Снабжение вооружением и боеприпасами в годы Великой Отечественной войны



Снабжение вооружением и боеприпасами в годы Великой Отечественной войны

oboznik.ru - Снабжение вооружением и боеприпасами в годы Великой Отечественной войны

В первые недели войны фронты понесли значительные потери вооружения и боеприпасов, накопленных в войсках приграничных военных округов в предвоенные годы. Большая часть артиллерийских заводов и предприятий по производству боеприпасов была эвакуирована из угрожаемых районов на восток.

Поставки вооружения и боеприпасов военными заводами юга страны прекратились. Все это значительно осложнило производство вооружения и боеприпасов и обеспечение ими действующей армии и новых воинских формирований. Отрицательно сказывались на снабжении войск вооружением и боеприпасами также недостатки в работе Главного артиллерийского управления. ГАУ не всегда точно знало состояние обеспеченности войск фронтов, так как строгой отчетности по этой службе до войны не было установлено. Табель срочных донесений по боеприпасам был введен в конце 1941 г., а по вооружению — в апреле 1942 г.

Вскоре были внесены изменения в организацию Главного артиллерийского управления. В июле 1941 г. было сформировано Управление снабжения наземным артиллерийским вооружением, а 20 сентября этого же года восстановлена должность начальника артиллерии Советской Армии с подчинением ему ГАУ. Начальник ГАУ стал первым заместителем начальника артиллерии Советской Армии. Принятая структура ГАУ не изменялась в течение всей войны и полностью себя оправдала. С введением должности начальника Тыла Советской Армии установилось тесное взаимодействие между ГАУ, штабом начальника Тыла Советской Армии и Центральным управлением военных сообщений.

Героический труд рабочего класса, ученых, инженеров и техников на военных предприятиях центральных и восточных районов страны, твердое и умелое руководство Коммунистической партии и ее Центрального Комитета, местных партийных организаций перестройкой всего народного хозяйства на военный лад позволили советской военной промышленности выпустить за второе полугодие 1941 года 30,2 тыс. орудий, в том числе 9,9 тыс. 76-мм и более крупных калибров, 42,3 тыс. минометов (из них 19,1 тыс. калибром 82 мм и крупнее), 106,2 тыс. пулеметов, 89,7 тыс. автоматов, 1,6 млн. винтовок и карабинов и 62,9 млн. снарядов, бомб и мин215. Но так как эти поставки вооружения и боеприпасов лишь частично покрыли потери 1941 года, то положение с обеспечением войск действующей армии вооружением и боеприпасами продолжало оставаться напряженным. Потребовалось огромное напряжение военной промышленности, работы центральных органов тыла, службы артиллерийского снабжения ГАУ для того, чтобы удовлетворить потребности фронтов в вооружении, и особенно в боеприпасах.

В период оборонительного сражения под Москвой за счет текущего производства, которое непрерывно росло в восточных областях страны, в первую очередь обеспечивались вооружением объединения резерва Ставки Верховного Главнокомандования — 1-я ударная, 20-я и 10-я армии, сформированные в глубине страны и переданные к началу контрнаступления под Москвой в состав Западного фронта. За счет текущего производства вооружения удовлетворялись также потребности войск и других фронтов, участвовавших в оборонительном сражении и контрнаступлении под Москвой.

Большую работу по изготовлению различных видов вооружения в этот тяжелый для нашей страны период выполнили московские заводы. В результате количество вооружения в Западном фронте к декабрю 1941 г. по отдельным его видам возросло от 50–80 до 370–640 процентов. Значительный рост вооружения был и в войсках других фронтов.

В ходе контрнаступления под Москвой был организован массовый ремонт вышедшего из строя оружия и боевой техники в войсковых ремонтных мастерских, на предприятиях Москвы и Московской области. И все же положение с обеспечением войск в этот период было настолько тяжелым, что Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин лично распределял противотанковые ружья, автоматы, противотанковые 76-мм полковые и дивизионные орудия между фронтами.

По мере вступления в строй военных заводов, особенно на Урале, в Западной и Восточной Сибири, в Казахстане, уже во втором квартале 1942 г. начало заметно улучшаться снабжение войск вооружением и боеприпасами. В 1942 г. военная промышленность поставила фронту десятки тысяч орудий калибра 76 мм и крупнее, свыше 100 тыс. минометов (82—120 мм), многие миллионы снарядов и мин.

В 1942 г. основной и наиболее сложной задачей было обеспечение войск фронтов, действовавших в районе Сталинграда, в большой излучине Дона и на Кавказе.

Расход боеприпасов в оборонительном сражении под Сталинградом был очень велик. Так, например, с 12 июля по 18 ноября 1942 г. войсками Донского, Сталинградского и Юго-Западного фронтов израсходовано: 7 610 тыс. снарядов и мин, в том числе около 5 млн. снарядов и мин войсками Сталинградского фронта216.

Ввиду огромной загруженности железных дорог оперативными перевозками транспорты с боеприпасами продвигались медленно и разгружались на станциях фронтового железнодорожного участка (Эльтон, Джаныбек, Кайсацкая, Красный Кут). Чтобы быстрее доставить боеприпасы в войска, управлению артиллерийского снабжения Сталинградского фронта были выделены два автомобильных батальона, которые в крайне ограниченные сроки сумели перевезти свыше 500 вагонов боеприпасов.

Обеспечение вооружением и боеприпасами войск Сталинградского фронта осложнялось непрерывной бомбежкой противником переправ через Волгу. Вследствие налетов вражеской авиации и обстрела артиллерийские склады фронта и армий вынуждены были часто менять дислокацию. Разгрузка эшелонов производилась только ночью. В целях рассредоточения снабженческих железнодорожных поездов боеприпасы отправлялись на армейские склады и в их отделения, расположенные у железной дороги, летучками, по 5—10 вагонов в каждой, а затем — в войска небольшими автомобильными колоннами (по 10–12 машин), которые следовали обычно разными маршрутами. Такой способ подвоза обеспечивал сохранность боеприпасов, но вместе с тем удлинял сроки доставки их в войска.

Подвоз вооружения и боеприпасов войскам других фронтов, действовавшим в районе Волги и Дона, в этот период был менее сложным и трудоемким. За период оборонительного сражения под Сталинградом всем трем фронтам было подано 5388 вагонов боеприпасов, 123 тыс. винтовок и автоматов, 53 тыс. пулеметов и 8 тыс. орудий217.

Наряду с текущим обеспечением войск органы тыла центра, фронтов и армий в ходе оборонительного сражения под Сталинградом осуществляли накопление вооружения и боеприпасов. В результате проделанной работы к началу контрнаступления войска были в основном обеспечены боеприпасами (табл. 19).

Таблица 19

Обеспеченность войск трех фронтов боеприпасами (в боекомплектах) по состоянию на 19 ноября 1942 г.218

Боеприпасы Фронт
Сталинградский Донской Юго-Западный
Винтовочные патроны 3,0 1,8 3,2
Патроны для пистолетов 2,4 2,5 1,3
Патроны для противотанковых ружей 1,2 1,5 1,6
Ручные и противотанковые гранаты 1,0 1,5 2,9
50-мм мины 1,3 1,4 2,4
82-мм мины 1,5 0,7 2,4
120-мм мины 1,2 1,3 2,7
Выстрелы:
45-мм пушечные 2,9 2,9 4,9
76-мм пушечные полковой артиллерии 2,1 1,4 3,3
76-мм пушечные дивизионной артиллерии 1,8 2,8 4,0
122-мм гаубичные 1,7 0,9 3,3
122-мм пушечные 0,4 2,2
152-мм гаубичные 1,2 7,2 5,7
152-мм гаубично-пушечные 1,1 3,5 3,6
203-мм гаубичные
37-мм зенитные 2,4 3,2 5,1
76-мм зенитные 5,1 4,5
85-мм зенитные 3,0 4,2

Большую работу по обеспечению войск боеприпасами в этот период проделали начальники служб артиллерийского снабжения фронтов: Сталинградского — полковник А. И. Марков, Донского — полковник Н. М. Бочаров, Юго-Западного — полковник С. Г. Алгасов, а также специальная группа офицеров ГАУ во главе с заместителем начальника ГАУ генерал-лейтенантом артиллерии К. Р. Мышковым, погибшим 10 августа 1942 г. во время налета авиации противника на Сталинград.

Одновременно с боями, развернувшимися на берегах Волги и в степях Дона, на огромном пространстве от Черного моря до Каспийского началась битва за Кавказ. Снабжение войск Закавказского фронта (Северной и Черноморской групп) вооружением и боеприпасами было еще более трудной проблемой, чем под Сталинградом. Подача вооружения и боеприпасов осуществлялась кружным путем, то есть с Урала и из Сибири через Ташкент, Красноводск, Баку. Отдельные транспорты шли через Астрахань, Баку или Махачкалу. Большой путь следования транспортов с боеприпасами (5170–5370 км) и необходимость неоднократной перевалки грузов с железнодорожного транспорта на водный и обратно или с железнодорожного на автомобильный и горно-вьючный намного увеличивали время доставки их на фронтовые и армейские склады. Например, транспорт № 83/0418, отправленный 1 сентября 1942 г. с Урала в адрес Закавказского фронта, прибыл к месту назначения только 1 декабря. Транспорт № 83/0334 проделал путь из Восточной Сибири в Закавказье, равный 7027 км. Но, несмотря на такие огромные расстояния, транспорты с боеприпасами регулярно шли на Кавказ. За шесть месяцев боевых действий Закавказскому (Северо-Кавказскому) фронту было подано около 2 тыс. вагонов боеприпасов219.

Очень сложной была доставка боеприпасов с фронтовых и армейских складов в войска, оборонявшие горные проходы и перевалы Кавказского хребта. Основным средством подвоза здесь были армейские и войсковые вьючные роты. В 20-ю гвардейскую стрелковую дивизию, оборонявшую белореченское направление, снаряды от Сухуми до Сочи подавались по морю, далее до дивизионного склада — автомобильным транспортом, а до полковых пунктов боевого питания — вьючным транспортом. Для 394-й стрелковой дивизии боеприпасы подвозились самолетами У-2 с аэродрома Сухуми. Подобным образом доставлялись боеприпасы почти для всех дивизий 46-й армии.

Большую помощь фронту оказали трудящиеся Закавказья. До 30 механических заводов и мастерских Грузии, Азербайджана и Армении были привлечены к изготовлению корпусов ручных гранат, мин и снарядов средних калибров. С 1 октября 1942 г. по 1 марта 1943 г. ими было изготовлено 1,3 млн. корпусов ручных гранат, 1 млн. мин и 226 тыс. корпусов снарядов. Местная промышленность Закавказья изготовила в 1942 г. 4294 50-мм минометов, 688 82-мм минометов, 46 492 автомата220.

Героически трудился рабочий класс блокированного Ленинграда. Доставка вооружения и боеприпасов в осажденный город была крайне затруднена, поэтому производство их на месте часто имело решающее значение. Только с сентября и до конца 1941 г. промышленность города дала фронту 12 085 автоматов и сигнальных пистолетов, 7682 миномета, 2298 артиллерийских орудий и 41 реактивную установку. Кроме того, ленинградцы изготовили 3,2 млн. снарядов и мин, свыше 5 млн. ручных гранат.

Ленинград поставлял вооружение и другим фронтам. В тяжелые дни ноября 1941 г., когда враг рвался к Москве, по решению Военного совета Ленинградского фронта в Москву было отправлено 926 минометов и 431 76-мм полковая пушка. Орудия в разобранном виде грузились на самолеты и отправлялись на станцию Череповец, где был оборудован артиллерийский цех для их сборки. Затем вооружение в собранном виде грузили на платформы и по железной дороге доставляли в Москву. В тот же период воздушным транспортом Ленинград отправил в Москву 39 700 76-мм бронебойных снарядов.

Несмотря на трудности первого периода войны, наша промышленность из месяца в месяц неуклонно увеличивала выпуск продукции. В 1942 г. ГАУ получило от военных заводов 125,6 тыс. минометов (82—120 мм), 33,1 тыс. орудий калибра 76 мм и крупнее без танковых, 127,4 млн. снарядов без авиационных и мин221, 2 069 тыс. реактивных снарядов222. Это позволило полностью восполнить боевые потери вооружения и расход боеприпасов.

Обеспечение войск действующей армии вооружением и боеприпасами оставалось сложным и во втором периоде войны, который ознаменовался началом мощного контрнаступления советских войск под Сталинградом. К началу контрнаступления Юго-Западный, Донской и Сталинградский фронты имели 30,4 тыс. орудий и минометов, в том числе 16 755 единиц калибра 76 мм и выше223, около 6 млн. снарядов и мин, 380 млн. патронов для стрелкового оружия и 1,2 млн. ручных гранат. Подача боеприпасов с центральных баз и складов ГАУ за все время контрнаступления и ликвидации окруженной группировки противника производилась непрерывно. Сталинградскому фронту с 19 ноября 1942 г. но 1 января 1943 г. было подано 1095 вагонов боеприпасов, Донскому (с 16 ноября 1942 г. по 2 февраля 1943 г.) — 1460 вагонов, Юго-Западному (с 19 ноября 1942 г. по 1 января 1942 г.) — 1090 вагонов и Воронежскому фронту (с 15 декабря 1942 г. по 1 января 1943 г.) — 278 вагонов. Всего четырем фронтам за период ноябрь 1942 г. — январь 1943 г. было подано 3923 вагона боеприпасов.

Общий расход боеприпасов в битве за Сталинград, начиная с 12 июля 1942 г., достиг 9539 вагонов224 и не имел себе равных в истории предшествующих войн. Он составил треть расхода боеприпасов всей русской армии за четыре года первой мировой войны и в два раза превысил расход боеприпасов обеих воюющих сторон под Верденом.

Огромное количество вооружения и боеприпасов необходимо было подавать во второй период войны Закавказскому и Северо-Кавказскому фронтам, освобождавшим от немецко-фашистских войск Северный Кавказ.

Благодаря действенным мерам Коммунистической партии, Советского правительства, Государственного Комитета Обороны, местных партийных и советских органов, героическому труду рабочего класса в 1942 г. значительно возрос выпуск вооружения и боеприпасов. Это дало возможность увеличить их поставки войскам. Рост количества вооружения в войсках фронтов в начале 1943 г. по сравнению с 1942 г. показан в табл. 20225.

Таблица 20

Вооружение Наличие на 1 января 1942 г., тыс. Наличие на 1 января 1943 г., тыс.
Винтовки 2113,6 3151,4
Автоматы 54,3 556,2
Пулеметы (ручные и станковые) 54,3 123,0
Минометы (без 50-мм) 10,5 57,0
Орудия всех калибров 13,2 42,7

Боевые действия, развернувшиеся в 1943 г., поставили перед службой артиллерийского снабжения Советской Армии новые, еще более сложные задачи по своевременному накоплению и текущему снабжению войск фронтов вооружением и боеприпасами.

Особенно возрос объем поставок вооружения и боеприпасов во время подготовки битвы под Курском. В период март — июль 1943 г. фронтам было отправлено с центральных баз и складов ГАУ свыше полумиллиона винтовок и автоматов, 31,6 тыс. ручных и станковых пулеметов, 520 крупнокалиберных пулеметов, 21,8 тыс. противотанковых ружей, 12 326 орудий и минометов, или всего 3100 вагонов вооружения226.

При подготовке к Курской битве органы артиллерийского снабжения центра, фронтов и армий уже имели определенный опыт планирования обеспечения войск действующей армии вооружением и боеприпасами. Оно осуществлялось следующим образом. Ежемесячно Генеральный штаб давал директиву, в которой указывалось, какому фронту, в какую очередь, сколько боеприпасов (в боекомплектах) и к какому сроку надо отправить. На основании этих указаний, табелей срочных донесений фронтов и их заявок ГАУ планировало отправку войскам действующей армии боеприпасов, исходя из наличия их на базах и складах НКО, возможностей производства в течение месяца, обеспеченности и потребностей фронтов. Когда ГАУ не располагало необходимыми ресурсами, оно по согласованию с Генеральным штабом вносило коррективы в установленный объем отпуска боеприпасов. План рассматривался и подписывался командующим артиллерией Советской Армии генерал-полковником, затем главным маршалом артиллерии Н. Н. Вороновым, его заместителем — начальником ГАУ генералом Н. Д. Яковлевым и представлялся Верховному Главнокомандующему на утверждение.

На основании этого плана организационно-плановое управление ГАУ (начальник генерал П. П. Волкотрубенко) сообщало данные об отпуске и отправке боеприпасов фронтам и давало разнарядку Управлению снабжения боеприпасами. Последнее совместно с ЦУПВОСО планировало отправку транспортов по срокам в диапазоне пяти дней и сообщало фронтам номера транспортов, места и сроки их отправки. Как правило, отправка транспортов с боеприпасами в адрес фронтов начиналась 5-го и заканчивалась 25-го числа каждого месяца. Такая методика планирования и отправки боеприпасов фронтам с центральных баз и складов НКО сохранилась до конца войны.

К началу битвы под Курском (на 1 июля 1943 г.) Центральный и Воронежский фронты имели 21 686 орудий и минометов (без 50-мм минометов), 518 установок реактивной артиллерии, 3489 танков и САУ227.

Большое количество вооружения в войсках фронтов, действовавших на Курской дуге, и напряженность боевых действий в планируемых наступательных операциях потребовали увеличения подачи им боеприпасов. В течение апреля — июня 1943 г. Центральному, Воронежскому и Брянскому фронтам было подано свыше 4,2 млн. снарядов и мин, около 300 млн. боеприпасов стрелкового оружия и почти 2 млн. ручных гранат (свыше 4 тыс. вагонов). К началу оборонительного сражения фронты были обеспечены: 76-мм выстрелами — 2,7–4,3 боекомплекта; 122-мм гаубичными выстрелами — 2,4–3,4; 120-мм минами — 2,4–4; боеприпасами крупных калибров — 3–5 боекомплектов228. Кроме того, в ходе Курской битвы названным фронтам было подано с центральных баз и складов 4781 вагон (свыше 119 полновесных поездов) различных видов боеприпасов. Среднесуточная подача их Центральному фронту составляла 51 вагон, Воронежскому — 72 вагона и Брянскому — 31 вагон229.

Расход боеприпасов в битве под Курском был особенно велик. Только за период 5—12 июля 1943 г. войска Центрального фронта, отражая ожесточенные танковые атаки противника, израсходовали 1083 вагона боеприпасов (135 вагонов в сутки). Основная часть падает на 13-ю армию, которая за восемь суток израсходовала 817 вагонов боеприпасов, или 100 вагонов в сутки. Всего за 50 суток Курской битвы тремя фронтами было израсходовано около 10 640 вагонов боеприпасов (не считая реактивных снарядов), в том числе 733 вагона патронов к стрелковому оружию, 70 вагонов патронов к противотанковым ружьям, 234 вагона ручных гранат, 3369 вагонов мин, 276 вагонов выстрелов зенитной артиллерии и 5950 вагонов выстрелов наземной артиллерии230.

Артиллерийским снабжением в битве под Курском руководили начальники службы артиллерийского снабжения фронтов: Центрального — инженер-полковник В. И. Шебанин, Воронежского — полковник Т. М. Москаленко, Брянского — полковник М. В. Кузнецов.

В третьем периоде войны обеспечение войск фронтов вооружением и боеприпасами значительно улучшилось. Уже к началу этого периода советская военная промышленность могла бесперебойно снабжать ими войска действующей армии и новые воинские формирования Ставки Верховного Главнокомандования. На базах и складах ГАУ были созданы значительные запасы орудий, минометов и особенно стрелкового вооружения. В связи с этим в 1944 г. производство стрелкового оружия и орудий наземной артиллерии несколько сократилось. Если в 1943 г. военная промышленность поставила Советской Армии 130,3 тыс. орудий, то в 1944 г. — 122,5 тыс. Сократились поставки и реактивных установок (с 3330 в 1943 г. до 2564 в 1944 г.). За счет этого продолжало расти производство танков и самоходных орудий (29 тыс. в 1944 г. против 24 тыс. в 1943 г.).

Вместе с тем обеспечение войск действующей армии боеприпасами продолжало оставаться напряженным, особенно снарядами калибра 122 мм и выше, в связи с их большим расходом. Общие запасы этих боеприпасов снизились: по 122-мм выстрелам — на 670 тыс., по 152-мм снарядам — на 1,2 млн. и по 203-мм снарядам — на 172 тыс.231

Политбюро ЦК ВКП(б), Государственный Комитет Обороны, рассмотрев положение, сложившееся с производством остродефицитных снарядов накануне решающих наступательных операций, поставили перед военной промышленностью задачу коренного пересмотра производственных программ на 1944 год в сторону резкого увеличения выпуска всех видов боеприпасов, и особенно дефицитных.

По решению Политбюро ЦК ВКП(б) и ГКО производство боеприпасов в 1944 г. было значительно увеличено по сравнению с 1943 г.: особенно 122-мм и 152-мм снарядов, 76-мм — на 3 064 тыс. (9 процентов), М-13 — на 385,5 тыс. (19 процентов) и снарядов М-31 — на 15,2 тыс. (4 процента)232. Это позволило обеспечить войска фронтов всеми видами боеприпасов в наступательных операциях третьего периода войны.

Накануне Корсунь-Шевченковской наступательной операции 1-й и 2-й Украинские фронты имели около 50 тыс. орудий и минометов, 2 млн. винтовок и автоматов, 10 тыс. пулеметов233, 12,2 млн. снарядов и мин, 700 млн. боеприпасов к стрелковому оружию и 5 млн. ручных гранат, что составляло 1–2 фронтовых боекомплекта. В ходе операции этим фронтам было подано более 1300 вагонов всех видов боеприпасов234. Перебоев в снабжении ими не было. Однако из-за начавшейся ранней весенней распутицы на военно-автомобильных дорогах и войсковых путях подвоза движение автомобильного транспорта стало невозможным, и фронты стали испытывать большие трудности в подвозе боеприпасов войскам и на огневые позиции артиллерии. Приходилось использовать тракторы, а в ряде случаев привлекать на непроезжих участках дорог солдат и местное население для подноса снарядов, патронов, гранат. Для доставки боеприпасов на передний край использовалась также транспортная авиация.

Для обеспечения боеприпасами танковых соединений 1-го Украинского фронта, наступавших в оперативной глубине обороны противника, использовались самолеты По-2. 7 и 8 февраля 1944 г. с аэродрома Фурсы они доставили в населенные пункты Баранье Поле и Дружинцы 4,5 млн. патронов, 5,5 тыс. ручных гранат, 15 тыс. 82- и 120-мм мин и 10 тыс. 76- и 122-мм снарядов. Ежедневно 80–85 самолетов доставляли танковым частям боеприпасы, делая по три-четыре рейса в сутки. Всего самолетами наступавшим войскам 1-го Украинского фронта было доставлено свыше 400 т боеприпасов235.

Несмотря на большие трудности с подвозом, подразделения, части и соединения, участвовавшие в Корсунь-Шевченковской операции, были полностью обеспечены боеприпасами. К тому же расход их в этой операции был сравнительно небольшим. Всего войска двух фронтов израсходовали лишь около 5,6 млн. выстрелов, в том числе 400 тыс. снарядов зенитной артиллерии, 2,6 млн. снарядов наземной артиллерии и 2,56 млн. мин.

Обеспечением войск боеприпасами и вооружением руководили начальники артиллерийского снабжения фронтов: 1-го Украинского — генерал-майор артиллерии Н. Е. Манжурин, 2-го Украинского — генерал-майор артиллерии П. А. Рожков.

Огромное количество вооружения и боеприпасов потребовалось в период подготовки и проведения Белорусской наступательной операции, одной из крупнейших стратегических операций Великой Отечественной войны. Для полного укомплектования вооружением войск 1-го Прибалтийского, 3, 2 и 1-го Белорусских фронтов, принимавших в ней участие, в мае — июле 1944 г. было подано: 6370 орудий и минометов, свыше 10 тыс. пулеметов и 260 тыс. винтовок и автоматов236. К началу операции фронты имели 2–2,5 боекомплекта к стрелковому оружию, 2,5–5 боекомплектов мин, 2,5–4 боекомплекта зенитных выстрелов, 3–4 боекомплекта 76-мм снарядов, 2,5–5,3 боекомплекта 122-мм гаубичных снарядов, 3,0–8,3 боекомплекта 152-мм снарядов.

Такой высокой обеспеченности боеприпасами войск фронтов еще не было ни в одной из ранее проведенных наступательных операций стратегического масштаба. Для отгрузки вооружения и боеприпасов фронтам базы, склады и арсеналы НКО работали с максимальной нагрузкой. Личный состав всех звеньев тыла, работники железнодорожного транспорта делали все от них зависящее, чтобы своевременно доставить войскам вооружение и боеприпасы.

Однако в ходе Белорусской операции вследствие быстрого отрыва войск от баз, а также из-за недостаточно высоких темпов восстановления сильно разрушенных противником железнодорожных коммуникаций снабжение фронтов боеприпасами нередко осложнялось. Автомобильный транспорт работал с большим напряжением, но не мог один справиться с огромным объемом подвоза в оперативном и войсковом тылу.

Даже сравнительно частое выдвижение вперед головных отделений фронтовых и армейских артиллерийских складов не решало задачи своевременной доставки боеприпасов войскам, наступавшим в лесисто-болотистой местности, в условиях бездорожья. Отрицательно сказывалась также разбросанность запасов боеприпасов вдоль линии фронта и в глубину. Например, два склада 5-й армии 3-го Белорусского фронта на 1 августа 1944 г. размещались в шести пунктах на расстоянии от 60 до 650 км от линии фронта. Аналогичное положение было в ряде армий 2-го и 1-го Белорусских фронтов. Наступавшие части и соединения не могли поднять все запасы боеприпасов, накопленные в них при подготовке операции. Военные советы фронтов и армий вынуждены были выделять большое количество автомобильного транспорта для сбора и подвоза войскам оставшихся в тылу боеприпасов. Например, Военный совет 3-го Белорусского фронта выделил для этой цели 150 автомобилей, а начальник тыла 50-й армии 2-го Белорусского фронта — 60 автомашин и рабочую роту в составе 120 человек. На 2-м Белорусском фронте в районах Кричева и Могилева к концу июля 1944 г. запасы боеприпасов находились в 85 пунктах, а на исходных позициях войск 1-го Белорусского фронта — в 100. Командование вынуждено было перебрасывать их самолетами237. Оставление боеприпасов на исходных рубежах, огневых позициях артиллерии и в пути продвижения частей и соединений привело к тому, что войска начали испытывать недостаток в них, хотя на учете во фронтах и армиях имелось достаточное количество боеприпасов.

Общий расход боеприпасов всех калибров в ходе Белорусской стратегической наступательной операции был значительным. Но если исходить из большого наличия вооружения, то он был в целом сравнительно невелик. В ходе операции было израсходовано 270 млн. (460 вагонов) боеприпасов к стрелковому оружию, 2 832 тыс. (1700 вагонов) мин, 478 тыс. (115 вагонов) выстрелов зенитной артиллерии, около 3434,6 тыс. (3656 вагонов) выстрелов наземной артиллерии238.

Снабжением войск боеприпасами в ходе Белорусской наступательной операции руководили начальники артиллерийского снабжения фронтов: 1-го Прибалтийского — генерал-майор артиллерии А. П. Байков, 3-го Белорусского — генерал-майор инженерно-технической службы А. С. Волков, 2-го Белорусского — инженер-полковник Е. Н. Иванов и 1-го Белорусского — генерал-майор инженерно-технической службы В. И. Шебанин.

Значительным был также расход боеприпасов в Львовско-Сандомирской и Брестско-Люблинской наступательных операциях. За июль и август 1-й Украинский фронт израсходовал 4706 вагонов, а 1-й Белорусский фронт — 2372 вагона боеприпасов. Как и в Белорусской операции, подвоз боеприпасов был сопряжен с серьезными трудностями из-за высоких темпов наступления войск и большого отрыва их от артиллерийских складов фронтов и армий, плохих дорожных условий и большого объема подвоза, который лег на плечи автомобильного транспорта.

Аналогичное положение сложилось во 2-м и 3-м Украинских фронтах, участвовавших в Ясско-Кишиневской операции. Перед началом наступления непосредственно в войсках было сосредоточено от двух до трех боекомплектов боеприпасов. Но в ходе прорыва обороны противника они не были полностью израсходованы. Войска быстро продвигались вперед и взяли с собой лишь те боеприпасы, которые мог поднять их автомобильный транспорт. Значительное количество боеприпасов осталось на дивизионных складах на правом и левом берегах Днестра. Из-за большой растянутости войсковых путей подвоз их прекратился через двое суток, и через пять-шесть дней после начала наступления войска начали испытывать большую нужду в боеприпасах, несмотря на небольшой их расход. После решительного вмешательства военных советов и органов тыла фронтов были мобилизованы все автотранспортные средства, и в скором времени положение удалось выправить. Это позволило успешно завершить Ясско-Кишиневскую операцию.

В ходе наступательных операций 1945 г. особых затруднений в обеспечении войск вооружением и боеприпасами не было. Общие запасы боеприпасов на 1 января 1945 г. против 1944 г. увеличились: по минам — на 54 процента, по выстрелам зенитной артиллерии — на 35, по выстрелам наземной артиллерии — на 11 процентов239. Таким образом, в завершающем периоде войны Советского Союза с фашистской Германией были не только полностью обеспечены потребности войск действующей армии, но и удалось создать дополнительные запасы боеприпасов на фронтовых и армейских складах 1-го и 2-го Дальневосточных и Забайкальского фронтов.

Начало 1945 года ознаменовалось двумя крупными наступательными операциями — Восточно-Прусской и Висло-Одерской. В период их подготовки войска были полностью обеспечены вооружением и боеприпасами. Не представлял серьезных трудностей и их подвоз в ходе операций ввиду наличия хорошо развитой сети железных и шоссейных дорог.

Восточно-Прусская операция, длившаяся около трех месяцев, отличалась самым большим расходом боеприпасов за всю Великую Отечественную войну. В ходе ее войска 2-го и 3-го Белорусских фронтов израсходовали 15 038 вагонов боеприпасов (в Висло-Одерской операции 5382 вагона).

После успешного завершения Висло-Одерской наступательной операции наши войска вышли на рубеж р. Одер (Одра) и начали готовиться к штурму главной цитадели нацизма — Берлина. По степени оснащенности войск 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов боевой техникой и вооружением Берлинская наступательная операция превосходит все наступательные операции Великой Отечественной войны. Советский тыл и собственно Тыл Вооруженных Сил хорошо обеспечили войска всем необходимым для нанесения последнего сокрушительного удара по фашистской Германии. При подготовке операции 1-му Белорусскому и 1-му Украинскому фронтам было отправлено свыше 2 тыс. орудий и минометов, почти 11 млн. снарядов и мин, свыше 292,3 млн. патронов и около 1,5 млн. ручных гранат. К началу операции они имели свыше 2 млн. винтовок и автоматов, свыше 76 тыс. пулеметов и 48 тыс. орудий и минометов240. В ходе Берлинской операции (с 16 апреля по 8 мая) 1945 г. фронтам было подано 7,2 млн. (5924 вагона) снарядов и мин, что (с учетом запасов) полностью обеспечивало расход и позволило создать необходимый резерв их к концу операции.

В заключительной операции Великой Отечественной войны израсходовано свыше 10 млн. снарядов и мин, 392 млн. патронов и почти 3 млн. ручных гранат — всего 9715 вагонов боеприпасов. Кроме того, было израсходовано 241,7 тыс. (1920 вагонов) реактивных снарядов241. Боеприпасы при подготовке и в ходе операции подвозились по железным дорогам союзной и западноевропейской колеи, а отсюда в войска — фронтовым и армейским автомобильным транспортом. На стыках железных дорог союзной и западноевропейской колеи широко практиковалась перевалка боеприпасов в районах специально созданных перевалочных баз. Это была довольно трудоемкая и сложная работа.

В целом подача боеприпасов войскам фронтов в 1945 г. значительно превысила уровень прошлых лет Великой Отечественной войны. Если в четвертом квартале 1944 г. на фронты поступило 31 736 вагонов боеприпасов (793 поезда), то за четыре месяца 1945 г. — 44 041 вагон (1101 поезд). К этой цифре надо прибавить и подачу боеприпасов войскам ПВО страны, а также частям морской пехоты. С учетом ее общее количество боеприпасов, отправленных с центральных баз и складов войскам действующей армии за четыре месяца 1945 г., составило 1327 поездов242.

Отечественная военная промышленность и органы тыла Советской Армии успешно справились с задачей снабжения войск фронтов и новых формирований вооружением и боеприпасами в минувшей войне.

Действующая армия израсходовала в ходе войны свыше 10 млн. т боеприпасов. Как известно, военная промышленность поставляла на артиллерийские базы отдельные элементы выстрелов. Всего за войну поставлено около 500 тыс. вагонов этих элементов, которые собирались в готовые снаряды и отправлялись на фронты. Эту колоссальную по объему и сложную работу выполняли на артиллерийских базах ГАУ в основном женщины, старики и подростки. Они стояли у конвейеров по 16–18 часов в сутки, по нескольку дней не выходили из цехов, принимали пищу и отдыхали тут же, у станков. Их героический, самоотверженный труд в годы войны никогда не забудет благодарное социалистическое Отечество.

Подводя итоги работы службы артиллерийского снабжения Советской Армии в годы минувшей войны, следует еще раз подчеркнуть, что основой данного вида материального обеспечения Вооруженных Сил являлась промышленность, которая в годы войны поставила действующей армии несколько миллионов единиц стрелкового оружия, сотни тысяч орудий и минометов, сотни миллионов снарядов и мин, десятки миллиардов патронов. Наряду с неуклонным ростом массового производства вооружения и боеприпасов был создан целый ряд качественно новых образцов наземной и зенитной артиллерии, разработаны новые образцы стрелкового вооружения, а также подкалиберные и кумулятивные снаряды. Все это вооружение успешно применялось советскими войсками в операциях Великой Отечественной войны.

Что касается импорта вооружения, то он был очень незначительным и, по существу, не оказал большого влияния на оснащение советских войск. Кроме того, импортное вооружение по своим тактико-техническим данным уступало советскому вооружению. Полученные по импорту в третьем периоде войны несколько комплексов зенитной артиллерии только частично были использованы в войсках ПВО, а 40-мм зенитные пушки так и остались на базах ГАУ до конца войны.

Хорошее качество вооружения и боеприпасов, поставляемых отечественной военной промышленностью Советской Армии в годы войны, в значительной степени обеспечивалось широкой сетью военпредов (военной приемкой) ГАУ. Немаловажное значение в своевременном снабжении войск действующей армии вооружением и боеприпасами имело и то обстоятельство, что оно основывалось на строго плановом производстве и обеспечении. Налаживая с 1942 г. систему учета и отчетности вооружения и боеприпасов в войсках, армиях и во фронтах, а также планирование подачи их фронтам, служба артиллерийского снабжения непрерывно улучшала и совершенствовала организационные формы, методы и способы работы по обеспечению войск действующей армии. Жесткая централизация руководства сверху донизу, тесное и непрерывное взаимодействие службы артиллерийского снабжения центра, фронтов и армий, соединений и частей с другими службами тыла, и особенно со штабами тыла и службой военных сообщений, напряженная работа всех видов транспорта позволили обеспечить войска фронтов и новых формирований Ставки Верховного Главнокомандования вооружением и боеприпасами. В Главном артиллерийском управлении, работавшем под непосредственным руководством Государственного Комитета Обороны и Ставки Верховного Главнокомандования, сложилась стройная система планомерного и целенаправленного обеспечения войск вооружением и боеприпасами, соответствующая характеру войны, ее размаху и способам ведения боевых действий. Эта система целиком и полностью оправдала себя в течение всей войны. Бесперебойное обеспечение действующей армии вооружением и боеприпасами было достигнуто благодаря огромной организаторской и творческой деятельности Коммунистической партии и ее Центрального Комитета, Советского правительства, Ставки Верховного Главнокомандования, четкой работе Госплана СССР, работников оборонных наркоматов и всех звеньев тыла Советской Армии, самоотверженному и героическому труду рабочего класса.

Личный состав органов тыла достойно выполнил свой долг перед Родиной».

Тыл Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне

Cм. также

Создание материально-технической базы для советских вооруженных сил

Состояние тыла советской армии к началу войны

Тыл Советской Армии в первом периоде войны

Тыл Советской Армии во втором периоде войны



Другие новости и статьи

« М.В. Ломоносов о Родине

Кузык Борис Николаевич »

Запись создана: Вторник, 9 Октябрь 2018 в 17:04 и находится в рубриках Вторая мировая война.

Метки: , , , , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы