23 Октябрь 2011

Тыл Советской Армии во втором периоде войны

oboznik.ru - Тыл Советской Армии во втором периоде войны

К ноябрю 1942 г. обстановка на советско-германском фронте продолжала оставаться напряженной. Противник оккупировал значительную часть территории нашей страны, на которой до войны проживало 41,9 процента всего населения Советского государства, выпускалась треть валовой продукции промышленности СССР, до 71 процента чугуна, около 60 процентов стали, находилось 47 процентов всех посевных площадей144. Фашистские войска стояли в 150–200 км от нашей столицы. Ожесточенные боевые действия велись в Сталинграде и предгорьях Кавказа. Однако наступательные возможности врага уже иссякали.

Коммунистическая партия своей титанической организаторской деятельностью мобилизовала советский народ на героическое сопротивление на фронте и самоотверженный труд в тылу, подготовила условия для коренного перелома в войне. В ходе летне-осенней кампании 1942 г., особенно в оборонительном сражении на Волге, Советская Армия стойкой обороной и мощными контратаками истощила ударные группировки врага.

Самое тяжелое время для нашей Родины осталось позади. Страна превратилась в единый боевой лагерь, в неиссякаемый источник материальных и духовных сил Советской Армии. Перестройка народного хозяйства Советского Союза на нужды войны была завершена к середине 1942 г. В 1942 г. было произведено чугуна 4,8 млн. т, стали — 8,1 млн. т, проката — 5,4 млн. т. Резко возросла роль восточных районов, которые стали основной военно-промышленной базой страны. Урал и Западная Сибирь в 1942 г. дали 97,4 процента чугуна, 81,8 процента стали, 84 процента проката, а Казахстан — свыше 85 процентов свинца и более 50 процентов медной руды, произведенных в Советском Союзе. Возросла добыча угля в Кузбассе, Караганде и на Южном Урале. Однако из-за потери Донбасса в 1942 г. было добыто угля 75,5 млн. т, или 46 процентов уровня 1940 г. Не хватало нефти и электроэнергии. Наряду с увеличением их производства в восточных районах принимались меры по строжайшей экономии145. Производство военной продукции в 1942 г. по сравнению с 1940 г. увеличилось на Урале более чем в 5 раз, в Поволжье — в 9 раз, в Западной Сибири — в 27 раз146.

Рабочие, служащие, колхозники, проявляя массовый трудовой героизм, повышали производительность труда, делали все возможное для помощи фронту. На предприятиях развернулось движение за выполнение ежедневно двух норм: одной за себя, а другой за товарища ушедшего на фронт. В стране ширилось патриотическое движение за создание фонда обороны. Советские люди на свои личные сбережения приобретали боевую технику — самолеты, танки, артиллерийские орудия и направляли их защитникам Родины. Так, русский колхозник Феропонт Головатый сдал в декабре 1942 г. 100 тыс. руб., бурят Буянтуев — 130 тыс., казах Оразбай Букенбаев — 300 тыс. руб. Ткачихи московского комбината «Трехгорная мануфактура» внесли на строительство танковой колонны «Москва» 451 тыс. руб. К концу 1942 г. в фонд обороны поступило 12,7 кг платины, 110 кг золота, 8155 кг серебра и на 140,9 млн. руб. драгоценностей147. Только с декабря 1942 г. по апрель 1943 г. трудящиеся сдали свыше 7 млн. руб. для вооружения Советской Армии148.

Промышленность давала все больше и больше первоклассного вооружения для Советских Вооруженных Сил. Преимущества социалистической экономики позволили сконцентрировать основные усилия на производстве боевой техники и сократить до предела расход металла и топлива на все остальные нужды. Если объем валовой продукции в 1942 г. в целом по стране составил 77 процентов к 1940 г., а численность рабочих и служащих — 59 процентов, то производство боевой техники, вооружения и боеприпасов увеличилось до 186 процентов. В 1942 г. было произведено 25 436 самолетов, 24 668 танков, 29 561 артиллерийское орудие, 3237 установок реактивных минометов — значительно больше, чем в фашистской Германии. При этом новая боевая техника по своим качествам не только не уступала немецкой, но по ряду показателей и превосходила ее. Это были истребители Як-7, Лa-5, штурмовики Ил-2 и бомбардировщики Пе-2, новые артиллерийские орудия. Лучший в мире танк Т-34 составил половину всех выпущенных танков149. Советское военное командование смогло перевооружить действующую армию новой боевой техникой и создать крупные стратегические резервы — соединения и объединения стрелковых и бронетанковых войск, артиллерии и авиации.

Благодаря усилиям партии и советского народа к ноябрю 1942 г. наряду с ростом численности действующей армии повысилась ее ударная и огневая мощь. К этому времени она уже начала превосходить в силах и средствах войска противника150. В создавшейся обстановке Центральный Комитет партии и советское Верховное Главнокомандование решили вырвать стратегическую инициативу из рук противника, нанести ему тяжелое поражение и добиться коренного перелома в ходе войны. Для этого было подготовлено контрнаступление под Сталинградом. Время для перехода в контрнаступление было выбрано с учетом того, что главные силы противника уже перешли к обороне, но не успели еще закрепиться и накопить резервы. Ставке ВГК удалось скрыть от противника замысел и масштабы готовящейся операции. Планом контрнаступления предусматривалось сильными ударами Юго-Западного и Сталинградского фронтов по сходящимся направлениям на Калач и Советский совместно с Донским фронтом окружить гитлеровские армии в районе Сталинграда и затем уничтожить их. При общем незначительном превосходстве в силах и средствах советских войск над противником (по людям — 1:1, танкам — 1,4:1, орудиям — 1,3:1 и самолетам — 1,1:1), благодаря умелому использованию конфигурации фронта, искусному созданию группировок войск и энергичному маневрированию ими, это превосходство на участках прорыва было подавляющим, что в последующем и предопределило разгром противника.

«Победа под Сталинградом, — говорил Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев в своей речи на открытии памятника-ансамбля в Волгограде, — была не просто победой, она была историческим подвигом. А подлинная мера всякого подвига может быть справедливо оценена только тогда, когда мы до конца представим себе — среди каких трудностей, в какой обстановке он был совершен»151.

Эти трудности испытывали в то тревожное время вся страна, Вооруженные Силы и их Тыл. Свои задачи органам тыла в Сталинградской операции приходилось выполнять в чрезвычайно сложной обстановке. В ходе оборонительного сражения тыловые части и учреждения понесли значительные потери, запасы материальных средств в войсках в результате непрерывных боев были израсходованы, а на складах армий и фронтов — истощены. Склады центрального подчинения находились на большом удалении от района боевых действий. В прифронтовой зоне не было достаточно густой сети железных и шоссейных дорог, что осложняло сосредоточение резервов и подачу материальных средств войскам. Начертание железных дорог в районе Сталинграда (в основном рокадные, с малой пропускной способностью), было крайне неблагоприятным. Однопутные железнодорожные участки не обеспечивали прием, пропуск и выгрузку войск и грузов. Так, например, железная дорога Саратов — Урбах — Баскунчак — Астрахань имела пропускную способность всего 6–8 пар поездов в сутки. Отрицательно сказывалось отсутствие постоянных железнодорожных и автомобильных мостов через Волгу. Противник постоянно наносил бомбовые удары по дорогам, периодически минировал Волгу, и без траления фарватера движение судов совершенно исключалось. Железные дороги в районе Сталинграда, особенно узловые станции, систематически подвергались налетам авиации противника. Только с 1 июня по 31 декабря 1942 г. было совершено около 20 тыс. самолето-налетов и сброшено более 50 тыс. бомб. Все это затрудняло готовность войск к контрнаступлению.

Центральный аппарат Тыла Советской Армии уделял особое внимание подготовке тыла фронтов сталинградского направления. Заместитель Народного комиссара обороны — начальник Тыла Советской Армии генерал А. В. Хрулев уже в сентябре 1942 г. принял участие в разработке плана наступательной операции «Уран»152. Начальникам центральных управлений НКО своевременно были поставлены конкретные задачи по накоплению ресурсов материальных средств, перемещению баз снабжения, улучшению работы коммуникаций, ремонту техники, развертыванию медицинских учреждений, подготовке тыловых частей и учреждений. Центр развернул базы снабжения (для Сталинградского и Южного фронтов — в Саратове, для Брянского фронта — в Вольске) и принял самые энергичные меры по оказанию помощи фронтам в заблаговременном накоплении необходимых запасов материальных средств, приближении их к войскам. По решению Государственного Комитета Обороны с низовьев Волги было перемещено в районы городов Саратов и Батраки 41 тыс. т горючего153.

Запасы материальных средств подавались во фронты всеми видами транспорта. Однако в связи с сильным воздействием противника по коммуникациям и ограниченными сроками до начала наступления полностью подать фронтам запланированные снабженческие грузы не удалось, накопление запасов материальных средств во фронтах шло медленнее, чем прибывали войска. Группа генералов и офицеров центральных органов управления тылом во главе с первым заместителем начальника Тыла Советской Армии генералом В. И. Виноградовым проверкой на месте установила, что боеприпасы и горючее доставлялись с запозданием, не полностью сосредоточился тыл авиации. В связи с этим начало контрнаступления под Сталинградом Ставкой Верховного Главнокомандования было перенесено на несколько дней и назначено на 19–20 ноября 1942 г.

В целях правильного размещения фронтового тыла, лучшего использования коммуникаций и местных средств фронтам были определены тыловые районы: Юго-Западному (заместитель командующего войсками фронта по тылу — начальник тыла фронта генерал-майор Н. А. Кузнецов) — глубиной 220–250 км, Донскому (заместитель командующего войсками фронта по тылу — начальник тыла фронта генерал-майор И. Г. Советников) — 210–250 км и Сталинградскому (заместитель командующего войсками фронта по тылу — начальник тыла фронта генерал-майор Н. П. Анисимов) — до 400 км. Распорядительные станции были назначены на железных дорогах: Юго-Западному фронту — в Балашове, Донскому — в Камышине, Сталинградскому — в Урбахе и Верхнем Баскунчаке.

Основные мероприятия по подготовке тыла к непосредственному обеспечению войск в контрнаступлении проводились во фронтовом, армейском и войсковом тылу. Тыловые части и учреждения оперативного и войскового звеньев тыла были доукомплектованы личным составом и техникой, усилены автотранспортом подвоза. Личный состав тыла Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов работал самоотверженно, инициативно, умело и внес весомый вклад в дело разгрома противника. Особенно успешно трудились работники тыла Сталинградского фронта, возглавляемые генералом Н. П. Анисимовым. Опытный военный хозяйственник, крупный организатор, он в короткий срок сумел сплотить вокруг себя работоспособный коллектив. Это заместители начальника тыла фронта генералы Н. К. Попов и И. С. Савинов, начальник штаба тыла фронта полковник Д. Г. Гаврилов, интендант фронта полковник А. Ф. Захарченко, начальник медицинской службы генерал Н. П. Устинов, начальник военных сообщений генерал А. А. Коршунов, а впоследствии К. А. Рассалов и другие.

Нелегко было осуществлять тыловое обеспечение войск в степных районах. Негде было укрыться и обогреться. Не было топлива. Удавалось обогревать по ночам лишь медицинские пункты, чтобы днем не привлекать внимания противника. Раненых с поля боя на пункты эвакуации доставляли на собачьих упряжках санями-волокушами.

Остро встал вопрос размещения тыловых частей, запасов материальных средств. Вопреки довоенным взглядам, когда считалось, что размещать тыловые части и учреждения следует главным образом на железной дороге, во фронтах часть сил и средств тыла выдвигалась ближе к войскам на направлении действий главных группировок. Например, главная группировка Юго-Западного фронта развертывалась на плацдарме юго-западнее Серафимовича, а группа фронтовых складов — в армейском тылу в районе Ново-Анненский, Страхово. Сталинградский фронт главный удар готовился нанести из района Сарпинских озер, в связи с чем на правом берегу Волги в районах Красноармейска, Райгорода, Светлого Яра, Каменного Яра, Солодники были развернуты группы полевых госпиталей и передовые фронтовые склады.

Для обеспечения подвоза материальных средств автомобильным транспортом дорожные части Юго-Западного и Донского фронтов оборудовали по три, а Сталинградского — две военно-автомобильные дороги и три ответвления от них к переправам на Волге. В условиях осенней распутицы грунтовые дороги на многих участках становились непроезжими. Занятость дорог и переправ через Волгу войсками, сосредоточиваемыми для контрнаступления, предельно усложнила подвоз материальных средств. Дорожниками, автомобилистами и ездовыми принимались все возможные меры для лучшего использования автомобильного и гужевого транспорта. В целях уменьшения потерь и ускорения погрузочно-разгрузочных работ автотранспортные колонны были сокращены до 8—10 машин. Вместо сквозных автоперевозок через Волгу применили расчлененную форму подвоза: одна группа автомобилей доставляла грузы к переправе, а другая — от переправы до мест выгрузки. Объем погрузочно-разгрузочных работ увеличился, но зато значительно улучшилось использование транспортных средств.

В результате напряженной работы личного состава тыла к началу контрнаступления в войсках и на складах были созданы минимально необходимые запасы материальных средств. В целом они были меньше установленных норм, но при правильном их эшелонировании и целесообразном использовании надежно обеспечивали войска ударных группировок.

Обеспеченность фронтов основными видами боеприпасов к началу контрнаступления под Сталинградом была различной и колебалась: по винтовочным патронам — 1,8–3,2 боекомплекта; 120-мм минам — 1,2–2,7; 76-мм пушечным выстрелам дивизионной артиллерии — 1,8–4,0; 122-мм гаубичным выстрелам — 0,9–3,3 и т.д. При этом на складах фронтов оставалось лишь 0,2–0,5 боекомплекта боеприпасов, остальные находились в войсках и на огневых позициях. Горючим и продовольствием фронты были обеспечены примерно одинаково. Высокооктановых бензинов имелось по 7,8 заправки, бензинов Б-70 и КБ-70 — 10,6, автобензина — 3,3, дизельного топлива — 8,8, керосина тракторного и лигроина — 11,3 заправки и продовольствия по 10–15 сутодач.

С приближением холодов во фронты стало поступать теплое обмундирование. Личный состав частей, в первую очередь на переднем крае, получил валенки, полушубки, шапки-ушанки, теплое белье. Материальные ресурсы для обеспечения войск часто изыскивались и на месте. Например, для Сталинградского фронта с помощью местных партийных и общественных организаций из Сталинградской, Астраханской и Саратовской областей к 1 ноября 1942 г. было доставлено 8 тыс. пар валенок, 16,5 тыс. телогреек, более 30 тыс. пар нательного белья и другое имущество, а также значительное количество продовольствия и фуража.

Подготовка тыла к операции проводилась скрытно. Задачи до исполнителей доводились устно, подвоз материальных средств, передвижение личного состава осуществлялись в темное время суток. В результате потери в тыловых частях в этот период были незначительны, противнику не удалось установить подготовку наших войск к контрнаступлению.

19—20 ноября 1942 г. войска Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов перешли в контрнаступление, в ходе которого была окружена и затем уничтожена 330-тысячная группировка войск противника. Действия наших войск отличались высокой маневренностью, быстрым продвижением вперед. Во фронты поступали свежие резервы. Причем в этот период некоторые оперативные объединения не полностью имели положенные по штату органы тыла. Так, на котельниковское направление форсированным маршем выдвигалась 2-я гвардейская армия, а ее склады были на пути к станции Камышино. 5-я ударная армия вообще не имела своих складов и снабжалась через склады соседних армий. Чтобы не сорвать обеспечение войск в чрезвычайно сложной боевой обстановке, когда противник пытался деблокировать свои армии, окруженные в Сталинграде, пришлось широко привлекать для подвоза боеприпасов и горючего войсковой транспорт, а также значительную часть строевых автомашин и ремонтных летучек. Однако необходимое количество боеприпасов и горючего невозможно было своевременно доставить войскам по грунтовым дорогам. Тогда Ставка Верховного Главнокомандования выделила две авиадивизии транспортных самолетов, которые доставляли грузы по воздуху.

Запасы материальных средств, заблаговременно созданные вблизи переднего края и на правом берегу Волги, в целом обеспечили потребность войск в первые дни наступления. В последующем снабжение фронтов осуществлялось с центральных баз и складов через фронтовые и армейские склады. Для подвоза использовались все виды транспорта, усилия которых координировались штабами тыла. Работникам тыла активно помогали командиры всех степеней, выделяя в необходимых случаях людей и транспорт. Большое внимание вопросам снабжения войск уделяли члены военных советов армий, заместители командиров соединений и частей по политчасти.

В ходе контрнаступления было израсходовано значительное количество материальных средств. Расход боеприпасов с 19 ноября 1942 г. по 2 февраля 1943 г. на трех фронтах (Донской, Сталинградский, Юго-Западный) составлял в среднем 60 вагонов в сутки (около 1200 т). Юго-Западный фронт ежесуточно расходовал 0,35 заправки автобензина, Донской и Сталинградский фронты — по 0,24 заправки.

Немецко-фашистские войска при отходе разрушали коммуникации, уничтожали промышленные предприятия и транспортные средства. На железных дорогах противник подрывал рельсы, уничтожал искусственные сооружения, служебно-технические здания, связь, водоснабжение. Требовалось принимать срочные меры и уделять особое внимание восстановлению железных дорог. Железнодорожники трудились поистине героически. Например, на Сталинградском фронте они за 12 дней восстановили линию Сарепта — Котельниково протяжением 144 км, благодаря чему улучшилось снабжение войск. Восстановителям большую помощь оказывало местное население.

В этот период работы тыла Советской Армии и железнодорожного транспорта органически переплелась в единую систему. Нарком путей сообщения, начальник Тыла Советской Армии генерал А. В. Хрулев постоянно общался с руководителями промышленных наркоматов, ответственными за военные поставки, с начальниками центральных управлений Наркомата обороны, членами военных советов и начальниками тыла фронтов, заслушивал доклады начальника штаба Тыла генерала М. П. Мидовского, главного интенданта генерала П. И. Драчева, начальников снабжения родов войск. Тут же принимались и передавались исполнителям конкретные решения.

Разгром врага на Волге, положивший начало коренному перелому в ходе Великой Отечественной войны и всей второй мировой войны, убедительно подтвердил ленинское положение о том, что крепкий организованный тыл является одним из решающих факторов, определяющих ход и исход операций, военных кампаний и войны в целом. Труженики советского тыла дали фронту все необходимое для победы: прекрасную боевую технику, вооружение, боеприпасы, горючее, продовольствие и другие материальные средства. Работники же стратегического, оперативного и войскового тыла сделали все, чтобы бесперебойно питать ими войска.

Почти одновременно с грандиозным сражением между Волгой и Доном развернулась битва за Кавказ, которая началась летом 1942 г. и длилась до осени 1943 г. Она была сложной и трудной как для войск, так и для тыла фронтов. Тыловым органам приходилось преодолевать значительные трудности, связанные с удаленностью театра военных действий от центральных районов страны. Боевая техника для Закавказского фронта по планам центра доставлялась по железной дороге к портам Гурьев и Красноводск, далее по Каспийскому морю до Баку, затем снова по железной дороге или своим ходом до пунктов назначения. Этот путь был слишком длинным (до Красноводска приходилось везти грузы через Ашхабад) и долгим (в один конец 20–30 суток). Поэтому завершение строительства и ввод в эксплуатацию в августе 1942 г. железнодорожного участка Астрахань — Кизляр протяженностью 348 км улучшило доставку военных грузов на Кавказ.

В Закавказских республиках был развернут ряд центральных складов. Во фронтовом тылу образованы две группы тыловых частей и учреждений, которые размещались на направлениях действий Черноморской и Северной групп войск. Для устойчивого обеспечения Черноморской группы войск был построен и введен в строй 1 января 1943 г. железнодорожный участок Бзыбь — Сухуми протяженностью 65 км, который соединил северо-западное направление Закавказья с центральным.

Органы оперативного тыла обеспечивали войска в полосе около 1000 км по отдельным, разобщенным на десятки и сотни километров направлениям, что вызывало большие трудности в организации подвоза. Горный характер местности, почти полное отсутствие оборудованных дорог, дождливая и снежная зима сильно осложнили работу транспорта. В связи с этим особое внимание было уделено увеличению пропускной способности Военно-Грузинской и Военно-Осетинской автомобильных дорог. Для их ремонта и поддержания в проезжем состоянии по решению ГКО в сентябре — октябре 1942 г. Ставка выделила Закавказскому фронту несколько инженерных и саперных батальонов, а также дорожно-строительные, мостостроительные и дорожно-эксплуатационные части.

В оборонительных боях на туапсинском направлении, начавшихся 25 сентября, единственными сухопутными коммуникациями Черноморской группы являлись Сухумское шоссе и шоссе Сочи — Туапсе — Геленджик — Новороссийск. По ним подвозились грузы из Тбилиси и Кутаиси и из портов — баз Черноморского флота. К этому времени некоторые части и соединения Черноморской группы далеко не полностью были обеспечены вооружением, боеприпасами, а также продовольствием, фуражом и другими видами материальных средств. Военными советами фронта и армий были приняты экстренные меры по резкому улучшению снабжения войск Черноморской и Северной групп. В ходе оборонительных боев подвоз материальных средств войскам осуществлялся главным образом морским, автомобильным и вьючным транспортом, очень часто под обстрелом артиллерии и воздействием авиации противника. Боевые корабли и суда Черноморского флота с сентября по ноябрь 1942 г. доставили войскам туапсинского направления около 58 тыс. т грузов, в основном боеприпасов и продовольствия, эвакуировав обратными рейсами более 2,5 тыс. раненых. В тех местах, где подвоз был невозможен и вьючным транспортом, приходила на помощь военно-транспортная авиация.

Тыловое обеспечение Северной группы, более мощной по своему составу, также осуществлялось в очень трудных условиях при крайне ограниченном количестве путей сообщения.

В ноябре 1942 г. после пятимесячных оборонительных действий на Северном Кавказе Советская Армия остановила наступление врага, в ходе оборонительных сражений измотала его и нанесла ему большие потери в живой силе и боевой технике. В самый ответственный момент битвы на Волге гитлеровцы не смогли перебросить под Сталинград крупные силы с Северного Кавказа. Таким образом, боевые действия на Кавказе весьма благоприятно повлияли на Сталинградскую битву и на создание предпосылок для контрнаступления Советской Армии, так же как и победа под Сталинградом оказала решающее влияние на ухудшение военно-стратегического положения вражеских войск на Кавказе. В результате разгрома врага под Сталинградом создалась благоприятная обстановка для перехода советских войск в наступление по освобождению Северного Кавказа. В подготовительный период были проведены перегруппировки войск, значительно усилена Черноморская группа, завершено построение тыла фронта и армий, отвечавшее оперативному построению войск Северной и Черноморской групп, накоплены необходимые запасы материальных средств.

К 1 января 1943 г. фронт имел 9,5 заправки высокооктанового и 2,4 заправки автомобильного бензина, 4 заправки дизельного топлива и свыше 3,3 заправки лигроина и керосина. Временные перебои в снабжении отдельных частей боеприпасами были обусловлены не недостатком их на складах, а трудностями подвоза, особенно в период распутицы.

С переходом советских войск в наступление ввиду неблагоприятных погодных условий пути подвоза и эвакуации стали решающим фактором в обеспечении успеха войск, особенно Черноморской группы, действовавшей в условиях горно-лесистой местности. Здесь боеприпасы с дивизионных пунктов на передовую нередко приходилось доставлять вручную, привлекая стрелковые подразделения.

Закавказье и Северный Кавказ располагали достаточными запасами горючего, продовольствия и фуража, поэтому сколько-нибудь серьезных трудностей в снабжении войск не возникало.

Большая работа была проделана в этот период по восстановлению и ремонту боевой и транспортной техники, вооружения, по эвакуации и лечению раненых, а также по ветеринарному обеспечению. Медицинское обеспечение войск фронта осуществлялось силами и средствами оперативного и войскового тыла с широким использованием местных медицинских учреждений. Все здравницы Кавказа были отведены под госпитали для лечения раненых.

Работу органов тыла фронтов в период битвы за Кавказ в различное время возглавляли генералы Н. П. Анисимов, А. И. Шебунин и Н. А. Найденов. Вопросами организации и осуществления тылового обеспечения и обслуживания войск Закавказского (Северо-Кавказского) фронта постоянно занимались также командующие и члены военных советов, политорганы фронта и армий, Центральные Комитеты Коммунистических партий Грузии, Азербайджана и Армении, Ставропольский, Краснодарский и Ростовский обкомы ВКП(б).

Усилиями Коммунистической партии, советского народа нашим войскам были созданы все условия для достижения победы. И они одержали ее. Кавказ был очищен от немецко-фашистских захватчиков.

К лету 1943 г. Советская Армия окончательно захватила инициативу и уже не выпускала ее до конца войны. Решающие победы советских войск на фронте воодушевляли воинов на героическую борьбу с немецко-фашистскими захватчиками, а тружеников тыла — на еще более самоотверженную работу. Усилиями Коммунистической партии, рабочего класса Советская Армия стала получать боевой техники и вооружения значительно больше, чем армия фашистской Германии. За два года (1942–1943) советские танковые заводы выпустили 44,6 тыс. танков и САУ, а германские — 18,2 тыс. Советская авиационная промышленность дала за то нее время фронту на 20 тыс. самолетов больше, чем германская. Это позволило советскому командованию осуществить реорганизацию объединений, соединений и частей. Стрелковые войска Советской Армии в 1943 г. перешли на корпусную систему. В бронетанковых войсках было увеличено количество танковых и механизированных частей и соединений. В соответствии с постановлением ГКО «О формировании танковых армий новой организации», принятым 28 января 1943 г., к лету 1943 г. было создано пять танковых армий новой организации154, состоящих из танковых и механизированных корпусов. Увеличилось число крупных артиллерийских соединений — артиллерийских корпусов прорыва, а также артиллерийских, зенитно-артиллерийских дивизий и бригад, улучшилась организация Военно-Воздушных Сил, Войск ПВО страны, Военно-Морского Флота, войск связи, инженерных войск.

Проводились также крупные организационные мероприятия по улучшению структуры тыла в центральном и оперативном звеньях. Осуществлялись поиски лучшей организационной структуры центрального аппарата. На этом пути были удачные и не совсем удачные решения. Приказом Народного комиссара обороны от 31 января 1943 г. было объявлено решение Ставки Верховного Главнокомандования об изъятии органов военных сообщений Советской Армии из подчинения Главного управления тыла и передаче их в подчинение общевойсковых штабов. При этом на органы военных сообщений в центре, во фронтах, округах и армиях возлагалось руководство и контроль за подготовкой, организацией и выполнением всех видов воинских перевозок, разработка и предъявление транспортным наркоматам требований Наркомата обороны по восстановлению, строительству, заграждению железных дорог и водных коммуникаций. Однако такая перестройка оказалась нежизненной, и ее пришлось отменить через 36 дней. Дело в том, что массовые перевозки войск и подвоз материальных средств фронтам по железным дорогам представляют собой целый комплекс мероприятий, проводимых Генеральным штабом, командующими оперативными объединениями, их штабами, начальниками и штабами тыла, службами, органами военных сообщений, а также гражданскими транспортными ведомствами. Опыт показал, что организация выполнения воинских перевозок требует совместных усилий многих служб под руководством начальников тыла. Кроме того, по новой структуре нарушалась оправдавшая себя в ходе войны система ответственности за подвоз. В связи с этим 7 марта 1943 г. приказом Народного комиссара обороны было отменено решение Ставки ВГК от 31 января 1943 г. Органы военных сообщений Советской Армии из подчинения Генерального штаба, штабов фронтов и армий изымались и передавались в подчинение: ЦУПВОСО — начальнику Тыла Советской Армии, отделы военных сообщений — начальникам тыла фронтов, округов, армий.

На Генеральный штаб возлагалось планирование и установление норм поездов по всем видам воинских перевозок, контроль за их выполнением.

Начальнику Тыла Советской Армии вменялось в обязанность в соответствии с планами Генерального штаба через ЦУПВОСО разрабатывать и доводить до органов НКПС заявки на все виды воинских перевозок, организовывать своевременное их выполнение. В случае задержки воинских перевозок начальник Тыла Советской Армии должен был вносить на рассмотрение Транспортного комитета при ГКО свои предложения по упорядочению воинских перевозок.

Указанный порядок подчиненности органов военных сообщений выдержал испытание войной и полностью себя оправдал. За всю войну не было случая срыва воинских перевозок железнодорожным и водным транспортом. Что же касается перевозок автомобильным транспортом с центральных баз и складов фронтам, то они планировались и контролировались только штабом начальника Тыла.

По сравнению с первым периодом войны улучшился стиль работы центрального аппарата Тыла Советской Армии. Особенно это стало заметно в деятельности основного органа управления — штаба начальника Тыла. Обобщая и анализируя многочисленную информацию, стекавшуюся с фронтов, от начальников служб центрального звена, из народного хозяйства, штаб разрабатывал предложения по улучшению тылового обеспечения действующей армии. Опираясь на указания Генерального штаба, данные о состоянии Тыла Советской Армии и обеспеченности фронтов, штаб начальника Тыла основными задачами на весенне-летний период 1943 г. считал своевременное материальное обеспечение резервных объединений, создание необходимых запасов во фронтах действующей армии для обеспечения предстоящих наступательных операций и подготовку тыла к возможным наступательным действиям противника.

В своем докладе генералу А. В. Хрулеву от 19 апреля 1943 г. начальник штаба генерал М. П. Мидовский предлагал: «Для того, чтобы подготовиться к весенне-летним операциям, необходимо:

1. К 15.5 доставить резервным соединениям все принадлежащие им тыловые части и учреждения и создать неприкосновенные запасы не менее 2 боекомплектов боеприпасов, 5 заправок горючего и 15 суточных дач продовольствия.

2. До 15.5 создать на Брянском, Центральном, Воронежском, Юго-Западном и Южном фронтах неприкосновенные запасы боеприпасов, горючего — 5 заправок, продовольствия — 20 сутодач.

3. Немедленно удовлетворить все потребности Северо-Кавказского фронта по своевременному подвозу для него средств снабжения…»155

Предложения начальника штаба легли в основу организации тылового обеспечения фронтов на весну и лето 1943 г. Контроль за состоянием снабжения и обеспечения войск материальными средствами был важнейшей обязанностью командования тыла, его органов управления. Во фронтах, армиях, соединениях вопросами снабжения войск боеприпасами, горючим, продовольствием и имуществом занимались командиры, политработники, военные хозяйственники. И все же, как показала проверка на Калининском фронте в мае 1943 г., имелись серьезные срывы в организации питания войск, несмотря на то что фронт и все его армии были вполне обеспечены продовольствием. Эти факты послужили поводом для издания постановления Государственного Комитета Обороны от 24 мая 1943 г. и приказа Народного комиссара обороны от 31 мая, получивших широкий резонанс в армии. В постановлении и приказе отмечались факты неравномерного распределения продовольствия между отдельными дивизиями и полками, подчеркивалось, что со стороны Военного совета Калининского фронта не было должного внимания к вопросам питания личного состава. Органы продовольственной службы и командиры соединений, частей и подразделений не всегда контролировали работу солдатских кухонь. В результате допускалась необоснованная замена продуктов, что приводило к однообразию пищи. В постановлении ГКО, в частности, отмечалось, что некоторые командиры, по-видимому, «забыли лучшие традиции русской армии, когда такие крупнейшие полководцы, как Суворов и Кутузов, у которых учились полководцы всей Европы и у которых должны учиться командиры Красной Армии, сами проявляли отеческую заботу о быте и питании солдат и строго того же требовали от своих подчиненных»156.

Виновные были привлечены к строгой ответственности. Для усиления руководства делом военного снабжения решение важнейших вопросов, связанных с материальным обеспечением войск, возлагалось персонально на первых членов военных советов фронтов. В постановлении ГКО от 31 мая 1943 г. указывалось: «Дело военного снабжения чрезвычайно сложное и трудное, и должно оно находиться в руках самых опытных руководителей и составлять одну из ответственных задач военных советов фронтов и армий»157.

Как показал опыт, в наступательных операциях Советской Армии весной 1943 г. отмечались случаи значительного отставания от войск тыловых частей и учреждений, особенно баз и складов. По существовавшей тогда системе соединения и части сами подвозили со складов вышестоящего звена тыла выделенные им материальные средства. Вследствие отставания складов дивизии и полки не справлялись с подвозом. В связи с этим Государственный Комитет Обороны в июне 1943 г. принял решение об изменении системы подвоза. Ответственность за подвоз всех видов материальных средств в нижестоящие объединения, соединения и части возлагалась на старшего начальника тыла.

Изменение системы подвоза имело исключительно важное значение. Старший начальник, ставя задачи подчиненным, принимал меры к их материальному обеспечению. Это привело и к более эффективной работе штабов тыла, как органов управления, координирующих использование всех видов транспорта. В штабах тыла сосредоточивались данные о потребностях войск в материальных средствах, о состоянии и возможностях транспорта и быстро принимались меры по подаче грузов в войска.

На основе глубокого анализа деятельности центральных органов Наркомата обороны по обеспечению проведенных операций и с учетом предстоящих задач была пересмотрена вся система управления Тылом Советской Армии и приняты меры по ее дальнейшему совершенствованию.

В связи с тем что к середине 1943 г. интенсивность движения боевых машин и транспорта на прифронтовых военно-автомобильных дорогах резко возросла, увеличился объем задач автодорожной службы, усложнилось управление ею, автодорожная служба Советской Армии была разделена на две самостоятельные: дорожную и автомобильную. В ведение их были переданы соответствующие части и учреждения.

Постановлением Государственного Комитета Обороны от 9 июня 1943 г. упразднялось Главное управление тыла, вместо должности начальника Тыла Советской Армии — начальника Главного управления тыла учреждалась должность начальника Тыла Советской Армии — заместителя Наркома обороны по тылу158 с непосредственным подчинением его Народному комиссару обороны. Начальник штаба Тыла становился первым заместителем начальника Тыла. Начальнику Тыла Советской Армии были подчинены: ЦУПВОСО; главные управления Советской Армии — автомобильное, дорожное, интендантское, продовольственного снабжения, военно-санитарное; управления Советской Армии — снабжения горючим, ветеринарное, финансовое, по персональному учету потерь младшего начальствующего и рядового состава действующей армии и пенсионному обеспечению их семей, административно-хозяйственное, редакция журнала «Тыл и снабжение Советской Армии», а также отдел кадров. Непосредственно начальнику Тыла были подчинены военные академии — тыла и снабжения и транспортная.

На начальника Тыла Советской Армии возлагалась разработка вопросов организации тыла действующей армии; подготовка планов и соображений по формированию, расформированию и распределению между фронтами тыловых частей и учреждений и осуществление этих мероприятий через Генеральный штаб; выполнение оперативных перевозок и подвоза фронтам всего необходимого; всестороннее обслуживание Советской Армии.

Основным органом руководства Тылом Советской Армии оставался штаб Тыла, который включал теперь отделы: оперативно-организационный; снабжения фронтов и отдельных армий; снабжения резервных армий, военных округов, запасных частей и воинских эшелонов, находящихся в пути; железнодорожных и водных перевозок; автомобильных и авиационных перевозок; приказной и штатный.

Новая структура центрального аппарата Тыла Советской Армии, его функции и правовое положение должностных лиц более полно соответствовали принципам строительства Вооруженных Сил, позволили более целенаправленно и организованно решать задачи тылового обеспечения войск. Одновременно принимались меры по улучшению оснащения органов управления тылом техническими средствами связи, в первую очередь в оперативном звене. Штабам тыла фронтов выделялись по отдельной роте связи и отдельной кабельно-шестовой роте. В армиях связь тыла организовывалась за счет средств армейских полков связи путем выделения в распоряжение начальника тыла армии одной роты связи. Кроме того, было сформировано семь авиационных звеньев связи, по три самолета По-2 в каждом. Эти звенья были распределены между начальниками тыла фронтов.

В этот же период органы Тыла выполнили важное задание партии и правительства по улучшению формы одежды личного состава Советской Армии. Разработка новой формы одежды и погон началась в конце 1942 г. Она велась под непосредственным руководством начальника Тыла генерала А. В. Хрулева. Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин неоднократно рассматривал проекты формы одежды и давал указания по их улучшению.

В преддверии крупных наступательных операций выявилась необходимость приближения к войскам запасов материальных средств центра. По решению Ставки ВГК весной 1943 г. центральные базы и склады впервые за войну перемещались западнее Москвы и рубежа Волги. На предполагаемые направления наступления заблаговременно подтягивались тыловые части и учреждения, сосредоточивались запасы материальных средств, что позволило высвободить транспорт в напряженные дни перевозок для маневра войсками.

Несмотря на серьезное поражение немецко-фашистских войск в зимней кампании, гитлеровское военное командование стремилось любой ценой вернуть утраченную инициативу, восстановить престиж своей армии и изменить ход войны в свою пользу. Для этой цели оно решило провести большое летнее наступление на наиболее подходящем в стратегическом отношении участке — Курском выступе.

Однако советское Верховное Главнокомандование своевременно разгадало замыслы противника и приняло необходимые меры для их срыва. Ставка разработала план разгрома немецко-фашистских войск на Курской дуге. По этому плану наши войска должны были преднамеренной обороной измотать и истощить ударную силу немецко-фашистских войск и затем, используя крупные стратегические резервы, перейти в решительное наступление и разгромить главную группировку врага.

Битва под Курском продолжалась 50 дней: оборонительный период с 5 по 12 июля и контрнаступление с 12 июля по 23 августа 1943 г. Перейдя в наступление из районов южнее Орла и Белгорода, немецко-фашистские войска не смогли прорвать устойчивую и глубоко эшелонированную оборону войск Центрального и Воронежского фронтов. В многочисленных, но бесплодных атаках гитлеровцы истощили свои силы и под ударами наших войск отступили. Контрнаступление советских войск включало две операции: Орловскую (12 июля — 18 августа), которая проводилась войсками левого крыла Западного фронта, Брянского и Центрального фронтов, и Белгородско-Харьковскую (3—23 августа), проведенную силами Воронежского и Степного фронтов. В результате контрнаступления советские войска разгромили главную группировку врага, освободили Орел, Белгород, Курск, Харьков и устремились к Днепру. После такого поражения немецко-фашистская армия уже не могла оправиться.

В победу на Курской дуге достойный вклад внесли и органы всех звеньев тыла.

В район Курской дуги в течение марта — августа 1943 г. по планам центра и фронтов было подано огромное количество войск, боевой техники, вооружения, боеприпасов, горючего и других материальных средств. Только железнодорожным транспортом было подвезено 467 255 вагонов (табл. 12).

Таблица 12

Фронт По плану центра По планам фронтов Итого
оперативн. снабж. оперативн. снабж.
Центральный 39 825 33 668 7 105 19 375 99 973
Воронежский 34 898 31 948 10 586 19 130 96 562
Степной 27 566 18 359 10 506 22 488 78 919
Юго-Западный 27 952 25 905 11 045 14 661 79 563
Брянский 26 187 21 106 4610 13 225 65 128
Западный 15 361 10 368 8 736 12 645 47 110
Всего 171 789 141 354 52 588 101 524 467 255

К началу оборонительного сражения тыловые части и учреждения размещались в тыловых районах, глубина которых была относительно небольшой и составляла: армейских вместе с войсковыми — 50—150 км; Центрального фронта — 160–180 км, Воронежского — до 230 км. При этом Центральный фронт выдвинул в районы Курска, Фатежа, Золотухино, а Воронежский фронт — в районы Солнцево, Ржава, то есть непосредственно к войскам, склады с запасами материальных средств, медицинские, ремонтно-эвакуационные и другие части и учреждения. Наличие фронтовых средств тыла вблизи группировок войск увеличивало устойчивость обороны, а при переходе войск в контрнаступление позволяло быстро организовать их тыловое обеспечение. Все материальные средства, поступающие во фронты, были приняты, распределены по армиям, дивизиям, подвезены в части, размещены и надежно укрыты. Общие запасы материальных средств во фронтах были значительно выше, чем к началу контрнаступления советских войск под Сталинградом, и к 1 июля 1943 г. в среднем составляли: боеприпасов — от 2 до 5 боевых комплектов, автобензина — 3 заправки, дизельного топлива — 9 заправок и продовольствия — более 30 суточных дач. Более половины запасов боеприпасов и горючего находилось в дивизиях и полках. На направлениях ожидаемых ударов противника было выложено на огневые позиции артиллерии до пяти боекомплектов боеприпасов, которых хватило не только для отражения атак противника, но и для обеспечения контрударов наших войск.

Сложность обстановки при подготовке операции усугублялась сравнительно слабым развитием сети коммуникаций, особенно железных дорог. Подвоз снабженческих грузов Центральному (начальник тыла генерал-лейтенант Н. А. Антипенко) и Воронежскому (начальник тыла генерал-лейтенант В. Н. Власов) фронтам осуществлялся в основном по одному железнодорожному участку — Касторная — Щигры — Курск. На этом участке для Воронежского фронта выделялось только две-три пары поездов в сутки, что было явно недостаточно.

Учитывая это, Государственный Комитет Обороны 8 июня 1943 г. принял постановление «О строительстве железной дороги Старый Оскол — Ржава». Воронежский фронт получал самостоятельную магистраль протяженностью 95 км, с помощью которой можно было значительно улучшить снабжение войск. Новая трасса позволяла, кроме того, освободить от доставки воинских грузов большое число автомашин, осуществлявших перевозки в район курского плацдарма за 250–300 км. Создание линии Старый Оскол — Ржава имело, таким образом, важное оперативное значение. Поэтому ее сооружение должно было начаться уже 15 июня, а 15 августа на дороге предполагалось открыть движение. Выполнение этого задания возлагалось на Управление военно-восстановительных работ, которым руководил генерал П. А. Кабанов. Начальником стройки был утвержден командир 19-й железнодорожной бригады полковник А. И. Ткачев. На сооружение линии вместе с воинами-железнодорожниками и спецформированиями НКПС прибыло около 25 тыс. жителей Курской области.

Задание Государственного Комитета Обороны было выполнено за 32 дня — почти вдвое быстрее, чем намечалось.

Благодаря вводу в строй указанной дороги возросли оперативные и снабженческие перевозки для обоих фронтов (Центрального и Воронежского). Железнодорожники получили возможность увеличить пропускную способность железных дорог, применив одностороннее кольцевое движение. Поток воинских эшелонов стал следовать по маршруту Касторная — Мармыжи— Курск, а порожние вагоны — по маршруту Курск — Ржава — Старый Оскол — Валуйки — Лиски.

За успешное выполнение задания ГКО более трехсот отличившихся воинов железнодорожных войск и гражданских строителей были награждены орденами и медалями159.

Значительное внимание во фронтах уделялось подготовке грунтовых дорог и обеспечению работы автотранспорта. Части подвоза были укомплектованы автотранспортом в среднем на 69 процентов, их коэффициент технической готовности доведен до 0,8.

Накануне битвы было улучшено питание войск, советские воины получили новое летнее обмундирование. Всему личному составу фронтов были сделаны прививки против различных инфекционных заболеваний. Тыловые части, учреждения и подразделения, выполняя задачи по тыловому обеспечению войск, продолжали одновременно напряженно учиться, совершенствовать свои специальные знания; регулярно проводились политические занятия. Наряду с подготовкой операции органы тыла фронтов оказывали помощь местным советским властям, партийным организациям и населению в восстановлении разрушенных предприятий, больниц, школ, хлебозаводов, мельниц.

С началом оборонительной операции тыл фронтов сосредоточил главные усилия на организации снабжения войск, отражающих удары противника, а также соединений, совершающих перегруппировки. Например, на Центральном фронте основные усилия тыла были направлены на обеспечение 13-й армии, которая находилась на острие удара противника. Ежесуточно этой армии подавалось около 2500 т грузов, в основном артиллерийских боеприпасов и инженерного имущества.

Объем задач по всем видам тылового обеспечения войск еще более возрос с переходом в контрнаступление. Фронты были усилены большим количеством техники и вооружения, особенно танками и артиллерией. На направлении главных ударов 5-й гвардейской и 53-й армий Степного фронта плотность артиллерии доходила до 230 стволов на 1 км160. Чтобы обеспечить только один залп всех орудий, установленных на многокилометровом фронте этих армий, требовались десятки, а при условии тридцатиминутной артиллерийской подготовки — сотни вагонов боеприпасов.

В ходе контрнаступления наши танковые армии быстро продвигались вперед, действовали в отрыве от основных сил общевойсковых армий. Так, за пять дней соединения 1-й танковой армии продвинулись в глубину обороны противника более чем на 100 км. Их успех во многом определяла оперативная, четкая работа тыла.

В связи с высоким темпом продвижения советских войск резко возрос объем работ железнодорожных, дорожных и автомобильных частей. Положение с железными дорогами было очень тяжелым. При отступлении противник разрушал полотно, уничтожал мосты. В этих условиях снабжение войск, в первую очередь боеприпасами и горючим, осуществлялось главным образом с помощью автомобильного транспорта. В результате возросла роль дорожного обеспечения. Дорожные войска восстанавливали по две фронтовые военно-автомобильные дороги и по одной армейской до районов размещения складов соединений, а в ряде случаев — до огневых позиций артиллерии. При этом часть дорожных средств фронтов работала в армейских тыловых районах, а часть армейских — в войсковых тыловых районах. Такой метод работы дорожных войск широко применялся и в последующих наступательных операциях. В битве под Курском медицинское обеспечение осуществлялось в сравнительно благоприятной обстановке. Эвакуация раненых производилась главным образом автосанитарным и железнодорожным транспортом. Для эвакуации раненых в больших масштабах использовалась также авиация. Так, например, в Центральном фронте авиацией была эвакуирована 21 тыс. раненых. В целом в Курской битве, несмотря на большие трудности, тыл успешно решил поставленные задачи.

После разгрома противника в Курской битве советские войска продолжали развивать наступательные операции летом и осенью 1943 г. на широком фронте от Великих Лук до Черного моря. Советская Армия вступила в Белоруссию, освободила Левобережную Украину, вышла к Днепру и захватила на его правом берегу ряд плацдармов.

Вследствие низких темпов восстановления железных дорог и отставания фронтовых складов увеличилась протяженность военно-автомобильных дорог, возникли большие трудности в организации подвоза. Перед форсированием Днепра 3-м Украинским фронтом протяженность фронтовых военно-автомобильных дорог здесь составляла 1456 км. В период битвы за Днепр только за август — сентябрь 1-м Украинским фронтом было построено 263 новых моста общей протяженностью 2880 м, восстановлено и усилено 757 мостов протяженностью 5170 м и спрофилировано 650 км новых дорог.

7 октября 1943 г. Государственный Комитет Обороны принял постановление «О подготовке к восстановлению мостов через реку Днепр». К этой работе железнодорожные и дорожные войска готовились заблаговременно. Они разрабатывали проекты восстановления мостов, подготавливали технику, вели заготовку лесоматериалов, обучали личный состав, что способствовало восстановлению мостов в короткие сроки. Особенно тщательно готовились к восстановлению моста через Днепр у Киева железнодорожные войска и спецформирования, которые обеспечивали действия 1-го Украинского фронта, нацеленного на киевское направление. Для постройки моста было заготовлено свыше 5000 куб. м лесоматериалов, более 50 т металлических поковок, приведена в исправное состояние имевшаяся техника.

Строительство началось 7 ноября 1943 г. Ведя работы круглосуточно, в две смены по двенадцать часов, строители выдвинули лозунг: «Героям Днепра, ведущим успешные бои на Правобережье, дадим досрочно железнодорожный мост!» И они с честью сдержали свое слово. 19 ноября основные работы были закончены. В 14 часов 20 ноября 1943 г. первый воинский эшелон проследовал через мост со станции Дарница в Киев. Это означало, что средний темп сооружения моста составил 81,5 м в сутки.161 Восстановление моста через Днепр в районе Киева стало выдающимся достижением советских железнодорожных войск и спецформирований НКПС, героическим подвигом воинов-восстановителей. Отмечая этот подвиг, командующий 1-м Украинским фронтом генерал армии Н. Ф. Ватутин издал приказ, в котором говорилось: «20 ноября 1943 г. в течение 13 суток построен низководный железнодорожный мост через Днепр у Киева длиной 1059 м. Мой приказ и приказ НКПС выполнен досрочно на 7 суток»162.

Досрочно же были восстановлены железнодорожными войсками и спецформированиями НКПС мосты через Днепр у Кременчуга и Днепропетровска. Наряду с этим по решению ГКО в районе Днепропетровска была сооружена железнодорожная понтонная переправа, сыгравшая важную роль в снабжении войск, действовавших на плацдарме в районах Днепропетровска и Кривого Рога. За 27 суток эксплуатации (14 ноября — И декабря 1943 г.) по переправе было пропущено 247 поездов (12 266 вагонов) с левого берега на правый и 133 поезда (8271 вагон) в обратном направлении163.

Маршал Советского Союза И. С. Конев впоследствии писал о работе тыла в этот период:

«Гитлеровцы принимали все меры, чтобы задержать наше наступление. Сопротивление врага начало возрастать. Мы испытывали большие трудности в пополнении войск, в снабжении армии снаряжением и боеприпасами. Принимая все меры для развития наступления, мы использовали для переброски горючего самолеты По-2; кроме того, Ставка выделила нам 10 транспортных самолетов «Дуглас». Большую роль тогда сыграл гужевой транспорт. Использовались все средства, делалось все, чтобы войска фронта шли вперед, освобождая Правобережную Украину.

Помню, как в конце октября на мой командный пункт в селе Залесье, что 12 км севернее Пятихатки, неожиданно прибыли член ГКО А. И. Микоян, начальник Тыла Красной Армии генерал армии А. В. Хрулев и начальник продовольственного управления генерал-лейтенант Д. В. Павлов. Они добирались до КП от станции Пятихатки пешком по грязи, поскольку на машине проехать было невозможно.

А. И. Микоян интересовался нашими возможностями по отправке в тыл зерна и запасов фронтов, которые мы создали за счет трофеев, а также за счет убранного войсками урожая. Урожай в 1943 г. в Харьковской, Полтавской, Днепропетровской и части Кировоградской областях был на редкость богатым. Отступающие гитлеровцы не успели его полностью уничтожить, а население не в силах было убрать. Поэтому по решению Военного совета фронта к уборке урожая были привлечены войска и транспорт тыловых частей и учреждений. Нужно было видеть, с каким горячим энтузиазмом работали на полях наши воины. Большая часть хлеба была отправлена в Москву и Ленинград.

Наш советский солдат может гордиться тем, что он был не только освободителем, но оставался заботливым хозяином страны, для которого не безразлична судьба голодающего населения Ленинграда. Уборкой урожая и отправкой зерна с фронта занимались начальник тыла фронта генерал-лейтенант В. И. Вострухов и член Военного совета фронта генерал-майор И. С. Грушецкий. Большое участие в этом важном деле оказал начальник Упродснаба генерал-лейтенант Д. В. Павлов»164.

В ходе наступления стали вырабатываться новые методы подвоза материальных средств и перемещения баз. Запасы материальных средств в старых пунктах размещения, как правило, выдавались полностью на текущее снабжение войск, а в новые пункты дислокации складов направлялись транзитом транспорты, прибывающие из глубокого тыла. Это позволило значительно уменьшить потребность в вагонах на передислокацию тыла фронтов.

Во втором периоде Великой Отечественной войны Советская Армия, используя возросшие военно-экономические возможности страны и свой боевой опыт, провела ряд стратегических наступательных операций в полосе до 2000 км и продвинулась на запад от 300 км в центральной части советско-германского фронта до 600 км на юге; средний темп наступления войск в отдельных операциях достигал 18–20 км в сутки. Активные боевые действия Советской Армии и увеличение размаха операций привели к росту потребности в силах и средствах тыла, возросли материальные запросы войск. Общий расход боеприпасов в 1943 г. по сравнению с 1942 г. увеличился с 1,5 млн. т до 3 млн. т, а горючего — с 2,66 млн. т до 3,26 млн. т.

В связи с успешным продвижением наших войск, подготовкой предстоящих стратегических операций центром накапливались ресурсы материальных средств, создавались резервы, увеличилось количество складов центрального и оперативного звеньев. Например, количество артиллерийских баз и складов (центральных и окружных) к ноябрю 1943 г. увеличилось на 70 процентов165. Общее количество продовольственных складов (центральных, окружных и фронтовых) возросло к концу 1943 г. на 25 процентов, в 1,5–2 раза увеличилась численность железнодорожных и автомобильных войск. Количество тыловых частей и учреждений во фронтах и армиях не было постоянным. Оно зависело от боевого состава, численности фронтов и армий и выполняемых ими задач. В среднем во фронтах имелось 200–250 тыловых органов, а с учетом армейских — 1000 и более единиц. Несмотря на значительное количество тыловых частей и учреждений, они с трудом выполняли свои задачи, объем которых постоянно возрастал. Наибольший удельный вес в составе тыла занимали медицинские учреждения — до 45–50 процентов. В этом проявлялась прежде всего забота нашей партии о раненом воине. В динамике операций при размещении тыловых частей и учреждений наблюдалось стремление максимально приближать их к войскам с таким расчетом, чтобы создавались наиболее благоприятные условия для подвоза материальных средств. В Курской битве удаление большинства фронтовых складов от войск составляло 100–250 км, а полевых армейских баз — 30–80 км. Перемещались ближе к фронтам базы центра НКО. В октябре 1943 г. из Сталинграда база НКО была перемещена в Харьков для «организации направления снабженческих грузов в адреса 1, 2 и 3-го Украинских фронтов и контроля за обеспечением этих фронтов всеми видами снабжения», а также контроля за продвижением снабженческих транспортов и эвакуацией раненых166.

Во втором периоде войны тыл Советской Армии, опираясь на растущую военную экономику страны, успешно решил поставленные перед ним задачи. Он обеспечил наши войска всем необходимым для успешного проведения крупных стратегических операций. Опыт работы тыла показал, что успех в операциях находился в прямой зависимости от тылового их обеспечения, и прежде всего боеприпасами, горючим, продовольствием. В связи с переходом Советской Армии к широким наступательным действиям были укреплены органы тыла, созданы новые автомобильные, дорожные, железнодорожные соединения и части, базы и склады центра перемещены ближе к линии фронта.

От состояния коммуникаций и наличия транспорта, как показали события, зависело своевременное обеспечение войск. Поэтому первостепенное внимание стало уделяться подготовке коммуникаций, а также комплексному использованию всех видов транспорта.

Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин в своем докладе 6 ноября 1943 г. говорил: «Большую роль в деле помощи фронту сыграл наш транспорт, прежде всего железнодорожный транспорт, а также речной, морской и автомобильный транспорт. Транспорт является, как известно, важнейшим средством связи между тылом и фронтом. Можно производить большое количество вооружения и огнеприпасов, но, если они не доставляются вовремя фронту при помощи транспорта, они могут остаться бесполезным грузом для дела фронта. Нужно сказать, что в деле своевременного подвоза на фронт вооружения, огнеприпасов, продовольствия, обмундирования и т.д. роль транспорта является решающей»167

Претерпела существенные изменения организация медицинского обеспечения. В связи с проведением Советскими Вооруженными Силами успешных наступательных операций отпала необходимость эвакуировать всех раненых и больных в глубоких тыл. Были созданы необходимые условия для их лечения непосредственно во фронтах, что давало возможность раненым после выздоровления возвращаться в свои части. Это способствовало лучшему использованию опытных кадров, повышало боеспособность частей и подразделений. Работа медицинской службы в 1943 г. строилась более гибко. Она увязывалась не только с общей обстановкой, но и с организацией тыла. Фронтовые госпитальные средства стали выдвигаться в армейские тыловые районы и, как правило, развертывались на стыке двух соседних армий.

Многое сделали работники тыла Советской Армии для улучшения питания и быта воинов.

В 1943 г. были приняты меры по обобщению передового опыта организации и работы тыла, с тем чтобы поднять уровень подготовки всех его работников. Были изданы проект Положения об организации и работе фронтового тыла, ряд инструкций и директив по организации работы служб снабжения. Установившаяся и оправдавшая себя организационная структура тыла, издание руководящих документов, усиление органов управления средствами связи — все это способствовало улучшению управления тылом. Более тесной стала связь органов управления тылом с общевойсковыми штабами, подчиненными и смежными службами, с тыловыми частями и учреждениями.

Значительно улучшились стиль и методы работы органов управления тылом. Командующие войсками фронтов, командующие армиями при принятии решений на операцию стали больше учитывать возможности и готовность тыла. Они определяли тылу задачи, давали начальникам тыла необходимые данные для планирования, а начальники общевойсковых штабов информировали об изменениях в оперативной обстановке. На каждую операцию разрабатывался план тылового обеспечения, в котором, как правило, предусматривались: разграничительные линии тыловых районов; подготовка системы коммуникаций; организация размещения и перемещения тыловых частей и учреждений; порядок накопления запасов материальных средств и использования всех видов транспорта; сроки восстановления путей сообщения; порядок ремонта и эвакуации вооружения и техники; эвакуация раненых и больных; эвакуация военнопленных; организация охраны и обороны тыла, управления и связи.

Выполнив большую работу по обеспечению операций во втором периоде войны, Тыл Советской Армии готовился к обеспечению новых наступательных операций против немецко-фашистских захватчиков.

Тыл Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне

Cм. также

Создание материально-технической базы для советских вооруженных сил

Состояние тыла советской армии к началу войны

Тыл Советской Армии в первом периоде войны

Другие новости и статьи

« Церемония награждения победителей Всероссийского конкурса «Патриот России-2011»

Тыл Советской Армии в третьем периоде войны »

Запись создана: Воскресенье, 23 Октябрь 2011 в 10:01 и находится в рубриках Вторая мировая война, Управление тылом.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика