Снабжение продовольствием и фуражом в годы Великой Отечественной войны



Снабжение продовольствием и фуражом в годы Великой Отечественной войны

oboznik.ru - Снабжение продовольствием и фуражом в годы Великой Отечественной войны

Бесперебойное снабжение армии продовольствием, организация своевременного и качественного питания личного состава войск были всегда предметом неустанной заботы Коммунистической партии и Советского правительства. Особое внимание этим вопросам уделялось в период Великой Отечественной Войны, так как от своевременного и полного удовлетворения войск продовольствием во многом зависела боеспособность армии, авиации и флота, сражавшихся с врагом.

Неблагоприятно сложившаяся обстановка в начальный период Великой Отечественной войны поставила продовольственное снабжение страны и Вооруженных Сил в очень тяжелые условия. В связи с вынужденным отступлением наших войск государство лишилось крупных запасов продовольствия на складах, оказавшихся в оккупированных районах. Из западных приграничных областей не удалось вывезти свыше 70 процентов мобилизационных запасов. Только частично они были обращены на текущее снабжение войск.

Продовольственная проблема обострилась и в связи с мобилизацией из сельского хозяйства большей части работоспособного мужского населения и техники. Это привело к значительному уменьшению в стране валового сбора сельскохозяйственных культур. Так, в 1942 г. валовой сбор зерна сократился по сравнению с 1940 г. с 95,6 млн. до 29,6 млн. т, сахарной свеклы — с 18 млн. до 2,2 млн. т, картофеля — с 76,1 млн. до 23,6 млн. т247.

Огромный ущерб нанесли немецко-фашистские оккупанты пищевой промышленности. Свыше 50 процентов предприятий Наркомата пищепрома СССР оказались на оккупированной территории. Особенно пострадали сахарная, маслобойная, консервная и табачная отрасли промышленности. Из 210 сахарных заводов, имевшихся в стране, 196 были полностью или частично разрушены. Выпуск сахара в 1942 г. уменьшился по сравнению с довоенным уровнем в 29 раз248.

Потребовалась огромная организаторская работа Коммунистической партии и Советского правительства, величайшее напряжение сил тружеников деревни, всего советского народа, чтобы возместить потери продовольственных ресурсов и обеспечить бесперебойное снабжение армии и многомиллионного населения городов продовольствием в ходе войны.

Необходимо было значительно расширить посевы зерновых и технических культур в Поволжье, на Южном Урале, в Сибири, Казахстане, Средней Азии и Закавказье. Вся тяжесть решения продовольственной проблемы легла в основном на эти районы, где развернулось строительство пищевых предприятий на базе оборудования, вывезенного из временно оккупированных районов. Это позволило значительно увеличить производство специальных продуктов для армии. Так, выпуск пищевых концентратов во втором полугодии 1941 г. увеличился более чем на 50 процентов по сравнению с первым полугодием этого же года. В 1942 г. их было выработано для армии около 160 тыс. т (свыше 18 млн. сутодач)249.

Большое значение для бесперебойного снабжения населения и армии продовольствием имели мероприятия по строжайшему учету и распределению наличных продовольственных ресурсов. В 1941–1942 гг. на централизованном государственном продовольственном снабжении находилось около 77 млн. человек гражданского населения, военнослужащие, а на фуражном довольствии — свыше 1,2 млн. лошадей250.

Советское государство в ходе войны сосредоточило в своих руках основную массу товарного хлеба, организовало строгий учет и правильное распределение продовольствия.

Для организации и осуществления бесперебойного снабжения продовольствием городского населения, и в первую очередь рабочих ведущих отраслей народного хозяйства, обеспечивающих фронт боевой техникой, вооружением, боеприпасами, горючим и другими материальными средствами, был осуществлен переход к государственному нормированию продажи продовольственных товаров по карточкам. Население, снабжавшееся продовольствием по городским нормам, исчислялось десятками миллионов человек. Кроме того, значительная часть гражданского населения снабжалась продовольствием без карточек (по спискам, заборным книжкам и т.п.).

Введение строгой карточной системы снабжения с началом войны обеспечило планомерное распределение и экономное расходование продовольственных ресурсов страны. Нормирование продовольственного снабжения предусматривало более высокий уровень потребления рабочими в решающих для фронта сферах народного хозяйства (в военной и основных отраслях тяжелой промышленности, на железнодорожном транспорте).

Обеспечение продовольствием войск действующей армии с самого начала войны осуществлялось при повседневной помощи Политбюро ЦК ВКП(б), Государственного Комитета Обороны и Совета Народных Комиссаров СССР. Еще 1 июля 1941 г. СНК СССР образовал Комитет продовольственного и вещевого снабжения Советской Армии под председательством первого заместителя Председателя СНК СССР А. И. Микояна. Рабочим органом по контролю за снабжением фронтов продовольствием и фуражом была специальная группа в составе В. М. Коляскина, А. Л. Черняка, А. Н. Морозова и других. Руководство этой и другими отраслевыми группами осуществлял заместитель управляющего делами СНК СССР М. С. Смиртюков.

Все вопросы по выделению фондов, оформлению отпуска продовольствия НКО из запасов государственных резервов, рассмотрение планов снабжения Советской Армии продовольствием, подготовка необходимых проектов решения ЦК ВКП(б) и СНК СССР производились указанной группой, работавшей в тесном контакте с руководством тыла и службой продовольственного снабжения Советской Армии.

В первые месяцы войны ЦК ВКП(б) и СНК СССР почти ежедневно рассматривали вопросы обеспечения армии продовольствием и фуражом. Только с 22 июня по 1 сентября 1941 г. Совет Народных Комиссаров отдал распоряжения по следующим вопросам: использование для снабжения Советской Армии эвакуированного скота и организация для его переработки передвижных скотоубойных пунктов; создание гуртов скота на 45-дневную потребность всех фронтов; изготовление упрощенных походных кухонь, пищевых котлов и запасных частей к полевым хлебозаводам; передача ряда гражданских складов для организации центральных продовольственных складов и баз НКО и др.251

С началом войны в распоряжение органов продовольственной службы было передано 11 баз госрезерва с запасами продовольствия, оборудованием, личным составом общей емкостью 43 тыс. вагонов. Кроме того, в июле 1941 г. в распоряжение Управления продовольственного снабжения (Упродснаб) Советской Армии было передано 7 баз Наркомата заготовок СССР для создания центральных продовольственных баз.

Стационарные продовольственные склады приграничных военных округов были переданы действующим фронтам, где они выполняли функции фронтовых и армейских складов. Однако громоздкость стационарных складов, отсутствие необходимого оборудования для развертывания их в полевых условиях, а также недостаточная подготовка личного состава вызвали определенные неполадки в работе этих складов в первые месяцы войны. В последующем личный состав продовольственных складов приобрел необходимый опыт организации работы в полевых условиях и бесперебойно обеспечивал войска продуктами питания во всех периодах войны. К январю 1942 г. на базе некоторых окружных складов было дополнительно создано 14 центральных продовольственных складов.

Продовольственное обеспечение войск фронтов в период стратегической обороны в основном базировалось на использовании разбронированных мобилизационных запасов на базах госрезерва, Наркомзага и созданных к началу войны запасов на продовольственных складах приграничных военных округов. Использование этих запасов позволило обеспечивать действующую армию продовольствием на месте, без подвоза его из глубины страны. Обеспеченность армий и фронтов продовольствием в первые месяцы войны была высокой. Непосредственно в войсках имелось 4–5 сутодач продовольствия. Централизованный подвоз его фронтам летом 1941 г. носил эпизодический характер. В этот период войны основное внимание уделялось не подвозу фронтам продовольствия, а своевременной эвакуации его из тыловых районов армий и фронтов в глубь страны.

Эвакуация запасов продовольствия производилась силами войск и местных гражданских организаций под руководством органов службы продовольственного снабжения армий и фронтов, при участии специальных уполномоченных Упродснаба Советской Армии.

Вынужденный отход Советской Армии в глубь страны тяжело отразился на обеспечении войск техническими средствами службы продовольственного снабжения. Только за два первых месяца войны боевые потери походных кухонь составили 7740 штук, печей ПАХ — 140, хлебопечей Пейера — 250, 12-литровых термосов — 3700 штук252. Этого хватило бы на укомплектование ста стрелковых дивизий. Положение со снабжением войск указанными средствами осложнялось еще и тем, что в распоряжении Управления продовольственного снабжения в это время почти не было запасов техники.

Чтобы выправить создавшееся положение и в какой-то мере обеспечить новые формирования техническими средствами, Упродснабом был проведен ряд мероприятий. Трехкотельные кухни стали выдаваться войскам из расчета на 300 человек вместо 180, что позволило сократить на 30–40 процентов количество походных кухонь в стрелковых и танковых дивизиях. Было организовано массовое переоборудование под кухни походных наливных кипятильников, которых во внутренних округах имелось свыше 18 тысяч. Войскам были переданы все походные кухни из академий, училищ, тыловых и других частей и учреждений.

Опыт первых месяцев боевых действий показал, что полевой автохлебозавод с печами ПАХ был слишком громоздким, тяжелым и малопригодным для войскового звена. В связи с этим ПАХ изъяли из дивизий, а вместо них в штат ввели полевые подвижные хлебопекарни с печами Пейера. Для организации и осуществления хлебопечения в войсках начали широко применяться напольные и земляные печи, максимально использовались местные хлебопекарни. Наконец, была предпринята срочная переброска походных кухонь и автохлебозаводов с Дальнего Востока. Проведение всех этих мероприятий летом 1941 г. несколько облегчило обеспечение войск действующей армии и новых формирований техническими средствами службы продовольственного снабжения.

По решению Советского правительства Управление продовольственного снабжения Советской Армии разработало новые нормы продовольственного снабжения на военное время, которые ГКО утвердил 20 сентября 1941 г. Всего было утверждено 14 продовольственных норм, по которым начали снабжаться войска Советской Армии. Аналогичные изменения в нормах довольствия были осуществлены и в Военно-Морском Флоте.

Пищевая ценность основных продовольственных пайков для Советской Армии, утвержденных ГКО, показана в табл. 21253.

Таблица 21

Паек Состав, в г Калорийность
белки жиры углеводы
Боевых частей 103 67 587 3450
Тыла действующей армии 84 56 508 2954
Строевых и запасных частей, не входящих в состав действующей армии 87 48 489 2822
Караульных частей и тыловых учреждений 80 48 458 2659
Летных частей действующей армии 171 125 694 4712
Госпитальный 91 69 543 3243
Военных училищ 101 70 562 3370

В новых дифференцированных нормах продовольственного снабжения войск и их тыла ярко выражалась забота Коммунистической партии и Советского правительства в первую очередь о тех воинах, которые переносили наибольшие тяготы и лишения боевой жизни при защите нашей социалистической Родины. Эти нормы оказались устойчивыми на протяжении всей войны. Они увеличивались и качественно улучшались.

Вместе с новыми нормами довольствия была введена и таблица замены одних продуктов другими. Она могла производиться в том случае, когда основного продукта, положенного по нормам снабжения, не было на продовольственных складах частей, соединений и армий. Замена одних продуктов питания другими позволяла лучше маневрировать имевшимися запасами продовольствия, способствовала бесперебойному снабжению войск.

В сентябре 1941 г. Государственный Комитет Обороны принял постановление о новом порядке назначения фондов и отпуска продовольствия войскам фронтов, в соответствии с которым отпуск по штатной численности личного состава был отменен и введен отпуск по списочной численности, но не более количества пайков, установленных Государственным Комитетом Обороны.

В конце сентября 1941 г. осуществился переход к месячному планированию снабжения Советской Армии продовольствием, были установлены размеры запасов, подлежащих содержанию в войсках: для Карельского фронта — на 30 суток, для Ленинградского фронта — на 20 суток, для остальных фронтов и отдельных армий — на 15 суток. Но, как показала практика, эти запасы не обеспечивали бесперебойное снабжение войск. Поэтому в октябре 1941 г. было принято новое решение — об увеличении запасов до 20 суток на осенне-зимний период для тех фронтов, которым был ранее установлен размер запасов на 15 суток. Но и эта мера оказалась недостаточной для бесперебойного обеспечения войск фронтов в ходе наступательных операций. Учитывая большую растяжку железнодорожных и автомобильных коммуникаций, было принято в 1943 г. решение о повышении запасов продовольствия для всех фронтов на 30 суток, а для Карельского фронта — на 40 суток. Эти запасы, как нормативы для планирования снабжения продовольствием действующих фронтов, были сохранены до окончания войны.

Большую работу проделала служба продовольственного снабжения по укомплектованию своих органов личным составом. Из-за недостатка подготовленных кадров выполнение этой задачи было сопряжено с большими трудностями. Резко возросшая потребность в кадрах интендантской службы не покрывалась призывом в армию командного состава и младших специалистов запаса. По составленному в июле 1941 г. расчету Советской Армии требовалось начальников продовольственной службы частей и соединений около 1000, заведующих делопроизводством продовольственного снабжения и старших поваров — свыше 5000. В целях подготовки такого количества специалистов летом 1941 г. была значительно расширена сеть специальных военно-учебных заведений. Кроме имевшихся Военно-хозяйственной академии, трех интендантских училищ, двух курсов поваров-инструкторов и двенадцати окружных интендантских курсов были сформированы интендантские курсы при фронтах, а несколько позднее — Центральные курсы усовершенствования начальствующего состава продовольственной службы.

Особенно трудные условия снабжения войск действующей армии продовольствием и фуражом сложились зимой 1941/42 г., и прежде всего в битве под Москвой. Ее начало по времени совпало с продолжавшимся перемещением производительных сил и мобилизационных запасов продовольствия из угрожаемых районов на восток. Многие фабрики и заводы пищевой промышленности находились на колесах. Производственные мощности пищевой промышленности резко сократились, уменьшились запасы продовольствия и фуража на базах Управления государственных резервов и складах НКО, а также запасы сельскохозяйственного сырья на предприятиях пищевой промышленности.

Большую работу по обеспечению войск продовольствием и фуражом проделала в этот период служба продовольственного снабжения центра, фронтов и армий. В частности, для обеспечения продовольствием группировки советских войск под Москвой имелись коммерческие ресурсы продовольственных товаров, а также запасы продовольствия на базах государственных материальных резервов, центральных продовольственных складах Упродснаба Советской Армии и Московского военного округа. Задача состояла в том, чтобы объединить в одних руках распределение ресурсов в интересах обеспечения войск фронтов, защищавших Москву. Ее выполняла специальная оперативная группа Управления продовольственного снабжения Советской Армии во главе с генералом В. Ф. Белоусовым, находившаяся в Москве. Она управляла снабжением войск Западного, Резервного, Калининского, Брянского и других фронтов продовольствием и фуражом. Управление продовольственного снабжения Советской Армии в связи со сложившейся обстановкой под Москвой взяло на себя функции обеспечения продовольствием и фуражом некоторых резервных армий.

Ресурсы продовольствия и фуража, которыми располагал Западный фронт к началу первого гитлеровского наступления на Москву, с учетом планируемого Упродснабом Советской Армии централизованного завоза, полностью обеспечивали потребность этого фронта в текущем довольствии в октябре и создание не менее 15 суточных дач переходящих запасов. Кроме этих ресурсов во фронтовом тылу, на окружных и центральных складах имелись значительные запасы продовольствия, которые по плану Упродснаба Советской Армии предназначались для покрытия потребности войск Западного и Резервного фронтов.

Однако начавшееся наступление противника на Москву внесло существенные коррективы в этот план. В связи с отходом наших войск на новые оборонительные рубежи часть запасов продовольствия и фуража не удалось использовать в некоторых армиях Западного фронта. Поэтому возникли большие затруднения в обеспечении их продовольствием. Кроме того, значительную часть запасов продовольствия не удалось вывезти. Они были уничтожены, а в ряде случаев даже оставлены в пунктах прежнего размещения. В результате ресурсы продовольствия на Западном фронте резко уменьшились, что создало дополнительные, непредвиденные трудности в снабжении войск. Обеспеченность Западного фронта основными продуктами питания на 5 ноября 1941 г. составляла: муки и сухарей — 10 суточных дач, крупы разной — 23, мяса и рыбы — 3,5, жиров — 8, сахара — 15, соли и махорки — по 12 суточных дач.

Значительно хуже обстояло дело с обеспеченностью продовольствием некоторых армий этого фронта. Например, 5-я армия имела обеспеченность по муке всего лишь на четверо суток, крупе — на трое, сахару — на четверо, соли — на одни и махорки — на двое суток. Обеспеченность продовольствием 16-й армии была примерно в таких же пределах.

Практика работы продовольственного отдела Западного фронта потребовала более гибкого и оперативного планирования подачи продовольствия и фуража в армии. С этой целью начальник тыла Западного фронта генерал В. П. Виноградов в ноябре 1941 г. установил пятидневное планирование подвоза продовольствия и фуража армиям, что улучшило распределение ресурсов и маневр запасами. Перейдя на пятидневное планирование снабжения армий продовольствием и фуражом, служба продовольственного снабжения фронта добилась заметных сдвигов в улучшении обеспечения войск продуктами питания. Но опыт планирования снабжения продовольствием армий Западного фронта в тот период не получил дальнейшего развития. Это объяснялось тем, что условия снабжения войск Западного фронта были весьма специфичными. Они заметно отличались от условий снабжения продовольствием войск других фронтов. Близость Москвы и центральных складов НКО, развитая сеть путей сообщения, хорошие линии связи и другие факторы позволяли продовольственному отделу Западного фронта перейти к пятидневному планированию снабжения армий продовольствием и фуражом.

Большое внимание со стороны командования и работников продовольственной службы Западного фронта в период оборонительного сражения под Москвой занимали вопросы организации и осуществления питания, и прежде всего доставки горячей пищи на передний край. Военный совет фронта потребовал, чтобы личный состав войск, находящийся на переднем крае обороны, обеспечивался горячей пищей не менее двух раз в сутки. Основные трудности в приготовлении и доставке горячей пищи личному составу оборонявшихся войск состояли в том, что у них не хватало походных кухонь, кипятильников, термосов и котелков. Военный совет Западного фронта докладывал 17 ноября 1941 г. начальнику Тыла Советской Армии генералу А. В. Хрулеву, что боевые соединения фронта обеспечены походными кухнями только на 30–40 процентов. К тому же имеющиеся в войсках походные кухни не были укомплектованы термосами254.

Принятые меры по изысканию на месте пищеварочных котлов, ведер, бидонов, а также по изготовлению очажных кухонь на предприятиях Серпухова, Малоярославца, Подольска и других городов в значительной мере облегчили положение. При недостатке термосов пища подносилась на линию фронта в бидонах и ведрах, обшитых теплыми чехлами. В отдельных случаях в окопах устраивали специальные ниши, где солдаты могли подогреть пищу, подносимую из батальонных кухонь.

Большую трудность в осенне-зимний период представляло обеспечение конского состава сеном. В составе Западного фронта действовали кавалерийские корпуса, которые часто совершали глубокие рейды по тылам противника в отрыве от баз снабжения. По расчетным данным, потребность фронта в сене на два месяца составляла 19 тыс. т. Местных ресурсов сена, по данным объединения Заготсено, имелось в тыловом районе фронта 32 750 т. Это обеспечивало фронт сеном по 14 января 1942 г. Кроме того, Упродснабом Советской Армии планировалось завезти фронту в октябре 9600 т комбикорма. Таким образом, обеспечение войск фронта сеном должно было бы осуществляться бесперебойно.

К сожалению, ни Упродснаб Советской Армии, ни областные конторы Заготсено не знали, насколько реальны возможности использования местных ресурсов сена для снабжения войск, на которые были выданы наряды фронту. Между тем сено в большинстве своем оказалось незапрессованным, разбросанным небольшими стогами на лугах, и уже во второй период оборонительного сражения под Москвой со снабжением войск фронта сеном возникли значительные затруднения.

В период контрнаступления под Москвой и общего наступления зимой 1942 г. продовольственной службе впервые пришлось столкнуться с организацией и проведением заготовок продовольствия и фуража из местных ресурсов в освобожденных от врага районах. Однако продовольственные отделы фронтов в этом деле допускали серьезные ошибки, они ориентировали армии и дивизии на довольствие войск продуктами питания только за счет подвоза их из глубины страны. Между тем на практике оказалось, что в местных колхозах, удаленных от дорог, сохранились значительные запасы зерна, картофеля, овощей и сена, а кое-где скота. Заготовка этих продуктов в ходе наступления позволила предотвратить перебои в снабжении в условиях суровой зимы и больших снежных заносов на путях подвоза.

Трудности с обеспечением войск продовольствием в этот период возникли и на северо-западном направлении, особенно для войск Ленинградского фронта. От органов тыла центра и Ленинградского фронта, в том числе и службы продовольственного снабжения, потребовались большие усилия для того, чтобы организовать и осуществить подвоз продовольственных ресурсов блокированному Ленинграду и его защитникам.

Кроме войск в осажденном врагом Ленинграде осталось около трех миллионов гражданского населения. К 12 сентября 1941 г., то есть ко времени прекращения подвоза продовольствия с Большой земли, в Ленинграде имелось: хлебного зерна и муки — на 35 суток, крупы и макарон — на 30, мяса и мясопродуктов — на 33, жиров — на 45, сахара и кондитерских изделий — на 60 суток255. Требовалась строжайшая экономия продовольствия, использование различных примесей и пищевых заменителей, а также вынужденное снижение норм довольствия. Нормы довольствуя для войск Ленинградского фронта снижались несколько раз. С 20 ноября 1941 г. по февраль 1942 г. суточный паек личного состава частей и соединений первой линии составлял 2593 калории, а в тыловых частях — 1605 калорий256. Войска первой линии получали в день 500 г хлеба и 125 г мяса, а тыловые части — соответственно 300 и 50 г. С 20 ноября 1941 г. рабочие получали 250 г суррогатного хлеба в сутки, а остальные — 125 г.

Тяжелейшие лишения и голод пришлось пережить защитникам города Ленина зимой 1941/42 г. Решающее значение в улучшении снабжения войск и населения города имел подвоз продовольствия по открытой ледовой трассе через Ладожское озеро. С 29 ноября 1941 г. по 21 апреля 1942 г. по Дороге жизни было перевезено 162 419 т продовольствия — 75 процентов общего количества перевезенных по ней грузов. Подвоз продовольствия по ледовой трассе дал возможность создать к весне 1942 г. для войск и населения города Ленина двухмесячные неприкосновенные запасы продовольствия и переходящие запасы в пределах 6–8 суток. В результате возросшего подвоза продовольствия в конце декабря 1941 г. была увеличена норма выдачи хлеба, а затем мяса личному составу войск Ленинградского фронта. С 8 февраля 1942 г. горячую пищу в войсках стали готовить регулярно три раза в сутки. Попытка немецко-фашистских захватчиков удушить голодом героических защитников Ленинграда провалилась.

Огромную работу по организации и осуществлению продовольственного снабжения войск Ленинградского фронта в этот период проделали начальник Тыла Советской Армии генерал А. В. Хрулев, начальник штаба Тыла генерал М. П. Мидовский, начальник Упродснаба генерал Д. В. Павлов — уполномоченный ГКО по снабжению Ленинграда продовольствием, начальник тыла, интендант и начальник продовольственного отдела Ленинградского фронта.

Рассматривая состояние продовольственного снабжения войск действующей армии в летне-осенний период 1941-го и зимой 1941/42 г., накопленный опыт, а также возникшие трудности в этом деле, следует отметить, что наряду с неимоверными трудностями экономического характера в этот период выявились и недочеты организационной структуры службы продовольственного снабжения: малочисленность ее аппарата, и особенно слабость заготовительных органов, для решения сложных задач в условиях военного времени, а также многоступенчатость в управлении службой.

24 января 1942 г. ГКО своим постановлением усилил органы продовольственного снабжения во всех звеньях тыла Советской Армии. В центре было организовано Главное управление продовольственного снабжения Советской Армии (ГУПС), непосредственно подчиненное заместителю Народного комиссара обороны СССР — начальнику Тыла Советской Армии. Возглавлял это управление до конца войны генерал-лейтенант интендантской службы Д. В. Павлов.

Одновременно с реорганизацией центрального аппарата были проведены организационные мероприятия во фронтах, армиях и внутренних военных округах. Продовольственные органы были реорганизованы во фронтах в управления продовольственного снабжения и в армиях — в продовольственные отделы с непосредственным подчинением начальникам тыла фронтов и армий, а по специальным вопросам — соответствующим органам продовольственного снабжения (по степени подчиненности).

Постановлением ГКО были персонально утверждены начальники управлений продовольственного снабжения всех десяти в то время существовавших фронтов: Ленинградского — П. И. Новоселов, Волховского — П. А. Носков, Карельского — А. Г. Лелюк, Калининского — С. С. Петров, Северо-Западного — Л. И. Журин, Западного — П. П. Захаров, Брянского — Н. К. Жижин, Юго-Западного — В. М. Нартов, Южного — Л. М. Кара-Мурза, Закавказского — Н. И. Кутузов. По сложившимся условиям В. М. Нартов не приступал к обязанностям на Юго-Западном фронте, оставаясь на ответственной работе интенданта Волховского фронта.

В конце января 1942 г. начальник Главупродснаба Советской Армии генерал Д. В. Павлов доложил Верховному Главнокомандующему И. В. Сталину о снабжении продовольствием населения Ленинграда и войск Ленинградского фронта, состоянии продовольственных ресурсов, снабжении войск продовольствием других фронтов. Верховный Главнокомандующий указал, что снабжение фронтов продовольствием и фуражом должно базироваться главным образом на текущее производство и заготовки из местных средств в тыловых районах фронтов и армий, а в ряде случае и в прифронтовой зоне. К использованию продовольствия из государственных резервов в интересах войск фронтов следует прибегать в исключительных случаях, когда исчерпаны все возможности получения продфуражных ресурсов из местных средств или текущего производства пищевой промышленности.

В целях улучшения учета и снабжения войск в декабре 1942 г. был введен табель ежедневных донесений об обеспеченности продовольствием, представляемый фронтами по единой форме по состоянию на 18 часов. В марте 1942 г. вместо подекадного планирования было установлено месячное планирование перевозок воинских грузов, в том числе и продовольствия, которое существовало до окончания войны. Одновременно с этим было введено выделение месячного лимита вагонов для воинских перевозок по каждому виду снабжения, который утверждался начальником Тыла Советской Армии. Установление лимита вагонов дало возможность планировать перевозки продовольствия с определенными гарантиями погрузки и отправки фронтам транспортов точно в намеченные сроки. Для организации транспортной службы в Главупродснабе Советской Армии был создан специальный отдел перевозок с задачей планирования перевозок, учета погрузки и контроля за продвижением каждого транспорта с продовольствием. В результате принятых мер и организационной перестройки органов продовольственной службы снабжение продуктами питания войск действующей армии стало приобретать более организованный характер, что положительно сказалось на повышении обеспеченности войск фронтов.

Заметное улучшение в обеспеченности действующей армии наступило уже летом 1942 г., хотя неравномерности в запасах продовольствия и фуража к этому времени изжить еще не удалось. Ежедневные донесения об обеспеченности войск продовольствием и фуражом давали возможность принимать срочные меры их пополнения, производить соответствующее выравнивание запасов по отдельным продуктам.

В целях бесперебойного обеспечения войск продовольствием была повышена ответственность наркоматов — поставщиков продуктов питания за своевременную и полную отгрузку их фронтам, а также установлена персональная ответственность начальников железных дорог за подачу вагонов на центральные и окружные продовольственные склады.

В летне-осенней кампании 1942 г. были разработаны положения по организации заготовок продовольствия и фуража из местных средств и переработки их на местных предприятиях. На основании постановления СНК СССР в июле 1942 г. во фронтах и армиях были сформированы штатные заготовительные группы, а в августе этого же года им в помощь в продовольственных управлениях фронтов и отделах армий введены уполномоченные Народного комиссариата заготовок СССР. Они явились посредниками между органами продовольственного снабжения армии и местными советскими органами гражданскими заготовительными организациями.

В результате штатного оформления заготовительных органов фронтов и армий с началом уборки нового урожая (с августа 1942 г.) началось более разнообразное и плановое использование местных продовольственных ресурсов. Заготовительная кампания летом и осенью 1942 г. показала, что части действующей армии, используя запасные полки и батальоны выздоравливающих, без ущерба для боевых действий могут почти полностью обеспечить свою годовую потребность в зерне, овощах, сене и некоторых продуктах. Так, например, в тыловом районе Брянского фронта из урожая 1942 года удалось заготовить и вывезти на фронтовые и армейские продовольственные склады зерна и овощей в размере годовой потребности войск фронта. За счет собственного сенокошения войсками фронтов и военных округов было заготовлено сена в 1942 г. свыше 32 процентов годовой потребности Советской Армии257.

В целях более полного использования местных ресурсов на военные советы фронтов, участвующих в боевых действиях на юго-западном направлении, ГКО возложил проведение уборки урожая и заготовки зерна, овощей и сена в 30-километровой прифронтовой полосе, с тем чтобы местные продфуражные ресурсы полностью обеспечивали текущее снабжение войск и создание необходимых запасов.

К лету 1942 г. на юго-западном направлении создалась очень сложная оперативно-тыловая обстановка. Хотя войска, широко используя местные ресурсы, не ощущали сколько-нибудь серьезных трудностей в обеспечении продовольствием, общая обеспеченность фронтов была невысокой. К созданию запасов продфуража на фронтовых складах только приступили.

Обеспеченность армий Юго-Восточного фронта по состоянию на 10 августа 1942 г. (в суточных дачах) представлена в табл. 22.

Таблица 22

Продовольствие Армии
64-я 57-я 51-я
Мука, хлеб, сухари 2,6 7,6 12
Крупа 0,8 6,6 3,7
Сахар 0,5 28,4 0
Мясо 3,5 9,8 8,1
Рыба 0 5,8 0
Жиры 0 4,8 59

На фронтовых складах запасов продовольствия не было. Директивой фронта требовалось к 18 августа 1942 г. создать запасы:

в стрелковых дивизиях — 4 сутодачи, на армейских летучках и на продовольственном складе армейской базы — по 3 сутодачи. Однако эта директива в полной мере выполнена не была. К этому времени обстановка на фронте настолько осложнилась, что было принято решение о переправе на левый берег Волги всех тыловых частей и учреждений, не занятых непосредственным обеспечением войск фронта. На правом берегу Волги оставались только тыловые части (подразделения) боевых соединений и частей с положенными запасами продовольствия.

Учитывая сложность обстановки на юго-западном направлении, начальник Главупродснаба Советской Армии 12 сентября 1942 г. представил А. В. Хрулеву подробный доклад и свои соображения о снабжении продовольствием войск Юго-Восточного и Сталинградского фронтов. В них предусматривалось установить для указанных фронтов неснижаемые переходящие запасы продовольствия на 20 суток. Предлагалось также создать двухмесячные запасы мяса, для чего содержать живой скот в полевых конторах Заготскота, запретив Наркомату мясо-молочной промышленности перебазировать его или расходовать без согласования с фронтами. На создание запасов мяса предлагалось использовать в первую очередь эвакуированный скот, а также скот, подлежащий поставкам государству по плану 1942 года и частично в счет плана на 1943 год.

Кроме того, предусматривался срочный завоз продовольствия фронтам для создания необходимых запасов и порядок обеспечения войск продуктами и фуражом сезонной заготовки. Все эти предложения были рассмотрены ГКО, и в пределах имевшихся в то время возможностей по ним были приняты положительные решения.

Учитывая, что Юго-Восточный фронт прикрывал непосредственное направление на Сталинград, директивой Ставки Верховного Главнокомандования от 30 сентября 1942 г. он был переименован в Сталинградский, а Сталинградский фронт — в Донской.

Войска Сталинградского фронта отделяла от фронтовых и армейских баз Волга, что создавало большие трудности в подвозе им продовольствия. До армейских баз продовольствие подвозилось по железной дороге Владимировка — Ленинск — Заплавное с перевалкой грузов на грунт, а далее фронтовым автомобильным транспортом до Волги. Здесь осуществлялась перегрузка на баржи и катера. Доставка грузов на правый берег реки проходила под непрерывными бомбежками вражеской авиации.

В период навигации такая система подвоза продовольствия с большим напряжением и, естественно, неизбежными потерями в основном обеспечивала потребности войск фронта, сражающихся в районе Сталинграда. Но впереди была зима с периодом распутицы и ледостава, когда на продолжительное время мог остановиться подвоз на правобережье. Поэтому по решению начальника тыла Сталинградского фронта генерала Н. П. Анисимова аппаратом управления продовольственного снабжения (начальник полковник П. Л. Печерица) был разработан план создания запасов продовольствия на правом берегу Волги. Планом предусматривалось создать следующие запасы продовольствия в сутодачах: в частях и соединениях, действующих на правом берегу и на островах, к 5 октября 1942 г. — 10; на промежуточных армейских базах на грунте к 10 октября — 10; на полевых складах армейских баз к 15 октября — 5—20. Для выполнения этого плана Военный совет фронта просил Главное управление продовольственного снабжения Советской Армии до начала распутицы завезти дополнительно 15 суточных дач продовольствия. Одновременно фронтом принимались энергичные меры по использованию местных продовольственных ресурсов.

Благодаря принятым мерам к 28 октября 1942 г. удалось создать 12—16-суточные запасы продовольствия во всех армиях и войсках, действовавших на правом берегу Волги. Для хранения запасов фронт перебросил на правый берег Волги два фронтовых продовольственных склада, которые размещались в Каменном Яру и Татьянке. Кроме этих мероприятий распоряжением начальника Тыла Советской Армии фронту было предложено заложить до прекращения навигации в неприкосновенный запас сухих пайков на 15 суток. Однако выполнить это распоряжение фронт не смог из-за отсутствия сухарей и концентратов. Главупродснабом Советской Армии были приняты срочные меры, и 17 октября 1942 г. центральные органы продовольственной службы переадресовали часть транспортов с продовольствием, находящихся в пути, на распорядительные станции Сталинградского фронта. Он получил 1500 т сухарей и 500 т концентратов.

В ходе обеспечения войск, оборонявших Сталинград, армейские и фронтовые продовольственные склады и их отделения (летучки) были максимально приближены к сражавшимся войскам. Они находились от переднего края на расстоянии не более 6–8 км. На правом берегу Волги отделение продовольственного склада 62-й армии располагалось в 200–400 м от переднего края.

Горячая пища готовилась в надежно укрытых и замаскированных батальонных и ротных кухнях. На правый берег Волги обычно подавались продукты, не требующие длительной тепловой обработки, а также скомплектованные сухие пайки. Относительное разнообразие меню достигалось чередованием мясных, рыбных и мучных супов. Большие трудности представляла доставка пищи в боевые подразделения. Подносчики пищи и повара с термосами за спиной утром и вечером ползком пробирались к переднему краю под огнем противника. Мнение защитников Сталинграда о качестве питания в период боев за город выразил красноармеец 8-й роты 117-го гвардейского стрелкового полка 62-й армии Майборода, который сказал: «На всем протяжении Сталинградской битвы мы, красноармейцы 117-го полка, никогда не были голодными, пища была сытной и питательной, и, как бы ни бесновался враг, пища нам на передовую доставлялась регулярно, за что большое спасибо нашим гвардейцам-поварам».

Таким образом, в первый период войны служба продовольственного снабжения Советской Армии проделала большую работу по налаживанию бесперебойного снабжения войск фронтов.

Не менее сложные задачи по продовольственному и фуражному снабжению войск действующей армии решались и во второй период войны. В конце 1942 г. был создан Юго-Западный фронт. Силами трех фронтов — Сталинградского, Донского и Юго-Западного — планировалось контрнаступление под Сталинградом с задачей окружения и уничтожения крупной группировки немецко-фашистских войск.

Для обеспечения войск, сосредоточенных для контрнаступления, которое началось 19 ноября 1942 г., требовалось в короткие сроки создать значительные запасы продовольствия и фуража на фронтовых, армейских и войсковых складах и наиболее целесообразно эшелонировать их в тыловых районах фронтов и армий. В этом отношении заслуживает особого внимания опыт Сталинградского фронта, где с учетом конкретно сложившейся обстановки органы тыла фронта и армий отошли от обычной схемы размещения запасов продовольствия. Упродснаб фронта предложил Военному совету утвердить более глубокое эшелонирование запасов, с тем чтобы создать условия для лучшего маневрирования ими в ходе контрнаступления. Согласно утвержденному плану из 20 суточных дач, накопленных во фронте, 4 находились в войсках, по 3 — на отделениях армейских баз на грунте и на выгрузочных станциях армий, 5 — на полевых складах армейских баз, 3 — на передовых фронтовых складах и их отделениях и 2 — на складах фронтовых баз.

Таким образом, запасы продовольствия были максимально приближены к войскам. В армиях содержались 15-суточные запасы. Собственно армейские запасы продовольствия размещались в три эшелона, что создавало благоприятные условия для маневра ими в ходе наступательной операции. Фронт полностью обеспечивал потребности войск за счет использования местных продовольственных ресурсов такими продуктами, как мясо, мука, фураж и частично крупы и растительные жиры. Остальные продукты подавались фронту по плану централизованного завоза, однако не всегда своевременно. В этот период основная масса подвижного железнодорожного состава использовалась для выполнения оперативных перевозок войск. На перевозку снабженческих грузов выделялось ограниченное количество товарных вагонов.

Обеспечение войск Донского и Юго-Западного фронтов продовольствием осуществлялось с некоторым напряжением. Но, несмотря на это, к началу и в ходе контрнаступления фронты располагали достаточными ресурсами продовольствия. Так, на 1 декабря 1942 г. Донской фронт имел запасы по основным продуктам (в сутодачах): 18,5 — муки и сухарей, 29 — крупы и концентратов, 16 — мясопродуктов, 28 — жиров, 80 — сахара, 37 — махорки и табака. Упродснаб Донского фронта, которым в этот период руководили опытные специалисты — полковники Л. С. Пейрос и М. Г. Белоус, полностью обеспечил войска продовольствием и фуражом. Значительную роль в бесперебойном снабжении войск Донского фронта сыграло максимальное использование местных продовольственных ресурсов в тыловой полосе фронта.

Войска Юго-Западного фронта (начальник упродснаба полковник А. А. Загорский) также были обеспечены продовольствием в достаточных размерах. На 1 декабря 1942 г. фронт располагал: 18 сутодачами муки и сухарей, 23 — крупы и концентратов, 24 — мясопродуктов, 9 — жиров, 19 — сахара и 58 сутодачами махорки и табака. Важное значение имело решение Военного совета фронта об организации сушки сухарей на полевых хлебопекарнях с расчетом обеспечения 50 процентов потребности войск фронта, для чего использовались как военные, так и гражданские хлебопекарни и хлебозаводы в полосе действия войск фронта. Это значительно облегчило снабжение войск в ходе контрнаступления, когда подвоз свежего хлеба был особенно затруднен.

Опыт обеспечения продовольствием войск фронтов в течение 1941–1942 гг. выявил и ряд серьезных недостатков, в первую очередь в системе подвоза и организации питания. Особенно наглядно это выявилось на Калининском фронте весной 1943 г. во время проверки состояния снабжения войск продовольствием, проведенной комиссией Государственного Комитета Обороны под председательством А. С. Щербакова с участием начальника Тыла Советской Армии генерала А. В. Хрулева. Как указывалось в докладе комиссии ГКО, крупные недостатки в организации питания личного состава войск Калининского фронта явились результатом устранения командования фронта, армий, командиров соединений и частей от работы по своевременному материальному обеспечению войск. Некоторые работники тыла, и прежде всего службы продовольственного снабжения, проявили недобросовестное, а иногда и преступно-халатное отношение к вопросам организации регулярного питания бойцов и командиров. Государственный Комитет Обороны принял решительные меры по выправлению положения в снабжении войск Калининского фронта продовольствием, в питании личного состава горячей пищей. Одновременно с этим был срочно укреплен аппарат тыла фронта и армий подготовленными генералами и офицерами, способными наладить снабжение войск продовольствием.

В целях устранения недостатков в продовольственном снабжении войск действующей армии, по опыту Калининского фронта, постановлением ГКО в мае 1943 г. на первых членов военных советов фронтов было возложено руководство и персональная ответственность за состояние материального обеспечения войск. Начальнику Тыла Советской Армии предлагалось укрепить состав руководящих работников продовольственного аппарата фронтов и армий. Командирам частей вменялось в обязанность ежедневно лично рассматривать и утверждать меню-раскладку.

Наряду с этим был установлен твердый порядок своевременной доставки продовольствия от высшего звена тыла к нижестоящему звену. Так, например, Главное управление продовольственного снабжения Советской Армии продовольственные грузы по централизованному завозу доставляло до распорядительных станций фронтов, фронты — до армейских станций снабжения, армии — до дивизионных складов, дивизии — до полковых складов, полки — до пунктов хозяйственного довольствия батальонов. Горячая пища и продукты, подлежащие выдаче личному составу войск в сухом виде, доставлялись на ротные раздаточные пункты.

Для руководства и контроля за войсковым питанием и хлебопечением в июне 1943 г. в состав управлений (отделов) продовольственного снабжения фронтов (армий) были введены отделы (отделения) питания и хлебопечения, работники которых установили постоянный контроль за приготовлением горячей пищи и выпечкой хлеба в войсках, систематически оказывали им необходимую практическую помощь. Они регулярно проводили краткосрочные сборы поваров и хлебопеков с целью повышения их специальной подготовки. Особое внимание было уделено подготовке поваров на центральных и фронтовых курсах. В течение 1943 г. тринадцатью штатными фронтовыми курсами было подготовлено свыше 24,5 тыс. поваров (в основном женщины). На учебных сборах при фронтовых и армейских хлебозаводах прошли краткосрочную переподготовку свыше 23 тыс. хлебопеков.

В июле — августе 1943 г. в районе Курска, Орла, Белгорода и Харькова развернулось одно из крупнейших сражений Великой Отечественной войны — историческая Курская битва. С точки зрения организации и осуществления продовольственного снабжения крупных группировок войск, созданных в районе Курской дуги, этот период характеризуется некоторым общим улучшением. Однако на определенных этапах подготовки Курской битвы еще имелись серьезные затруднения в обеспечении войск фронтов продовольствием. Эти трудности особенно были характерны в феврале — мае 1943 г. для Центрального фронта.

После завершения Сталинградской операции войска Донского фронта в феврале — марте 1943 г. стали сосредоточиваться в новом районе боевых действий — на Курском выступе. Здесь был образован Центральный фронт, который усиливался частью сил Брянского, Воронежского фронтов и резервами Ставки Верховного Главнокомандования. Прибывающие из-под Сталинграда эшелоны с войсками разгружались на ст. Елец, а оттуда своим ходом совершали марш к линии фронта на расстояние 140–260 км по бездорожью, вызванному сильными снежными заносами. Эта перегруппировка войск совершалась без наличия основных баз снабжения и с ограниченным количеством продовольственных запасов. В результате в новых пунктах размещения войск Центрального фронта сложилась крайне тяжелая обстановка с обеспечением их продовольствием и техническими средствами службы продовольственного снабжения. Войска, прибывающие на доукомплектование Центрального фронта, с мест отправления обеспечивались продовольствием на 15 суток, но с прибытием на станцию Елец они имели запасы только на 7–8 суток. После разгрузки они следовали в районы сосредоточения также на большое расстояние.

В это время грунтовые дороги от Ливны до Курска из-за сильных метелей и снежных заносов до 10 марта стали непроходимыми для автотранспорта. Войска, следовавшие к линии фронта походным порядком, несли на себе продовольственный запас на 2–3 суток, боеприпасы, пулеметы и даже батальонные минометы. В этих условиях была организована доставка продовольствия передовым отрядам самолетами, которое сбрасывалось в районе города Фатеж. Восстановленная к 17 марта 1943 г. железная дорога на Курск также не могла существенно облегчить положение: по ней в первую очередь осуществлялись массовые оперативные перевозки, а также подвоз войскам боеприпасов и горючего. Положение со снабжением войск фронта усугублялось еще и тем, что армейские базы снабжения оставались в прежних районах и практически не могли обеспечивать свои войска продуктами питания. Поэтому до перебазирования армейских складов снабжение войск продовольствием осуществлялось непосредственно с фронтового продовольственного склада № 2564, который размещался на ст. Курск, и его отделения на грунте, размещенного в г. Фатеж.

К 15 апреля 1943 г. армейские продовольственные склады переместились в новые районы, ближе к войскам. Но к этому времени началась весенняя распутица, еще более осложнившая положение. Для сокращения путей подвоза органами тыла армий было принято решение об открытии отделений армейских продовольственных складов на линии размещения дивизионных складов. Из-за трудностей прохождения автомобильного транспорта по армейским военно-автомобильным дорогам продовольствие от дивизионных складов подавалось на полковые склады конным и вьючным транспортом, от полковых складов до батальонов — при помощи вьюков, а в отдельных случаях даже солдатами-носильщиками. Другого выхода в создавшейся обстановке не было, и солдаты это хорошо понимали.

Доставка продуктов питания в войска от Льгова до Дмитрова-Льговского осуществлялась и по железнодорожному полотну с использованием грузовых автомобилей для буксировки вагонов. При этом способе подачи продовольствия войскам приходилось очень часто перегружать грузы в связи с тем, что железнодорожные мосты даже на изолированных железнодорожных участках были разрушены. Благодаря принятым мерам обеспечение оперативных объединений, соединений и частей Центрального фронта продовольствием значительно улучшилось. Уже на 3 июня 1943 г. фронт располагал основными продуктами питания на 20–30 суток, из них в войсках — не менее 5 сутодач и на армейских складах — 5–6 сутодач. Таким образом, в первую очередь были максимально обеспечены войска переднего края. Большая часть фронтовых и армейских запасов продовольствия была передана в дивизии и полки. На 1 августа 1943 г., в ходе Орловской наступательной операции, общая средняя обеспеченность Центрального фронта продовольствием составляла (в сутодачах): 24 — хлебопродуктов, 33 — крупы и макарон, 19 — мясопродуктов, 23 — жиров, 37 — сахара, 35 — соли, 33 — табака и махорки.

Высокая обеспеченность фронта продовольствием давала возможность свободно маневрировать имевшимися ресурсами и бесперебойно снабжать наступающие войска.

Заслуживает внимания опыт работы службы продовольственного снабжения Центрального фронта и по заготовке сельскохозяйственной продукции из местных средств и массовому перегону скота из тыловых областей на расстояние до 1000 км. В помощь заготконторе Военный совет фронта выделил свыше 700 солдат и офицеров. Заблаговременно были намечены трассы перегона заготовленного скота, подготовлены на них диспетчерские, питательные и водопойные пункты. Поступление скота из Саратовской, Тамбовской, Воронежской и Пензенской областей обеспечило создание в Центральном фронте в июне — июле 1943 г. запасов мяса до 6 тыс. т, что покрывало текущую потребность и позволило создать необходимые резервы мясопродуктов. В целях создания гарантированных запасов продовольствия в Центральном фронте Главупродснаб запланировал дополнительную подачу ему транспортов с продовольствием. Были приняты также меры по дополнительному выделению продовольствия Воронежскому, Западному, Брянскому и Степному фронтам. Например, за август 1943 г. только Воронежский фронт получил 24 тыс. т продовольствия, в том числе 1 тыс. т пищевых концентратов.

Концентраты играли важную роль в продовольственном снабжении войск на всем протяжении войны. Вначале имелось в виду использовать концентраты, главным образом крупяные, для индивидуального питания солдат, и они был введены в состав сухого пайка. Такое использование их не нашло широкого применения в войсках. Концентраты того времени представляли собой смесь сырых или почти сырых компонентов и требовали длительной варки. Но солдаты не имели для этого условий. Много было нареканий и на вкусовые качества пищевых концентратов. Поэтому они стали использоваться главным образом на замену обычных круп и овощей для коллективного приготовления пищи в походных кухнях. Несмотря на некоторые недостатки пищевых концентратов, в основном производственного характера, они все же завоевали всеобщее признание личного состава войск. Если пища из концентратов готовилась с добавлением свежих овощей, картофеля и зелени, то она, как правило, получала высокую оценку воинов.

Наша промышленность с началом войны резко увеличила производство пищевых концентратов. В 1941 г. их выработка составила 73 тыс. т, а в ходе войны годовое производство пищевых концентратов достигло 160–180 тыс. т. При Наркомате пищевой промышленности СССР в сентябре 1941 г. было создано Главное управление пищеконцентратной промышленности (Главпищеконцентрат). Оно организовало массовое производство пищевых концентратов в Горьком, Сызрани, Куйбышеве. Была расширена производственно-техническая база пищеконцентратной промышленности за счет нового строительства и переоборудования цехов в Серпухове, Москве, Иванове, Энгельсе, Семипалатинске, Орске, Иркутске и в Закавказье, а также за счет лучшего использования производственных мощностей существующих предприятий.

За годы войны промышленность выпустила 506 тыс. т всех видов пищевых концентратов. Ассортимент их был достаточно разнообразен: супы из круп, щи, борщ, различные каши. Всеобщим признанием пользовались овощные смеси.

Наиболее характерной особенностью в практике работы продовольственной службы Советской Армии в 1943 г. явилось увеличение заготовок продфуража, особенно зерна, мяса, картофеля, овощей и сена из местных ресурсов силами и средствами самих войск.

Немецко-фашистские войска не всегда успевали вывезти или уничтожить местные продовольственные запасы, особенно при стремительном наступлении наших войск летом и осенью 1943 г. Населению освобождаемых районов часто удавалось укрывать от врага значительное количество продовольствия. Поэтому начиная со второго полугодия 1943 г. местные продовольственные ресурсы для большинства южных и центральных фронтов стали основными источниками снабжения. Это позволило ГКО осенью 1943 г. снять некоторые фронты с централизованного снабжения хлебопродуктами, овощами и фуражом. Группой южных фронтов из урожая 1943 года было передано государству свыше 384 тыс. т зерна, в том числе отгружено для снабжения северных фронтов 197 тыс. т и для населения Ленинграда около 62 тыс. т зерна258.

Всего за 1943 сельскохозяйственный год силами войск действующей армии, внутренних военных округов и аппаратом Главупродснаба Советской Армии было заготовлено 4,7 млн. т зерна, картофеля и овощей, а вместе с сеном и продукцией подсобных хозяйств — около 7 млн. т продовольствия и фуража259. Только для подвоза сена, заготовленного фронтами потребовалось бы свыше 254 тыс. железнодорожных вагонов260.

По мере успешного продвижения советских войск на запад излишки продовольствия, оставленного войсками фронтов в их тыловых районах, передавались военным округам, гражданским организациям, совхозам и колхозам. Этим самым заготовительные органы фронтов оказали существенную помощь в восстановлении разрушенного гитлеровцами народного хозяйства в прифронтовых районах нашей страны.

Все возрастающее использование местных продфуражных ресурсов в 1943 г. потребовало увеличения военного заготовительного аппарата в управлениях и отделах продовольственного снабжения фронтов и армий, введения в штаты соединений и частей офицеров по заготовкам продовольствия. В ноябре 1943 г. в Главном управлении продовольственного снабжения был создан отдел заготовок, а во фронтах (армиях) образованы более мощные заготовительные отделы (отделения). В таком виде заготовительные органы Советской Армии оставались до конца войны. Для проведения заготовок продфуража из местных средств военные советы фронтов и армий выделяли в помощь своим заготовительным органам большое количество личного состава и транспорта. Так, 1-й Белорусский фронт для заготовки и вывоза зерна, картофеля, овощей и сена из урожая 1943 года выделил около 1,5 тыс. офицеров, 27 тыс. солдат и более 1,2 тыс. автомашин261.

Большое значение в снабжении войск продовольствием приобрели подсобные хозяйства, организованные в действующей армии в начале 1943 г. Всего в Советской Армии к концу 1943 г. имелось свыше 5 тыс. таких хозяйств с общей посевной площадью около 298 тыс. га (к началу войны — 19,5 тыс. га). На плановое довольствие войск от подсобных хозяйств в 1943 г. поступило: 517,7 тыс. т картофеля и овощей, более 2 тыс. т мяса, около 6 тыс. т рыбы, значительное количество молока, яиц, грибов и зелени.

Успехи подсобных хозяйств в продовольственном снабжении войск были продемонстрированы на Всеармейской сельскохозяйственной выставке 1943 г. в Москве. Выставка способствовала распространению передового опыта подсобных хозяйств фронтов и военных округов, их укреплению и расширению, увеличению производства сельскохозяйственной продукции, идущей для снабжения войск.

Отступая под сокрушительными ударами советских войск, немецко-фашистские захватчики предавали огню колхозные и совхозные постройки, уничтожали машинно-тракторные станции, угоняли скот, увозили запасы продовольствия, выводили из строя предприятия пищевой промышленности. За период временного хозяйничанья на советской земле оккупанты опустошили целые районы и области, в корне подорвав сельскохозяйственное производство, созданное самоотверженным трудом советского народа. В этих условиях, наряду с выполнением своей главной задачи по снабжению войск фронтов продовольствием, органы тыла, в том числе и служба продовольственного снабжения, оказывали всемерную практическую помощь местным органам власти освобожденных районов в налаживании экономической жизни и восстановлении разрушенного врагом народного хозяйства. Именно в этот период начало широко практиковаться прикрепление отдельных предприятий пищевой промышленности к фронтам. Последние проявляли большую заинтересованность в быстрейшем восстановлении предприятий и оказывали им всемерную помощь, особенно автомобильным транспортом, в перевозке сырья, вывозе продукции, переброске необходимого оборудования, топлива и т.п.

По мере освобождения Украины от немецко-фашистских оккупантов советские войска помогали колхозам и МТС в уборке сахарной свеклы, махорочного сырья, заготовке и переработке их. Для оказания практической помощи местным партийным и советским органам осенью 1943 г. на освобожденную территорию Украинской ССР было командировано 48 офицеров Главного управления продовольственного снабжения Советской Армии под руководством уполномоченного СНК СССР В. А. Холостова. Эта группа совместно с местными партийными и советскими органами проделала большую работу по восстановлению ряда предприятий пищевой промышленности, особенно махорочных фабрик. Вскоре они дали продукцию, в которой фронты ощущали большую нужду. В результате уже на 1 июля 1944 г. фронты располагали месячным запасом табака и махорки.

В октябре 1943 г. ГКО возложил руководство снабжением армии продфуражом на главного интенданта Советской Армии. В соответствии с этим решением Главное управление продовольственного снабжения Советской Армии было переформировано в Управление продовольственного снабжения и включено в состав Главного интендантского управления. Продовольственные органы фронтов, военных округов и армий также были включены в состав интендантских управлений. В интендантских управлениях фронтов и военных округов вместо управлений были созданы отделы продовольственного снабжения, а в армиях вместо отделов — отделения продовольственного снабжения. В Упродснабе Советской Армии были упразднены шесть отраслевых управлений. Вместо них были созданы отделы, а вместо отделов, входивших в состав этих управлений, — отделения.

Освобождение значительной части территории нашей страны от немецко-фашистских захватчиков создавало необходимые предпосылки для увеличения продовольственных ресурсов. Вторая половина 1943-го и 1944 год были в этом отношении переломными. Начиная со второй половины 1943 г. шло быстрое восстановление сельского хозяйства на освобожденных территориях. Если в 1943 г. валовой сбор зерна по стране оставался на уровне 1942 г. и составил 29,4 млн. т, то в результате прироста посевных площадей и повышения урожайности зерновых культур в 1944 г. Советская страна получила на 17,6 млн. т (на 1,1 млрд. пудов) хлеба больше, чем в 1943 г. Прекратилось также уменьшение поголовья скота. За 1943 и 1944 гг. поголовье крупного рогатого скота в стране выросло на 15,8 млн. голов, овец и коз — на 8,4 млн., свиней — на 2,8 млн. и лошадей — на 1,7 млн. голов262. Пищевая промышленность восточных районов страны увеличила производство специальных видов продуктов, особенно пищевых концентратов. К концу 1943 г. начали работать сахарные заводы в Курской области и на Украине, восстановленные при помощи войск Украинских фронтов. Эти заводы поставляли сахар в основном для войск действующей армии.

Третий период войны характеризуется значительным улучшением снабжения войск фронтов и стратегических резервов Ставки Верховного Главнокомандования. Вместе с тем в связи с высоким размахом операций и участием в них больших людских масс потребность действующей армии в продовольствии продолжала возрастать. По сравнению с началом 1943 г. вес одной суточной дачи продовольствия действующей армии в начале 1944 г. увеличился на 15 процентов, а в начале 1945-го — на 34 процента. Это потребовало увеличения объема заготовок продовольствия из местных средств и подвоза его войскам фронтов.

Обеспечение продовольствием войск фронтов, участвовавших в наступательных операциях 1944–1945 гг., осуществлялось бесперебойно. Фактические размеры продовольственных запасов во фронтах в этот период постоянно поддерживались в среднем на уровне 30 суточных дач.

Высокие темпы наступления войск, большая глубина операций и маневренность боевых действий вызвали необходимость применения новых методов и форм работы службы продовольственного снабжения. Каждому соединению в начале 1944 г. была введена лимитная карточка, дающая право получать продовольствие в пределах установленного лимита не только со склада, к которому соединение было приписано, но, в зависимости от обстановки, и из других продовольственных складов.

Учтя серьезные недостатки в обеспечении войск Калининского фронта продовольствием весной 1943 г., Белорусские и Украинские фронты заблаговременно провели большую подготовительную работу к весне 1944 г. Еще в феврале в войсках 1-го Белорусского фронта были созданы повышенные запасы продовольствия во всех звеньях снабжения. Соединения имели до 20 суточных дач, а на армейских складах находилось до 30 сутодач продовольствия. При освобождении Правобережной Украины, и в частности в Корсунь-Шевченковской операции, в связи с тяжелыми дорожными условиями для доставки продовольствия войскам 1-го и 2-го Украинских фронтов от дивизионных обменных пунктов широко привлекался гужевой и вьючный транспорт, помогало местное население, а также личный состав боевых подразделений. При действиях войск в болотистых районах Полесья на период распутицы формировались специальные гужевые транспортные роты для подвоза продуктов питания в соединения и части. Кроме того, была предусмотрена подача продовольствия в полки и батальоны вьюками, на лодках и плотах263. И, несмотря на раннюю распутицу и бездорожье, питание войск действующих фронтов весной 1944 г. осуществлялось в основном удовлетворительно. В ходе стремительного наступления 1, 2, 3 и 4-го Украинских фронтов на Правобережной Украине, 1-го Прибалтийского, Западного и Белорусского фронтов на центральном участке советско-германского фронта войска регулярно получали горячую пищу два-три раза в день. Проверка обеспечения горячей пищей личного состава 1160 подразделений 1-го Прибалтийского фронта в период наступательных действий зимой и весной 1944 г. показала, что 45 процентов этих подразделений получали трехразовое питание, а остальные — двухразовое.

В условиях, когда ряд южных фронтов был переведен на снабжение в основном из местных ресурсов, продовольственной службе пришлось рассчитывать только на наличный, не всегда разнообразный ассортимент продуктов. Так, в период нахождения на территории Румынии и Венгрии Украинские фронты могли заготовлять на местах только три вида крупы (ячневую, кукурузную и перловую). Чтобы несколько разнообразить питание личного состава, на войсковых хлебопекарнях была организована выработка макарон и лапши.

В связи с перенесением боевых действий на территорию иностранных государств, продовольственной службе с осени 1944 г. пришлось по-новому решать вопросы организации и осуществления заготовок сельскохозяйственных продуктов из местных ресурсов, использования для нужд армии предприятий частной и государственной промышленности, оказания помощи продовольствием населению освобожденных стран Европы.

При заготовке продовольствия на территории Польши военные заготовительные органы руководствовались декретами Польского комитета национального освобождения о нормах и сроках сдачи населением сельскохозяйственных продуктов. Согласно этим решениям организация заготовок была возложена на сельскую кооперативную организацию «Рольник», которая располагала сравнительно развитой сетью своих магазинов и пользовалась популярностью у крестьян. Кооперация отпускала продукты воинским частям по нарядам отделов продовольственного снабжения фронтов по установленным заготовительным ценам с надбавкой за услуги. Представителям воинских частей было запрещено иметь непосредственный контакт со сдатчиками продовольствия. Расчеты за поставки продовольствия кооперативной организацией «Рольник» производились фронтами в централизованном порядке. Кроме того, была введена единая форма нарядов на заготовку продовольствия и фуража на русском и польском языках, что во многом облегчало оформление расчетов.

Заготовки продовольствия и фуража на территории Румынии и Венгрии осуществлялись через государственный аппарат этих стран и местные органы власти. В целом все фронты справлялись с заготовками продовольствия на территории иностранных государств. Вместе с тем практика показала, что довольствующие органы действующей армии были недостаточно подготовлены к широкому использованию местных продфуражных ресурсов. Многие работники фронтового и армейского тыла, и прежде всего службы продовольственного снабжения, слабо знали экономические, в том числе и сельскохозяйственные, возможности европейских стран, не представляли себе системы и способов заготовки продуктов питания, порядка расчетов и существующих цен.

В завершающей кампании советских войск по разгрому фашистской Германии определенный интерес представляет организация и осуществление снабжения продовольствием войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов в Висло-Одерской и 1-го, 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов в Берлинской операции.

Практическая подготовка службы продовольственного снабжения к обеспечению войск фронтов в предстоящих операциях началась в октябре — ноябре 1944 г. По времени она совпала с проведением больших хозяйственных мероприятий по заготовке и закладке на зимнее хранение картофеля, овощей, зерна, сена. Значительная часть зерна, сена и овощей поступала из глубинных районов нашей страны, из-за пределов тыловых районов фронтов. Для проведения заготовок требовалось большое количество личного состава, автомобильного, гужевого и железнодорожного транспорта. Для подвоза войскам заготовленного продовольствия и фуража из-за пределов фронтовых тыловых районов необходимо было подавать большое количество транспортов, которое планировалось центром.

Для решения вопросов продовольственного снабжения войск фронтов в предстоящих наступательных операциях в октябре 1944 г. на 1-й Белорусский фронт выехал начальник Упродснаба — заместитель главного интенданта Д. В. Павлов. Он рассмотрел с начальником тыла, интендантом и начальником продовольственного отдела фронта обеспеченность войск продовольствием и фуражом, перспективы создания запасов на предстоящую Висло-Одерскую операцию, возможности использования местных ресурсов продовольствия и предприятий пищевой промышленности на освобожденной территории. Уже в этот период рассматривался вопрос об оказании всемерной помощи продовольствием возрождающемуся Польскому государству. Фронт просил оказать ему помощь в пополнении запасов более разнообразным ассортиментом круп и сухих пайков. Было принято решение подать 1-му Белорусскому фронту в декабре 1944 г. с центральных складов НКО 2800 т различных круп, макарон и пищевых концентратов повышенного качества и разнообразного ассортимента. Предусматривалось также до 12 декабря отпустить фронту 200 тыс. комплектов сухих пайков для обеспечения танковых армий и отдельных танковых и кавалерийских корпусов в ходе предстоящей наступательной операции.

На 14 января 1945 г. 1-й Белорусский фронт имел следующие запасы основных продуктов (в суточных дачах): хлебопродуктов — 30, круп и концентратов — 28, мясопродуктов — 13, жиров — 31, сахара — 65, соли — 30, табачных изделий — 22, свежих овощей — 47, зернофуража — 45 и сена — 18.

В войсках 1-го Украинского фронта к началу операции были созданы запасы продуктов на 20–30 суток. Прорвав оборону противника, ударная группировка фронта в первые же дни операции начала быстро продвигаться вперед. Стремительное наступление наших войск не давало возможности противнику вывезти или уничтожить запасы продуктов питания, имевшихся на его армейских складах. Многие из этих запасов целиком попадали в руки наших войск. Имея большие запасы трофейного продовольствия и не израсходовав своих подвижных запасов, накопленных к началу операции, войска фронта отказывались от подвоза продовольствия с головных отделений армейских продовольственных складов. Большинство армий 18–20 января 1945 г., захватив много трофейного продовольствия, также отказались от завоза основных видов продуктов с фронтовых продовольственных складов.

Запасы продовольствия, созданные к началу Висло-Одерской операции, до ее завершения остались неизрасходованными и в других фронтах. Перед органами тыла фронтов в этот период была поставлена важная задача — обеспечить выявление, учет и охрану большой массы трофейного и бесхозного продовольствия и фуража, брошенного отступавшим противником и бежавшим вместе с ним немецкими гроссбауэрами и крупными латифундистами. Для этой цели были привлечены заготовительный аппарат фронтов и армий, фронтовые и армейские продовольственные склады. Личный состав и транспорт, занятые на заготовках продовольствия в глубоком тылу, постепенно направлялись на выявление и сбор трофейного и бесхозного продовольствия, фуража и скота. К концу Висло-Одерской операции заготовки продовольствия за пределами тыловых границ фронтов в основном были прекращены.

Началась усиленная подготовка Берлинской наступательной операции — важнейшей операции по завершению разгрома немецко-фашистских вооруженных сил. К началу подготовки этой операции 1-й и 2-й Белорусские, 1-й Украинский фронты были полностью обеспечены основными продуктами питания. Они располагали запасами продовольствия и фуража на два месяца и более, не считая зерна, запасы которого достигали 5—6-месячной потребности войск. Но, несмотря на большие общие запасы продовольствия, наблюдалась чрезвычайная неравномерность в обеспечении армий даже теми продуктами, которых имелось более чем достаточно на фронтовых складах. Особенно значительная неравномерность в обеспеченности продовольствием армий наблюдалась в 1-м Белорусском фронте по жирам. Так, 47-я армия имела жиров на 103 дня, 69-я армия — на 75 дней, 2-я гвардейская танковая армия — на 90, 33-я армия только на 8, 5-я ударная армия — на 16, 61-я армия — на 17 дней. Поэтому в подготовительный период служба продовольственного снабжения фронтов провела ряд мероприятий по более равномерному распределению ресурсов продовольствия между армиями. Часть фронтовых продовольственных складов 1-го и 2-го Белорусских, 1-го Украинского фронтов была выдвинута в армейские тыловые районы на 45–80 км от переднего края. С этих передовых складов фронтов и осуществлялось снабжение армий продовольствием.

Перед началом Берлинской операции была осуществлена массовая проверка состояния питания солдат и офицеров переднего края, были устранены некоторые недочеты в войсковом питании, улучшено качество приготовления горячей пищи, усилился контроль за доведением до солдат полной нормы продовольствия. В проведении этого важного мероприятия органам службы продовольственного снабжения фронтов и армий оказали большую помощь военные советы, политорганы, партийные организации частей.

К началу Берлинской наступательной операции — 16 апреля 1945 г. войска всех фронтов были хорошо обеспечены всеми продуктами питания. Подвоз войскам продовольствия существенных затруднений не имел. Положение значительно осложнилось, когда перед 1-м Белорусским фронтом была поставлена задача обеспечивать продуктами питания репатриантов из числа граждан СССР и союзных государств и сотни тысяч немецких военнопленных. Трудности еще более возросли, когда стало совершенно ясно, что фронту придется снабжать продовольствием до 3,5 млн. человек населения Берлина. Как только наши войска вступили на окраины города, было установлено, что его население, главным образом рабочие, ремесленники, женщины и дети, голодало. В последние 10–15 дней до капитуляции фашистской Германии населению города не выдавался даже хлеб. Необходимо было срочно оказать ему продовольственную помощь. Поэтому, когда появились походные кухни подразделений советских войск на улицах Берлина, повара начали раздавать обед не только советским воинам, но и немецким детям, женщинам, старикам. В этом еще раз ярко проявилась величайшая гуманность Советской Армии.

В последующем продовольственная помощь населению Германии и других европейских стран, освобожденных Советской Армией от фашистского ига, была оказана в более значительных размерах.

Таким образом, в период Великой Отечественной войны служба тыла успешно справилась с бесперебойным снабжением войск фронтов продовольствием и фуражом. Работа эта не ограничивалась только важными и сложными функциями распределения продовольственных ресурсов по фронтам, армиям, соединениям и частям. Задача состояла прежде всего в том, чтобы изыскать и мобилизовать в стране продовольственные и фуражные ресурсы и своевременно доставить их войскам действующей армии, обеспечить личный состав высококалорийной и качественной горячей пищей. И эта задача службой и органами Тыла в целом была успешно решена.

Наряду с получением от народного хозяйства продовольствия в плановом порядке и доставкой его войскам за годы минувшей войны на всех фронтах была создана собственная продовольственная база путем организации широкой сети армейских подсобных хозяйств, организации и осуществления заготовок продовольствия и фуража во фронтовых и армейских тыловых районах и в прифронтовой зоне. Привлечение местных продовольственных ресурсов для планового снабжения войск являлось одной из важных задач службы продовольственного снабжения центра, фронтов, армий и военных советов всех оперативных объединений. Эта работа имела и большое политическое значение, выходящее далеко за рамки узкохозяйственных задач. Здесь, как в зеркале, отражалось неразрывное единство фронта и тыла. В ответ на героические усилия советского народа по всестороннему обеспечению войск фронтов всем необходимым для жизни и боя труженики продовольственной службы Советской Армии направляли свою энергию не только на изыскание продфуражных ресурсов, но и на оказание весомой помощи населению городов и промышленных центров продовольствием. Велика была роль тыла фронтов в быстром восстановлении на освобожденной советской территории промышленных предприятий, совхозов, колхозов, машинно-тракторных станций, а также в проведении сева и уборке урожая.

Все эти мероприятия были направлены на решение главной задачи — своевременно и бесперебойно обеспечить советских воинов регулярным и хорошим питанием в самых сложных и трудных условиях фронтовой обстановки. К решению этой задачи было приковано внимание всех командиров и военачальников. Огромную работу во фронтах, армиях, соединениях и частях в этом отношении вели политорганы и партийные организации, всегда памятуя о том, что хорошо организованное питание воинов повышает силу и моральный дух личного состава войск в бою.

Общий расход основных видов продовольствия и фуража на довольствие Советской Армии за годы Великой Отечественной войны составил поистине колоссальную цифру — около 40 млн. т. Только из местных ресурсов было заготовлено и обращено на довольствие войск свыше 20 млн. т продовольствия264. Приведенные цифры убедительно свидетельствуют о высоком ратном и трудовом подвиге личного состава службы продовольственного снабжения Советской Армии в годы Великой Отечественной войны.

Тыл Советских Вооруженных Сил в Великой Отечественной войне

Cм. также

Создание материально-технической базы для советских вооруженных сил

Состояние тыла советской армии к началу войны

Тыл Советской Армии в первом периоде войны

Тыл Советской Армии во втором периоде войны

Cнабжение горючим в годы Великой Отечественной войны

Снабжение вооружением и боеприпасами в годы Великой Отечественной войны

Тыл Советской Армии в третьем периоде войны



Другие новости и статьи

« Чем поощряли солдат во время Великой Отечественной

Проблема приоритетов при организации военного образования в современной Роccии »

Запись создана: Среда, 19 Сентябрь 2018 в 9:36 и находится в рубриках Вторая мировая война, Продовольственное.

Метки: , , , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы