23 Октябрь 2011

Тыл Советской Армии в третьем периоде войны

oboznik.ru - Тыл Советской Армии в третьем периоде войны

Наша страна вступила в 1944 год, одержав ряд грандиозных побед над фашистской Германией. Начинался качественно новый, завершающий период войны — период полного изгнания врага с советской земли, освобождения угнетенных европейских народов, разгрома фашистского блока, полного краха Германии и ее безоговорочной капитуляции. Советские люди, руководимые Коммунистической партией, уверенной поступью шли к окончательной победе.

К началу 1944 г. от немецко-фашистских захватчиков было уже освобождено более половины оккупированной территории страны.

Победы на фронте обеспечивались непрерывно нараставшими трудовыми успехами советских людей. Промышленность оснащала наши Вооруженные Силы первоклассной боевой техникой, вооружением, обеспечивала боеприпасами и другими материальными средствами, а сельское хозяйство — продовольствием. Развернулись восстановительные работы в освобожденных районах. Народное хозяйство страны шло по пути дальнейшего подъема.

Выпуск продукции тяжелой промышленности в 1943 г. возрос на 19 процентов, а валовой промышленной продукции — на 17 процентов. Производство танков и самоходно-артиллерийских установок увеличилось с 24 тыс. в 1943 г. до 29 тыс. в 1944 г., самолетов — с 34 900 до 40 300168. Если в основных наступательных операциях 1942–1943 гг. на одну стрелковую дивизию приходилось в среднем 180–200 орудий и минометов, 14–17 танков, 13–20 самолетов, то в 1944 г. — уже 200–245 орудий и минометов, 14–35 танков, 22–46 самолетов; к концу 1943 г. была решена и проблема боеприпасов169. В короткий срок советские люди под руководством Коммунистической партии создали невиданный по своей мощи боевой арсенал страны. Стрелковое вооружение к 1944 г. выпускалось в таком количестве, что наши Вооруженные Силы полностью обеспечили свою потребность и имели в резерве сотни тысяч карабинов, автоматов, пулеметов. Возросло в 1944 г. и производство боеприпасов. Наши Вооруженные Силы к этому времени по своему составу и боевому оснащению превзошли немецко-фашистскую армию.

В третьем периоде войны Советскими Вооруженными Силами было проведено три кампании: зимняя (январь — май), летне-осенняя (июнь — декабрь) 1944 г. и завершающая кампания в Европе (январь — май) 1945 г. Зимняя кампания отличалась огромным размахом, в ней участвовали восемь фронтов из двенадцати и все шесть танковых армий. Главные усилия в этой кампании Советская Армия сосредоточила на южном крыле советско-германского фронта, где в январе — апреле 1944 г. войсками 1, 2, 3 и 4-го Украинских фронтов была проведена стратегическая операция по разгрому немецко-фашистских войск на Правобережной Украине и в Крыму.

В операциях на Правобережной Украине условия работы тыла были в целом неблагоприятные. Операции начались сразу же после завершения летне-осенней кампании 1943 г., то есть без стратегической паузы. После почти пятимесячного беспрерывного наступления тыл фронтов растянулся на сотни километров, запасы материальных средств, особенно боеприпасов и горючего, снизились. Не удалось полностью завезти медицинское имущество, обмундирование, обувь. Автомобильный транспорт отечественного производства, работавший всю войну, износился, многие автомашины требовали среднего и капитального ремонта, а машины иностранных марок, полученные по ленд-лизу и импорту от наших союзников, не могли покрыть потребности фронтов. Тыл 2-го Украинского фронта, например, имел на ходу только 641 машину из 1272 числящихся по списку. Остальные требовали ремонта. Примерно такая же картина наблюдалась и на других фронтах. К тому же слишком рано наступившая даже для этих мест (в середине января) распутица и бездорожье еще более усложнили подвоз.

При подготовке к операции тыловые части и учреждения фронтов размещались, как правило, вдоль железных дорог, по которым осуществлялся подвоз материальных средств. Причем тыловые части и учреждения, особенно склады, органы управления тылом старались максимально приблизить к линии фронта, чтобы уменьшить плечо подвоза к войскам.

Начавшееся наступление советских войск в условиях весенней распутицы оказалось полной неожиданностью для противника. Ломая сопротивление врага, они быстро продвигались вперед. В этих условиях органы тыла должны были не отставать от своих частей, обеспечивать их всем необходимым.

Отступая, противник стремился разрушать железные дороги. Так, например, на железнодорожном участке Коростень — Олевск вражеским путеразрушителем было уничтожено 50 тыс. шпал. Поэтому использовать железные дороги удавалось не везде. Затруднен был в большинстве случаев и подвоз автотранспортом, так как частые дожди, начавшиеся в конце января 1944 г., и оттаивание почвы резко ухудшили состояние дорог, а дорожные войска не успевали приводить их в проезжее состояние. Боеприпасы, горючее, продовольствие и другие материальные средства доставлялись автомашинами, тракторами, боевыми машинами, вездеходами, гужевым транспортом, на лошадях и волах вьючным способом, волокушами, переносились войсками и местным населением. Местные жители единодушно откликнулись на призыв командования помочь доставлять боеприпасы в район боевых действий. Группами до ста человек и более они подносили артиллерийские снаряды, мины и патроны от одного населенного пункта к другому, а иногда и к огневым позициям. Только для войск 53-й армии 2-го Украинского фронта воинами запасного полка и местным населением было перенесено на руках 220 т боеприпасов170. Так было во всех армиях и на всех Украинских фронтах.

Для подачи боеприпасов решением военных советов фронтов нередко привлекались транспортные и боевые самолеты. Боеприпасы сбрасывались на парашютах в районах самых напряженных боев.

Сложно было и со снабжением горючим, особенно танковых войск, действовавших в оперативной глубине обороны противника, в отрыве от своего тыла. Перед операцией танки приходилось заправлять на армейских складах, так как колесные машины из-за распутицы к ним подойти не могли. На броню каждого танка устанавливались бочки с дополнительной заправкой дизельного топлива. В напряженные периоды боев горючее и масло для танков, действовавших в оперативной глубине обороны противника, доставлялись нередко самолетами. Продовольствием войска снабжались бесперебойно. Но в условиях бездорожья было трудно наладить регулярное обеспечение личного состава горячей пищей. Случалось, тыловые подразделения отставали и боевые части уходили вперед; наступали перебои с доставкой горячей пищи, воинам приходилось довольствоваться сухим пайком. В таких случаях для доставки пищи прибегали к помощи местного населения, выделяли подносчиков из боевых подразделений. Практиковались обмен зерна на муку и выпечка хлеба местным населением. Широко применялось совместное размещение хлебопекарен с полевыми мельницами, крупорушками и маслобойками. Это сокращало потребность в транспорте и повышало общую производительность хлебопекарен.

В гигантской битве за Правобережную Украину особое место занимает Корсунь-Шевченковская операция, в которой силами 1-го и 2-го Украинских фронтов было окружено и уничтожено 10 дивизий противника. Работа тыла в этой операции имеет свои характерные особенности. Прежде всего железнодорожный подвоз был приближен непосредственно к войскам. Основные фронтовые склады 2-го Украинского фронта были развернуты в районе отделения распорядительной станции Знаменка, а отделения складов — в районе ст. Фундуклеевка, в 10–15 км от линии фронта, рядом с дивизионными складами. Фронтовая военно-автомобильная рокадная дорога Райгород — Кировоград проходила также в войсковом тылу. Для подвоза материальных средств значительное количество фронтового транспорта было придано армиям. Часть боевых машин и арттягачей также работали на подвозе. Госпитали первой линии были развернуты на рубеже дивизионных медико-санитарных батальонов. Для материального обеспечения использовались трофеи, в первую очередь горючее и продовольствие.

Успешному решению задач тылового обеспечения войск в ходе операции по освобождению Правобережной Украины способствовала активная работа центральных органов тыла, которые организовали и обеспечили подачу по железной дороге всего необходимого. В течение января — апреля 1944 г. фронтам было подвезено (в вагонах)171 материальных средств (табл. 13):

Таблица 13

Материальные средства 1-й Украинский 2-й Украинский 3-й Украинский 4-й Украинский Итого
Боеприпасы 7 300 5 029 4 285 4 367 20 981
Горючее 12 613 6 203 6 148 6 987 31 951
Продовольствие и фураж 6 076 3 719 2 794 3 267 15 856
Вещевое имущество 2 109 1 206 578 318 4 211
Прочие грузы 2 654 1 482 1 269 1 085 6 490
Всего 30 752 17 639 15 074 16 024 79 489

Эти грузы от фронтовых распорядительных станций после переработки транспортов направлялись дальше — до выгрузочных станций армий или даже до соединений, на головные участки железных дорог. Поэтому внутрифронтовые снабженческие перевозки составили во 2-м Украинском фронте (начальник тыла генерал В. И. Вострухов) — 19 475 вагонов, в 3-м Украинском (начальник тыла генерал А. И. Шебунин) — 10 483 вагона и в 4-м Украинском (начальник тыла генерал И. М. Логинов) — 12 158 вагонов.

Наряду с обеспечением боевых действий войск весной 1944 г. органы тыла и войска фронтов, участвовавших в освобождении Правобережной Украины, выполнили большой объем работ по оказанию помощи колхозам и МТС в проведении посевной кампании. Заместитель начальника политического управления 1-го Украинского фронта докладывал:

«За время весенне-посевной кампании 1944 года силами частей нашего фронта затрачено на оказание помощи колхозам, совхозам и единоличным хозяйствам — 281 500 человеко-дней и 262 500 коне-дней.

Вспахано и засеяно 55 378 га, отпущено зерновых семян 4839 т.

Область Вспахано и засеяно, га Отпущено семян зерновых, т
Ровенская 14 401 189
Каменец-Подольская 4 286 2 743
Тернонольская 19 291 229
Винницкая 5 000 1 503
Станиславская 7 204 154
Волынская 3 906
Черновицкая 290
Киевская 550 6
Житомирская 450
Полтавская 15
Итого 55 378 4 839

Помимо этого отпущено для колхозов и семей красноармейцев около 5000 т семенного картофеля, обменено зерновых семян 2420 т, вывезено удобрений 21 000 т, перевезено посевного материала 2825 т.

Оказана помощь в обработке индивидуальных участков свыше 8000 семей, в том числе 7500 семей красноармейцев.

Передано колхозам 9000 лошадей, 1763 жеребенка, 264 племенных жеребца, 49 племенных быков, 48 тракторов. Отпущено керосина 300 т, лигроина 120 т, масла 67 т.

Отремонтировано сельхозинвентаря: сеялок — 250, плугов — 425, борон — 115, телег — 316, тракторов — 80.

Отпущено местным организациям ветеринарных медикаментов (трофейных) на сумму 24 000 рублей.

Для проведения агитационно-массовой работы среди населения на время посевной кампании политорганами, партийными и комсомольскими организациями частей было выделено 3445 агитаторов, которыми проведено свыше 10 000 лекций, докладов, бесед.

Силами фронтового, армейских ДКА и дивизионных клубов дано для местного населения свыше 1000 концертов, киносеансов и вечеров художественной самодеятельности»172.

Значительная помощь в проведении весеннего сева была оказана также другим областям Украины тылом 2, 3 и 4-го Украинских фронтов.

В 1944 г. уделялось большое внимание изучению, обобщению и доведению до войск опыта работы тыла. С этой целью в штабах тыла были введены специальные должности и штатные подразделения по изучению опыта войны: в штабе тыла армии — старший помощник начальника организационного отдела; в штабе тыла фронта — отделение. В штабе Тыла Советской Армии был создан отдел по изучению опыта Великой Отечественной войны во главе с полковником А. Н. Лаговским173. Этот отдел с помощью штабов тыла фронтов и армий, офицеров служб разрабатывал сборники материалов «Тыл Красной Армии в Отечественной войне», в которых обобщался опыт работы тыла в различных операциях.

В марте 1944 г. советские войска вышли на границу с Румынией, а в апреле освободили Крым. В результате победы на Правобережной Украине и в Крыму коренным образом изменилась стратегическая обстановка на юге страны. На протяжении 400 км была восстановлена государственная граница СССР, Советская Армия вступила в северо-восточные районы Румынии. Открылись реальные перспективы освобождения Болгарии, Польши, Венгрии, Чехословакии и Югославии от немецко-фашистских захватчиков.

Советские войска, их тыл продолжали усиленно готовиться к решающим сражениям. В основу летне-осенней кампании 1944 г. легла идея последовательного наступления на различных направлениях, воплощенная в планах Генерального штаба. Одновременно Генеральный штаб совместно со штабом начальника Тыла Советской Армии, Главным артиллерийским управлением и Управлением снабжения горючим Советской Армии разработал расчеты обеспечения фронтов в летне-осенней кампании 1944 г. боеприпасами и горючим. Была определена потребность каждого фронта в боеприпасах и горючем, учитывалось их наличие, определялось, сколько необходимо подать их до начала и в ходе операции (с учетом боевого состава каждого фронта и его задач).

Потребности фронта теперь страна удовлетворяла полностью. Выпуск военной продукции продолжал расти. В первом полугодии 1944 г. было произведено 16 тыс. самолетов, около 14 тыс. средних и тяжелых танков и самоходно-артиллерийских установок, 26 тыс. орудий калибра 76 мм и выше (без зенитных), свыше 90 млн. снарядов, авиабомб, мин174.

Летне-осенняя кампания 1944 г. началась с наступления Ленинградского и Карельского фронтов, в результате которого были освобождены Карельский перешеек и Южная Карелия. Но главные усилия советских войск переместились в этой кампании на центральное направление советско-германского фронта, где войска 1-го Прибалтийского, 3, 2 и 1-го Белорусских фронтов в период 23 июня — 29 августа 1944 г. провели Белорусскую стратегическую наступательную операцию. Подготовка к ней потребовала проведения крупных стратегических перегруппировок. В состав фронтов помимо текущего пополнения людьми и техникой влились три свежие общевойсковые и две танковые армии, семь отдельных танковых, механизированных, кавалерийских и одиннадцать авиационных корпусов175. К операции в Белоруссии привлекалась вновь созданная 1-я польская армия. Белорусская стратегическая операция отличалась огромным размахом и большим напряжением боевых действий. При общей ширине фронта 1100 км полоса наступления составила 690 км, глубина операции 550–600 км, продолжительность 68 суток, средний темп наступления 9 км в сутки. Одновременно с проведением Белорусской операции войска 1-го Украинского фронта осуществляли Львовско-Сандомирскую операцию (13 июля — 29 августа), а в период 20 августа — 4 сентября 1944 г. войска 2-го и 3-го Украинских фронтов во взаимодействии с Черноморским флотом и Дунайской речной флотилией провели Ясско-Кишиневскую операцию, характеризующуюся большим размахом, динамичностью и высокими темпами наступления.

К концу сентября группировка противника, действовавшая на балканском направлении, была разгромлена. В сентябре — октябре 1944 г. войска Ленинградского, 3, 2 и 1-го Прибалтийских фронтов во взаимодействии с Балтийским флотом освободили Прибалтику. Одновременно 28 сентября началось наступление советских войск в Карпатах, Венгрии и Югославии. В ходе его войска 4, 2 и 3-го Украинских фронтов освободили значительную часть территории Чехословакии и Югославии. С 7 октября по 1 ноября войска Карельского фронта при содействии Северного флота провели Петсамо-Киркенесскую наступательную операцию.

Таким образом, в ходе летне-осенней кампании 1944 г. Советские Вооруженные Силы разгромили основные стратегические группировки противника, действовавшие на советско-германском фронте, завершили изгнание немецко-фашистских захватчиков с советской земли, освободили от фашистского рабства народы Румынии, Болгарии, значительную часть Польши, Венгрии и приступили к освобождению Чехословакии, Югославии и северной части Норвегии. Выведены были из войны все союзники фашистской Германии в Европе. Советская Армия вступила на землю европейских государств как армия-освободительница.

Условия работы тыла в летне-осенней кампании 1944 г. продолжали оставаться напряженными. Последовательное проведение глубоких операций требовало своевременного создания необходимых запасов материальных средств на различных участках фронта и осуществления сложного маневра силами и средствами тыла как из глубины, так и по фронту. Перенесение основных усилий с юга в центральную часть советско-германского фронта потребовало больших межфронтовых и внутрифронтовых перегруппировок, а также перегруппировок стратегических резервов Ставки Верховного Главнокомандования.

Своеобразие подготовки тыла к Белорусской операции заключалось в том, что на освобожденной территории Белоруссии нельзя было рассчитывать на местные ресурсы, особенно на продовольствие. Народное хозяйство республики было разрушено противником. Белоруссия требовала срочной помощи. Ее промышленность, сельское хозяйство пришли в полных упадок, деревни и села были сожжены, города — разрушены. Поэтому военные советы фронтов обязали органы тыла помогать восстановлению и нормализации хозяйственной жизни Белоруссии. Военный совет 1-го Белорусского фронта еще 25 февраля 1944 г. принял постановление «О мерах помощи со стороны фронта в восстановлении народного хозяйства Белорусской республики». Выполняя это постановление, тыл фронта выделил местным органам власти автомашины, тракторы, горючее, лошадей, упряжь, строительные материалы и своими силами отремонтировал некоторое количество сельскохозяйственного инвентаря, открыл больницы, ветлазареты. Все армии и отдельные части направили без ущерба для боевых действий возможное количество людей для проведения сельскохозяйственных работ.

Помогая восстанавливать народное хозяйство на освобожденной территории, органы тыла фронтов основные усилия сосредоточили на подготовке к обеспечению войск в наступлении. К началу Белорусской операции в составе четырех фронтов было более 1 430 тыс. человек боевого состава, 5200 танков и САУ, свыше 31 тыс. орудий и минометов, около 5 тыс. боевых самолетов176. Для перевозки одного боекомплекта снарядов и мин сухопутных войск четырех фронтов требовалось 13 500 вагонов. Генеральный штаб и центральные органы тыла не без основания беспокоились о своевременном подвозе всего необходимого к началу операции. По предварительным расчетам Генштаба, для обеспечения операции «Багратион» войскам надлежало направить до 400 тыс. т боеприпасов, 300 тыс. т горюче-смазочных материалов, до 500 тыс. т продовольствия и фуража177.

По расчетам центрального аппарата тыла, на проведение Белорусской операции фронтам требовалось 4–5 боекомплектов боеприпасов, 20 заправок авиабензина, 15 заправок дизельного топлива и 10 заправок автобензина178. Была определена также потребность в других видах материальных средств.

Количество материальных средств, доставленных фронтам железнодорожным транспортом в мае — июне 1944 г., показано в табл. 14179.

Таблица 14

Фронт Материальные средства (вагонов)
боеприпасы горючее продовольствие и фураж вещевое имущество прочие грузы итого
1-й Прибалтийский 1 682 2 930 2 765 193 622 8 192
3-й Белорусский 3 028 4 634 2 514 158 690 11 024
2-й Белорусский 2 024 2 827 1 817 99 489 7 256
1-й Белорусский 5 777 6 908 3 389 285 1 280 17 639
Всего 12 511 17 299 10 485 735 3 081 44 111

Несмотря на столь большой объем подвоза, во фронтах все еще не было создано установленных запасов боеприпасов и особенно горючего. В конце июня начальник Тыла Советской Армии из резерва направил 4 автобатальона, загруженных горючим на 3-й Белорусский фронт.

В связи с тем что железные дороги не могли справиться с перевозками в намеченные сроки, Ставка Верховного Главнокомандования начало Белорусской операции перенесла с 19 на 23 июня 1944 г. Это позволило увеличить запасы материальных средств во фронтах. В табл. 15 представлена обеспеченность фронтов основными видами боеприпасов (в боекомплектах) к началу операции.

Таблица 15180

Боеприпасы 1-й Прибалтийский 3-й Белорусский 2-й Белорусский 1-й Белорусский
76-мм снаряды ПА 3,4 3,0 2,8 4,1
76-мм снаряды ДА 3,0 2,8 2,2 2,5
122-мм снаряды пушечные 5,0 3,0 2,6 3,8
122-мм снаряды гаубичные 5,3 3,2 2,4 2,5
152-мм снаряды гаубичные 6,1 8,3 4,3 7,7
152-мм снаряды для пушек-гаубиц 5,1 3,4 2,2 3,8
82-мм мины 4,1 2,6 3,1 2,8
120-мм мины 5,4 6,9 2,6 3,3

В войсках было сосредоточено 60–80 процентов общего наличия во фронтах снарядов и мин крупного калибра. Причем около двух боекомплектов боеприпасов было выложено на землю у огневых позиций.

Обеспеченность фронтов горючим (в заправках) показана в табл. 16181.

Таблица 16

Горючее 1-й Прибалтийский 3-й Белорусский 2-й Белорусский 1-й Белорусский
Автобензин 4,1 3,4 2,5 4,1
Дизтопливо 7,6 6,3 6,4 7,1
Авиабензин 9,2 6,2 10,4 4,0

Накопление запасов горючего во фронтах шло главным образом за счет подвоза из глубины страны. Вместе с тем осуществлялась строжайшая его экономия на местах.

Так, на 1-м Белорусском фронте (начальник тыла фронта генерал-лейтенант Н. А. Антипенко) лимит расхода горючего в мае и июне был уменьшен на 30 процентов по сравнению с апрельским лимитом, в работе войскового тыла максимально использовался гужевой транспорт, применялось буксирование машин, устанавливалась материальная ответственность за бесцельный пробег машин.

К началу операции фронты имели продовольствия 15–20 сутодач по основным видам продуктов, в том числе в войсках, 7—10 и на армейских складах — 5–7 сутодач. Вещевым имуществом войска были обеспечены полностью.

Готовилась к операции и военно-медицинская служба. Армейские госпитали, медсанбаты дивизий передавали находившихся у них раненых на излечение в тыловые госпитали. Срок лечения для армейского звена был определен в 15–20 суток, для фронтового — 25–45. Армейские госпитали приближались к войскам и располагались в 15–25 км от линии фронта, около 30 процентов госпиталей находилось в резерве. Госпитальные базы фронтов (ГВФ) размещались эшелонированно: передовые — в 30–40 км, основные — в 80—100 км и тыловые — в 150–200 км от переднего края.

Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, координировавший действия 1-го и 2-го Белорусских фронтов, так оценивает деятельность органов тыла фронтов: «Титаническую работу вел тыл фронта, обеспечивая быструю и скрытую перевозку и подачу войскам боевой техники, боеприпасов, горючего и продовольствия. Несмотря на большие трудности и сложнейшие условия местности, все было сделано в срок. Войска обоих фронтов были своевременно обеспечены всем необходимым для ведения боевых действий»182.

Организация тыла фронтов в Белорусской операции имела свои особенности, вытекающие из поставленных фронтам задач. Общая глубина тыловых районов фронтов в исходном положении была установлена директивами Генерального штаба до 250 км, а 1-му Белорусскому фронту — 300–600 км. Распорядительные станции фронтов находились в 80—100 км от линии фронта.

Фронтовой тыл в исходном положении для наступления был развернут в два, три и даже четыре эшелона (1-й Прибалтийский фронт). Первые эшелоны располагались от переднего края в 30–50 км — то есть были выдвинуты непосредственно в армейские тыловые районы. Во всех фронтах был создан резерв госпитальных средств. Армейские склады с запасами были максимально приближены к войскам — до 20 км от линии фронта, чем создавались благоприятные условия для подвоза в ходе наступления. Особое внимание уделялось подготовке тыла к обеспечению танковых армий, танковых корпусов, конно-механизированных групп войск, которые должны были вводиться в прорыв и действовать в глубине обороны противника. В этих целях выдвигались вперед и располагались на грунте головные отделения фронтовых баз с запасами боеприпасов, горючего, продовольствия и зернофуража. Выделялся автомобильный транспорт, который загружался боеприпасами, горючим и продовольствием и следовал с подвижными группами в прорыв.

Предполагалось, что при среднем темпе наступления войск 15 км в сутки и среднесуточном пробеге автотранспорта подвоза 200 км автомобильный транспорт сможет обеспечить подачу материальных средств на глубину до 250 км, после чего нужно будет с помощью железных дорог перебазировать фронтовые и армейские склады. В противном случае войска могли оказаться без материальных средств, и операция пошла бы на затухание. Поэтому при ее подготовке почти во всех фронтах были приняты специальные оперативные меры для воспрещения разрушения противником железных дорог при его отходе.

Особое внимание уделялось заблаговременному восстановлению мостов. Перечень высоководных мостов, подлежащих строительству и восстановлению в границах от линии Новосокольники, Витебск, Орша, Могилев, Гомель до бывшей государственной границы 1939 г. был утвержден начальником Тыла Советской Армии.

Все эти меры позволяли надеяться, что подвоз грузов в ходе операции будет производиться бесперебойно.

23 июня 1944 г. войска перешли в наступление.

Центральный аппарат тыла принимал все меры, чтобы увеличить доставку материальных ресурсов Белорусским фронтам в ходе операции. В июле — августе фронтам было подвезено 48 280 вагонов различных грузов (табл. 17).

Таблица 17183

Фронт Материальные средства (вагонов)
боеприпасы горючее продовольствие и фураж вещевое имущество прочие грузы итого
1-й Прибалтийский 2 645 6 251 2 956 65 477 12 394
3-й Белорусский 2 484 5 845 3 059 114 604 12 106
2-й Белорусский 1 802 4 139 1 799 234 288 8 262
1-й Белорусский 2 934 8 747 2 859 151 827 15 518
Всего 9 865 24 982 10 673 564 2196 48 280

Разгром противника зависел прежде всего от наличия боеприпасов и горючего, экономного и умелого их расходования. Фактический расход боеприпасов в первый день наступления составил примерно 50 процентов плана.

Прорвав оборону противника, наши войска стали быстро продвигаться в оперативную глубину. С развитием наступления важно было не допустить отставания органов тыла. Вслед за войсками перемещались тыловые части и подразделения: полковые — скачками по 8—10 км, а дивизионные, как правило, ежесуточно через каждые 20–25 км. Армейский тыл выдвигал за войсками и развертывал на грунте головные отделения полевых армейских баз с запасами материальных средств, часть медицинских, ремонтных и других учреждений. По мере восстановления железных дорог на головные участки выдвигались отделения фронтовых баз, армиям назначались новые станции снабжения ближе к войскам. Однако ввиду того что на ряде железнодорожных направлений из-за больших разрушений темпы восстановления были низкими, особенно мостов, войска, уходя вперед, отрывались от своих баз снабжения. Руководством тыла фронтов принимались энергичные меры по ускорению восстановления железных дорог. К этой работе привлекались местные железнодорожники. С их помощью были восстановлены железнодорожные узлы Орша, Минск, Вильнюс и другие. Но задержка с восстановлением мостов через Днепр у Жлобина и через Березину у Бобруйска привела к тому, что отрыв передовых войск от своих баз составил 400–500 км. Основной объем подвоза от фронтовых баз был переложен на автомобильный транспорт. Поскольку автотранспорта недоставало, тяжелое положение сложилось со снабжением войск горючим, удельный вес которого в общем объеме подвоза материальных средств занимал около 40 процентов. Это отрицательно сказалось на боевой активности некоторых частей 28-й армии, 2-й танковой армии, 6-й воздушной армии.

Значительные трудности были в обеспечении войск боеприпасами. Дело в том, что на артиллерийскую подготовку и сопровождение атаки при прорыве обороны противника потребовалось в два раза меньше боеприпасов, чем планировалось по опыту предшествующих боев. В результате в исходном положении были оставлены боеприпасы в штабелях вдоль переднего края в районах бывших огневых позиций. Только в 1-м Белорусском фронте таких пунктов было более ста. Но использовать эти боеприпасы войсками возможности не было из-за бездорожья. Пришлось подавать боеприпасы по железным дорогам из глубины страны за счет ресурсов центра.

В ходе Белорусской операции, характерной динамизмом боевых действий, дальнейшее развитие получила организация управления тылом. Во фронтах были созданы оперативные группы из офицеров штабов тыла и служб. Одна группа, обычно во главе с заместителем начальника тыла фронта, находилась при первом эшелоне полевого управления фронта. Используя для сбора тыловой информации средства связи штаба фронта, она немедленно реагировала на изменения обстановки и проводила в жизнь указания командования фронта по вопросам тылового обеспечения. Об изменениях в обстановке, полученных указаниях и принятых мерах начальник опергруппы докладывал заместителю командующего по тылу, который руководил тылом с ТПУ. Вторая оперативная группа во главе с офицером штаба тыла занималась организацией тылового обеспечения подвижных групп фронта, действующих в отрыве от войск в глубине обороны противника. В своем распоряжении группа имела колонну из 100–150 автомобилей и, перемещаясь по оси движения подвижной группы, при необходимости доставляла ей материальные средства непосредственно с передовых отделений фронтовых складов.

Быстрому разгрому немецко-фашистской группы армий «Центр» и продвижению советских войск на глубину 600 км во многом способствовали заблаговременно принятые меры по созданию необходимой материальной базы. При подготовке и в ходе операции было израсходовано более 1,5 млн. т материальных средств, из которых подано фронтам по планам центра 1140 тыс. т (боеприпасов — 400 тыс. т, горючего — 420 тыс. т, продовольствия— 250 тыс. т, прочих грузов — 70 тыс. т)184. Остальные материальные средства, в первую очередь строительные материалы, заготавливались на месте, во фронтах.

В августе — сентябре 1944 г. войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов во взаимодействии с Черноморским флотом и Дунайской речной флотилией проведена Ясско-Кишиневская операция, в ходе которой были окружены и уничтожены 22 дивизии противника. В сентябре — октябре Советская Армия одержала крупную победу в Прибалтике. В октябре войска Карельского фронта совместно с Северным флотом выбили врага из пределов нашей страны и вступили на территорию Норвегии, оказали помощь ее народу в освобождении от немецко-фашистского ига.

С перенесением боевых действий за рубежи Советского Союза перед органами тыла Советской Армии возникли новые задачи: использовать железные и автомобильные дороги европейских стран, их водные пути; по-новому проводить заготовки сельскохозяйственных продуктов; содействовать восстановлению разрушенного хозяйства на территории государств, освобожденных от фашизма; оказывать помощь местному населению, репатриированным гражданам различных стран и военнопленным.

Все указанные задачи решались строго в соответствии с постановлениями Государственного Комитета Обороны, военных советов фронтов совместно с гражданскими ведомствами СССР, привлекаемыми для выполнения тех или иных мероприятий.

С момента перехода советских войск через границу им потребовалось ежедневно подвозить тысячи, а затем десятки тысяч тонн различных видов материальных средств. Для перегрузки боевой и транспортной техники, вооружения, боеприпасов, горючего, продовольствия с союзной колеи на западноевропейскую решением ГКО были созданы перевалочные базы центра НКО, подчиненные начальнику Тыла Советской Армии. Для приема и хранения импортных грузов, следующих транзитом через Иран, продолжала действовать перевалочная база в Баку185. В задачу перевалочных баз входила также и перегрузка раненых и больных, эвакуируемых с фронтов в тыловые госпитали страны. Для этого в районе баз были развернуты госпитальные коллекторы.

Для оказания помощи народам освобожденных стран в восстановлении промышленности, налаживании работы транспорта, ремонтных учреждений решениями ГКО при начальнике Тыла Советской Армии были созданы специальные управления — органы руководства. Так, для восстановления и организации работы нефтяных районов Румынии было создано управление (вначале оперативная группа), в работе которого участвовали специалисты Управления снабжения горючим Советской Армии и Главнефтесбыта. Восстановление Домбровского, Верхне-Силезского и Нижне-Силезского угольных бассейнов организовало управление угольными бассейнами в Силезии (начальник генерал-лейтенант М. П. Мидовский).

В соответствии с постановлением ГКО в октябре 1944 г. было сформировано Управление по заготовкам при начальнике Тыла Советской Армии. В его функции входило: получение нарядов на заготовки сельскохозяйственных и других продуктов от местных органов власти и распределение этих нарядов между фронтами; осуществление руководства и контроля за деятельностью заготовительных органов фронтов. На некоторых фронтах были сформированы сельскохозяйственные управления. В их задачу входило содействие местным органам в проведении посевных и уборочных работ, заготовка и закупка продуктов для обеспечения действующей армии. Если на территории СССР расчеты за заготовленные продукты и услуги были безналичными, по акцепту, то на территории Румынии, Болгарии, Польши, Венгрии и других стран платежи осуществлялись наличными деньгами в местной валюте.

В третий период войны значительно возрос объем работ по эвакуации и обслуживанию военнопленных, в связи с чем увеличилось количество приемных, сборных пунктов, приемно-пересылочных лагерей и госпиталей для военнопленных. При начальниках тыла фронтов были созданы отделы по делам военнопленных. Устанавливался порядок перемещения и развертывания сборных пунктов и приемно-пересылочных лагерей. Фронтовой приемно-пересылочный лагерь военнопленных располагался в 100–120 км от передовых частей, сборные пункты военнопленных — в 50–70, армейские приемные пункты — в 25–30 км. При проведении наступательных операций каждой дивизии надлежало иметь в своем тыловом районе пункт сбора военнопленных, который размещался в 10–12 км от переднего края.

Важные задачи выполняли органы тыла центра и фронтов в деле восстановления народного хозяйства на освобожденной территории Советского Союза. Коммунистическая партия и Советское правительство принимали энергичные меры по залечиванию тяжелых ран, нанесенных фашистскими варварами народному хозяйству. Вместе с наступающими войсками двигались оперативные группы, которые немедленно приступали к восстановлению партийных и советских органов, к возрождению хозяйственной и культурной жизни.

Восстановление экономики на освобожденной советской земле стало общенародным делом. Комсомол взял шефство над восстановлением Донбасса. Металлурги Урала и Сибири помогали восстанавливать металлургию юга. Колхозы и совхозы получали технику и скот из Сибири, Казахстана, Средней Азии, Закавказья.

Военные советы фронтов принимали конкретные меры по организации помощи народному хозяйству в своих тыловых районах. Исполнителями этих решений, как правило, являлись органы тыла Советской Армии. Особенно важное значение это имело в Западной Украине, Западной Белоруссии, Бессарабии и Прибалтике, население которых лишь перед войной влилось в семью советских народов. Советская власть немедленно после освобождения этих территорий возвратила крестьянам землю, переданную фашистами помещикам, помогла крестьянам инвентарем, скотом, семенами. Так, силами личного состава тыла 1-го Украинского фронта (начальник тыла генерал Н. П. Анисимов) на оказание помощи сельскому хозяйству Украины было затрачено 281,5 тыс. человеко-дней, вспахано и засеяно 55 378 га, отпущено из запасов фронта 4899 т зерновых семян, 5 тыс. т семенного картофеля. Оказана помощь в обработке индивидуальных участков 8 тыс. семей. Колхозам республики было передано более 10 тыс. лошадей, много тракторов, а также произведен ремонт сельхозинвентаря186.

В соответствии с постановлением Военного совета 4-го Украинского фронта от 12 ноября 1944 г. была оказана помощь хлебом населению Закарпатской Украины. Органами тыла фронта было выделено 4000 т ржи, 40 т соли, а семьям, члены которых добровольно вступили в Советскую Армию — по 100 кг зерна187. В военных госпиталях местному населению оказывалась бесплатная медицинская помощь. В горных районах к военным комендатурам населенных пунктов специально прикомандировывались военные врачи.

Ответственные задачи пришлось решать тылу по обеспечению иностранных формирований, которые действовали совместно с Советской Армией против общего врага. Советской промышленностью изготавливались национальная форма одежды (шинели, френчи, шаровары, пилотки), нагрудные знаки, кокарды, а непосредственное обеспечение осуществлялось органами тыла Советской Армии. Так, в третьем квартале 1944 г. польской армии было передано 150 тыс. комплектов национального обмундирования, обуви, белья и снаряжения188. Немало сделано по материальному обеспечению чехословацких и других частей.

С началом 1945 г. немецко-фашистское командование предполагало вести оборону против войск Советской Армии на своем главном — берлинском направлении на заранее подготовленных рубежах. Оно рассчитывало в оборонительных боях измотать, обескровить и остановить наступающие части Советской Армии. В таких условиях успех нашего наступления во многом зависел от мощи ударов и темпов продвижения войск, что в свою очередь требовало беспрерывного подвоза и своевременного обеспечения их всем необходимым.

Подготовка 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов к Висло-Одерской операции началась заблаговременно, еще с выходом наших войск на Вислу и захватом на ее левом берегу магнушевского, пулавского и сандомирского плацдармов. Непосредственная подготовка тыла началась в декабре 1944 г. На плацдармы постепенно сосредоточивались войска, боевая техника, материальные средства, для чего через Вислу силами инженерных и дорожно-мостовых частей только в полосе 1-го Белорусского фронта (начальник тыла генерал Н. А. Антипенко) было построено 13 мостов. Концентрация сил и средств на плацдармах была исключительно высокой. Например, в 1-м Белорусском фронте было сосредоточено 3289 вагонов боеприпасов из 7980, имевшихся во фронте.

Советские войска готовились перейти в наступление во второй половине января 1945 г. Однако в самый ответственный период подготовки Висло-Одерской операции, когда материальные средства сосредоточивались в исходных районах, срок подготовки операции был сокращен на восемь суток и начало наступления назначено на 12 января 1945 г. Такое решение было вызвано тяжелым положением наших союзников после прорыва их фронта немцами в Арденнах. Несмотря на это, тыл справился с обеспечением войск.

К началу операции тыловые части и учреждения были максимально приближены к войскам. Первые эшелоны тыла фронтов разместились в 20–30 км от линии фронта, вторые эшелоны — в 50–80 км, а третьи — в 150–200 км. Причем до 80 процентов всех фронтовых тыловых частей и учреждений находилось в первом и втором эшелонах. Остальная часть фронтового тыла выполняла свои задачи во фронтовых тыловых районах, глубина которых достигала 400–500 км. Это вызывалось необходимостью обеспечения работы фронтовых перевалочных баз, восстановления и эксплуатации железных и автомобильных дорог, а также проведением заготовок продовольствия и фуража.

Армейские тыловые части и учреждения размещались в 25–40 км от переднего края, а часть из них в непосредственной близости от войскового тыла. Особенно близко к переднему краю развертывалась часть госпиталей на плацдармах. Войсковой тыл был развернут, по существу, в боевых порядках войск в 5–7 км от линии фронта.

Приближение оперативного и войскового тыла к переднему краю при подготовке Висло-Одерской операции не было случайным. Оно вызывалось, во-первых, необходимостью создания благоприятных условий для войск при прорыве ими тактической зоны обороны противника и выхода их на оперативный простор, когда, как правило, был наибольший расход боеприпасов и наибольшее количество санитарных потерь. Во-вторых, устойчивое положение наших войск и их превосходство над противником гарантировало органы тыла от всяких неожиданностей и позволяло приближать их непосредственно к линии фронта.

Боевые войска, тыловые части (подразделения) и учреждения на плацдармах соблюдали высокую маскировочную дисциплину. Боеприпасы, выложенные на огневые позиции артиллерии, были укрыты в котлованы и обвалованы. Медицинские учреждения, склады укрывались под землей, располагались за обратными скатами высот. Все же от огня артиллерии противника и ударов его авиации органы тыла несли потери в личном составе и материальных средствах.

Характерно, что в исходном положении функции снабжения войск, ремонта техники были переданы фронтовым учреждениям, а армейские тыловые части высвободились для следования за войсками и выполнения своих задач в ходе операции. С началом наступления материальные средства предполагалось подавать в войска первого эшелона с фронтовых складов, минуя армейское звено.

К началу операции 1-й Украинский и 1-й Белорусский фронты накопили значительные запасы материальных средств (табл. 18).

Таблица 18189

Запасы 1-й Белорусский фронт 1-й Украинский фронт
Боеприпасы (боекомплектов)
82-мм мины 4,2 4,0
120-мм мины 5,0 4,0
76-мм снаряды (ПА) 3,1 3,5
76-мм снаряды (ДА) 3,3 До 4,0
122-мм снаряды (Г) 3,4 До 3,5
122-мм снаряды (П) 5,5 До 4,0
152-мм снаряды (Г) 9,8 До 4,0
152-мм снаряды (ПГ) 5,4 До 3,5
203-мм снаряды 6,7 До 4,0
Горючее (заправок)
Автобензин 4,3 5,1
Дизельное топливо 3,4 4,6
Авиабензин 14,1 9,4

Продовольствия фронты имели в среднем по 30 сутодач. При обеспечении устойчивого подвоза войскам в ходе операции эти запасы были достаточны для достижения целей операции. В связи с тем что фронты не располагали достаточным количеством емкостей для хранения горючего, часть фронтовых запасов содержалась в стационарных складах НКО и нефтебазах на значительном удалении от линии фронта, поскольку на территории Польши не было крупных складов и баз для хранения горючего.

Наступление советских войск началось успешно. После прорыва обороны противника наши войска развернули стремительное его преследование. Вместо запланированного темпа наступления 15–16 км в сутки войска за первые четыре дня продвинулись на 100 км, а в последующие дни темп наступления возрос до 33 км в сутки. Танковые армии иногда продвигались на 70–80 км в день. Особенно стремительно действовали армейские передовые отряды, которым требовалось много горючего и боеприпасов. Поэтому уже при формировании передовых отрядов принимались меры, чтобы сделать их автономными в тыловом отношении. Боевые части обычно брали с собой повышенные запасы горючего и боеприпасов, им придавались автотранспортные части с запасами, медицинские и ремонтные учреждения. От устойчивости тылового обеспечения зависел успех выполнения боевых задач. Когда, например, передовой отряд 5-й ударной армии 1-го Украинского фронта в Висло-Одерской операции за пять суток непрерывного движения с боями покрыл 370 км и израсходовал горючее и боеприпасы, а транспортные средства тыла не успевали с доставкой всего необходимого, командование вынуждено было сделать двухдневную остановку190. Войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов ежесуточно расходовали в среднем 245 вагонов боеприпасов, более 4000 т горючего, около 4400 т продовольствия. Основная задача тыла заключалась именно в том, чтобы своевременно восполнять израсходованные войсками материальные средства независимо от темпа их продвижения. Поэтому основное внимание уделялось восстановлению коммуникаций и организации подвоза. В полосе 1-го Белорусского фронта, например, железные дороги и мосты через Вислу восстанавливались одновременно. На выполнение этой важнейшей задачи была нацелена вся партийно-политическая и организаторская работа в железнодорожных войсках фронта. Мост через Вислу у Демблина был восстановлен за восемь суток, на двенадцать суток раньше срока здесь прошел первый поезд. Мост у Варшавы через Вислу также был восстановлен досрочно.

Чем дальше уходили передовые части, тем больше отставало восстановление железных дорог, тем больше было плечо подвоза автотранспортом. Это обусловило его чрезвычайно напряженную работу. Так, например, для обеспечения войск 69-й армии в ходе операции работало 260 автомашин, которые перевезли 3100 т боеприпасов и 75 т горючего. Причем плечо подвоза увеличилось со 140 км в январе до 500 км в начале февраля, когда войска вышли на Одер191. К концу операции во фронтовом звене расстояние подвоза достигло на 1-м Белорусском фронте 300–400 км, а на 1-м Украинском фронте — 570 км. С выходом наших войск к мезерицкому укрепленному рубежу и так называемому Померанскому валу в армиях начали ощущаться перебои с подачей горючего и наиболее ходовых боеприпасов. В этих условиях изобретательно работали органы тыла армий, которые для подачи грузов войскам использовали неразрушенные участки железных дорог, а также привлекали автотранспорт из боевых частей. В организации и осуществлении подвоза напряженно работали все органы тыла, но основная нагрузка легла на автомобильный транспорт. Подвиги водителей зачастую перекликались с подвигами бойцов на передовых позициях. Водители 866-го автотранспортного батальона Василенко и Бурноев сделали рейс по подвозу боеприпасов на расстояние 315 км за девять часов, за что были награждены орденом Славы III степени. Колонну автомашин старшины Т. Шибиченко из 573-го автотранспортного батальона при перевозке боеприпасов атаковала немецкая кавалерия. Шоферы заняли круговую оборону и вместе с подоспевшим подразделением отбросили врага. Колонна своевременно доставила груз войскам192.

Когда войска 1-го Белорусского фронта вышли на Одер и захватили плацдармы на его левом берегу, а фронтовой тыл растянулся на расстояние до 500 км, возникла реальная угроза контрудара противника со стороны Восточной Померании по правому крылу фронта. Командующий быстро перегруппировал четыре общевойсковые и две танковые армии на угрожаемое направление, но тыл не обладал такой подвижностью, как войска. К началу напряженных боев с группировкой противника обеспеченность советских войск материальными средствами была низкой, поскольку они были израсходованы в предшествующих боях. Лишь благодаря наличию в резерве Ставки и начальника тыла фронта автомобильных, медицинских, дорожных и других тыловых частей и учреждений, своевременному маневру ими удалось обеспечить войска на новом операционном направлении. За пять суток автотранспортом было подано более 7 тыс. т боеприпасов, медицинская служба в короткие сроки развернула госпитали на 15 тыс. коек. Почти все железнодорожные транспорты с южного направления Демблин, Лодзь, Познань были своевременно переадресованы на правое крыло фронта. С 23 января по 10 февраля сюда было подано 170 поездов, в том числе более 20 тыс. т боеприпасов.

Все это положительно сказалось на успешном завершении Висло-Одерской и Восточно-Померанской операций, которые вошли в историю Великой Отечественной войны как пример маневра запасами материальных средств, тыловыми частями и учреждениями, транспортными средствами в соответствии с конкретной оперативно-тыловой обстановкой.

При действиях наших войск на зарубежной территории по-новому встали вопросы организации охраны и обороны тыловых объектов. Наши коммуникации проходили по территориям, где кроме настоящих друзей и лояльных к нам жителей имелась и вражеская агентура, действовали диверсионные банды противника или остатки разбитых вражеских войск. В связи с этим по постановлению Государственного Комитета Обороны от 18 декабря 1944 г. «Об охране тыла и коммуникаций действующей Красной Армии на территории Восточной Пруссии, Польши, Чехословакии, Венгрии и Румынии»193 было сформировано шесть дивизий охраны тыла, одна из которых приступила к выполнению своих задач в ходе Висло-Одерской операции.

Были приняты срочные меры по повышению боевой выучки личного состава тыловых подразделений и повышению их боеготовности. Тыловые части и учреждения располагались более компактно, организовывалась круговая оборона, осуществлялась строгая маскировка. В крупных населенных пунктах были созданы комендатуры и специальные отряды для борьбы с диверсантами. Все эти меры повысили живучесть тыла и его работоспособность.

В заключительных операциях Великой Отечественной войны — Берлинской и Пражской — Тыл Советской Армии использовал весь накопленный им опыт. Условия работы тыла по обеспечению войск по-прежнему оставались сложными. Значительное продвижение Советской Армии на запад от государственных границ удлинило ее коммуникации. Это серьезно затрудняло подвоз из глубины страны. Одновременно органы тыла фронтов и армий во исполнение постановлений ГКО и решений военных советов переключили часть сил на помощь освобожденным народам в восстановлении и налаживании их экономики. К тому же военно-политическая обстановка в Европе настоятельно требовала вести подготовку планируемых операций в крайне сокращенные сроки. Так, на подготовку Берлинской операции фронты имели от 15 до 22 суток. За это время им необходимо было провести очень большие фронтовые и межфронтовые перегруппировки войск, сил и средств тыла. В частности, 2-му Белорусскому фронту предстояло свои главные силы перебросить на новое стратегическое направление: из района Гдыня — Данциг (Гданьск) на Штеттин (Щецин) — Росток и осуществить внутрифронтовые перегруппировки. Войска 1-го Белорусского фронта главными силами сосредоточивались на берлинском направлении, а 1-го Украинского — перегруппировались с левого крыла фронта на правое. Создалась обстановка, когда тыл фронтов должен был решать одновременно несколько задач: обеспечивать войска, совершающие перегруппировки и ведущие боевые действия, накапливать запасы материальных средств, осуществить собственное перестроение и подготовить пути сообщения в соответствии с замыслом операции, задачами и оперативным построением войск.

Густая сеть шоссейных и железных дорог позволяла провести необходимые перегруппировки войск и тыла, а запасы материальных средств максимально приблизить к войскам. К началу операции глубина тыловых районов составляла: в армиях — 100–300 км, во 2-м Белорусском фронте — до 300 км, в 1-м Белорусском — 550 км и в 1-м Украинском — до 500 км.

Оперативная обстановка и оперативное построение войск позволяли сократить размеры фронтовых тыловых районов до 200–250 км. Однако этого не позволяла сделать тыловая обстановка. В районах Дзялдово, Насельск, Варшава, Демблин и Сандомир (Сандомеж) на стыках железных дорог союзной и западноевропейской колеи находились перевалочные базы фронтов. В связи с этим перенести вперед тыловые границы не представлялось возможным.

При подготовке наступления органы тыла фронтов сумели создать необходимые запасы. Подвоз боеприпасов и горючего производился по железным дорогам до фронтовых складов, а от них— автотранспортом до соединений, минуя армейские склады, что позволило в ограниченные сроки восполнить расход и накопить запасы на операцию. К началу Берлинской операции фронты в среднем имели: боеприпасов основных видов — 2,2–4,5 боекомплекта; высокооктановых бензинов — 9,5 заправки, автомобильного бензина — 4,1, дизельного топлива — 5 заправок; продовольствия — на двухмесячную потребность.

В операции участвовали четыре танковые армии, которые предполагалось использовать для ввода в прорыв и стремительного развития наступления. Для успешного выполнения этой задачи, особенно при действиях в глубине обороны противника, их тыл строился в два эшелона. Первый эшелон, полностью моторизованный, включал в себя запасы горючего, боеприпасов, хирургические госпитали, автохлебозавод и необходимые ремонтные средства. Он следовал за боевыми частями, обеспечивал их при Действиях в тылу противника. Во второй эшелон тыла входили остальные тыловые части и учреждения. Он оставался в районе размещения полевой армейской базы до конца операции. Такое деление на два эшелона было и в войсковом тылу танковых армий. Таким образом, в Берлинской операции наблюдалось дальнейшее развитие способов действий тыла танковых армий. Вместе с боевыми частями в прорыв следовал не только войсковой тыл, но часть армейского, что создавало благоприятные условия для тылового обеспечения войск в ходе операции. Даже в случае выхода противника на коммуникации армии она, имея с собой необходимые средства, могла успешно вести боевые действия.

Берлинская операция началась в ночь на 16 апреля 1945 г. Бои носили ожесточенный характер. Расход боеприпасов (особенно в танковых армиях и войсках первого эшелона 1-го Белорусского фронта) был исключительно высоким — 0,5–0,8 боекомплекта в сутки. Необходимо было своевременно и четко доставлять боеприпасы нужных калибров на огневые позиции артиллерии. Подвоз их осуществлялся в основном автотранспортом. Так, например, на подвозе боеприпасов для войск 1-го Белорусского фронта работало 3 тыс. автомашин фронтового, армейского и войскового подчинения. Поступавшие по железной дороге боеприпасы, как правило, перегружались из железнодорожных вагонов на фронтовые и армейские автомашины, которые подвозили их до дивизионных складов, а зачастую прямо на огневые позиции. При форсировании канала Тельтов 10-му артиллерийскому корпусу прорыва боеприпасы были поданы на 1089 фронтовых автомобилях. Так же была организована и доставка горючего войскам. Автомобильный транспорт сыграл большую роль и в обеспечении перегруппировок войск. Только на 1-м Украинском фронте им было перевезено 13 дивизий и 2 полка.

И все же автотранспорт не мог обеспечить все потребности войск фронтов. Автотранспортные части не могли осуществить подвоз тяжелой боевой техники, необходимой для прорыва обороны противника и при штурме Берлина. Поэтому военные советы фронтов требовали от органов тыла быстрого восстановления железных дорог.

На 1-м Белорусском фронте железнодорожные войска, воодушевленные победами советских воинов, сумели восстановить мост через Одер к 25 апреля, то есть на 152 часа раньше установленного срока. Первый поезд доставил боеприпасы в Берлин, когда там еще шли уличные бои, а затем составы пошли непрерывным потоком. В среднем за день боя в Берлине расходовалось 228 вагонов различных боеприпасов194.

Вследствие небольшой глубины Берлинской операции фронтовые тыловые части и учреждения в ходе ее не перемещались вообще, а армейские — лишь частично при отрыве войск от полевых армейских баз не более чем на 100 км. Армейские госпитали нередко развертывались в районах дивизионных медицинских пунктов, давая возможность им следовать за наступающими войсками. Во время штурма Берлина в непосредственной близости от города развернулись резервные армейские госпитали. Для эвакуации раненых из Берлина и особенно их розыска среди развалин были созданы специальные команды из санитаров и выделенных бойцов. Хорошая постановка лечебно-эвакуационного дела обеспечила быструю доставку раненых и больных в госпитали. В 1-м Белорусском фронте более 68 процентов раненых было вынесено с поля боя в первые же два часа после ранения.

В целом Тыл Советской Армии успешно справился со всесторонним обеспечением боевых действий войск в период проведения наступательной операции. Он внес существенный вклад в дело победы над фашистской Германией.

* * *

Особого внимания заслуживает работа органов Тыла Советской Армии по выполнению решений Коммунистической партии и Советского правительства об оказании на заключительном этапе войны в Европе помощи, и особенно продовольствием, населению многих стран Европы, освобожденных от немецко-фашистской оккупации. Сразу же после освобождения столицы Польши Варшавы ее жителям в качестве безвозмездного братского дара от советского народа было передано 60 тыс. т хлеба, большое количество жиров, сахара, овощей, сухих фруктов195. Значительная помощь продовольствием была оказана и другим городам Польши. Советское командование передало властям Вроцлава 5,5 тыс. т муки196. Помимо этого осенью 1944 г. советским командованием было передано польскому народу 11 500 т муки, 1540 т мыла, 4950 т соли, 60 т чая, 15 млн. коробок спичек и т.д.197, а также большое количество сахара, жиров, круп и других продуктов питания. Продовольственная помощь Советского Союза освобожденной Польше дала возможность ее народу избежать голода и приступить к восстановлению разрушенной немецко-фашистскими оккупантами экономики своей страны.

По согласованию с временным правительством Польской республики органы тыла Советской Армии оказали помощь в восстановлении и налаживании работы угольной, металлургической, шерстяной, трикотажной, швейной, кожевенной, обувной и других отраслей промышленности. Советский Союз не только оказал техническую помощь, но и предоставил народной Польше сырье, полуфабрикаты и некоторые изделия, а также оказал помощь в деле организации руководства промышленностью.

На вооружение и оснащение Войска Польского на 1 мая 1945 г. было отпущено 700 тыс. винтовок, карабинов и автоматов, более 1800 автомашин, свыше 3,5 тыс. орудий, 1 тыс. танков, 1200 самолетов и много других видов вооружения и техники198.

В апреле 1945 г. советское командование передало городскому самоуправлению Вены 7000 т хлебного зерна, 500 т кукурузы, 1000 т фасоли, 1000 т гороха, 200 т сахара, 300 т мяса, 200 т масла199. Австрийский народ принял этот дар Советского государства с огромным удовлетворением. В резолюции собрания рабочих и служащих одной из венских фабрик, адресованной Советскому правительству, говорилось: «Рабочие и служащие фабрики с неописуемой радостью восприняли весть о великодушном акте Советского правительства… Красная Армия не только дала нам свободу, она дает нам и насущный хлеб. Планы гитлеровского фашизма заморить голодом австрийский народ рушатся. Мы благодарим Красную Армию и Советское правительство и клянемся сделать все для того, чтобы до конца искоренить нацизм в Австрии»200.

Большая помощь Советским Союзом была оказана народам Югославии. Еще до вступления наших войск на территорию Югославии только за период февраль — октябрь 1944 г. советскими самолетами было сброшено в партизанские районы 1000 т продовольствия, обмундирования, вооружения, медикаментов. После выхода наших войск на югославскую территорию в соответствии с решением Советского правительства для помощи остро нуждающемуся населению Белграда и других городов к началу декабря 1944 г. было привезено и передано Югославии 53 тыс. т зерна, в том числе 17 тыс. т в Белград201. Первые 800 т зерна были доставлены в Белград 19 октября — в этот день войска 4-го механизированного корпуса вступили в город. Народное управление города еще не было организовано. Поэтому тылу фронта пришлось организовать размол зерна на муку, а для этого предварительно отремонтировать мельницы, городскую электростанцию, организовать добычу угля и его доставку на электростанцию. Затем встал вопрос о выпечке хлеба. В городе не было запасов соли, не работал водопровод. Для выпечки использовались 1200 частных хлебопекарен, на которые вода доставлялась в цистернах воинами Советской Армии.

На 25 декабря 1944 г. Югославии было передано 53 587 т зерна и муки — на 3587 т больше, чем было определено постановлением ГКО. К этому же сроку были доставлены и переданы Народно-освободительной армии Югославии 350 самолетов, более 4 тыс. орудий и минометов, 65 танков Т-34, 500 крупнокалиберных пулеметов, около 53 тыс. винтовок и карабинов, около 67 тыс. автоматов, ручных и станковых пулеметов и много других материальных средств202.

9 ноября 1944 г. югославская газета «Политика» писала:

«Братский советский народ пришел на помощь нашему народу. Советское правительство послало нашему народу 50 тыс. т зерна. Народный Комитет Освобождения Югославии решил дать Белграду 14 тыс. т зерна, благодаря чему он будет обеспечен хлебом на четыре месяца — по 400 г на человека ежедневно».

После освобождения советскими войсками Чехословакии Советское правительство передало Чехословацкой республике 9000 т зерна для снабжения населения Праги, 4400 т хлеба и 375 т сахара для населения Брно, 3600 т хлеба, 325 т сахара и 125 т соли для населения города Моравска-Острава203. В результате оказанной помощи нормы выдачи продовольствия населению этих городов были повышены на 30–40 процентов204.

Советский народ оказывал всемерную братскую помощь и народам Венгрии, Румынии, Болгарии, а также Германии, продовольственные запасы которых были разграблены гитлеровцами. В период боев в Будапеште наше военное командование выделило 15 т хлеба, 10 т крупы, 400 кг мяса и других продуктов для снабжения приюта детей, оставшихся без родителей205. Много детей было спасено от голодной смерти советскими солдатами, которые кормили их из полевых армейских кухонь. После освобождения столицы Венгрии советским командованием было передано населению 800 грузовиков с продовольствием, а также горючее для автомашин206. В конце октября 1944 г. командование советских войск отпустило для населения венгерского города Сегед 100 вагонов пшеницы, 10 т сахара, 34 вагона угля, 2000 кг табака207. Весной 1945 г., когда венгерский народ, ограбленный оккупантами, оказался под угрозой голода, Советское правительство передало для городов Венгрии 15 тыс. т хлеба, 3 тыс. т мяса, 2 тыс. т сахара208. Болгарский народ после своего освобождения получил из Советской страны 130 тыс. т зерна209.

Актом величайшего гуманизма явилось решение Советского правительства об оказании немедленной продовольственной и иной помощи голодающему населению Германии.

На последнем этапе войны организованное снабжение продуктами питания немецких городов было парализовано. Население фактически было лишено возможности жить и работать. Как справедливо указывала швейцарская газета «Люцернер тагблатт» от 12 апреля 1945 г., «руководители фашистской партии своим безумным решением продолжать до конца уже проигранную войну поставили немецкий народ под угрозу голодной смерти»210.

Советским командованием сначала были установлены для жителей Берлина временные нормы снабжения, а 11 мая 1945 г. согласно постановлению ГКО было принято решение обеспечить Берлин на пять месяцев, то есть до сбора нового урожая, продуктами питания и ввести с 15 мая повышенные нормы. Было запланировано отпустить: зерна для выработки крупы и муки — 105 тыс. т, мясопродуктов — 18 тыс. т, жиров — 4,5 тыс. т, сахара — 6 тыс. т, а также большое количество картофеля, соли, кофе и других продуктов. Только тылом 1-го Белорусского фронта населению Берлина было передано 50 тыс. т картофеля. Нормы снабжения населения немецких городов на ряд продуктов, в том числе на хлеб, были установлены значительно выше, чем при гитлеровском режиме. Советское командование проявляло особую заботу о питании детей. Постановлением Военного совета 1-го Белорусского фронта от 31 мая 1945 г. было предусмотрено: «1. Организовать снабжение молоком детей до 8-летнего возраста за счет: а) использования молочных ресурсов пригородов Берлина в количестве ежедневно 70 тыс. л молока; б) передачи из трофейного скота 5 тыс. голов дойных молочных коров для размещения на молочных пунктах в районах Берлина…»211.

Жители Берлина были поражены таким гуманным отношением армии-победительницы и выразили ей искреннюю благодарность.

Электромонтер Трюмберг заявил на собрании рабочих: «Кошмарные недели остались позади. Нацисты пугали нас, что русские отправят всех немцев в вечное рабство, в холодную Сибирь. Теперь мы видим, что это была наглая ложь. Мероприятия советского командования показывают, что русские не собираются оскорблять и уничтожать нас. У меня опять появилась перспектива в жизни»212.

Продовольственная помощь Советским Союзом была оказана также населению других немецких городов. По состоянию на июнь 1945 г. для снабжения Дрездена Советским правительством было отпущено: муки 3000 т, крупы 300 т, мяса 450 т, жиров 225 т, сахара 300 т, кофе 50 т, картофеля 7500 т213.

Продовольственная помощь Советского Союза населению немецких городов сыграла важную роль в создании первого социалистического германского государства — ГДР.

Таким образом, несмотря на то что советский народ сам испытывал в то время большие трудности в снабжении продовольствием, он немедленно пришел на помощь народам ряда стран, в том числе бывших вражеских государств, делился с ними по-братски всем тем, что имел в своем распоряжении.

Особенно большое значение имела помощь советских войск освобожденным европейским государствам в проведении сева весной 1945 г. Выполнение этой задачи было сопряжено с большими трудностями. В это время в тыловом районе войск 1-го Белорусского фронта, восточнее реки Одер (Одра), местное население практически отсутствовало. Поэтому Военный совет 1-го Белорусского фронта, несмотря на большую занятость подготовкой Берлинской наступательной операции, нашел время рассмотреть и эти весьма важные вопросы. Специальным постановлением от 1 апреля 1945 г. было предусмотрено организовать и провести сев зерновых и технических культур, картофеля и овощей на площади 250 тыс. га пахоты.

Всю работу по организации и проведению сева было приказано взять на себя войскам фронта и военным комендатурам. В постановлении Военного совета указывалось, что из 250 тыс. га земли войска должны освоить 130 тыс. га. Остальная площадь должна быть освоена силами и средствами местного населения и репатриированных граждан. Были установлены плановые задания каждой армии и отдельным корпусам по проведению весеннего сева в крайне сжатые сроки на территории расположения их войск. Руководство севом возлагалось на интенданта фронта, а непосредственное выполнение этого задания — на начальника отдела заготовок продовольствия. Войска проводили сев обычно в прифронтовой полосе. В более отдаленных районах сев организовали и провели советские военные комендатуры. Для посевной кампании весной 1945 г. фронтом было выделено свыше 18 тыс. солдат и офицеров, 165 тракторов, 16 тыс. лошадей, 1310 волов, отпущено 10 тыс. т семенного зерна и 350 т горючего. Это позволило в короткий срок завершить сев зерновых и посадку картофеля и овощей. Войска перевыполнили контрольные цифры весеннего сева, установленные Военным советом фронта. К 5 мая 1945 г. было засеяно 261 072 га, в том числе войсками — 163 612 га, то есть на 33 тыс. га больше, чем было предусмотрено планом. Эти успехи были достигнуты благодаря целеустремленной партийно-политической работе, авангардной роли партийных и комсомольских организаций во всех органах и учреждениях продовольственной службы.

Ратные и трудовые подвиги воинов Тыла Вооруженных Сил в годы Великой Отечественной войны были высоко оценены нашей партией и правительством: 52 из них присвоено звание Героя Советского Союза и более 30 — Героя Социалистического Труда. Многие десятки тысяч генералов, офицеров, сержантов и солдат различных служб тыла награждены орденами и медалями. Большое число тыловых частей и учреждений награждено орденами, удостоено звания гвардейских и получило почетные наименования.

Великая Отечественная война со всей убедительностью подтвердила важность соблюдения ленинского положения о том, что «для ведения войны по-настоящему необходим крепкий организованный тыл». Война показала также необходимость наличия в Вооруженных Силах централизованной системы управления тылом. Созданная в начале войны, она продолжала совершенствоваться в ходе военных действий в направлении большей концентрации усилий тыловых органов для решения все возрастающего объема сложных задач.

Заблаговременное создание материальной базы — накопление боеприпасов, горючего, продовольствия и их правильное эшелонирование — создавало благоприятные условия для материального обеспечения войск в ходе операций. Это положение нашло свое развитие при подготовке всех успешно проведенных операций.

Опыт Великой Отечественной войны подтвердил, что успех работы Тыла Советской Армии в военное время во многом зависит от соответствия теории тылового обеспечения официальным положениям по ведению боя, операций и войны в целом. В ходе войны был приобретен весьма ценный опыт по взаимодействию органов Тыла Советской Армии с партийными и народнохозяйственными органами в области планирования материального, технического и медицинского обеспечения Вооруженных Сил, особенно по восстановлению коммуникаций, заготовкам из местных ресурсов, использованию в интересах действующей армии промышленных, ремонтных, медицинских и других местных предприятий и учреждений.

Великая Отечественная война также показала, что при определенных условиях силы и средства тыла действующей армии могут привлекаться и для оказания всесторонней помощи народному хозяйству. В годы минувшей войны, особенно в завершающем ее периоде, наш тыл выполнил значительный объем различных работ в интересах народного хозяйства. Силами и средствами тыла производилась заготовка угля и торфа, вывоз хлопка и зерна, строительство фабрик и заводов, изготавливалось вооружение, обмундирование, обувь и т.д., проведена огромная работа по восстановлению сельского хозяйства освобожденных от оккупации районов. Только автотранспортом Вооруженных Сил перевезено для народного хозяйства более 21 млн. т различных грузов214. Силами войск было построено много жилых домов в освобожденных от врага населенных пунктах.

Министр Вооруженных Сил СССР в своем приказе № 38 от 25 августа 1946 г. указывал: «В Великой Отечественной войне личный состав органов тыла — интенданты, медицинские работники, автомобилисты, дорожники, работники военных сообщений, службы снабжения горючим и ветеринары — успешно справились с поставленными перед ними задачами по обеспечению фронта.

Личный состав органов тыла достойно выполнил свой долг перед Родиной».

Тыл Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне

Cм. также

Создание материально-технической базы для советских вооруженных сил

Состояние тыла советской армии к началу войны

Тыл Советской Армии в первом периоде войны

Тыл Советской Армии во втором периоде войны

Другие новости и статьи

« Тыл Советской Армии во втором периоде войны

Железнодорожный транспорт в годы Великой Отечественной войны »

Запись создана: Воскресенье, 23 Октябрь 2011 в 10:57 и находится в рубриках Вторая мировая война, Тыл: образование и наука, Управление тылом.

метки: , , , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика