенно в войсковом тылу. В подразделениях и частях стрелковых войск, артиллерии и коннице не только сохранялся, но и усиливался конный обоз. Полная его замена автомобильным транспортом планировалась на 1941 год только в моторизованных и авиационных частях. В составе стрелковой дивизии на военное время по штатам 1941 года насчитывалось 3039 лошадей. Грузоподъемность обоза достигала 352 т. Широко использовался гужевой транспорт и для укомплектования армейских тыловых частей и учреждений, формируемых в мобилизационный период.

Следует сказать, что на военное время войскам требовалось почти в 2,5 раза больше конского состава, чем его имелось в наличии. Для обеспечения этой потребности в каждом колхозе, совхозе и других государственных и кооперативных организациях заблаговременно готовились в фонд обороны 5 процентов лошадей, 10 процентов повозок с упряжью от общего наличия в совхозах и других государственных предприятиях и одна повозка с упряжью от каждых 50 колхозных дворов.

Служба артиллерийского снабжения, ведавшая вопросами обеспечения войск вооружением и боеприпасами, в предвоенные годы находилась в подчинении Главного артиллерийского управления (ГАУ) Советской Армии. На нее возлагалось планирование, накопление необходимых запасов вооружения и боеприпасов, их распределение и доставка войскам, организация эксплуатации, обслуживания и ремонта вооружения.

Размеры мобилизационных запасов боеприпасов Генеральный штаб и ГАУ исчисляли из потребности в них на первые месяцы войны. Для Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского, Закавказского и Среднеазиатского округов запасы планировались на меньший срок, для Забайкальского и Дальневосточного — на больший83. Остальные запасы находились в резерве центра.

К началу 1941 г. Главное артиллерийское управление Советской Армии имело в своем распоряжении центральные снарядно-сборочные базы, в том числе несколько из них западнее меридиана Москвы, центральную пороховую базу и более десяти складов боеприпасов. На этих складах и базах хранилось необходимое количество боеприпасов для орудий и минометов. Кроме того, боеприпасы содержались на окружных артиллерийских складах.

Таким образом, общие запасы боеприпасов к артиллерии и минометам были значительны. Часть их была сосредоточена на центральных складах во внутренних округах, часть — на окружных складах западного направления и меньшая часть — на Дальнем Востоке. Наличие больших запасов боеприпасов в непосредственном распоряжении Главного артиллерийского управления создавало благоприятные условия для широкого маневра ими в случае войны.

Склады боеприпасов на Северо-Западном, Западном и Юго-Западном стратегических направлениях размещались на территории, удаленной от государственной границы на 50—700 км. Около одной четверти запасов боеприпасов находилось на удалении 50—200 км от государственной границы. Это объяснялось необходимостью обеспечить предполагаемые боевые действия войск с началом войны.

Помимо мобилизационных запасов служба располагала неприкосновенными запасами, содержащимися в войсках. По директиве Генерального штаба, изданной в августе 1940 г., к 1 октября 1940 г. их размеры в войсках западных приграничных военных округов необходимо было довести в стрелковых дивизиях до 1,25 боекомплекта, в кавалерийских, танковых и моторизованных дивизиях (бригадах) — до 3 боекомплектов танковых боеприпасов и до 1,5 боекомплекта по остальным боеприпасам, в артиллерийских полках стрелковых корпусов и резерва Верховного Главнокомандования — до 1,5 боекомплекта.

Служба снабжения горючим была одной из самых молодых служб Тыла Советской Армии. До 1936 г. обеспечение войск горючим осуществлялось через инженерную службу.

Резкое увеличение потребления горючего и смазочных материалов армией и флотом вызывали необходимость создания соответствующих запасов на случай войны. Существовавшая система снабжения войск больше не отвечала предъявляемым требованиям, поэтому в феврале 1936 г. было принято решение о создании в системе НКО Управления снабжения горючим Советской Армии и отделов снабжения горючим в военных округах. Приказом Народного комиссара обороны в феврале 1936 г. шестой отдел Генерального штаба был преобразован в Управление снабжения горючим Советской Армии (УСГ). Соответствующие преобразования были проведены и в военных округах.

Развернулась большая работа по подбору и подготовке кадров, созданию широкой сети военных складов горючего, разработке и производству технических средств, накоплению неприкосновенных и мобилизационных запасов, разработке руководящих документов и мобилизационных планов, а также организации контроля за правильным применением, хранением и экономным расходованием горючего.

Основные трудности в создании запасов горючего были связаны с недостатком емкостей, особенно в Прибалтийском, Западном и Киевском военных округах. Строительство складов горючего на территории Западной Белоруссии, Западной Украины и Прибалтийских республик началось только с лета 1940 г. и требовало значительных денежных затрат. Но несмотря на большие трудности, связанные с нехваткой денежных средств, строительных материалов и оборудования, в предвоенные годы была проделана большая работа по строительству складов горючего. К началу войны служба снабжения горючим располагала достаточной емкостью складов. При этом большая часть всех складов находилась в приграничных военных округах84.

До 1940 г. запасы горючего в Советской Армии создавались распоряжением Народного комиссара обороны за счет резервов, которые выделялись Экономическим Советом при Совнаркоме СССР на текущее снабжение. В июле 1940 г. ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР по предложению Народного комиссара обороны приняли постановление «О плане накопления государственных резервов и мобилизационных запасов на 1940 год». Этим постановлением предусматривалось к маю 1941 г. накопить значительные мобилизационные запасы горючего, в том числе авиационных бензинов, автотракторного горючего, авиационного масла, автола, солидола и дизельного масла85, что обеспечивало потребность войск приграничных и внутренних военных округов.

К 1 июня 1941 г. в системе Народного комиссариата обороны было накоплено 96,8 процента установленных мобилизационных запасов горючего. Почти половина их размещалась на базах Главнефтесбыта в глубине территории страны86.

Такое размещение мобилизационных запасов не в полной мере отвечало требованиям военного времени. Поэтому Советское правительство по предложению Генерального штаба в июне 1941 г. утвердило план перемещения более 100 тыс. т горючего из внутренних районов страны на базы Главнефтесбыта в западные приграничные военные округа, а также замены 33 тыс. т горючего мобилизационного запаса, хранящегося на нефтебазах Главнефтесбыта в глубинных районах, запасами государственного резерва, расположенного на территории приграничных военных округов87.

Кроме мобилизационных запасов создавались неприкосновенные запасы горючего в войсках. Нормы их содержания определялись приказом НКО СССР в январе 1941 г.: 2 заправки для механизированных, танковых и стрелковых дивизий, 4–6 заправок для частей ВВС (в зависимости от рода авиации) и 1 заправка для автотранспортных частей.

Помимо мобилизационных и неприкосновенных запасов горючего создавались и государственные резервы горючего в системе Управления государственных резервов. К 1 июня 1941 г. на нефтебазах областных и республиканских контор Главнефтесбыта хранилось горючее государственных резервов, в том числе авиационный бензин, автотракторное горючее и смазочные материалы. На нефтебазах Гражданского воздушного флота, Наркомата совхозов и Наркомата земледелия содержались еще десятки тысяч тонн различных видов горючего88. В западных районах СССР также хранилось много горючего государственных резервов.

Таким образом, в предвоенные годы, особенно в 1940 г. и в первой половине 1941-го, были накоплены большие запасы горючего в системе НКО. Они были вполне достаточны для обеспечения Советской Армии на длительный период войны. Размещение основных запасов мобилизационного резерва в глубине страны дало возможность сохранить горючее для обеспечения войск действующей армии в последующих оборонительных и наступательных операциях.

Благодаря заботам Коммунистической партии и Советского правительства до войны удалось за короткий срок значительно повысить техническую оснащенность службы снабжения горючим Советской Армии. Количество имущества в войсках и на складах за пять предвоенных лет возросло в несколько раз, и все же к началу войны не хватало автоцистерн, топливозаправщиков, маслозаправщиков, бензоперекачивающих станций. Обеспеченность техническими средствами службы снабжения горючим Советской Армии по состоянию на 22 июня 1941 г. показана в табл. 1189.

Таблица 11

Технические средства Общая потребность, шт. Всего имелось, шт. В том числе имелось Общая обеспеченность, %
в военных округах, шт. на центральных складах и заводах промышленности, шт.
Автоцистерны и бензозаправщики 24 171 4 285 4 285 17,5
Водомаслозаправщики 2 999 762 761 1 25,4
Резервуары РГ-50 19 485 4 686 4 664 22 24,0
Контейнеры КП-20 37 290 28 898 28 406 492 77,4
Бочки оцинкованные и железные (тыс. шт.) 233,0 327,8 324,1 3,5 141,0
Бензоперекачивающие станции 1 247 465 463 2 37,4
Бензомотопомпы 945 605 581 24 64,0
Насосы ручные 26 328 8 472 8 073 409 32,0
Комплекторы складские 140 142 142 102,0

В предвоенные годы партия и правительство уделяли серьезное внимание совершенствованию продовольственного снабжения армии и флота, улучшению питания личного состава. Особенно большое значение в развитии и укреплении службы продовольственного снабжения имела проведенная в августе 1935 г. реорганизация войскового хозяйства и военно-хозяйственного снабжения. В соответствии с этой реорганизацией служба военно-хозяйственного снабжения была разделена на две самостоятельные службы: продовольственного и обозно-вещевого снабжения. В центре создается Управление продовольственного снабжения, подчиненное главному интенданту Советской Армии, в военных округах — отделы, а в дивизиях — отделения продовольственного снабжения, подчиненные соответственно интенданту округа, дивизии. В полках была введена должность начальника продовольственно-фуражного снабжения, который подчинялся помощнику командира полка по материальному обеспечению. Реорганизация позволила значительно улучшить обеспечение армии продовольствием и подготовить службу к успешной работе в условиях военного времени.

Были приняты меры по установлению более твердого порядка в организации снабжения армии продовольствием. Выделение годовых фондов Наркомату обороны (военным округам) стало осуществляться строго на основании штатной численности личного состава войск, норм продовольственного снабжения и установленных переходящих запасов продовольствия с зачетом имеющегося в наличии. Был установлен четкий порядок учета и отчетности в расходовании продуктов питания и остатков в войсках и на продовольственных складах. Серьезные мероприятия проводились по упорядочению складского хозяйства. Намечалось широкое строительство складских емкостей и холодильников. В полках принимались меры к созданию необходимых запасов продовольствия и фуража.

В соответствии с мобилизационными планами уже к концу 1937 г. были созданы запасы, позволявшие обеспечить потребности войск в военное время в приграничных и внутренних военных округах на первые месяцы ведения войны. Но в связи с количественным ростом Советской Армии и надвигающейся империалистической агрессией Советским правительством был утвержден новый план накопления запасов для обеспечения войск продовольствием и фуражом на военное время. Предусмотренные этим планом размеры мобилизационных фондов позволяли обеспечить потребности Советской Армии в военное время по муке и крупе на 5 месяцев, по мясу, рыбопродуктам и жирам — на 2–2,5 месяца и по сахару — на 3 месяца90.

К 22 июня 1941 г. общие запасы продовольствия и фуража были созданы почти полностью в размерах, предусмотренных мобилизационным планом и обеспечивающих четырехмесячную потребность армии. Переходящие запасы продовольствия в мобилизационную обеспеченность военных округов не засчитывались. Они составляли дополнительный резерв Советской Армии. Относительно высокие переходящие запасы продовольствия и фуража позволяли войскам с началом военных действий производить маневрирование продфуражными ресурсами без получения их мобилизационных фондов в течение 20–30 суток.

Значительная часть всех мобилизационных запасов размещалась на комплектных (с полным набором ассортимента продуктов) базах Главного управления государственных резервов. С объявлением мобилизации эти базы передавались в ведение НКО и становились военно-продовольственными складами Управления продовольственного снабжения Советской Армии. Кроме того, мобилизационные запасы хранились во многих гарнизонах и пунктах хранения. Так, в западных приграничных военных округах они размещались в сотнях пунктов (без учета пунктов содержания мобилизационного фонда живого скота)91.

По состоянию на 22 июня 1941 г. в Советской Армии имелось построенных или более чем наполовину введенных в эксплуатацию несколько центральных и десятки окружных продовольственных складов92.

Для размещения создаваемых мобилизационных запасов продовольствия и фуража и в связи с расширением границ западных военных округов с осени 1940 г. началось строительство ряда новых баз Управления государственных материальных резервов большой емкости. К началу войны их строительство было выполнено на 40–50 процентов.

В связи с нехваткой складской емкости промышленностью по заказам Управления продовольственного снабжения Советской Армии было начато изготовление разборных металлических хранилищ легкого типа емкостью на 30 вагонов каждое. В течение 1939–1940 гг. и первой половины 1941-го военные округа получили несколько сотен таких хранилищ, что увеличило складскую площадь в целом на тысячи вагонов93.

Перед войной значительно возросла и техническая база продовольственной службы. Войска стали оснащаться подвижными средствами полевого хлебопечения на автомобильном ходу, новыми трехкотельными кухнями-автоприцепами, полевыми мельничными установками, авторефрижераторами и другими средствами. В 1940 г. был принят на снабжение полевой автохлебозавод (ПАХ) как основное дивизионное средство полевого хлебопечения в военное время.

С 1939 по 1940 г. армии было поставлено автоприцепных кухонь в полтора раза больше, чем за восемь предыдущих лет. Из всех автохлебозаводов, поступивших в войска к началу 1941 г., большинство было изготовлено в этот период. Но, несмотря на резкое увеличение производства и поставок новой техники службе продовольственного снабжения, мобилизационная потребность удовлетворялась не полностью. Обеспеченность войск полевыми автохлебозаводами, кухнями-автоприцепами и термосами на мобилизационное развертывание была недостаточной. Всего новых кухонь и автохлебозаводов недоставало на укомплектование десятков дивизий94. Однако с учетом использования старых образцов техники мобилизационная потребность армии обеспечивалась полностью.

В подготовке продовольственной службы к обеспечению войск в военное время учитывался опыт, полученный в ходе боевых действий по защите советских государственных границ. В целях увеличения ресурсов продуктов, необходимых для питания войск в полевых условиях, Экономический Совет при СНК СССР обратил особое внимание на расширение производства сухарей, пищевых концентратов, блочного мяса, витаминов и брикетированного комбикорма. Были выделены дополнительные ассигнования на строительство сухарных цехов, пищеконцентратных и комбикормовых заводов. В результате принятых срочных мер производство сухарей для Советской Армии за один год (с февраля 1940 г. по февраль 1941 г.) возросло с 9 тыс. до 32 тыс. т в месяц. На 1 января 1941 г. промышленность увеличила ежемесячный выпуск пищевых концентратов до 5600 т. Однако этого было недостаточно для снабжения армии в военное время. Поэтому Советское правительство в январе 1941 г. приняло план увеличения производства пищевых концентратов, согласно которому к концу 1942 г. ежемесячный выпуск пищевых концентратов должен был возрасти до 14,6 тыс. т. Кроме того, специальным правительственным постановлением предлагалось организовать к 1 апреля 1941 г. на 23 мясокомбинатах новые цехи для расфасовки мороженого мяса и изготовить во втором квартале 1941 г. для закладки в мобилизационный фонд 2400 т блочного мяса, упакованного в изотермические контейнеры.

Расширялось производство комбикормов для конского состава. Планом предусматривалось довести мощности комбикормовых заводов к началу 1942 г. до 42 тыс. т в месяц (вместо 25 тыс. т).

Накануне войны, 1 июня 1941 г., были введены новые нормы продовольственного снабжения личного состава Советской Армии95. Устанавливалось девять различных видов пайков для военнослужащих, в том числе сухой и вегетарианский. Общая калорийность пайка составляла 3622 калории. Такой калорийности продовольственного солдатского пайка к этому времени не имела ни одна армия мира.

Серьезное значение для решения продовольственной проблемы в нашей стране и бесперебойного обеспечения армии продовольствием и фуражом в военное время имели мероприятия Коммунистической партии и Советского правительства по созданию государственных резервов продовольствия и сельскохозяйственного сырья.

На важность значения резервов продовольствия указывал В. И. Ленин. «Красная Армия, — писал он, — не может быть крепкой без больших государственных запасов хлеба, ибо без этого нельзя ни передвигать армию свободно, ни готовить ее как следует. Без этого нельзя содержать рабочих, работающих на армию»96. Руководствуясь этим ленинским указанием, Коммунистическая партия и Советское правительство создали в предвоенные годы в стране значительные резервы продовольствия. Так, к январю 1941 г. резервы зерна и зернопродуктов достигли 6 162 тыс. т. В распоряжении Управления государственных резервов перед войной имелись десятки хлебофуражных, бакалейных и комплектных баз, на которых хранились сотни тыс. т различных продуктов97. Накопление государственных резервов и мобилизационных запасов дало возможность создать соответствующие фонды продовольствия и фуража для обеспечения армии в военное время.

Таким образом, принятые в предвоенные годы партией и правительством меры по укреплению продовольственной службы, хотя многие из них и не были завершены до начала войны, сыграли решающую роль в обеспечении успешной работы службы в военное время.

Самостоятельная служба обозно-вещевого снабжения, как и продовольственная, была создана в 1935 г., когда в августе было сформировано Управление обозно-вещевого снабжения, подчиненное главному интенданту Советской Армии, и соответствующие органы обозно-вещевого снабжения в военных округах (фронтах, армиях), дивизиях и полках. Одновременно была утверждена схема снабжения, установлена категорийность вещевого и обозно-хозяйственного имущества, изменена система учета и отчетности.

Особое внимание партия и правительство обратили на качество имущества, изготовляемого промышленностью. Они обязали наркоматы легкой и местной промышленности, промкооперацию приступить к испытанию в войсках опытных партий обмундирования и обуви с применением заменителей натурального сырья.

Во исполнение решений партии и правительства Народный комиссар обороны потребовал от командования военных округов, армий, соединений и частей, чтобы вопросы снабжения войск пользовались не меньшим вниманием командиров и политработников всех степеней, чем вопросы тактики, стрелкового дела, политработы и прочих отделов боевой подготовки.

Служба разработала новую форму одежды для личного состава армии, отвечающую требованиям современной войны. До 1941 г. в Советской Армии было многообразие в форме одежды. Имелась особая форма обмундирования для казачьих частей, военно-воздушных сил и бронетанковых войск. Обмундирование начальствующего состава родов войск и служб отличалось цветом кантов. Все это затрудняло производство и снабжение войск вещевым имуществом.

Постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР в январе 1941 г. был установлен для всех родов войск и служб единый (защитный) цвет обмундирования на мирное и военное время. Особая форма для казачьих частей, а также открытый френч для начальствующего состава военно-воздушных сил и бронетанковых войск со снабжения снимались, окантовка предметов хлопчатобумажного обмундирования и пилоток отменялась.

К началу войны в неприкосновенном запасе были созданы установленные запасы вещевого имущества, которые вместе с имуществом текущего снабжения войск обеспечивали мобилизационное развертывание Советской Армии. Большая часть запасов вещевого имущества находилась в приграничных военных округах, из них до 90 процентов — на складах соединений и частей.

Существенно улучшилось и техническое оснащение службы. В 1935–1939 гг. были разработаны и запущены в серийное производство механизированные дивизионные походные автомастерские для среднего ремонта обуви (ПОРАМ), обоза (ПОРЕМ) (армейские) и шорно-седельных изделий (ШОРСАМ). К сожалению, к началу войны удалось обеспечить ими лишь от 30 до 60 процентов мобилизационной потребности.

Кроме войсковых ремонтных средств в распоряжении центра и военных округов имелось 34 стационарных вещевых и 16 обозных ремонтных мастерских, производительность которых полностью удовлетворяла потребность войск в капитальном ремонте в мирное время. В случае войны для капитального ремонта вещевого и обозного имущества предусматривалось дополнительно развернуть ремонтные мастерские по линии промысловой кооперации. В пяти западных военных округах намечалось организовать 23 таких мастерских.

В ходе финляндско-советского конфликта была выявлена нереальность некоторых норм снабжения, весьма остро встал вопрос об обеспечении специальным обмундированием лыжников, возникла необходимость разработки и создания запасов женского обмундирования и т.д.

Недостатки быстро устранялись. Еще в ходе боевых действий было сконструировано и изготовлено 70 тыс. комплектов специального обмундирования для лыжников; разработаны и в январе 1941 г. введены новые нормы снабжения личного состава Советской Армии на военное время, начаты работы по конструированию женского обмундирования.

В связи с насыщением войск техникой и вооружением в предвоенные годы все большее значение приобретало техническое обеспечение. В основу его организации легла единая для всех родов войск и служб планово-предупредительная система обслуживания и ремонта. Обслуживание и мелкий (текущий) ремонт осуществлялся экипажами (расчетами) и войсковыми ремонтными средствами, средний — в ремонтных учреждениях оперативного звена, капитальный — в ремонтных учреждениях военных округов (фронтов), центра и на предприятиях промышленности.

В Советской Армии техническое обеспечение организовывалось начальниками соответствующих родов войск и служб. Вопросы, связанные с эксплуатацией и восстановлением автобронетанковой техники, снабжением войск и ремонтных учреждений запасными частями и другим техническим имуществом, решались Главным автобронетанковым управлением (ГАБТУ).

В соответствии с принятым порядком организации технического обеспечения была создана необходимая ремонтная база. Для технического обслуживания и ремонта автобронетанковой техники в войсковом звене тыла имелись взводы и роты технического обеспечения, а в оперативном звене — ремонтно-восстановительные батальоны. Средний ремонт автобронетанковой техники осуществлялся в стационарных автобронетанковых ремонтных мастерских, капитальный — на ремонтных базах и заводах. К капитальному ремонту автобронетанковой техники привлекались также заводы промышленности. В военное время в механизированных дивизиях и корпусах предусматривалось иметь ремонтно-восстановительные батальоны, в армиях — отдельные ремонтно-восстановительные батальоны универсального назначения и подвижные ремонтно-восстановительные железнодорожные мастерские, а во фронтах и непосредственном распоряжении ГАБТУ — стационарные ремонтные мастерские базы и заводы.

К началу войны помимо войсковых ремонтных средств в Советской Армии имелось 38 ремонтных баз, 72 гарнизонные авто-бронетанковые мастерские, 20 железнодорожных мастерских и 9 армейских ремонтно-восстановительных батальонов98. В целях дальнейшего расширения ремонтной базы в первой половине 1941 г. было развернуто строительство еще четырех ремонтных заводов и семи ремонтных баз, которые предполагалось ввести в строй в конце 1942 г.99 Наряду со строительством ремонтных предприятий принимались меры по расширению ремонтных баз и обновлению их оборудования.

Для обеспечения ремонта боевых и транспортных машин в военное время в воинских частях, соединениях, ремонтных учреждениях и военных округах создавались неприкосновенные запасы деталей и агрегатов в специальных комплектах. 15 мая 1941 г. Народным комиссаром обороны был утвержден план закладки в НЗ запасных частей в комплектах на сумму 207 млн. рублей100. Помимо этого для обеспечения капитального ремонта авто-бронетанковой техники на заводах промышленности по линии Управления государственных резервов были созданы мобилизационные запасы деталей, агрегатов, полуфабрикатов, материалов и инструментов на сумму 93,7 млн. рублей101. Запасы автобронетанкового имущества в Советской Армии содержались на центральных и окружных складах. Для увеличения запасов автобронетанкового имущества и разгрузки действующих складов в 1941 г. строились один центральный и четыре окружных склада, велись подготовительные работы к развертыванию строительства еще шести складов.

Примерно по такой же схеме строилось техническое обеспечение и по линии артвооружения. Накануне войны был разработан порядок ремонта артиллерийского и стрелкового вооружения в войсках действующей армии. Им предусматривалось производить текущий ремонт вооружения в полку и дивизии, средний — в армии и во фронте, капитальный — частично во фронте, а в основной массе — за пределами фронтовых тыловых районов в арсеналах и на заводах Главного артиллерийского управления Советской Армии (ГАУ) и на предприятиях промышленности. В этих целях предусматривалось укомплектовать дивизии дивизионными артиллерийскими ремонтными мастерскими (ДАРМ), а армии — подвижными артиллерийскими мастерскими (ПАМ) на железнодорожной базе.

В Военно-Воздушных Силах ремонт самолетов и моторов в полевых условиях планировалось осуществлять силами подвижных авиационных ремонтных мастерских (ПАРМ-1) и на стационарных предприятиях.

Таким образом, в Советской Армии в предвоенные годы сложилась стройная система технического обеспечения, были созданы силы и средства для технического обслуживания, ремонта и эвакуации боевой техники и вооружения в полевых условиях, а также стационарные мастерские и ремонтные заводы. Вместе с тем в организации технического обслуживания и ремонта боевой техники и вооружения имелись определенные трудности, связанные с нехваткой подвижных ремонтно-эвакуационных средств.

Состояние военно-медицинской службы Советской Армии в довоенный период находилось в прямой зависимости от успехов развития здравоохранения в СССР. Повседневная забота партии и правительства о народном здравоохранении, высокий уровень отечественной медицинской науки создали благоприятные условия для подготовки медицинской службы к войне. К 1941 г. она располагала развитой сетью лечебных учреждений, высококвалифицированными кадрами, большими запасами медицинского имущества.

По состоянию на 9 июня 1941 г. в Советской Армии насчитывалось 149 постоянных госпиталей общей емкостью 35 540 коек102. На базе этих госпиталей и лечебных учреждений Наркомздрава по мобилизационному плану в прифронтовой полосе и в глубине территории страны в течение первых 30 суток планировалось развернуть эвакуационные госпитали на 450 000 коек. В первую очередь развертывались госпитали в центральных районах страны, а затем далее к востоку до Приволжского военного округа. Тем самым сокращалось плечо эвакуации, повышалась эффективность использования военно-санитарных поездов.

Для оценки готовности медицинской службы к войне существенное значение имеет размещение постоянных госпиталей — основной базы для формирования медицинских учреждений с объявлением мобилизации.

В соответствии со взглядами на возможный характер будущей войны, в целях приближения госпитальной базы к войскам и создания наиболее благоприятных условий для лечения раненых и ухода за ними большинство гарнизонных госпиталей приграничных военных округов размещалось в непосредственной близости от границы, а окружных — в крупных промышленных и административно-политических центрах. В крупных городах предусматривалось размещать и подавляющую часть госпиталей, формируемых по мобплану. В Москве планировалось развернуть около 25 тыс. коек из 40 тыс. коек по всему Московскому военному округу, Ленинграде — 18 тыс. коек из 22 тыс. в Ленинградском военном округе, Харькове — 13,8 тыс. коек из 35,5 тыс. в Харьковском военном округе и т.д.103

Накануне войны укомплектованность медицинской службы по штатам мирного времени составляла: врачами — на 65 процентов, зубными врачами — также на 65, фельдшерами — на 63,7, фармацевтами — на 58,9 процента. Кроме того, в запасе находилось более 100 тыс. врачей (мужчин — 36,8 процента, женщин — 63,2), что в основном удовлетворяло мобилизационные потребности104.

Наряду с повседневной заботой об укреплении здоровья личного состава войск, снижении заболеваемости и трудопотерь медицинская служба успешно решала многие важные проблемы военно-медицинской науки. Именно в предвоенные годы работами выдающихся советских ученых Н. Н. Бурденко, Н. Н. Петрова, М. Н. Ахутина, С. С. Гирголава, Ю. Ю. Джанелидзе, В. В. Гориневской и других были созданы основные принципы лечения огнестрельных ран, решены в организационном плане вопросы хирургической тактики в условиях военного времени. Важным вкладом в военно-медицинскую пауку явилась разработка В. Н. Шамовым, И. Р. Петровым и Н. Н. Еланским проблемы переливания крови, работы А. В. Вишневского и А. А. Вишневского в области хирургического обезболивания ран, выделение в самостоятельную специальность и развитие нейрохирургии (Н. Н. Бурденко, В. Н. Шамов) и другие. На этой основе в сравнительно короткий срок были разработаны принципиально новые положения военно-полевой хирургии и терапии и созданы благоприятные предпосылки для лечения раненых. Медицинская служба занималась также вопросами дальнейшего развития важнейших принципов организации медицинского обеспечения войск в ходе боевых действий, нашедших свое выражение в системе этапного лечения раненых (больных) с эвакуацией их по назначению. Эта система отражала наиболее передовые, прогрессивные взгляды на организацию лечебно-эвакуационного обеспечения войск и сыграла исключительно важную роль в ходе Великой Отечественной войны.

Официальными документами, изданными перед войной, предусматривалось, что все лечебно-эвакуационные мероприятия должны проводиться по этапам медицинского обеспечения. В батальонном и полковом звеньях — быстрый сбор раненых с поля боя, оказание им доврачебной помощи, срочная эвакуация в полковой медицинский пункт и оказание на нем первой врачебной помощи; с полкового медицинского пункта раненые и больные средствами вышестоящего звена медицинской службы эвакуируются на дивизионный медицинский пункт, где им оказывается квалифицированная медицинская помощь по неотложным показаниям. Таким образом, в войсковом тыловом районе в основном завершалось оказание неотложной квалифицированной медицинской помощи раненым и больным.

Медицинская служба армий организовывала и осуществляла эвакуацию раненых и больных из дивизионных медицинских пунктов в армейские лечебные учреждения, составлявшие госпитальную базу армии, оказание им квалифицированной и специализированной помощи, а также лечение раненых и больных, не подлежащих дальнейшей эвакуации во фронтовые лечебные учреждения. В области санитарно-гигиенического и противоэпидемического обеспечения войск в армейском звене медицинской службы предусматривалось проводить санитарно-эпидемиологическую разведку и эпидемиологическое наблюдение, осуществлять весь комплекс противоэпидемических мероприятий в очагах инфекционных заболеваний.

На медицинскую службу фронта возлагалась эвакуация раненых и больных из госпитальных баз армий в лечебные учреждения (госпитальные базы) фронта, лечение раненых и больных во фронтовых госпиталях и организация дальнейшей эвакуации раненых, нуждающихся в продолжительном лечении.

Для приема и лечения раненых и больных, поступающих из госпитальных баз фронтов, во внутренних районах страны на главных эвакуационных направлениях должны были развертываться распределительные и местные эвакуационные пункты (РЭП и МЭП). Основными лечебными учреждениями этих пунктов являлись эвакуационные госпитали, которые в соответствии с мобилизационным планом формировались местными органами Наркомздрава и укомплектовывались полностью гражданским персоналом (за исключением начальника госпиталя и его заместителя по политчасти, являющихся военнослужащими). Организация и осуществление лечебной работы в этих госпиталях, обеспечение раненых питанием, медико-санитарным имуществом и т.д. возлагались на местные органы Наркомздрава.

Опыт, полученный в ходе боевых действий у оз. Хасан, на р. Халхин-Гол и в период финляндско-советского конфликта подтвердил верность принятых теоретических установок, новых принципов организации и способов работы по медицинскому обеспечению войск, показал высокую подготовленность медицинской службы, ее частей и учреждений к решению сложных и трудных задач медицинского обеспечения Советской Армии. Вместе с тем выявились некоторые недостатки в организационно-штатной структуре медицинской службы, в подготовке медицинского состава, в обеспечении медицинских частей и учреждений санитарным автомобильным транспортом, техническими средствами и другим медицинским имуществом.

Полученный опыт был подвергнут глубокому и всестороннему изучению, анализу и обобщению. Он явился основой предпринятой накануне войны реорганизации медицинской службы, в ходе которой намечалось устранить несоответствие некоторых сторон штатной организации условиям и требованиям военного времени, внести определенные коррективы в систему лечебно-эвакуационного обеспечения раненых. Значительным изменениям подвергся штат медико-санитарного батальона. В его составе было увеличено число врачей-хирургов, среднего и младшего медицинского персонала, создана госпитальная рота и т.д. Определенные изменения предполагалось осуществить в армейском и фронтовом звеньях медицинской службы.

Важную роль в предвоенный период играла ветеринарная служба. Она осуществляла ветеринарное обслуживание всех животных в войсковых хозяйствах и повседневный надзор за качеством мяса, идущего на довольствие войск, а также принимала активное участие в военно-научной работе и решении таких общегосударственных задач, как оздоровление животноводства и территории страны, разработка ветеринарного законодательства и т.д.

Непосредственное руководство ветеринарной службой осуществляло Ветеринарное управление Советской Армии. В округах имелись ветеринарные отделы, в корпусах, дивизиях и полках — ветеринарные врачи. Служба имела в своем составе Ветеринарный научно-исследовательский институт, центральную и окружные ветеринарные лаборатории, центральный и окружные (по одному на округ) ветеринарные склады, гарнизонные ветеринарные лазареты, амбулатории и другие учреждения. Укомплектованность службы ветеринарными врачами и фельдшерами достигла 98 процентов. По состоянию на 22 июня 1941 г. в народном хозяйстве страны имелось 13 700 ветеринарных врачей и 16 700 фельдшеров, что полностью покрывало мобилизационные потребности Вооруженных Сил.

В комплексе мероприятий по подготовке ветеринарной службы на нее возлагалось накопление и хранение неприкосновенных запасов имущества, формирование полевых (фронтовых и армейских) органов управления и ветеринарных учреждений, обеспечение мобилизации лошадей, создание резерва личного состава, принятие мер по оздоровлению территории и ряд других задач.

К началу войны неприкосновенные запасы ветеринарного имущества были накоплены полностью в установленных размерах. Они размещались на складах воинских частей, ветеринарных учреждений, военных округов и центра. Для удобства истребования и отпуска все ветеринарное имущество на военное время было скомплектовано в 23 нормы-комплекта.

На базе имевшихся ветеринарных учреждений мобилизационным планом намечалось формирование десятков фронтовых ветеринарных лазаретов, фронтовых ветеринарных лабораторий, фронтовых ветеринарных складов, полевых и эвакуационных ветеринарных лазаретов и головных ветеринарных складов. Кроме того, были приняты меры к подготовке для нужд войск гражданских ветеринарных учреждений, особенно в приграничных военных округах. В первую очередь подготавливались ветеринарные лечебницы особого назначения (ЛOH). В них создавались запасы ветеринарного имущества, приписывались райвоенкоматами штаты обслуживающего персонала из военнообязанных, оборудовались ковочные кузницы, обмывочно-дегазационные пункты и изоляторы. Каждая лечебница рассчитывалась на одновременное стационарное лечение 100 лошадей. Основной задачей их было обслуживание проходящих войск.

Наличие достаточного количества штатных частей и учреждений, запасов материальных средств и квалифицированных кадров, большой опыт работы в мирное время позволили ветеринарной службе успешно справиться со своими задачами с началом войны.

Готовя страну к обороне, Коммунистическая партия и Советское правительство огромное внимание уделяли подготовке военных кадров, в том числе и кадров Тыла. В короткий срок была создана широкая сеть высших и средних военно-учебных заведений, готовивших кадры для всех служб.

Основными военно-учебными заведениями по подготовке кадров для служб продовольственного и обозно-вещевого снабжения являлись Военно-хозяйственная (с 1940 г. — интендантская) академия и Военно-хозяйственное (интендантское) училище. Только за период с 1936 по 1941 г. в них было подготовлено 665 специалистов с высшим и 2544 человека со средним интендантским образованием. В целях ускорения подготовки кадров в связи с нарастающей военной угрозой в апреле 1940 г. были сформированы Омское и Симферопольское интендантские училища, которые свой первый выпуск сделали уже в ходе войны.

Подготовка офицерских кадров для железнодорожных войск, ВОСО, автомобильной и дорожной служб осуществлялась в Военно-транспортной академии, Академии механизации и моторизации Советской Армии, а также в сформированных в 1939–1940 гг. автотехническом и трех автомобильно-мотоциклетных училищах.

Служба снабжения горючим в первые годы после своего создания комплектовалась за счет командного состава других родов войск и выпускников гражданских нефтяных институтов. Однако такой метод комплектования службы не отвечал все возрастающим требованиям. Поэтому в 1939 г. при Академии механизации и моторизации Советской Армии был образован факультет снабжения горючим, а при 1-м Саратовском танковом училище сформирован батальон курсантов по подготовке специалистов службы со средним образованием.

Подготовка кадровых военных врачей велась в двух военно-медицинских и одной военно-морской академиях, а также на трех военных факультетах при гражданских медицинских институтах. Из этих вузов ежегодно выпускалось 1450 военных врачей. Ветеринарная служба готовила свои кадры в Военно-ветеринарной академии и Ленинградском военно-ветеринарном училище.

Оценивая в целом состояние Тыла Советской Армии накануне войны, можно с полным основанием утверждать, что его подготовка находилась на достаточно высоком уровне. Он имел в своем составе необходимые органы управления, тыловые части и учреждения, располагал достаточными запасами материальных средств, был укомплектован высококвалифицированными кадрами. Организационная структура, техническое оснащение и принципы работы Тыла Советской Армии были по тому времени одними из самых передовых в мире, полностью соответствовали существовавшим взглядам на характер будущей войны и отвечали требованиям советского военного искусства.

В подготовке Тыла имелись и слабые стороны. Тыловые части и учреждения были еще не вполне оснащены автомобильным транспортом и другой техникой, многие технические средства, включенные в их штаты и табели, лишь вошли в серийное производство или осваивались промышленностью и, естественно, не могли в требуемом количестве поступить в войска. Не хватало и некоторых специалистов, особенно для службы снабжения горючим и врачей-хирургов.

Определенные недочеты имелись также в подготовке театров военных действий в тыловом отношении и в размещении запасов материальных средств.

Не удалось до конца провести в жизнь ряд организационных и мобилизационных мероприятий. Слишком мало времени отвела история для подготовки к этой большой и ожесточенной войне, навязанной Советскому Союзу германским фашизмом. Но в целом Тыл Советской Армии был готов к выполнению своих задач и, несмотря на отдельные трудности, успешно справился с ними в ходе Великой Отечественной войны.

Тыл Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне

Cм. также

Создание материально-технической базы для советских вооруженных сил

 



Другие новости и статьи

« Подготовка Японии к бактериологической войне

Тыл Советской Армии в первом периоде войны »

Запись создана: Пятница, 21 Октябрь 2011 в 19:26 и находится в рубриках Вторая мировая война, Управление тылом.

Метки: , ,



Газовые котлы-напольные, настенные, комплектующие. Выгодные цены
skytherm.com.ua

Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы