Тыл Советской Армии в первом периоде войны


9 декабря - день героев О

Тыл Советской Армии в первом периоде войны

oboznik.ru - Тыл Советской Армии в первом периоде войны

22 июня 1941 г. фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз. Многомиллионная немецко-фашистская армия внезапно вторглась на территорию СССР и повела наступление на важнейших стратегических направлениях. Началась Великая Отечественная война — самая тяжелая и жестокая из всех войн, когда-либо пережитых нашей Родиной.

Начиная войну, гитлеровцы использовали временные преимущества: «милитаризацию экономики и всей жизни Германии; длительную подготовку к захватнической войне и опыт военных действий на Западе; превосходство в вооружении и численности войск, заблаговременно сосредоточенных в пограничных зонах. В их распоряжении оказались экономические и военные ресурсы почти всей Западной Европы. Гитлеровская Германия захватила в странах Европы весь арсенал вооружения, громадные запасы металла, стратегического сырья, металлургические и военные заводы. Советскому Союзу пришлось вступить в единоборство с колоссальной военной машиной»105.

На огромном пространстве от Баренцева до Черного моря развернулись невиданные по своему размаху ожесточенные кровопролитные сражения. Под натиском превосходящих сил врага Советская Армия была вынуждена с тяжелыми боями отступать. «На направлении своих главных ударов враг имел тройное и даже пятикратное превосходство в силах. Войска приграничных округов вынуждены были вступать в борьбу разрозненно, без необходимого воздушного прикрытия и артиллерийской поддержки»106.

Это был наиболее трудный для нашей страны, для Советских Вооруженных Сил и их тыла период. С первого же дня войны органы Тыла Советской Армии в невероятно тяжелых условиях приступили к выполнению возложенных на них задач. Они обеспечивали в тыловом отношении мобилизационное развертывание и боевые действия войск на фронте, пополняли израсходованные войсками запасы материальных средств, оказывали медицинскую помощь раненым воинам и осуществляли их лечение, вывозили из-под ударов противника тыловые учреждения и материальные ресурсы и, кроме этого, осуществляли отмобилизование и развертывание тыловых частей и учреждений.

Вероломное нападение немецко-фашистских захватчиков не позволило полностью осуществить развертывание тыла до начала боевых действий. Его пришлось проводить уже в ходе начавшейся войны, в условиях отхода наших войск и систематического воздействия авиации противника.

Особенно большие трудности создались после того, как в результате неудачного для нас исхода приграничных сражений противник занял районы, намеченные для развертывания тыла. Приходилось назначать новые районы в более глубоком тылу, что удлиняло сроки развертывания. Поэтому фронты, армии и даже некоторые соединения вынуждены были отражать натиск врага без достаточного количества автотранспортных, медицинских и других тыловых частей и учреждений. Они прибывали в состав войск по мере формирования, часто с опозданием.

Огромный размах и высокий динамизм военных действий, возникшие трудности в организации тылового обеспечения войск потребовали принятия срочных и решительных мер по улучшению управления тылом. Серьезным препятствием на этом пути была разобщенность в работе его служб, не имевших единого органа управления. Центральные управления снабжения и обеспечения Наркомата обороны СССР и соответствующие органы во фронтах и армиях действовали без должной координации своих усилий по обеспечению войск. Вопросами оперативного устройства Тыла Советской Армии ведали Генеральный штаб, штабы фронтов и армий. Они же осуществляли общее планирование поставок материальных средств и определяли объем материальных издержек на предстоящие операции. Между тем материальные средства находились в руках различных служб, не подчиненных общевойсковым штабам.

Таким образом, обозначился разрыв между функциями планирования, подвоза и снабжения. Это не осталось без внимания ЦК партии, Государственного Комитета Обороны и Ставки Верховного Главнокомандования. Опыт организации и осуществления руководства тылом в годы гражданской войны подсказывал, что решение проблемы надо искать в централизации управления тылом. В проекте директивы ЦК партии о военном единстве В. И. Ленин указывал: «…необходимым условием успеха… войны является единое командование всеми отрядами Красной Армии и строжайшая централизация в распоряжении всеми силами и ресурсами социалистических республик, в частности, всем аппаратом военного снабжения, а также железнодорожным транспортом, как важнейшим материальным фактором войны, имеющим первостепенное значение не только для выполнения военных операций, но и для снабжения Красной Армии…»107

В период гражданской войны все важнейшие вопросы мобилизации людских и материальных ресурсов страны для достижения победы над врагом решал высший военно-политический орган — Совет Рабочей и Крестьянской Обороны, а выполнение его решений осуществлялось через Революционный Военный Совет Республики, Полевой штаб, Центральное управление снабжения и обеспечения Красной Армии. Во фронтах, армиях и дивизиях соответственно были введены должности начальников снабжения, тем самым была сделана попытка централизовать руководство тылом в одних руках.

Учитывая этот опыт и конкретную обстановку, Верховный Главнокомандующий поручил заместителю Народного комиссара обороны СССР генерал-лейтенанту А. В. Хрулеву подготовить предложения по организации управления Тылом Советской Армии на военное время. К этой работе были привлечены представители Генерального штаба генерал-майор П. А. Ермолин, генерал-майор интендантской службы П. В. Уткин, полковник К. Ф. Ремизов, а также один из ближайших в то время помощников А. В. Хрулева — полковник Г. Н. Данков.

30 июля 1941 г. Народный комиссар обороны СССР И. В. Сталин утвердил Положение об управлении Тылом Советской Армии на военное время и схему организации органов управления Тылом Советской Армии. В августе 1941 г. был подписан приказ Народного комиссара обороны СССР об организации Главного управления тыла Советской Армии, управлений тыла фронта и армий и Положения об этих управлениях. Этим приказом учреждалась должность начальника Тыла Советской Армии и начальников тыла фронтов и армий. Начальником Тыла Советской Армии (он же начальник Главного управления тыла Советской Армии) был назначен крупный партийный работник и видный военный деятель заместитель Народного комиссара обороны СССР генерал-лейтенант интендантской службы А. В. Хрулев. Бывший военный комиссар кавалерийской дивизии 1-й Конной армии, затем заместитель начальника политического управления Московского военного округа, начальник Центрального военно-финансового управления Наркомата по военным и морским делам, начальник Строительно-квартирного управления РККА, главный интендант Советской Армии А. В. Хрулев отлично знал нужды и потребности войск.

При начальнике Тыла было создано Главное управление тыла Советской Армии в составе: штаб начальника Тыла, Управление военных сообщений Советской Армии108, Автодорожное управление Советской Армии, Инспекция начальника Тыла. Начальнику тыла Советской Армии были подчинены: Главное интендантское управление, Управление снабжения горючим, Санитарное и Ветеринарное управления. Заместителями начальника Тыла Советской Армии были назначены генерал-майоры М. В. Захаров и П. А. Ермолин, начальником штаба Тыла — генерал-майор интендантской службы П. В. Уткин, его заместителями — генерал-майор М. П. Миловский и генерал-майор интендантской службы П. И. Драчев. В сентябре 1941 г. начальником штаба Тыла был назначен М. П. Миловский, который занимал этот пост почти в течение всей войны. Военным комиссаром Главного управления тыла был назначен дивизионный комиссар В. А. Баюков.

19 августа 1941 г. была введена должность начальника тыла ВВС Советской Армии, а в мае 1942 г. — начальника тыла Военно-Морского Флота109.

Положением об управлении тылом предусматривалось, что начальник Тыла Советской Армии ведает его организацией, перевозками войск и пополнений, подвозом всех видов материальных средств фронтам, эвакуацией раненых и больных, военного имущества. Ему вменялось в обязанность иметь сведения о наличии запасов военного имущества во фронтах (армиях) и на базах, об обеспеченности действующей армии всеми видами материальных средств. Начальник Тыла Советской Армии пользовался правами заместителя Народного комиссара обороны СССР.

Во фронтах и армиях были созданы управления тыла во главе с начальниками тыла фронтов, армий, являющимися заместителями командующих фронтами, армиями и подчиненными одновременно начальнику Тыла Советской Армии. Должности заместителей начальников штабов по тылу во фронтах и армиях были упразднены. Структура органов управления тылом во фронтах и армиях, права и обязанности должностных лиц были аналогичны установленным для центральных органов управления, но вместо штабов тыла создавались оргплановые отделы.

На должности начальников тыла фронтов — заместителей командующих войсками были назначены крупные военные работники, имевшие большой опыт управления войсками. Все кандидаты на должности начальников тыла фронтов 30 июля собрались в Кремле в кабинете Верховного Главнокомандующего. Среди них находились начальник академии Генерального штаба генерал-лейтенант В. К. Мордвинов, начальник Военной академии имени М. В. Фрунзе генерал-лейтенант М. С. Хозин, начальник Управления военно-учебных заведений Советской Армии генерал-лейтенант И. К. Смирнов, командующий войсками Западного военного округа генерал-лейтенант В. Н. Курдюмов, заместитель командующего войсками Северо-Кавказского военного округа генерал-лейтенант М. А. Рейтер, командующий войсками Архангельского военного округа генерал-лейтенант Т. И. Шевалдин и другие. «Верховный Главнокомандующий, — пишет генерал A. В. Хрулев, — ознакомил собравшихся с положением на фронтах и подчеркнул исключительные трудности в подаче войскам материальных средств и эвакуации раненых. Война, — говорил он, — требует железного порядка в снабжении войск. Этот порядок должен наводиться твердой рукой начальников тыла фронтов и армий. Вам нужно быть диктаторами в тыловой полосе своих фронтов, и это каждый должен хорошо усвоить»110.

Обеспечение армии всем необходимым Верховный Главнокомандующий рассматривал как исключительно важную оперативную работу, неразрывно связанную с организацией ведения боевых действий войск. Перед каждым кандидатом, назначаемым на должность начальника тыла фронта, И. В. Сталин поставил конкретные задачи с учетом специфических условий, в которых действовали войска фронтов. 1 августа 1941 г. он подписал приказ о назначении начальниками тыла фронтов: Северного — генерала B. К. Мордвинова, Северо-Западного — генерала М. Г. Снегова, Западного — генерала В. Н. Курдюмова, Резервного — генерала М. С. Хозина, Юго-Западного — генерала И. Г. Советникова, Брянского — генерала М. А. Рейтера, Южного — генерала И. К. Смирнова.

Вновь создаваемые органы управления тылом немедленно приступали к работе. Для их эффективной деятельности необходимо было прежде всего создать работоспособный аппарат и организовать четкую работу центральных управлений, укрепить их опытными кадрами. Особое внимание обращалось на то, чтобы новая организационная структура самостоятельных органов централизованного управления тылом была тесно связана с народным хозяйством страны и отвечала требованиям маневренного характера войны. Только при наличии такой связи и постоянном знании оперативно-стратегической и тыловой обстановки центральные органы Тыла Советской Армии могли своевременно обеспечить войска действующей армии всем необходимым. Их задачами являлись: получение от народного хозяйства материальных средств, правильное распределение их и своевременная доставка фронтам, флотам и военным округам, бережное хранение и экономное расходование имевшихся ресурсов, организация и осуществление технического обеспечения, эвакуация и лечение раненых и больных.

Эффективной работе центрального аппарата Тыла Советской Армии в этот период способствовало четкое распределение обязанностей между заместителями начальника Тыла. Первый заместитель начальника Тыла Советской Армии генерал В. И. Виноградов, заменивший убывшего на фронт генерала М. В. Захарова, ведал общими вопросами, устройством стратегического тыла и тыла фронтов, центральными базами и вопросами подвоза. Заместитель начальника Тыла генерал П. А. Ермолин руководил вопросами материального обеспечения фронтов, отдельных армий и военных округов, и прежде всего работой управлений продовольственного и вещевого снабжения, участвовал в подготовке постановлений ГКО и Советского правительства. Генерал В. Е. Белокосков руководил работой автодорожной и квартирной служб.

Особое место в общей системе руководства тылом занял штаб начальника Тыла Советской Армии. Организационная структура штаба начальника Тыла Советской Армии как органа управления строилась с учетом возложенных на него задач. Первоначально в его состав входили отделы: планирования материального обеспечения действующей армии; планирования железнодорожных и автомобильных перевозок; организации учреждений тыла, эвакуации; кадров и общий. Опыт войны показал, что функции штаба начальника Тыла значительно шире, нежели это предусматривалось при его создании. Чтобы обеспечить начальнику Тыла Советской Армии надежное и четкое руководство, штаб следил за оперативно-стратегической и тыловой обстановкой на фронтах; вел учет обеспеченности фронтов и новых оперативных формирований всеми видами материальных средств и организовывал снабжение действующей армии всем необходимым; планировал подвоз материальных средств фронтам железнодорожным, водным и воздушным транспортом и контролировал его выполнение; планировал и осуществлял снабженческие перевозки автомобильным транспортом, а также занимался организационными вопросами и эвакуацией материальных средств и различного военного имущества из угрожаемых районов. Он координировал деятельность всех центральных довольствующих и обеспечивающих управлений, а также помогал заместителям начальника Тыла Советской Армии выполнять свои функциональные обязанности. В связи с этим в ходе войны совершенствовалась организационная структура штаба, изменялся его состав. Вскоре он имел отделы: оперативно-тыловой, организационный, учета материального обеспечения действующей армии и формирований; планирования железнодорожных перевозок боеприпасов, вооружения и техники; планирования автомобильных и авиационных перевозок; планирования интендантского снабжения, снабжения горючим и смазочными материалами и другие. Для работы в штабе начальника Тыла были привлечены высокоподготовленные и опытные военные специалисты — генерал И. И. Горбунов, полковники Г. Н. Данков, В. Н. Добычин, Л. Н. Калинин, А. Н. Лаговский, С. Н. Перетерский и другие.

Придавая исключительно важное значение своевременному и полному материальному обеспечению Советской Армии, ведущей тяжелую борьбу с врагом, Центральный Комитет Коммунистической партии привлек для непосредственного решения коренных вопросов снабжения армии видных государственных деятелей — наркома пищевой промышленности СССР В. П. Зотова, наркома заготовок СССР К. П. Субботина, наркома мясо-молочной промышленности СССР П. В. Смирнова, его заместителя М. Р. Линецкого, наркома торговли СССР А. В. Любимова, наркома нефтяной промышленности СССР И. К. Седина, наркомов текстильной и легкой промышленности СССР И. И. Акимова и С. Г. Лукина и других. На постоянную работу в центральные органы управления тылом были выдвинуты крупные специалисты различных отраслей народного хозяйства страны. Известный всей стране рабочий-обувщик, а затем заместитель наркома легкой промышленности СССР Н. С. Сметанин был назначен помощником начальника Управления вещевого снабжения Советской Армии; заместитель наркома торговли СССР А. И. Смирнов возглавил Главвоенторг; заместитель начальника Главнефтесбыта при Совете Народных Комиссаров СССР известный инженер-нефтяник М. И. Кормилицын был назначен начальником Управления снабжения горючим Советской Армии; бывший нарком заготовок СССР П. С. Степанов стал помощником начальника Управления продовольственного снабжения Советской Армии, а директор одной из крупнейших швейных фабрик Москвы А. К. Осина стала помощником главного интенданта Советской Армии по женскому обмундированию. Начальником Центрального управления военных сообщений Советской Армии (ЦУПВОСО) был назначен военинженер 1 ранга И. В. Ковалев. Автомобильно-дорожное управление возглавил генерал-майор технических войск 3. И. Кондратьев, руководивший в предвоенные годы строительством дорог в ряде районов страны. Эти назначения подняли авторитет нового руководства Тылом Советской Армии. Прибывшие из народного хозяйства специалисты хорошо знали предприятия отраслей промышленности страны, специфику их работы, местонахождение и размеры материальных запасов и сырья, обеспеченность топливом и электроэнергией, станочным оборудованием и квалифицированными кадрами, сильные и слабые стороны экономических районов в целом. Они пользовались большим авторитетом в союзных, республиканских и областных партийных и общественных организациях, знали многих директоров предприятий. Все это имело важное значение в деле укрепления тесных связей центральных органов управления тылом с народным хозяйством страны и сказалось на улучшении поставок для Советской Армии. Центральные органы управления тылом стали работать организованнее и четче.

Общее планирование потребностей в материальных средствах, оперативных и снабженческих перевозках осуществлялось Генеральным штабом в соответствии с военно-политическими целями и стратегическими задачами военной кампании или стратегической операции. Конкретное же распределение запланированных ресурсов и доставку их фронтам, флотам и военным округам организовывал штаб начальника Тыла Советской Армии совместно с главными и центральными довольствующими и обеспечивающими управлениями Наркомата обороны под непосредственным руководством начальника Тыла Советской Армии.

Основным оперативно-тыловым документом органов стратегического тыла являлись директивы по тылу, которые отдавались фронтам, как правило, за подписью начальника Генерального штаба и начальника Тыла Советской Армии. Директивами обычно определялись для фронтов границы тыловых районов, фронтовые распорядительные станции (ФРС), выделяемые фронтам железнодорожные направления и пропускная способность на железнодорожных участках соседних фронтов, направления и сроки развертывания военно-автомобильных дорог (ВАД) центра, порядок размещения фронтовых тыловых частей на территории тыловых районов соседних фронтов, порядок материального обеспечения принимаемых или передаваемых фронтами войск, сроки готовности тыла фронтов. Такого содержания директивы по тылу отдавались на протяжении всей войны. Они, как оперативно-тыловой документ, себя полностью оправдали.

В летне-осенней оборонительной кампании 1941 г. очень быстро менялась обстановка на фронте. То в одном, то в другом месте фашистские войска глубоко вклинивались в нашу оборону, нарушая систему обеспечения войск, подвоза и эвакуации.

В этот критический период установилось тесное сотрудничество народных комиссариатов страны с центральными органами управления Тылом Советской Армии. Наркомы вместе с А. В. Хрулевым решали важнейшие проблемы общегосударственного и оборонного значения, вопросы улучшения тылового обеспечения войск фронтов и новых формирований Ставки Верховного Главнокомандования.

Одной из важнейших задач, вставших перед центральными органами управления тылом, являлось облегчение фронтового и армейского тыла, обеспечение большей его подвижности. Большое количество стационарных складов, баз и ремонтных мастерских во фронтах и армиях сковывало мобильность и маневренность тыла, до крайности затрудняло управление им. Так, в августе 1941 г. Юго-Западный фронт имел более 100 различных, в основном стационарных, складов. Каждая армия этого фронта имела до 25 складов, а также железнодорожные, бронетанковые, артиллерийские, автомобильные ремонтные мастерские и другие тыловые части и учреждения. Для перевозки по железной дороге тыла одной только стрелковой дивизии требовалось 14 эшелонов. В условиях вынужденного отхода войск фронтов на новые оборонительные рубежи и при ограниченных транспортных средствах, особенно автомобилей, нельзя было своевременно перемещать эти склады в глубокий тыл, что нередко приводило к их потере. Поэтому по предложению начальника Тыла Советской Армии в августе — октябре 1941 г. приказами Народного комиссара обороны были упразднены многие тыловые части и учреждения, в том числе и самостоятельно созданные некоторыми фронтами летом 1941 г. Резко сокращалось количество стационарных складов, баз, мастерских и других учреждений. В интересах повышения подвижности и маневренности оперативного тыла во фронтах вводились полевые склады по основным видам материальных средств, а в армиях были учреждены полевые армейские базы (ПАБ) в составе 7–8 полевых складов вместо 24–25. Часть тыловых учреждений фронтов передавалась в ведение центральных довольствующих и обеспечивающих управлений, а армейских — включалась в состав фронтового тыла. Значительно сокращен был и войсковой тыл (дивизионный и полковой).

В результате проведения мероприятий по облегчению оперативного тыла центральным управлениям пришлось взять на себя дополнительные заботы по содержанию ресурсов материальных средств, предназначенных для обеспечения действующей армии. В связи с этим решением Ставки Верховного Главнокомандования на всех важнейших стратегических направлениях были созданы базы центра НКО и центральные распорядительные станции (ЦРС), находившиеся в непосредственном подчинении начальника Тыла Советской Армии и предназначенные для накопления запасов, организации подвоза материальных средств фронтам и армиям, ремонта военного имущества и содействия фронтам в эвакуации раненых и больных, поврежденной боевой техники, трофейного и ненужного имущества. В состав баз входили: управление, склады по основным видам материальных средств, транспортные и ремонтные части, а также подразделения охраны и обслуживания. О значении баз можно судить хотя бы по тому, что начальники их являлись одновременно помощниками начальника Тыла Советской Армии. Начальники главных и центральных управлений НКО обязаны были своевременно сообщать начальникам баз планы снабжения фронтов по своим видам материальных средств.

Проверка состояния тылового обеспечения войск Волховского, Калининского и Западного фронтов, организованная начальником Тыла Советской Армии, показала, что в войсках недостаточно благополучно обстоит дело со сбережением материальных средств. Были вскрыты случаи потерь, разбазаривания и даже хищения снабженческих грузов, направляемых на фронт. Не все водители грузовых автомашин и повозочные имели при себе документы, по которым можно было бы установить, какой груз, в каком количестве перевозится, его предназначение. Некоторые командиры, политработники и начальники служб не вели должной борьбы за сохранность народного достояния. Постановлением ГКО «Об охране военного имущества Красной Армии в военное время» устанавливался новый порядок ответственности за сохранность воинских грузов. На каждый вагон, автомашину или повозку с материальными средствами выдавался «открытый лист» — документ, в котором указывалось, какой груз и кому направляется. Без «открытых листов» категорически запрещалось перевозить грузы, а лица, нарушившие указанное требование, привлекались к судебной ответственности по законам военного времени. В одной из директив начальника Тыла Советской Армии начальникам тыла фронтов указывалось: «…при любых условиях учет должен вестись образцово. Всякие выдачи и получение материальных средств производить только после соответствующего документального оформления… Расход боеприпасов учитывать начиная с огневой позиции. Категорически запретить заправку горючим машин без предъявления документов… На каждую машину завести талонные книжки, дающие право на заправку горючим. Отпуск продфуража производить только по чековым требованиям и на основе отчетности о расходе и остатках. Прочие виды вооружения и снабжения отпускать только по требовательным ведомостям»111. Эти меры сыграли очень важную роль в сохранении военного имущества и способствовали улучшению снабжения войск фронтов.

В этот же период пришлось коренным образом изменить порядок планирования обеспечения Советской Армии материальными средствами. В целях повышения ответственности за расходование материальных средств и их экономию в октябре 1941 г. приказом НКО были введены лимиты расхода боеприпасов, а затем и горючего. Превышать их никто не имел права без разрешения Ставки Верховного Главнокомандования. Наряду с этим были установлены новые нормы содержания материальных средств во всех звеньях тыла. Предусматривалось хранение боеприпасов: на фронтовых складах — до одного боекомплекта (вместо 8—10), на армейских — 0,75 боекомплекта (вместо 1–1,5), в войсках — 1,5, общие запасы боеприпасов во фронте — 3,25; запасы горючего на фронтовых складах — 2 заправки, продовольствия — 15 сутодач; для армейских складов соответственно — 1 заправка, 5 сутодач112.

Вопросы обеспечения войск действующей армии материальными средствами, особенно боеприпасами, горючим, продовольствием, вещевым имуществом, постоянно находились под контролем начальника Тыла Советской Армии и его штаба. Для решения тех или иных проблем, связанных со снабжением Вооруженных Сил, нередко подключались соответствующие наркоматы. Так, с целью полного обеспечения войск теплым обмундированием ЦК партии и Советское правительство своим решением привлекли предприятия легкой промышленности Москвы и Подмосковья, Тамбовской, Ульяновской, Ивановской и Рязанской областей, а центральные органы тыла обязаны были оказать необходимую помощь промышленным предприятиям транспортом, сырьем и рабочей силой. По указанию заместителя Председателя СНК СССР А. Н. Косыгина начальник Тыла Советской Армии генерал А. В. Хрулев провел совещание руководителей текстильной промышленности СССР, директоров текстильных и швейных фабрик и комбинатов Москвы, начальников центральных довольствующих и обеспечивающих управлений для разработки мероприятий по обеспечению армии теплым обмундированием до наступления зимы. «Порознь мы ничего не сделаем, — говорил на этом совещании нарком текстильной промышленности СССР И. Н. Акимов, — а вместе задачу решим в срок. Вы, — обращаясь к А. В. Хрулеву, продолжал Илья Николаевич, — выделите автобаты, которые закрепим за отдельными фабриками. Каждое подразделение будет обслуживать какое-то одно направление. На такую насыщенную фабриками трассу, как Москва — Горький, есть резон поставить два автомобильных батальона, причем оба газогенераторных. Бензина у фабрик нет, а местным топливом — березовыми чурками машины обеспечим». Главное управление тыла Советской Армии выделило 2000 грузовых автомашин, 1700 парных повозок и 5 дорожностроительных батальонов для обеспечения нужд текстильщиков113. Опираясь на помощь органов тыла Советской Армии, текстильная промышленность успешно справилась с поставленной перед ней ГКО задачей.

Наряду с решением задач по всестороннему материальному обеспечению войск действующей армии на органы тыла всех его звеньев была возложена важная задача по доставке фронтовикам подарков населения. Советские люди, движимые безграничной любовью к своей Родине, ее Вооруженным Силам и жгучей ненавистью к врагу, с первых дней войны старались оказать всемерную помощь героическим защитникам социалистического Отечества. Развернулось всенародное патриотическое движение по созданию фонда обороны нашей Родины. Работая с огромным напряжением сил, с удвоенной, утроенной энергией, коллективы заводов и фабрик отчисляли часть заработанных денег на создание военных госпиталей, приобретение боевой техники. Рабочие, колхозники, представители советской трудовой интеллигенции сдавали в фонд обороны страны свои личные сбережения, драгоценности, изделия из золота, серебра, платины.

Только в течение первых 18 месяцев войны — к концу 1942 г. — от трудящихся Советского Союза в фонд обороны поступило 10,5 млрд. руб. наличными деньгами114.

Почти одновременно с созданием фонда обороны в стране возникло массовое движение за сбор личных средств на строительство танковых колонн, эскадрилий боевых самолетов, бронепоездов, подводных лодок, боевых катеров, артиллерийских батарей и другого вооружения. В конце ноября 1941 г. по инициативе коллектива оренбургского завода имени С. М. Кирова и колхозников Шарлыкского района трудящиеся Чкаловской (Оренбургской) области приступили к сбору средств на строительство танковой колонны имени В. П. Чкалова. В начале декабря 1941 г. начался сбор средств на строительство танковой колонны имени М. В. Фрунзе в Ивановской, Омской и Челябинской областях, в Башкирской, Бурятской и Якутской автономных республиках. Трудящиеся Чкаловской области, передав фронтовикам построенную на свои средства танковую колонну, в октябре 1942 г. начали вносить деньги на строительство второй танковой колонны имени В. П. Чкалова115.

Большой размах получил сбор средств на строительство боевых самолетов. Лишь в Пензенской области в сентябре 1942 г. для этой цели было собрано 14 млн. руб. Построенные на эти деньги восемь авиационных эскадрилий уже накануне 25-й годовщины Великого Октября были переданы воинам Сталинградского фронта. Труженики Тамбовской области собрали на строительство танковой колонны «Тамбовский колхозник» к декабрю 1942 г. 40 млн. руб. Через три дня газеты опубликовали сообщение о том, что труженики колхозных полей Саратовской области собрали на строительство эскадрилий боевых самолетов 33,5 млн. руб. Тамбовские и саратовские колхозники были первыми, кому в декабре 1942 г. от имени Советской Армии прислал благодарственные телеграммы Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин116.

Таким образом, уже в первый период войны были построены на добровольные взносы трудящихся десятки танковых колонн и авиаэскадрилий.

Со всех концов страны на фронт направлялись посылки с теплыми вещами и продуктами для воинов переднего края, а также для раненых, находящихся в госпиталях. Эти подарки сдавались на базы, организованные в виде специальных отделов хранения при центральных, фронтовых и окружных продовольственных складах. На них подарки сортировались, комплектовались, а затем отправлялись адресатам. Ответственность за своевременную доставку и использование подарков строго по назначению постановлением ГКО возлагалась: за подарки, предназначенные фронтами военным госпиталям внутри страны, — на начальника Главного политического управления Советской Армии и начальника Тыла Советской Армии; за подарки, адресованные армиям, соединениям, частям и полевым госпиталям, — на членов военных советов и начальников тыла фронтов, армий, а также на заместителей командиров по тылу и военных комиссаров соединений; за подарки, предназначенные бойцам и командирам подразделений и частей, — на заместителей командиров по снабжению и военных комиссаров этих частей. Ценные подарки (часы, портсигары и другие вещи) передавались в распоряжение военных советов фронтов и армий для выдачи военнослужащим, отличившимся в боевых действиях с противником.

Массовое поступление на фронт теплых вещей и обуви помогло успешно решить проблему обеспечения ими войск в суровую первую зиму Великой Отечественной войны.

Только за три осенних месяца 1941 г. было собрано более 15 млн. штук различных теплых вещей (1175 тыс. пар валенок, более 500 тыс. полушубков, более 2 млн. овчин, свыше 4 500 тыс. пар шерстяных варежек, перчаток, чулок, меховых рукавиц и др.). Кроме того, было получено около 3 млн. кг шерсти, из которой затем изготовили сотни тысяч пар валенок, миллионы пар варежек117. За счет полученных от населения в 1941 г. теплых вещей и белья можно было одеть и обуть более 2 млн. воинов118.

Такой огромной материальной поддержки народа не знала ни одна армия мира. «Наша Красная Армия прекрасно одета и обута и неплохо питается, — говорил М. И. Калинин 11 января 1942 г. на партийном активе г. Калинина. — Это засвидетельствованный всем миром факт, что наша страна сумела одеть свою армию лучше, чем гитлеровцы. А это на весах войны имеет очень большое значение»119.

Устойчивость обеспечения войск действующей армии материальными средствами целиком и полностью зависела от возможностей подвоза их всеми видами транспорта. Для центральных и нижестоящих органов управления тылом обеспечение войск материальными средствами и подвоз их является единым процессом и главным в их работе. Поэтому с самого начала войны организации работы всех видов транспорта уделялось первостепенное и постоянное внимание со стороны Политбюро ЦК ВКП(б), ГКО, Ставки Верховного Главнокомандования, центральных органов тыла, военных советов фронтов и армий, органов оперативного и войскового тыла. В целях улучшения подвоза материальных средств войскам фронтов развертывались транспортные соединения и части, совершенствовались органы руководства транспортом. Постановлением ГКО в июле 1941 г. «Об организации автодорожной службы на шоссейно-грунтовых дорогах» предусматривалось развертывание на Северо-Западном, Западном и Юго-Западном направлениях военно-автомобильных дорог Ставки Верховного Главнокомандования. Были созданы управления военно-автомобильных дорог, которые обеспечивали их эксплуатацию и несли ответственность за четкий порядок на дорогах. В дополнение к ранее созданной автотранспортной бригаде и пяти отдельным автотранспортным батальонам резерва Ставки Верховного Главнокомандования формировалось 50 автотранспортных батальонов. Для укомплектования их техникой ГКО в сентябре 1941 г. принял решение о дополнительной мобилизации из народного хозяйства 30 тыс. автомобилей с водителями. Автотранспортные части резерва Ставки Верховного Главнокомандования использовались, как правило, для срочной подачи материальных средств фронтам и армиям с центральных складов и баз, а иногда непосредственно с заводов и фабрик. В июле — августе 1941 г. этими частями было перевезено фронтам свыше 55 тыс. т снабженческих грузов120.

Большие трудности возникли летом и осенью 1941 г. в работе железнодорожного транспорта. Узловые станции были переполнены поездами со снабженческими грузами в адрес фронтов и с эвакуационными грузами. Они представляли собой выгодные цели для бомбардировочной авиации противника. Из-за сложившейся обстановки порожняк подолгу задерживался на фронтовых дорогах, что резко снижало оборачиваемость подвижного состава. В целях наведения должного порядка на основные узловые станции прифронтовых железных дорог в начале сентября 1941 г. были назначены уполномоченные начальника Тыла Советской Армии. Облеченные большими полномочиями, они совместно с НКПС и органами военных сообщений приняли решительные меры к ускорению продвижения и разгрузки воинских эшелонов, сводили к минимуму переадресовки их, оказывали всемерную помощь в формировании поездов прямого следования для каждого фронта.

Для обеспечения бесперебойной работы прифронтовых железных дорог и сохранения воинских грузов, перевозимых речными пароходствами, предусматривалось усиление ПВО снабженческих, санитарных и восстановительных поездов, а также вооружение речных судов.

Штабом начальника Тыла Советской Армии осуществлялся систематический и жесткий контроль за воинскими снабженческими перевозками. При необходимости оказывалась действенная помощь органам военных сообщений в их строгом выполнении. На все маршрутные поезда, направлявшиеся в действующую армию и пункты новых формирований, центральные довольствующие и обеспечивающие управления НКО выделяли своих офицеров, которые назначались начальниками поездов. Только в августе 1941 г. для сопровождения транспортов с горючим штаб начальника Тыла Советской Армии направил 200 офицеров. Кроме того, штаб Тыла совместно с ЦУПВОСО ввели новую нумерацию транспортов, позволявшую определить вид грузов и назначение каждого транспорта. Это имело весьма важное значение для улучшения перевозок и контроля за продвижением поездов. Проведение этих мероприятий помогло успешно выполнить массовые снабженческие и эвакуационные перевозки. Вскоре надобность в институте уполномоченных начальника тыла отпала.

Для оперативных, снабженческих и эвакуационных воинских перевозок широко использовался водный транспорт, в том числе и подводные лодки. Важную роль в эвакуации раненых и в перевозках войск играла также транспортная авиация. За июль — сентябрь 1941 г. с ее помощью было эвакуировано из действующей армии в глубокий тыл 52,7 тыс. раненых121.

Осенью 1941 г. сложилась тяжелая обстановка со снабжением войск на Калининском, Ленинградском, Волховском и Западном фронтах. Из-за слабого развития сети грунтовых дорог, распутицы и неимоверных трудностей в использовании автотранспорта снабженческие грузы доставлялись войскам крайне медленно. Для того чтобы найти выход из создавшегося положения, начальник Тыла Советской Армии предложил организовать конные обозы. По решению ГКО к 24 декабря 1941 г. было создано 76 гужтранспортных батальонов (по 250 пароконных повозок или саней), которые были распределены между фронтами. 19 гужтранспортных батальонов находилось в резерве Ставки Верховного Главнокомандования122. Эта мера положительно сказалась на снабжении войск названных фронтов. Вскоре стали появляться формирования оленьих упряжек на севере.

Одной из наиболее сложных задач, решаемых органами тыла различных звеньев, являлась организация медицинского обеспечения войск фронтов. Коммунистическая партия и Советское правительство, Ставка Верховного Главнокомандования, военные советы фронтов, центральные, фронтовые и армейские органы тыла буквально с первого дня войны проявляли особую заботу о раненых и больных советских воинах, об их своевременной эвакуации с поля боя, оказании им квалифицированной и специализированной медицинской помощи. Наряду с военными медиками многое делали в этом отношении также работники продовольственной и вещевой служб, транспортники. Они обеспечивали питание раненых, снабжение их вещевым имуществом, размещение, своевременную эвакуацию в лечебные учреждения.

Наряду с мерами по усилению и коренной перестройке Тыла Советской Армии в целом Коммунистическая партия и Советское правительство уделяли серьезное внимание улучшению работы самих тыловых частей и учреждений, широко привлекая для этого партийные органы. Народный комиссар обороны СССР и Главное политическое управление Советской Армии и Военно-Морского Флота в своей директиве от 20 июля 1941 г. потребовали от военных советов, политорганов, военных комиссаров, «взять под неослабный контроль работу тыла снизу доверху (штабы, связь, склады, органы снабжения, обозы и т.д.), проникать во все «закоулки», добиться образцовой работы тыла по полному и своевременному обеспечению фронта всем необходимым»123. С целью решительного улучшения партийно-политической работы среди личного состава тыла действующей армии решением ЦК ВКП(б) в августе 1941 г. были созданы политические отделы тыловых частей и учреждений во фронтах и армиях, а также политотдел железнодорожных войск Советской Армии. Центральная печать и радио, а также фронтовые и армейские газеты стали широко освещать работу тыла Советских Вооруженных Сил, разъяснять его решающую роль во всестороннем обеспечении боевых действий войск. В передовой статье «Бесперебойно питать фронт боеприпасами, горючим, продовольствием» газета «Красная звезда» указывала: «Работники тыла всегда должны чувствовать себя на передовой линии. Тот, кто самоотверженно работает в тыловых органах, всего себя, без остатка, отдает порученному делу, тот подлинный герой Отечественной войны»124.

Придавая большое значение поддержанию тесных взаимоотношений военного командования с местными партийными и советскими органами прифронтовой полосы, Центральный Комитет Коммунистической партии в ноябре 1941 г. принял постановление «О назначении одного из членов военного совета фронта и армии ответственным за снабжение частей». На эту должность назначались, как правило, видные партийные и хозяйственные руководители тех областей и республик, на территории которых действовали войска. Хорошо зная экономику своих районов, они содействовали мобилизации и эффективному использованию местных ресурсов для обеспечения войск фронтов. Кроме того, члены военных советов фронтов и армий мобилизовали коллективы заводов, фабрик, колхозов и совхозов на сохранение народного достояния, быстрейший демонтаж и эвакуацию из угрожаемых районов оборудования промышленных предприятий, народнохозяйственного и военного имущества.

Организуя тыловое обеспечение Советской Армии, начальник Тыла и его штаб координировали в определенной мере и деятельность центральных довольствующих и обеспечивающих управлений, не подчиненных непосредственно начальнику Тыла Советской Армии, но занимающихся снабжением войск по роду своей деятельности. К числу таких служб относилось прежде всего Главное артиллерийское управление (ГАУ) Советской Армии. Успех работы ГАУ по снабжению войск фронтов и новых воинских формирований вооружением, боеприпасами был немыслим без активной помощи со стороны начальника Тыла Советской Армии. То же самое можно сказать о работе органов артиллерийского снабжения фронтов и армий. В трудных условиях первых месяцев войны, когда промышленность не в состоянии была удовлетворить возросшие потребности войск фронтов в боеприпасах и возместить потери их фронтами и флотами, центральный аппарат Тыла Советской Армии в соответствии с решением ГКО и Ставки Верховного Главнокомандования принял самые срочные меры по доставке боеприпасов со складов Дальнего Востока, Забайкалья и Средней Азии Юго-Западному фронту, который в ходе сентябрьских боев за Киев и на Левобережной Украине понес большие потери, а также Западному, Калининскому и Брянскому фронтам, участвовавшим в битве под Москвой.

Штаб начальника Тыла Советской Армии, управления тыла фронтов и армий проделали огромную работу по организации и осуществлению возврата из войск стреляных гильз и спецукупорки, что имело важное значение для резкого увеличения производства боеприпасов. Дело в том, что из-за сокращения производства цветных металлов в стране и невозможности покрыть возросшую потребность в деревянной спецукупорке возникла угроза срыва плана снабжения фронтов боеприпасами. Этот вопрос встал уже в июле — августе 1941 г. Государственный Комитет Обороны обязал фронты и армии собирать на полях сражений гильзы и спецукупорку и возвращать их промышленности. Было определено, что без возврата установленного количества гильз и укупорки промышленности отпуск боеприпасов фронтам и отдельным армиям не производить. Вместе с тем устанавливались премии за перевыполнение плана возврата гильз и спецукупорки. Потребовалась большая организаторская работа всех звеньев тыла, умелое использование транспортных средств для перевозок. Ее осуществляли специально сформированные отделы и отделения штабов тыла. Это дало ощутимые результаты. Если в 1941 г. было возвращено на заводы промышленности всего 10 процентов укупорки, то в 1942 г. — более 50 процентов125.

С коренной реорганизацией органов управления тылом Советской Армии в деятельности центрального аппарата сложилась определенная система работы, оправдавшая себя в течение всей войны. Суть ее состояла в том, что штаб начальника Тыла Советской Армии в соответствии с решениями Ставки Верховного Главнокомандования и указаниями Генерального штаба сообщал начальникам довольствующих и обеспечивающих управлений НКО, в том числе и ГАУ, о новых формированиях и тех железнодорожных станциях, на которые необходимо было подавать для этих формирований снабженческие грузы126.

Немалую заботу органов тыла оперативных объединений представляло решение такой важной задачи, как обеспечение эвакуации местного населения и материальных ценностей, имущества колхозов, совхозов, скота и лошадей из 20—50-километровой прифронтовой зоны, считая от линии фронта127.

В начале войны значительную реорганизацию претерпели органы тыла Военно-Воздушных Сил Советской Армии. Как уже отмечалось, 19 августа 1941 г. приказом Народного комиссара обороны была введена должность начальника тыла Военно-Воздушных Сил Советской Армии — заместителя командующего ВВС Советской Армии по тылу. Ему были подчинены: управление устройства тыла, управление аэродромного строительства и управление интендантского снабжения. Начальником тыла ВВС Советской Армии был назначен генерал-майор авиации Н. А. Соколов-Соколенок, бывший начальник Военно-воздушной академии имени Жуковского. Одновременно с этим были созданы управления тыла ВВС фронтов, армий и военных округов, возглавляемые соответственно начальниками тыла авиации фронта, армии, округа.

С созданием самостоятельных органов управления тылом ВВС командующие и штабы получили возможность основное внимание уделить оперативному и боевому использованию авиации. Все вопросы тылового обеспечения авиации сосредоточились в руках начальника тыла. В первые месяцы войны части и учреждения аэродромного и материально-технического обеспечения были полностью выведены из состава авиационных соединений, что значительно повысило маневренность авиации. Авиационные базы, как лишнее звено между районами авиационного базирования и батальонами аэродромного обслуживания, были упразднены, что улучшило надежность и повысило оперативность обеспечения боевых действий авиации.

Проведенные Коммунистической партией меры по коренной перестройке и централизации управления тылом положительно сказались на его работе уже в ходе оборонительных боев летом и осенью 1941 г. на всем огромном советско-германском фронте. В ходе этих боев Советская Армия нанесла врагу тяжелые потери в живой силе и технике. Однако к началу октября 1941 г. обстановка оставалась тяжелой и напряженной. Имея превосходство в силах и средствах, противник стремился развить успех наступления. На северо-западном направлении гитлеровское командование готовило удар на Тихвин, чтобы полностью блокировать Ленинград. На юге немецко-фашистские войска стремились овладеть харьковским промышленным районом, Донбассом и Крымом.

Главный удар противник намеревался нанести на западном направлении и овладеть Москвой. Для этого готовилась крупная наступательная операция силами группы армий «Центр». Замысел ее заключался в уничтожении основных сил советских войск и обходе Москвы с севера и юга.

Работа тыла в битве под Москвой была особо напряженной. Наша страна находилась в то время в тяжелом положении. Выпуск военной продукции в октябре и ноябре был самым низким. Это вызвало чрезвычайные трудности в обеспечении действующих фронтов и новых формирований вооружением, боевой техникой, боеприпасами, обмундированием, снаряжением. Обеспеченность войск к началу оборонительного сражения была крайне низкой. Например, на фронтовых и армейских складах Западного фронта имелось всего по 0,2–0,3 боекомплекта основных видов боеприпасов. Исключительно трудными были условия подвоза. Очень быстро наступила суровая снежная зима. Автомобильного транспорта недоставало, железные дороги работали с огромным напряжением. Только на станции, примыкающие к столице, за период битвы под Москвой было выгружено 315 тыс. вагонов. При этом необходимо учесть, что обхода вокруг Москвы в то время не существовало, а из пяти подходивших с востока железнодорожных направлений два были заняты народнохозяйственными перевозками.

В таких условиях решающее значение приобрело экономное расходование материальных средств во фронтах, накопление запасов и резервов, особенно в распоряжении центра. Именно в этот период были введены твердые лимиты расхода боеприпасов (а позже — и горючего). Большую роль сыграло увеличение скорости движения транспортов на железных дорогах, которую благодаря введению регулировочных графиков удалось довести до 600–800 км в сутки. Принятые меры позволили в ходе оборонительного сражения не только обеспечить восполнение текущего расхода, но и создать значительные запасы на армейских, фронтовых складах и базах центра. Так, к началу контрнаступления войска Западного фронта имели 2–3 боекомплекта боеприпасов, 5–6 заправок горючего, 10–12 сутодач продовольствия и фуража.

Энергичные меры по всестороннему тыловому обеспечению войск принимали центральные органы тыла Советской Армии. Они непосредственно занимались снабжением армий со своих складов, минуя фронтовое звено, что ускоряло поступление грузов в войска. Наличие густой сети коммуникаций и близость центральных складов позволяли ограничить глубину фронтовых тыловых районов. Так, глубина тылового района Западного фронта была около 200 км, а армий — более 100 км. В то же время на Калининском и других фронтах глубина тыловых районов была значительно большей.

Сдерживая натиск немецко-фашистских войск, рвавшихся в глубь нашей Родины, советские воины проявляли образцы героизма и мужества. Вместе с ними самоотверженно действовали воины тыла. Они с самого начала боевых действий обеспечивали бойцов переднего края боеприпасами и пищей, оказывали медицинскую помощь и эвакуировали раненых, а при необходимости сами становились в строй и с оружием в руках уничтожали врага. Обороной Брестской крепости руководил участник гражданской войны, член партии с 1918 г., помощник командира 44-го стрелкового полка по снабжению капитан И. Н. Зубачев. Повар рядовой Ф. В. Рябов в условиях напряженного боя снабжал продовольствием ее отважных защитников. 29 июня во время отражения атаки противника он бросился с гранатами в руках на гитлеровцев, а затем закрыл грудью своего командира.

Военфельдшер Р. И. Абакумова под огнем противника выносила на себе тяжелораненых бойцов в укрытия, оказывала им помощь. Она спасла жизнь многим красноармейцам и командирам.

С первых дней войны в составе 22-й армии почти у самой границы начал работать 4714-й полевой подвижной госпиталь. Вместе с войсками он отходил, не один раз был в окружении. В июле 1941 г. госпиталь развернулся в лесу, в 15 км от г. Невель. Палаток не хватало. Операционную и перевязочную разместили в шалашах и землянках. За шесть дней боев поступило около 2000 раненых непосредственно из полковых и батальонных медицинских пунктов. Госпиталь переместился в Великие Луки только после того, как противник захватил Невель. Приняв за два дня свыше 1000 раненых, он перешел на ст. Кунья, где в течение месяца оказал квалифицированную хирургическую помощь более 6000 раненых. 22 августа сюда прорвалось более ста немецких танков и бронемашин. Госпиталь оказался отрезанным от своих войск. Отдельными группами личный состав вместе с ранеными вышел из окружения. После доукомплектования госпиталь продолжал выполнять свои функции.

За образцовое выполнение заданий командования и проявленные при этом доблесть и мужество 4714-й госпиталь был награжден орденом Красной Звезды с вручением Грамоты Президиума Верховного Совета СССР и Красного знамени.

Героический подвиг в первые дни войны под Витебском совершил комсомолец младший лейтенант медицинской службы С. А. Богомолов.

Одна из батарей минометного дивизиона, комсоргом которого был военфельдшер С. А. Богомолов, выдвинулась в район нашего плацдарма на правом берегу р. Черница и поддерживала огнем подразделения, ведущие тяжелый бой с противником. Батальон гитлеровцев при поддержке танков прорвался к переправе, и батарея оказалась отрезанной. Заняв круговую оборону, минометчики упорно отбивали атаки врага. Из строя вышли командиры батареи и огневого взвода, и С. А. Богомолов принял командование батареей. Когда вражеское кольцо начало сжиматься вокруг огневой позиции, комсорг вызвал огонь на себя. Гитлеровцы не выдержали, а подоспевшие на выручку к отважным минометчикам две роты и батальон смяли врага.

Родина высоко оценила стойкость и бесстрашие минометчиков. Все они были награждены орденами, а младший лейтенант медицинской службы С. А. Богомолов удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

Начальник военных сообщений 3-й армии бригадный комиссар И. П. Баринов в период отхода войск армии возглавил организованную им подрывную железнодорожную летучку и лично руководил проведением заградительных работ на железнодорожном участке хутор Михайловский — Навля. В бою с прорвавшимися танками противника бригадный комиссар погиб смертью героя.

Железнодорожным войскам зачастую приходилось проводить заграждения под вражеским огнем и вступать в бои с частями противника. Характерными в этом отношении являются боевые действия 28-й отдельной железнодорожной бригады, которая упорной и активной обороной, сочетавшейся с контратаками, прочно прикрыла фланг 12-й армии, нанеся врагу большие потери в живой силе и технике.

За проявленную отвагу в боях с немецко-фашистскими захватчиками, за стойкость, мужество, высокую дисциплинированность и организованность, за героизм личного состава 28-я отдельная железнодорожная бригада была преобразована в 1-ю отдельную гвардейскую железнодорожную бригаду.

Личный состав железнодорожных войск Советской Армии выполнил огромный объем работ по заграждению и разрушению железных дорог. В августе — октябре 1941 г. заграждение железных дорог было проведено по всем основным коммуникациям и рокадам на северо-западном, западном и юго-западном направлениях. Это привело к тому, что в разгар сражения под Москвой немецкая группа армий «Центр» получала в среднем в сутки только 23 эшелона вместо требующихся 70128.

Бессмертный подвиг совершил сержант 76-го путевого батальона 1-й железнодорожной бригады В. П. Мирошниченко. Возглавляя команду подрывников, он получил приказ на подрыв моста через Снопоть, когда на противоположном берегу реки появились фашистские мотоциклисты. Вражеский обстрел повредил провод к подрывной машинке. Тогда Мирошниченко подполз вплотную к заряду и поджег его. Вместе с бежавшими по нему фашистами мост взлетел на воздух. Сержанту В. П. Мирошниченко посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Он навечно зачислен в списки одной из частей Советской Армии.

Самоотверженная работа советских железнодорожников вместе с работниками органов военных сообщений во время битвы под Москвой способствовала тому, что за короткий срок в район столицы было перевезено 39 дивизий, 42 бригады и другие части129. Существенную помощь действующей армии в подвозе материальных средств оказали гужтранспортные батальоны (санные конные обозы), доставлявшие грузы по бездорожью.

Активно работали органы тыла Западного фронта во главе с генерал-майором В. П. Виноградовым. К октябрю 1941 г. во фронте и армиях было завершено в основном доукомплектование и формирование тыловых частей и учреждений. Размещались органы тыла фронта, и в первую очередь склады с запасами материальных средств, как правило, вдоль железных и автомобильных дорог. Каждой армии на железных дорогах фронта назначались выгрузочные станции. В районе этих станций обычно располагались и армейские базы.

С переходом советских войск в контрнаступление значительно изменились характер, объем задач тыла и условия их выполнения. Только одному Западному фронту ежесуточно требовалось 10 тыс. т материальных средств. Особенно большая потребность была в боеприпасах и горючем. Обеспечение же ими войск было затруднено из-за нехватки транспортных средств, сложных дорожных условий и низких темпов восстановления железных дорог.

Учитывая тяжелое положение с подвозом, Ставка Верховного Главнокомандования выделяла фронтам транспорт из своего резерва. Иногда материальные средства, особенно боеприпасы, минуя склады центра и фронтов, направлялись непосредственно в армии и даже дивизии. В некоторых случаях боеприпасы доставлялись из Москвы самолетами, например в район Тулы, для зенитных частей 50-й армии и приданных ей гвардейских минометных дивизионов130.

Однако, несмотря на принятые меры по мобилизации внутренних ресурсов и помощь Ставки транспортом, трудности с подвозом не были полностью преодолены, и войска испытывали недостаток в материальных средствах в ходе всего контрнаступления. Это явилось одной из причин незавершенности наступательных операций советских войск зимой 1941/42 года.

Сложную и ответственную работу выполнял Тыл Советской Армии при обороне Ленинграда. Противнику удалось блокировать город с трехмиллионным населением, имевший крайне ограниченные запасы продовольствия и топлива. Задачи обороны слились воедино с задачами по снабжению войск и населения, и в первую очередь питанием. Запасов продовольствия хватило примерно до середины ноября 1941 г., не было топлива. ЦК партии и Ставка ВГК поручили Военному совету Ленинградского фронта и начальнику Тыла Советской Армии организовать подвоз в Ленинград продовольствия и эвакуацию из него раненых и населения. Для этой цели использовались прежде всего транспортные самолеты Московской особой авиагруппы — средства Ставки ВГК. Работа ее планировалась вначале Управлением военных сообщений, а с ноября 1941 г. — штабом начальника Тыла Советской Армии. За сентябрь — декабрь в трудных метеорологических условиях, при активном противодействии авиации противника в Ленинград было доставлено 6700 т срочных грузов, эвакуировано 29,6 тыс. квалифицированных рабочих и инженерно-технических работников военной промышленности и свыше 7000 раненых131.

Но возможности транспортной авиации были ограничены. Потребовалось срочно организовать перевозки через Ладожское озеро. Однако этот единственный путь связи со страной не был оборудован пристанями, подъездными путями. Не хватало барж, буксиров. По решениям Военного совета Ленфронта в короткий срок силами войск и рабочих был построен порт Осиновец на западном берегу озера. Но почти все озерные баржи и буксиры оказались запертыми в Неве. Работники речного флота и военные моряки проявили много изобретательности по изысканию перевозочных средств. В затонах Новой Ладоги разыскали списанные суда и отремонтировали 27 барж под сухие грузы. Продовольствие, боеприпасы, горючее в порт Новая Ладога доставляли по железной дороге органы Тыла Советской Армии, которые осуществляли также погрузочно-разгрузочные работы. 12 сентября первые две баржи с зерном поступили в Осиновец. В целях увеличения объема перевозок в районе Волховстроя заместитель начальника Тыла Советской Армии генерал-майор П. А. Ермолин вместе с заместителем наркома речного флота А. А. Лукьяновым и группой офицеров центрального аппарата тыла наладил изготовление больших озерных барж. Ни осенние штормы, ни интенсивные удары вражеской авиации не могли подорвать решимости воинов тыла. С 10 сентября по 15 ноября 1941 г. малочисленные суда Ладоги доставили в Ленинград около 45 тыс. т грузов (главным образом продовольствия) и эвакуировали 33,5 тыс. человек.

С началом ледостава на Ладожском озере начала действовать ледовая трасса — Дорога жизни. Ответственным за организацию перевозки грузов был начальник тыла Ленинградского фронта генерал Ф. Н. Лагунов, непосредственное руководство военно-автомобильной дорогой возглавили заместитель начальника тыла фронта А. М. Шилов и военный комиссар генерал И. В. Шикин. По ледовой трассе за зиму было перевезено 361 109 т грузов, что дало возможность значительно улучшить снабжение населения и войск продовольствием и создать некоторые запасы продуктов питания, боеприпасов и горючего. К весне 1942 г. (до закрытия дороги) по ней было эвакуировано 555 тыс. человек132, вывезено около 3700 вагонов промышленного оборудования, цветных металлов.

Организацию эвакуации ленинградцев осуществлял заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров СССР А. Н. Косыгин. В первую очередь вывозили детей, женщин, больных, престарелых. Для быстрого решения этой задачи из многих городов страны — Москвы, Ярославля, Горького и др. — в Ленинград были направлены колонны автобусов с двумя сменами шоферов.

Военный совет Ленинградского фронта повседневно интересовался работой ледовой трассы, оказывал всевозможную помощь. Были выделены автомобильные и дорожные части, зенитные дивизионы, истребительная авиация и наземные войска. Деятельность ледовой трассы проходила в тяжелейших условиях — под бомбежками авиации противника и артиллерийскими обстрелами. Метели и морозы ограничивали движение, штормовые ветры перемещали ледяные поля, часто образовывались разводья и торосы. Но Дорога жизни действовала. Ленинград не сдавался.

Подлинными героями ладожской трассы стали водители коммунисты А. П. Бойкин, Ф. Б. Емельянов, А. П. Кондрин, И. С. Патека, В. И. Сердюк, М. С. Твердохлебов, В. Д. Тишков и многие другие.

Опыт работы тыла в битве под Москвой и в других сражениях первого периода войны имел важное значение. Он подтвердил, что принятая в августе 1941 г. новая структура органов управления тылом, основанная на принципе строгой централизации, в основном соответствует условиям ведения войны, организационной структуре Вооруженных Сил и сложившейся в стране экономической обстановке.

Объединение под руководством начальника тыла организации тыла, снабжения действующей армии материальными средствами, подвоза и эвакуации дало возможность оперативно решать главные задачи тыла, упорядочить обеспечение войск боеприпасами, горючим, продовольствием, различным имуществом и наиболее рационально использовать все виды транспорта.

Начальник Тыла Советской Армии генерал А. В. Хрулев в своем докладе Народному комиссару обороны в апреле 1942 г. указывал: «Десятимесячная практика показала, что сформированные управления тыла фронтов и армий оказались жизнеспособными и целиком оправдали свое назначение. Начальники тыла фронтов и армий на деле являются полномочными заместителями командующих по тылу и, обладая всей полнотой власти, являются единственными ответственными лицами за все вопросы тыловой службы»133.

Страна напрягла все свои силы, чтобы удовлетворить фронт всем необходимым. Народнохозяйственным планом на третий квартал 1941 г., утвержденным ЦК ВКП(б) и СНК СССР 30 июня 1941 г., предусматривалось увеличение производства военной продукции по сравнению с довоенным планом на 26 процентов134. Большинство промышленных предприятий переключалось на выпуск военной продукции. Намечалось строительство новых военных заводов, электростанций, предприятий топливной, металлургической, химической промышленности в районах Поволжья, Урала, Западной Сибири.

В целях быстрой мобилизации всех сил страны для удовлетворения нужд фронта по решению Политбюро ЦК партии 30 июня 1941 г. был создан Государственный Комитет Обороны (ГКО) под председательством Генерального секретаря ЦК ВКП(б) И. В. Сталина. В руках этого чрезвычайного органа сосредоточивалась вся полнота власти в стране, государственное, военное и хозяйственное руководство. Он объединял деятельность всех государственных и военных учреждений, партийных, профсоюзных и комсомольских организаций. Постановления ГКО имели силу законов военного времени. Члены Государственного Комитета Обороны и Центрального Комитета партии А. А. Андреев, Н. А. Вознесенский, М. И. Калинин, А. Н. Косыгин, В. А. Малышев, А. И. Микоян, Н. М. Шверник и другие лично занимались вопросами обеспечения Вооруженных Сил, возглавляли участки этой ответственной работы. Н. А. Вознесенский руководил развитием производства вооружения и боеприпасов. А. Н. Косыгин организовывал производство обмундирования и обуви для армии и флота. А. И. Микоян ведал вопросами обеспечения Вооруженных Сил горючим, продовольствием и вещевым имуществом. А. А. Андреев отвечал за работу железнодорожного транспорта и возглавлял Комитет по обслуживанию раненых и больных. Опытные партийные и хозяйственные работники возглавляли основные промышленные наркоматы: А. И. Шахурин — авиационной промышленности; В. А. Малышев — среднего машиностроения, а затем танковой промышленности; Д. Ф. Устинов — вооружения; П. И. Паршин — минометной промышленности; Б. Л. Ванников — боеприпасов; И. Ф. Тевосян — черной металлургии; А. И. Ефремов — станкостроительной промышленности; В. В. Вахрушев — угольной.

Центральный Комитет партии осуществлял общее руководство эвакуацией. Он сосредоточил на решении этой чрезвычайно важной задачи усилия всех партийных, советских и хозяйственных организаций.

24 июня по решению Политбюро ЦК партии был создан Совет эвакуации во главе с Н. М. Шверником, его заместителями были А. Н. Косыгин и М. Г. Первухин. С конца июня по декабрь 1941 г. из Белоруссии, с Украины, из Молдавии, Прибалтийских республик, западных областей РСФСР было эвакуировано на Урал, в Сибирь, Поволжье и Казахстан 10 млн. человек, 1523 промышленных предприятия, в том числе 1360 крупных, в основном военных заводов135, около 11 тыс. тракторов, большое количество скота, имущества колхозов, совхозов и МТС.

К решению задач по эвакуации были привлечены органы стратегического и оперативного тыла Советской Армии. На западе они содействовали быстрейшему демонтажу оборудования и погрузке его в вагоны. На востоке — энергично помогали местным властям в разгрузке поездов, а также в налаживании производства, выделяя для этого рабочую силу и транспорт.

Развертывание военного производства было сопряжено с неимоверными трудностями. Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев отмечал, что «по сути дела, целая индустриальная страна была перемещена на тысячи километров. Там, на необжитых местах, часто под открытым небом, машины и станки буквально с железнодорожных платформ пускались в дело»136. Трудности заключались еще и в том, что средняя численность рабочих и служащих в народном хозяйстве уменьшилась с 31,8 млн. человек в первом полугодии 1941 г. до 22,8 во втором полугодии и до 18,4 млн. человек в 1942 г.137 Недостаток рабочих восполнялся введением нового трудового режима. Был увеличен рабочий день, отменены очередные и дополнительные отпуска, введены обязательные сверхурочные работы. Все рабочие и служащие военной промышленности объявлялись мобилизованными. Советский народ был преисполнен трудового энтузиазма. Взамен ушедших на фронт мужчин к станкам становились женщины, юноши и люди старшего поколения. Колхозники, рабочие совхозов и МТС работали не жалея сил, чтобы убрать урожай и выполнить план поставок сельскохозяйственной продукции 1941 года. Тысячи колхозников, не дожидаясь уборки и обмолота хлебов нового урожая, сдавали государству зерно из своих прошлогодних запасов.

Важные коррективы были внесены в работу всех отраслей народного хозяйства. ГКО в июле 1941 г. была определена основная линия хозяйственной политики в условиях вынужденной эвакуации промышленности из угрожаемых районов на восток. Составление военно-хозяйственного плана обеспечения обороны страны поручалось комиссии во главе с Н. А. Вознесенским с привлечением соответствующих наркоматов. 16 августа 1941 г. решением Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) был принят новый военно-хозяйственный план на четвертый квартал 1941-го и на 1942 год. Согласно этому плану основной оборонной базой страны становились Поволжье, Урал, Западная Сибирь, Казахстан, Средняя Азия, куда направлялись с запада эвакуированные предприятия и население.

Особое внимание уделялось быстрейшему вводу в строй заводов, производивших самолеты, авиамоторы, танки, артиллерийские системы всех калибров, стрелковое вооружение, боеприпасы. В этих же районах планировалось развитие легкой и пищевой промышленности, создание государственных резервов топлива, горючего, металла, продовольствия и промышленных товаров за счет текущего производства и за счет эвакуации ресурсов из западных областей Советского Союза.

Перестраивался на военный лад транспорт. То, что казалось раньше невозможным, становилось обычным в суровое время войны. Железнодорожники перешли на сверхскоростные графики, стали формировать сдвоенные и строенные поезда, пропуская их безостановочно к районам выгрузки. Самоотверженно трудились работники морского и речного транспорта. В целях улучшения планирования и регулирования перевозок железнодорожным, морским и речным транспортом, координации их усилий на решение главных задач в феврале 1942 г. при ГКО был образован Транспортный комитет.

Особое внимание партия и правительство уделяли железнодорожному транспорту, который в 1942 г. пережил наибольшее снижение уровня своей эксплуатационной работы, вызванное прежде всего потерей около половины самой развитой части железнодорожной сети, громадным уроном, нанесенным врагом советским магистралям, резким сужением их материально-технической базы, нехваткой топлива, электроэнергии и т.д. В 1942 г. парк паровозов уменьшился на железнодорожной сети на 14 процентов, парк товарных вагонов — на 21. Количество вагоноремонтных заводов сократилось по сравнению с 1940 г. с 32 до 16, вагонных депо — со 182 до 98, пунктов технического осмотра — с 19 398 до 870 и т.д. Грузооборот железных дорог с 1940 по 1942 г. уменьшился с 592,6 млн. т до 277,2 млн. т, то есть более чем в 2,1 раза138.

В сложившейся обстановке потребовалось в первую очередь принять срочные меры по укреплению руководства транспортом. Постановлением ГКО от 25 марта 1942 г.139 народным комиссаром путей сообщения по совместительству был назначен заместитель Наркома обороны — начальник Тыла Советской Армии генерал А. В. Хрулев (до мая 1943 г.). Как отмечает в своих воспоминаниях А. В. Хрулев, Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин так объяснил это решение ГКО:

«Я отдаю себе отчет в том, как сложна и ответственна выполняемая вами работа начальника тыла Красной Армии. Но снабжение фронтов — это прежде всего подвоз. Поэтому соединение в одном лице двух должностей — наркома путей сообщения и начальника тыла позволит наиболее надежно решить вопрос о подаче в действующую армию всего, что необходимо для разгрома врага. На посту наркома путей сообщения вы станете ближе ко всему народному хозяйству, которое тесно соприкасается с железнодорожным транспортом и во многом от него зависит…»140

Совершенствовалась также структура центрального аппарата тыла. Был усилен Штаб начальника Тыла Советской Армии, в первую очередь звенья, организующие подвоз, созданы Главное управление продовольственного снабжения и трофейная служба. В целях улучшения руководства восстановлением автомобильных дорог дорожные части НКВД были переданы автодорожной службе Советской Армии, а органы управления Гушосдора НКВД расформированы. Вместо грунтовых участков развертывались военно-автомобильные дороги.

Дальнейшее развитие получила структура органов управления тылом. В мае 1942 г. во фронтах вводилась должность заместителя начальника тыла и вместо оргплановых отделов во фронтах и армиях создавались штабы тыла. Службы снабжения — артиллерийского, автобронетанкового, инженерного, связи, химического и другие — по вопросам общей организации тыла, планирования снабжения, подвоза и эвакуации были подчинены начальнику тыла — заместителю командующего войсками фронта (армией) по тылу. При этом ответственность за снабжение войск всеми видами материальных средств была оставлена за соответствующими начальниками родов войск и служб фронта (армии). В корпусах и дивизиях вводилась должность заместителя командира корпуса, дивизии по тылу141. Это позволило целенаправленно и своевременно решать основные вопросы тылового обеспечения войск в операциях и резко повысить оперативность управления тылом.

В первый период войны в действующей армии были созданы полевые подвижные госпитали (ППГ), способные работать в полевых условиях, а также сортировочно-эвакуационные госпитали (СЭГ) и госпитали для легкораненых, что дало возможность улучшить всю организацию лечебно-эвакуационного дела и ускорить возвращение в строй выздоровевших военнослужащих. Больше внимания стало уделяться партийно-политической работе и культурно-массовому обслуживанию раненых в госпиталях, коечная сеть которых расширилась в 1942 г. на 36 процентов142.

Огромная работа в первый период войны была проделана по подготовке офицерских кадров тыла. Этим занимались военные академии и училища, учебный процесс которых был перестроен с учетом потребностей военного времени. Для подготовки в короткие сроки младших офицеров была создана широкая сеть курсов и школ. Интендантская академия Советской Армии в целях приведения учебной деятельности в соответствие с задачами подготовки кадров для организации тыла и военного снабжения Советской Армии была реорганизована в Военную академию тыла и снабжения. Она имела факультет тыла, готовивший командиров — организаторов тыла войсковых соединений, армий и фронтов, а также трехмесячные курсы усовершенствования старшего начальствующего состава. Подготовка медицинских специалистов осуществлялась в трех военно-медицинских академиях, трех училищах, школах подготовки младших фельдшеров. Специалисты военных сообщений готовились в Военно-транспортной академии и училище ВОСО; офицерский состав продовольственной и вещевой служб — в интендантском училище и на интендантских курсах; врачи и фельдшера ветеринарной службы — в Военно-ветеринарной академии Советской Армии и Военно-ветеринарном училище.

Наряду с этим продолжалось укрепление органов тыла опытными, подготовленными кадрами. На работу в центральный аппарат и на должности начальников тыла фронтов и армий пришли крупные военно-хозяйственные работники — генералы Д. И. Андреев, Н. П. Анисимов, В. П. Виноградов, Ф. Н. Лагунов и другие.

Генералы и офицеры тыла в тяжелый первый период войны приобрели большой опыт тылового обеспечения как оборонительных, так и крупных наступательных операций.

Не добившись осуществления своих коварных замыслов на московском направлении, гитлеровское командование сосредоточило свои усилия на южном крыле советско-германского фронта. Летом 1942 г. противник захватил важные промышленные и индустриальные районы нашей страны — Донбасс и Северный Кавказ. Его выход на железнодорожные и водные коммуникации, связывающие центральные и южные районы страны, значительно осложнил работу промышленности и снабжение армии. Особое место в летне-осенней кампании 1942 г. заняло сталинградское направление, на котором развернулись ожесточенные бои.

Работа тыла на этом направлении осуществлялась в чрезвычайно сложной обстановке. При отходе наших войск к переправе через Дон Южный фронт потерял значительную часть своих тыловых частей и учреждений, а также автотранспорта. Все железные и автомобильные дороги с запада в сторону Сталинграда и Кавказа оказались прерванными, а Волга минировалась авиацией противника. Снабжение фронтов сталинградского направления с центральных баз и складов, с Урала и из Сибири осуществлялось только по одной Рязано-Уральской железной дороге с однопутной веткой Саратов — Урбах — Баскунчак, которая была сильно перегружена, и суточный пробег поездов зачастую составлял всего 100 км в сутки. Весьма сложной оказалась организация снабжения войск, действовавших в Закавказье. Доставка грузов морем из Астрахани и Гурьева затруднялась также слабым развитием портового хозяйства на западном побережье Каспийского моря. Основная база снабжения фронтов горючим — Баку — была отрезана противником. Поэтому его приходилось возить от каспийского порта Красноводска по железной дороге через Среднюю Азию. В противоположном направлении шли воинские грузы для Закавказского фронта. Это был дальний путь, к тому же Ашхабадская железная дорога имела низкую пропускную способность. Государственный Комитет Обороны и руководство Тыла Советской Армии приняли энергичные меры по налаживанию снабжения фронтов. В рекордно короткие сроки была организована перевозка горючего из Баку через Каспий на Гурьев, где быстрыми темпами оборудовали порт. Тогда же был осуществлен замечательный эксперимент с массовой переброской в Гурьев порожних цистерн по Каспийскому морю на плаву за буксирами. В соответствии с решением Ставки ВГК о разгрузке железных дорог, более широком использовании водных путей Волги и Каспийского моря для фронтов южного направления были организованы базы снабжения и перевалки грузов в Вольске, Саратове, Камышине, Махачкале. Для материального обеспечения Северо-Кавказского и Закавказского фронтов приказом начальника тыла Советской Армии от 1 августа 1942 г. была организована база центра НКО во главе с помощником начальника Тыла Советской Армии генералом Ф. Н. Зеленцовым. Начальник базы был наделен широкими полномочиями.

По решению ГКО начала строиться железнодорожная рокада от Саратова до Сталинграда, железная дорога от Астрахани до Кизляра и мост через Волгу у Астрахани, что в перспективе имело важное значение для снабжения фронтов. Огромную работу по перевозке войск через Волгу, доставке материальных средств и эвакуации раненых выполняли речники Нижне-Волжского пароходства и личный состав Волжской военной флотилии. На кораблях, паромных буксирах, баркасах, речных трамваях только за оборонительный период было перевезено 124 тыс. человек, 20,4 тыс. лошадей, около 300 орудий, 121 танк, 1740 автомашин и свыше 250 тыс. т различных материальных средств143.

В первый, самый тяжелый для нашей Родины и ее Вооруженных Сил период Великой Отечественной войны еще глубже раскрылась руководящая роль партии, ее связь с массами. Под руководством Коммунистической партии советский народ в тяжелейших условиях войны проделал поистине титаническую работу по переводу народного хозяйства на военные рельсы, налаживанию массового производства боевой техники, вооружения, боеприпасов и других материальных средств.

В ходе первого периода войны, длившегося около 17 месяцев, был сорван гитлеровский план «молниеносной войны», нанесен огромный урон немецко-фашистской армии, ликвидированы ее преимущества, вытекавшие из внезапного нападения, созданы предпосылки для коренного перелома не только в Великой Отечественной войне, но и во всей второй мировой войне. В ходе войны изменились Вооруженные Силы. Их состав и структура были приведены в соответствие с условиями ведения войны и задачами, которые им приходилось решать в борьбе против немецко-фашистских захватчиков.

Тыл Советской Армии в первом периоде войны был перестроен и централизован. Рельефно обозначилось его высшее звено — стратегический тыл, который аккумулировал силы и средства центрального подчинения и ресурсы, выделяемые Ставкой ВГК для непосредственного обеспечения армии и флота. Это позволило более эффективно обеспечивать действующую армию боеприпасами, горючим, продовольствием, быстро эвакуировать раненых. Общее руководство стратегическим тылом осуществлял Государственный Комитет Обороны и Ставка Верховного Главнокомандования, а непосредственное — заместитель Народного комиссара обороны — начальник Тыла Советской Армии. Вновь созданные органы управления стратегическим тылом были тесно связаны с Госпланом, наркоматами, партийными, советскими и хозяйственными организациями. Они обеспечили правильное использование материальных ресурсов, которые страна давала фронту, их своевременную доставку в действующую армию. Генеральный штаб оказывал решающее влияние на организацию тылового обеспечения фронтов и флотов в процессе оперативно-стратегического планирования, определяя основные задачи тыла и потребность в материальных ресурсах.

Полученный опыт по всестороннему тыловому обеспечению войск как при ведении войсками оборонительных операций, так и в контрнаступлении и в общем наступлении был использован для дальнейшего улучшения структуры органов тыла и совершенствования методов их работы.

Для Тыла Советской Армии это был период становления, развития и совершенствования способов всестороннего тылового обеспечения войск в различной оперативно-стратегической обстановке, в трудных условиях перевода народного хозяйства на военные рельсы. Проделав огромную работу в ходе оборонительных сражений, в контрнаступлении и в общем наступлении, тыл Советской Армии накопил необходимый опыт и был готов к обеспечению войск в более широких наступательных операциях.

Тыл Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне

Cм. также

Создание материально-технической базы для советских вооруженных сил

Состояние тыла советской армии к началу войны

 



Другие новости и статьи

« Состояние тыла советской армии к началу войны

Всероссийский конкурс СМИ «Патриот Росии - 2011» и тема патриотизма в российской журналистике »

Запись создана: Пятница, 21 Октябрь 2011 в 19:42 и находится в рубриках Вторая мировая война, Управление тылом.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы