19 Октябрь 2018

Финансовое обеспечение в годы Великой Отечественной войны

oboznik.ru - Финансовое обеспечение в годы Великой Отечественной войны

Война потребовала величайшей мобилизации экономики и финансов страны, всех ее материальных ресурсов для обеспечения победы над врагом. Финансовая система Советского государства не только выдержала тяжелые испытания военного времени, но и выявила свои огромные возможности и преимущества перед финансами капиталистических государств. Государственный бюджет являлся тем ее инструментом, который использовался для обеспечения всех нужд военной экономики. В этом централизованном фонде денежных средств Советского государства в мирное время концентрировалась примерно половина, а в военное время значительно большая часть национального дохода страны.

К началу войны государственный бюджет характеризовался устойчивостью. Его доходы и расходы возрастали из года в год, и, как правило, доходы превышали расходы. В годы войны государственный бюджет СССР претерпел существенные изменения. Они коснулись как доходной, так и расходной его части. Некоторые цифры, характеризующие эти изменения, показаны в табл. (в млрд. руб.)420.


Таблица

Годы
1940 1941 1942 1943 1944 1945 Всего за 1941–1945 гг.
Доходы 180,2 177,0 165,0 204,4 268,7 302,0 1117,1
Расходы 174,4 191,4 182,8 210,0 264,0 298,6 1146,8
В том числе на оборону 56,8 83,0 108,4 125,0 137,8 128,2 582,4
в % к сумме расходов государственного бюджета 32,6 43,4 59,3 59,5 52,2 42,9 50,8

В 1941 г. текущие доходы бюджета были меньше текущих расходов на 14,4 млрд. руб., в 1942 г. — на 17,8 млрд., в 1943 г. — на 5,6 млрд. Начиная с 1944 г. бюджетный дефицит исчезает. Однако превышение расходов над доходами в первые три года войны потребовало эмиссии для сбалансирования бюджета. Денежное обращение за годы войны выросло в 3,8 раза, при сокращении товарного оборота в 1945 г. по сравнению с 1940 г. — примерно в 3 раза421.

Для сравнения заметим, что в фашистской Германии с 1939 по май 1945 г. количество денег в обращении выросло в 6 раз, в Италии с декабря 1939 г. по декабрь 1944 г. — в 10 раз, в Японии с декабря 1939 г. по август 1945 г. — в 11 раз422, в дореволюционной же России за три года первой мировой войны количество денег в обращении увеличилось в 14 раз423.

Эмиссия денег явилась одним из источников финансирования войны, хотя и незначительным в сравнении с такими, как прибыль и мобилизация средств населения.

В целом за 1941–1945 гг. государственный бюджет получил 545,7 млрд. руб., или 48,9 процента всех государственных доходов только от налога с оборота и отчислений от прибыли. С учетом же других поступлений денежных средств удельный вес поступлений от социалистического хозяйства в доходах государственного бюджета за годы войны составил свыше 70 процентов.

Налоги и сборы с населения до войны составляли в доходах бюджета около 5 процентов, а за 1941–1945 гг. их удельный вес превысил 13 процентов. Общая сумма налогов и сборов с населения за годы войны составила 137,8 млрд. руб.424, из них 72,1 млрд. по военному налогу425.

Население Советского государства активно участвовало в финансировании военных расходов своими личными средствами: поступления от государственных займов за годы войны составили 76 млрд. руб. (за все довоенные годы поступило 50 млрд.); четыре денежно-вещевые лотереи, проведенные в 1941–1944 гг., дали бюджету около 12 млрд. руб.; 3 млрд. руб. составили специальные вклады-компенсации за неиспользованные отпуска; 17,8 млрд. руб.426 было получено от взносов в фонд обороны и в фонд Советской Армии (кроме большого количества драгоценных металлов, иностранной валюты и натуральных поступлений). В целом добровольные и обязательные платежи населения в годы войны составили свыше 26 процентов всех доходов Государственного бюджета СССР.

Наряду с перечисленными источниками финансирования военных расходов в начале войны большую роль сыграла мобилизация финансовых резервов промышленности, торговли и банков долгосрочных вложений (свыше 20 млрд. руб.)427.

И наконец, следует отметить роль финансов в осуществлении снижения цен на военную продукцию. Огромный рост производства военной продукции, совершенствование организации и технологии производства, мобилизация внутренних ресурсов промышленности и строжайший режим экономии обеспечили снижение себестоимости сравнимой продукции военной промышленности за годы войны (по 1944 г. включительно) на сумму около 50,3 млрд. руб.428 Систематическое снижение цен на военную продукцию стало существенным источником финансирования Отечественной войны.

Расходы на оборону по государственному бюджету за 1941–1945 гг. составили 582,4 млрд. руб., или 50,8 процента всей суммы расходов государственного бюджета. Правильное, целесообразное и экономное использование этих огромных ассигнований была призвана осуществить финансовая служба Вооруженных Сил.

Организация, формы и методы работы финансовой службы, сложившиеся к 1941 г., определялись ростом общей численности Вооруженных Сил, усложнением их организации, увеличением количества воинских частей и соединений, усилением технического оснащения Советской Армии и Военно-Морского Флота, изменениями, происходившими в организации их снабжения в годы, предшествовавшие началу Великой Отечественной войны.

Финансовая служба, исторически сложившаяся в недрах органов управления и снабжения Советской Армии и Военно-Морского Флота, по мере централизации и роста расходов на военные нужды приобретала все большее значение и большую самостоятельность.

Уже к 1932 г. осуществляется полное обособление органов финансовой службы, вплоть до воинских частей, от органов снабжения и непосредственное подчинение их командирам воинских частей, соединений и объединений.

В 1940 г. финансовая служба Вооруженных Сил окончательно приобретает ту стройную организационную структуру, с которой она подошла к началу Великой Отечественной войны:

— в центре: финансовое управление при НКО СССР, подчиненное Народному комиссару обороны СССР, являвшемуся главным распорядителем кредитов по смете Наркомата обороны;

— в военных округах — финансовые отделы, подчиненные командующим войсками округов;

— в соединениях (корпусах и дивизиях) — финансовые отделения, подчиненные командирам соединений;

— в воинских частях — финансовые части, подчиненные непосредственно командирам воинских частей.

Финансирование войск (как и их снабжение) производилось по схеме: центр — округ — соединение — воинская часть.

Бюджетными и текущими счетами в органах Государственного банка ведали (по поручению командующих, командиров соединений и воинских частей) только финансовые органы429.

К этому же времени в финансовом хозяйстве воинских частей была отменена устаревшая система фондов собственных средств430 — все средства по смете для воинских частей стали средствами целевого назначения, на которые распространялся режим сметно-бюджетного финансирования.

На финансовые отделы был возложен и контроль в отношении довольствуемых ими финансовых органов соединений и воинских частей.

Расширение функций финансовой службы ставило вопрос о подготовке кадров финансовых работников. Эта проблема была решена развертыванием, начиная с 1932 г., курсовой сети в военных округах, созданием в Ярославском военно-хозяйственном училище специальных подразделений, готовящих финансовых работников (1937 г.), а впоследствии (1941 г.) — формированием Военно-финансового училища Советской Армии. Для подготовки руководящего звена финансовой службы был создан военный факультет при Ленинградском финансовом институте (1932–1936), финансовый факультет при Военной академии имени Фрунзе (1934–1936), вошедший впоследствии в состав Военно-хозяйственной академии (1936–1942). Эти военно-учебные заведения подготовили основной костяк кадров финансовой службы.

Сложившаяся организационная структура финансовой службы, как и система планирования и финансирования войск, вполне оправдала себя в годы войны и была легко приспособлена к военным условиям.

Конкретные задачи, решавшиеся финансовой службой на том или ином этапе войны, формы и методы планирования, финансирования и финансового контроля были тесно связаны с условиями развития Вооруженных Сил, ведения боевых действий, с характером и развитием связей с государственным бюджетом и народным хозяйством.

В начальном периоде войны перед финансовой службой Вооруженных Сил возник ряд сложных, требующих немедленного решения проблем. Первоочередной из них было обеспечение денежными средствами воинских частей, убывающих в действующую армию и развертываемых по мобилизации. С объявлением Указа Президиума Верховного Совета СССР о мобилизации соответствующие учреждения Государственного банка СССР произвели зачисление на текущие счета воинских частей и учреждений сумм, указанных в специальных планах.

Этими планами еще в мирное время предусматривалось обеспечение потребностей Вооруженных Сил, в случае возникновения войны, на первый ее месяц. Одновременно предусматривалось прекращение действия сметы мирного времени и закрытие всех не использованных к началу войны кредитов по этой смете. Далее предполагалось, что в течение месяца будут составлены и утверждены новые сметы Наркомата обороны СССР и Наркомата Военно-Морского Флота СССР, обеспечивающие их потребности на военное время до конца текущего календарного года.

Сложившаяся после 22 июня 1941 г. военная обстановка заставила поступить несколько иначе: после открытия специальных кредитов на расходы военного времени кредиты по текущей смете не были закрыты и смета продолжала действовать. За счет ее округам и фронтам по планам финансирования третьего квартала 1941 г. были переведены кредиты на июль, а также, по их уточненным заявкам, открывались дополнительные кредиты на июнь.

Этим решались вопросы как об обеспечении денежными средствами воинских частей, убывающих на фронт и вновь формируемых, так и о сроке уточнения общей потребности Вооруженных Сил в денежных ресурсах до конца 1941 г. и утверждения новой сметы на этот период. Последнее было особенно важно, поскольку быстро меняющаяся обстановка исключала возможность в месячный срок с достаточной точностью определить потребности Вооруженных Сил в денежных ресурсах на второе полугодие 1941 г. Формально новой сметы как единого документа так и не было создано, хотя ориентировочные подсчеты делались. До конца года действовала смета мирного 1941 г., но ассигнования на третий и четвертый кварталы рассматривались и утверждались исходя из реальных потребностей и особенностей каждого из них, порядком, которым обычно утверждались годовые сметы Наркоматов обороны СССР и Военно-Морского Флота СССР. Ассигнования на расходы Вооруженных Сил в 1941 г. по государственному бюджету, как уже указывалось, составили 70,9 млрд. руб. Общая же сумма расходов Вооруженных Сил в 1941 г. составила 83,0 млрд. руб. — на 17 процентов больше общей суммы ассигнований на 1941 г. по смете мирного времени.

В дальнейшем до конца войны годовые сметы на расходы Вооруженных Сил рассматривались и утверждались порядком и в сроки, мало отличавшиеся от мирного времени. Однако, по существу, эти сметы были ориентировочными — более важное значение в годы войны приобрели квартальные планы финансирования, которые подробно рассматривались и утверждались правительством431.

Окончательные ассигнования на каждый год войны определялись как сумма ассигнований на четыре квартала.

С началом войны потребовалось произвести некоторые изменения в организации финансового планирования и финансирования войск. Они не затронули основ введенного до войны Положения о финансовом хозяйстве воинской части, соединения и военного округа. Частично они были предусмотрены еще накануне войны Инструкцией о финансировании войсковых частей и учреждений Советской Армии в военное время, а в дальнейшем — вносились по мере накопления финансовой службой опыта финансирования войск в условиях войны. Система финансового планирования и финансирования совершенствовалась на протяжении всей войны.

Эти изменения заключались прежде всего в том, что для всех финансовых органов, от финансового отдела фронта и округа до воинской части, было отменено квартальное планирование. В условиях войны, особенно в начальном ее периоде, быстрая смена обстановки, частые изменения в составе фронтов и армий, переход воинских частей и соединений на финансирование от одного довольствующего финансового органа к другому, новые формирования и переформирования воинских частей делали нереальным планирование их потребностей в денежных средствах на такой относительно длительный отрезок времени, как квартал. Месячное финансовое планирование более соответствовало обстановке432.

Финансирование Советской Армии начало осуществляться по схеме центр — фронт (округ) — армия — соединение — воинская часть. Появление нового звена — финансового отдела армии — сыграло положительную роль в планомерном обеспечении войск денежными средствами и усилении контроля за их использованием.

Для кассового обслуживания войск действующей армии были созданы полевые органы Государственного банка: в центре (при правлении Государственного банка СССР) — Управление полевыми учреждениями Госбанка, во фронтах — полевые конторы, в армиях — полевые отделения и в войсковых соединениях — полевые кассы Госбанка. В военно-административном отношении они подчинялись командованию тех войсковых соединений и объединений, при которых находились, а по вопросам оперативной работы — вышестоящим полевым учреждениям Госбанка.

Бюджетные счета в полевых органах Госбанка открывались финансовым отделам фронтов, армий и финансовым отделениям соединений. Воинским частям действующей армии счетов в полевых органах Госбанка не открывалось. Денежные средства каждой воинской части отпускались между 1-м и 10-м числами планируемого месяца при личной явке начальника финансовой службы воинской части в довольствующий финорган с требованием на данный месяц433. На сумму, причитающуюся воинской части, начальнику финансовой службы выдавался чек, по которому он и получал в находящемся, как правило, здесь же полевом органе Госбанка наличные деньги со счета довольствующего финансового органа. Каждая выдача денег воинской части довольствующим финансовым органом и полевым органом Госбанка фиксировалась в контрольной книжке. Эта книжка, заменявшая денежный аттестат части, а по существу и ее текущий счет, сопровождала воинскую часть при всех ее перемещениях в действующей армии вплоть до расформирования, после чего сдавалась довольствующему финансовому органу. Такой порядок создавал необходимые условия для осуществления действенного предварительного контроля со стороны довольствующего финансового органа, что широко практиковалось финансовой службой во время войны.

Для предупреждения потерь наличных денег в боевой обстановке были установлены жесткие лимиты сумм, разрешаемых к хранению в денежных ящиках воинских частей; лимитировались также остатки кредитов на счетах финансовых отделов фронтов (округов), армий и соединений.

Денежное содержание личного состава было крупнейшим расходом, требовавшим наличных денег — более трех четвертей суммы расходов действующей армии. Между тем вопрос обращения наличных денег уже с первых дней войны привлек к себе пристальное внимание. Сокращения выдачи наличных денег удалось добиться введением в практику работы полевых учреждений Госбанка вкладных операций. Постановлением правительства на них был возложен прием денежных вкладов с выдачей вкладных книжек. Условия вкладов были аналогичны условиям сберегательных касс, а по вкладным книжкам допускалось получение денег в любом филиале Государственного банка. Оформление вкладов было организовано через финорганы воинских частей и осуществлялось безналично. Сумма вкладов с 68 млн. руб. на 1 января 1942 г. возросла до 3987 млн. руб. на 1 января 1945 г.434

Через финансовые органы воинских частей, путем безналичных расчетов с полевыми почтовыми станциями, были организованы денежные переводы семьям лиц начальствующего состава по их поручениям.

Развитие безналичных операций позволило резко сократить выпуск наличных денег в обращение полевыми учреждениями Госбанка.

По отношению к общим выплатам средств воинскими частями сумма эмиссии составила в мае 1942 г. 34,5 процента, а в 1943 г. достигла 23,3 процента435.

Нередки были случаи мобилизации личных средств военнослужащих в размерах, позволявших некоторым воинским частям обходиться без получения наличных денег. Отдельные фронты обеспечивали финансирование войск, в ряде случаев без денежной эмиссии. Так, в декабре 1942 г. Южный фронт обошелся без выпуска денег в обращение, а Донской фронт даже изъял из обращения наличность в сумме 3,7 млн. рублей436. Это был существенный вклад Вооруженных Сил в дело укрепления денежной системы Советского государства в годы войны.

С переходом советскими войсками в 1944 г. государственной границы перед финансовой службой Вооруженных Сил встала новая задача: финансирование войск в иностранной валюте.

Следует при этом подчеркнуть, что главными источниками содержания советских войск на иностранной территории продолжали оставаться ресурсы Советского государства. Все основные виды материальных средств завозились из Советского Союза в натуре, и оплата их производилась в Советском Союзе за счет ассигнований по государственному бюджету СССР. Что касается использования на содержание Вооруженных Сил СССР материальных и финансовых ресурсов гитлеровской Германии и ее сателлитов, воевавших против СССР, то Советское государство исходило из того принципиального положения, что трудящиеся массы стран, на территорию которых вступали Советские Вооруженные Силы, по возможности не будут нести дополнительного бремени. Советское правительство через военные советы фронтов принимало все меры для того, чтобы в странах, освобожденных Советской Армией от фашизма, заработная плата и другие доходы трудящихся обеспечивались на необходимом уровне, осуществлялось регулирование цен на продовольствие и предметы широкого потребления и организация снабжения ими населения в пределах, допускаемых местными ресурсами. «Население Германской Демократической Республики, — писал впоследствии В. Ульбрихт, — никогда не забудет самоотверженной мирной работы советских комендантов и офицеров… Они с небывалой энергией приступили к оказанию помощи немцам, побуждая их целеустремленно и самоотверженно взяться за работу»437.

Заготовки из местных ресурсов для нужд советских войск допускались в строго ограниченных размерах лишь для текущих надобностей войск, находящихся на данной территории. Это регулировалось и размерами ассигнований соответствующей валюты. В отношении цен на закупаемые товары принимались все меры к сохранению их на уровне, существовавшем до вступления советских войск.

Планирование и финансирование расходов войск, находившихся на иностранной территории, в советской валюте осуществлялось тем же порядком, что и в пределах СССР, с той лишь разницей, что все операции в советской валюте могли производиться только безналично (вклады, переводы). Финансирование в иностранной валюте производилось на основании смет, составляемых финансовыми отделами фронтов, находившихся на иностранной территории, после утверждения этих смет правительством СССР.

Иностранная валюта предназначалась для выплаты полевых денег военнослужащим и суточных денег рабочим и служащим за время пребывания за границей, а также для оплаты продовольствия, некоторых других видов имущества, заготавливаемого из местных ресурсов, и для расчетов с местными организациями за коммунальные и иные услуги.

Установленные правительством нормы выплат иностранной валюты личному составу Вооруженных Сил периодически пересматривались, в зависимости от изменения экономических условий и покупательной способности валют соответствующих стран.

Некоторой стабилизации реальной стоимости выплачивавшегося военнослужащим денежного довольствия немало способствовало развертывание войсковых органов торговли, осуществлявших продажу товаров и оказание различных услуг (пошив и ремонт обмундирования, приготовление пищи, услуги парикмахерских и др.) по твердым ценам.

Изучение экономики, финансовой и кредитной системы, денежного обращения, цен и других конъюнктурных условий стран, на территории которых находились советские войска, стало существенной частью работы органов финансовой службы войск, находившихся за границей, а также Финансового управления НКО СССР.

Источники получения валюты, необходимой для финансирования войск на иностранной территории, были различны. Так, в Германии и Австрии, по соглашению между правительством СССР и правительствами США, Англии и Франции, были выпущены военные марки и военные шиллинги единого образца. В странах, принимавших участие в войне против СССР на стороне фашистской Германии, источники финансирования советских войск определялись соглашениями о перемирии. Правительства этих стран были обязаны выплачивать в национальных валютах денежные суммы, которые могли потребоваться советскому Главнокомандованию для обеспечения текущих потребностей войск. В связи с обесценением национальных валют Румынии и Венгрии для них были выпущены в обращение военные деньги.

В странах, освобожденных от фашистской оккупации и находившихся в союзных отношениях с СССР (Польша, Чехословакия, Югославия), решение вопросов об источниках финансирования, порядке и условиях расчетов с местными фирмами и организациями за поставляемые для нужд войск товары и оказываемые услуги основывалось на специальных соглашениях с правительствами этих стран по экономическим и финансовым вопросам.

После вступления советских войск, в ходе разгрома империалистической Японии, в пределы Маньчжурии, Ляодунского полуострова и Северной Кореи, по договоренности с правительствами Китая и Северной Кореи, для финансирования войск были выпущены денежные знаки, выраженные в маньчжурских юанях (гоби) и корейских иенах.

При занятии населенных пунктов на иностранной территории командиры частей и соединений в целях обеспечения сохранности ценностей немедленно устанавливали охрану обнаруженных банковских учреждений и их хранилищ. В дальнейшем этим учреждениям предоставлялась возможность проводить операции по обслуживанию местного населения и производить необходимые расчеты.

Подробнее следует рассмотреть такие важнейшие участки деятельности финансовой службы Вооруженных Сил в годы Великой Отечественной войны, как финансирование заказов вооружения и боевой техники, вопросы денежного довольствия военнослужащих и их пенсионного обеспечения, а также организацию и практику финансового контроля за расходованием государственных средств.

Оплата заказов вооружения, боеприпасов, боевой техники и военного имущества являлась крупнейшим из всех расходов на оборону. Она составляла с незначительными колебаниями по годам около одной трети этих расходов. В сравнении с 1940 г. расходы на оплату заказов вооружения и боевой техники в течение четырех лет возросли втрое, составив (по отношению к 1940 г.) в 1941 г. 165,7 процента, в 1942 г. — 232,7, в 1943 г. — 270,9 и в 1944 г. — 303,2 процента438.

Основным фактором, определявшим рост расходов на вооружение и боевую технику, являлось увеличение объема поставок. При этом в результате систематического снижения цен на военную продукцию физический объем поставок вооружения и боевой техники возрос в большей степени, чем расходы на их оплату. Общий объем финансирования заказов на вооружение и боевую технику на протяжении всей войны определялся по кварталам. Соответственно на квартал устанавливались и ассигнования по сметам НКО и НК ВМФ каждому управлению-заказчику.

До Великой Отечественной войны все военные поставки производились на основе договоров, заключаемых между поставщиками и заказчиками. Контроль за заключением договоров и выполнением сторонами принятых на себя договорных обязательств был возложен на финансовую службу Вооруженных Сил. Всякого рода нарушения условий поставки поставщиками вызывали претензии заказчиков и их обращение в Госарбитраж, если заказчик отказывался от удовлетворения претензий.

В 1941 г. многие нарушения условий поставки были связаны с войной, и Госарбитраж часто отклонял претензии заказчиков. Так, из общей суммы предъявленных претензий на 83,7 млн. руб. было отклонено претензий на сумму 21,2 млн. Сумма взысканных с поставщиков пени и неустоек составила в 1942 г. 109 млн. руб., в 1943 г. — 65,3 млн. и в 1944 г. — 76,3 млн.439 В сравнении с общими суммами расходов на оплату заказов вооружения и боевой техники эти суммы невелики, но они свидетельствуют об активном использовании финансовой службой Вооруженных Сил советского рубля в качестве орудия экономического воздействия на поставщиков военной продукции для стимулирования выполнения договорных обязательств.

Хозяйственный договор на протяжении всей войны, несмотря на ряд возникших трудностей, продолжал оставаться основной формой установления экономических связей и отношений между поставщиками и заказчиками. Важную роль играли цены на поставляемую продукцию. Оплата поставок продукции народнохозяйственного значения, необходимой для нужд военного потребления, производилась по оптовым и розничным ценам, в разработке которых военное ведомство участия не принимало. На вооружение и боевую технику оптовые цены устанавливались с участием соответствующих управлений Наркомата обороны СССР и Наркомата Военно-Морского Флота СССР, при активной роли их финансовых органов.

В марте 1942 г. заместитель Председателя СНК СССР А. И. Микоян после ознакомления с состоянием работы по ценам на военную продукцию отметил, что финансовыми органами Наркомата обороны СССР слабо изучалась себестоимость на предметы военных поставок: одни и те же предметы, поставлявшиеся разными предприятиями, оплачивались по разным ценам. Поставлявшаяся для Советской Армии продукция оплачивалась Наркоматом обороны СССР по крайне завышенным ценам без всяких споров. Отдельные предприятия в первом квартале 1942 г. поставляли военную продукцию по ценам выше установленных в 1941 г.

Перед финансовыми органами Наркомата обороны СССР были поставлены задачи — более глубоко изучать вопросы ценообразования в промышленности, вскрывать резервы возможного снижения цен и повседневно активно участвовать в проектировании и согласовании цен, максимально обеспечивающих интересы государственного бюджета.

Для выполнения этих задач был проведен ряд организационных мероприятий. В апреле 1942 г. в составе Финансового управления НКО СССР создается отдел цен и калькуляции; были расширены и укреплены калькуляционные органы в управлениях Наркомата обороны СССР, введены должности инженеров-калькуляторов в аппарат военных представительств в промышленных предприятиях.

Весь этот аппарат должен был вести постоянную работу по изучению издержек производства на военную продукцию, анализировать плановые и отчетные данные, характеризующие себестоимость предметов военных поставок и готовить обоснованные предложения по пересмотру и снижению цен440.

Созданный аппарат в годы войны вполне себя оправдал: уже в 1942 г. от снижения цен на поставленную в течение года продукцию в сравнении с ценами 1941 г. была получена экономия свыше 9,5 млрд. руб.441 О динамике снижения оптовых цен (в тыс. руб. за штуку) на отдельные предметы вооружения дает представление табл. 28442.

Таблица 28

Вооружение Годы
1941 1942 1943 1914
Самолет Ил-4 800 468 380 380
Самолет Ли-2 650 510 424 424
Самолет Пе-2 420 353 265 265
Танк КВ 635 295 225
Танк Т-34 269,5 193 135 135
Танк Т-34-85 164 164
122-мм гаубица М-30 94 39 35 35
Пистолет-пулемет ППШ 0,5 0,4 0,14 0,148
7,62-мм винтовка 0,163 0,12 0,1 0,1

Общая сумма экономии, полученной от снижения цен на заказы вооружения и боевой техники за годы войны, составила 50,3 млрд. руб. Такая экономия была равна издержкам ведения войны в течение 138 дней443.

Экономия достигалась не только за счет снижения цен, но и за счет рационального использования ресурсов, получаемых Вооруженными Силами по плану заказов вооружения и боевой техники. Так, например, стоимость собранных и возвращенных промышленности стреляных орудийных гильз за один только 1943 год составила по ценам того времени 738,0 млн. руб., а в натуре это дало экономию 94 957 т остродефицитной латуни. В 1945 г. стоимость возвращенных промышленности латунных гильз составила 799 млн. руб. В том же году в промышленность было возвращено специальной укупорки от боеприпасов на сумму 160,3 млн. рублей444.

За годы войны на проведении этого мероприятия страна сэкономила несколько миллиардов рублей и сотни тысяч тонн остродефицитных материалов. За сбор и возврат стреляных гильз и спецукупорки правительством была установлена выплата премий.

Денежное довольствие и пенсионное обеспечение военнослужащих различны по источникам, формам и методам финансирования. Однако их тесно связывает то обстоятельство, что в них зримо выражается забота партии и правительства о воинах Советской Армии и их семьях.

Это особенно ярко проявилось в годы Великой Отечественной войны.

Система денежного довольствия военнослужащих Советской Армии и Военно-Морского Флота, сложившаяся к началу войны, не в полной мере отражала условия несения службы военнослужащими в военное время. Поэтому с первых же дней войны потребовали решения новые вопросы, связанные с обеспечением больших масс военнослужащих, призванных из запаса по мобилизации, с обеспечением раненых и больных, семей военнослужащих, с введением новых видов денежного довольствия в условиях действующей армии.

Выплату денежного довольствия всему личному составу Советской Армии было решено производить по нормам мирного времени, в соответствии с занимаемыми штатными должностями. При этом лицам среднего, старшего и высшего начальствующего состава, призванным по мобилизации, в том числе зачисленным на курсы усовершенствования или переподготовки, со дня призыва до назначения на штатные должности устанавливались выплаты окладов денежного содержания в размере 550 руб. для среднего, 750 руб. для старшего и 1000 руб. для высшего начальствующего состава, то есть на уровне минимальных окладов по тем должностям, на которые они могли быть назначены.

Сверхсрочнослужащим, состоявшим в кадрах к моменту начала войны, назначенным на должности по штатам военного времени, денежное содержание выплачивалось по этим должностям, но не ниже окладов, которые они получали к моменту назначения. Зачисление на сверхсрочную службу во время войны было отменено.

На военное время правительством было установлено два дополнительных вида денежного довольствия военнослужащим: единовременное пособие и полевые деньги.

Единовременное пособие было введено взамен отменявшегося на время войны подъемного пособия для всего начальствующего состава кадра и запаса и для сверхсрочнослужащих при убытии их в действующую армию. Пособие, в размере месячного основного оклада по занимаемой штатной должности, выдавалось один раз за время войны.

Полевые деньги представляли собой ежемесячную надбавку военнослужащим действующей армии.

В течение всей войны система денежного довольствия военнослужащих совершенствовалась в направлении стимулирования роста воинского мастерства и боевой деятельности военнослужащих. Так, всему начальствующему составу гвардейских частей была установлена выплата полуторных, а бойцам — двойных окладов денежного содержания. По мере роста значения в боевых действиях отдельных родов войск или военных специальностей вносились изменения в оклады денежного содержания и вводились новые виды денежного довольствия. Этих изменений было много главным образом в 1942 и 1943 гг.

О характере и направлении подобных изменений говорит их краткий перечень: повышенные оклады были установлены в гвардейских минометных частях, в истребительно-противотанковых артиллерийских полках, дивизионах и батареях, в ударных армиях, в частях воздушно-десантных войск, летно-подъемному и инженерно-техническому составу авиации дальнего действия, среднему командному составу пулеметных частей и подразделений, снайперам, пулеметчикам, экипажам танков, личному составу подразделений противотанковых ружей и истребительно-противотанковой артиллерии; для повышения мастерства водителей танков, от искусства которых зависел успех танкового боя, была введена классность с выплатой дополнительного вознаграждения.

Ту же основную цель — стимулировать максимально эффективное использование вооружения и боевой техники — преследовал и ряд добавочных видов денежного довольствия, введенных во время войны. В их числе следует назвать денежное вознаграждение за сбитые самолеты противника, за успешные штурмовые действия по войскам противника, за уничтожение самолетов на аэродромах противника, за подбитые танки противника и другие.

Простое перечисление элементов, из которых слагалась система денежного довольствия военнослужащих в годы войны, и особенно в действующей армии, говорит о ее сложности и о высоких требованиях, которые она предъявляла как к подготовке и квалификации кадров военно-финансовых работников, так и к организации повседневной помощи им и контроля за их деятельностью.

Большого и пристального внимания финансовой службы потребовало обеспечение денежным довольствием раненых и больных военнослужащих. По эвакуации из действующей армии за ними сохранялись оклады по последней должности впредь до нового назначения или увольнения из Вооруженных Сил. Система денежных аттестатов — бесспорных документов, устанавливающих право военнослужащих на получение денежного довольствия за определенный срок и в определенных размерах, в данном случае себя не вполне оправдала, так как нередко военнослужащие эвакуировались с поля боя без аттестатов, а последующее получение их лечебными заведениями было крайне затруднительным.

В отношении раненых и больных военнослужащих рядового и младшего начальствующего состава, прибывших в госпитали на излечение без аттестатов, пришлось пойти на выплату денежного содержания на основании документов, косвенно подтверждающих их штатные должности (например, по красноармейским книжкам). Прибывшие без всяких документов обеспечивались денежным содержанием в размере оклада рядового пехоты первого года службы, то есть по минимальному окладу. Разумеется, такие расчеты не могли быть точными, но более удовлетворительного решения вопроса обеспечения раненых и больных военнослужащих срочной службы при отсутствии у них денежных аттестатов так до конца войны и не было найдено.

В таком же положении в начале войны оказались раненые и больные лица начальствующего состава. Однако здесь быстро была найдена форма, полностью исчерпавшая вопрос: с 1 мая 1942 г. для военнослужащих начальствующего состава и сверхсрочнослужащих взамен аттестата была введена расчетная книжка, существующая и поныне. Затруднения в удовлетворении положенным денежным довольствием могли возникать лишь при утере расчетной книжки, но это было уже не правилом, а исключением.

Для обеспечения семей лиц начальствующего состава, убывающих в действующую армию, была установлена обязательная выдача военнослужащими членам своих семей аттестатов на часть денежного содержания, которое выплачивалось районными военкоматами по месту жительства семьи.

В начале войны многие семьи военнослужащих, эвакуировавшихся из приграничных районов, оказались в крайне тяжелом материальном положении. По пути следования эшелонов им оказывалась материальная помощь в виде единовременных пособий, но они могли служить лишь временной поддержкой.

С июля 1941 г. приказом Народного комиссара обороны СССР семьям военнослужащих, не получившим денежных аттестатов, была разрешена выплата авансов в военкоматах по месту жительства впредь до выяснения судьбы военнослужащего, но не более, чем в течение трех месяцев. Впоследствии выплата этих авансов, получивших название возвратных пособий, была продлена до конца войны.

В тех случаях, когда военнослужащий не знал местонахождения семьи, денежный аттестат для нее высылался воинской частью в адрес Финансового управления НКО СССР. Туда же стекались по линии военных комиссариатов сведения о прибывших к месту эвакуации семьях военнослужащих.

В Финансовом управлении НКО СССР была создана специальная картотека учета семей военнослужащих, аккумулировавшая эти два потока сведений. Она сыграла чрезвычайно важную роль: с ее помощью были установлены за период войны адреса и высланы семьям (в военкоматы) 71 750 аттестатов, по запросам военнослужащих о местожительстве семей было сообщено свыше 174 тыс. адресов.

По мере поступления в военные комиссариаты денежных аттестатов или сведений о судьбе военнослужащих с семьями, получавшими возвратные пособия, производился перерасчет, и суммы выданных пособий удерживались из денежного содержания военнослужащего или пенсии, назначенной семье.

В целом порядок обеспечения во время войны семей лиц начальствующего состава и сверхсрочнослужащих себя оправдал.

Пенсионное обеспечение военнослужащих, как и денежное довольствие, развивалось и совершенствовалось в процессе строительства Вооруженных Сил нашей страны вместе с ростом общественного производства и национального дохода. Накануне войны было принято постановление правительства о пенсиях и пособиях лицам высшего, старшего и среднего начальствующего состава, лицам младшего начальствующего состава сверхсрочной службы, специалистам рядового состава сверхсрочной службы и их семьям. Это постановление, обеспечивая повышение материального благосостояния военнослужащих и их семей, сыграло большую роль в дальнейшем развитии пенсионного законодательства.

28 июня 1944 г. Государственный Комитет Обороны принял постановление о материально-бытовом обеспечении генералов, адмиралов и старшего офицерского состава Вооруженных Сил, имевших срок выслуги 25 и более лет, зачисленных в запас или уволенных в отставку по болезни и по возрасту. Этим категориям военнослужащих были установлены повышенные пенсии, которые исчислялись из штатного оклада содержания по последней должности с учетом процентной надбавки за выслугу лет. Кроме того, этим военнослужащим при увольнении из кадров выдавалось единовременное пособие.

Большое значение имело постановление правительства о единовременных пособиях женам генералов и старших офицеров, умерших, погибших в боях и пропавших на фронте без вести, и о предоставлении ряда льгот семьям этих лиц.

В годы Великой Отечественной войны много внимания было уделено также совершенствованию форм и методов пенсионной работы.

Оформление материала для назначения пенсии в условиях войны — работа сложная и трудоемкая. Достаточно сказать, что численность пенсионеров, обеспечиваемых Наркоматом обороны СССР, возросла за годы войны в 18 раз, а государственные расходы на выплату пенсий (с учетом повышения их размеров) увеличились в 1945 г. по сравнению с 1940 г. в 96 раз. Кроме выплаты пенсий в годы войны ежегодно выплачивалось семьям погибших военнослужащих 100–120 млн. руб. в виде единовременного пособия445. Поэтому в мае 1942 г. вопросы пенсионного обеспечения из Главного управления кадров НКО СССР были переданы в ведение Финансового управления НКО, а оформление документов на назначение пенсий было возложено на райвоенкоматы.

Назначение пенсий семьям военнослужащих производилось областными (краевыми, республиканскими) военкоматами446 на основании получаемых райвоенкоматами извещений воинских частей о гибели военнослужащего. Извещения на погибших военнослужащих при отсутствии адреса семьи пересылались в Финансовое управление НКО СССР. Здесь производился розыск по картотеке централизованного учета семей военнослужащих, и извещение направлялось по месту жительства семьи, где ей назначались положенные пенсия и пособие. Таким путем с 1942 по 1946 г. были назначены пенсии и выданы пособия 54 393 семьям447.

Не менее важное значение имели вопросы социального обеспечения рядового и младшего начальствующего состава срочной службы, их семей, инвалидов Великой Отечественной войны. К подготовке мероприятий этого плана, проводившихся по решениям партии и правительства, как правило, привлекалась финансовая служба Вооруженных Сил, но практическое проведение их в жизнь возлагалось на Советы депутатов трудящихся и органы социального обеспечения.

Осуществлявшаяся финансовой службой Вооруженных Сил в годы Великой Отечественной войны пенсионная работа, как и работа с денежными аттестатами, выдаваемыми начальствующим составом своим семьям, имела не только финансовое, но и большое политическое значение. «Вовремя проявленная забота о семьях воинов повышает морально-политический уровень бойцов и офицеров и укрепляет мощь Советской Армии», — указывалось в постановлении ЦК ВКП(б) от 22 января 1943 г. «Об улучшении работы по обеспечению семей военнослужащих». «Забота о семьях военнослужащих является половиной нашей заботы о Советской Армии», — подчеркивал Центральный Комитет ВКП(б),

Этими указаниями партии неизменно руководствовалась финансовая служба Вооруженных Сил, добиваясь постоянного улучшения своей работы, направленной на обеспечение семей военнослужащих.

В период войны большое внимание уделялось деятельности финансового контроля. В самом начале войны контрольно-ревизионный аппарат финансовой службы широко использовался для организации и налаживания хозяйства во вновь сформированных финансовых органах фронтов, армий, соединений и воинских частей. Первостепенное значение при этом придавалось инструктированию и обучению новых финансовых работников, призванных из запаса. Естественно, что при этом в первые два-три месяца войны ревизионная работа несколько сузилась. Довольствующие финансовые органы действующей армии начали осуществлять регулярные ревизии финансово-хозяйственной деятельности воинских частей и учреждений с сентября 1941 г. В первую очередь они занялись обревизованном хозяйства вновь сформированных воинских частей, начальники финансовой службы которых не имели еще необходимой подготовки и практического опыта работы в армии.

Условия финансового контроля в действующей армии определялись большой подвижностью войск, изменением структуры расходов воинских частей, частыми изменениями законодательства, определяющего нормы и порядок выплаты денежного довольствия военнослужащим, особенностями кассового обслуживания войск через полевые органы Госбанка. Эти условия требовали усиления предварительного контроля всех расходов войск, в особенности на денежное довольствие, усовершенствования методов документальных ревизий и проверок.

Возникновению некоторых форм предварительного контроля способствовала организация финансирования воинских частей действующей армии, при которой начальники финансовой службы воинских частей должны были ежемесячно являться в довольствующие финансовые органы с требованиями на отпуск денежных средств и другими необходимыми документами. Такие регулярные контакты руководящего состава довольствующих финансовых органов с низовыми финансовыми работниками были использованы для совершенствования знаний и опыта последних. В то же время возникли условия для осуществления предварительного контроля предстоящих расходов, предупреждения различных ошибок и незаконных расходов. Именно так возникли предварительные проверки раздаточных ведомостей на выплату денежного довольствия, которые предъявлялись начальниками финансовой службы воинских частей. Эта форма предварительного контроля с марта 1942 г. стала обязательной для всей армии.

Разумеется, предварительная проверка раздаточных ведомостей не исключала полностью возможных переплат, недоплат и других нарушений, поскольку одновременно с ведомостями не могли быть предъявлены все документы, послужившие основанием для их составления. Это было задачей последующего контроля, документальных ревизий финансового хозяйства каждой воинской части. Ревизии вскрывали такие нарушения, однако соотношение вскрытых и предупрежденных нарушений говорит о действенности найденной формы контроля: если в течение 1942 г. ревизиями только в действующей армии было выявлено переплат денежного довольствия на сумму 27,5 млн. руб., а предупреждено лишь на 6,9 млн. руб., то в 1945 г. переплаты, выявленные ревизиями, составили 11,4 млн. руб., а предупрежденные — 13,2 млн. руб.448

Этим не исчерпывалось значение предварительных проверок раздаточных ведомостей. Они явились для финансовых органов средством борьбы с содержанием сверхштатных и незаконно прикомандированных военнослужащих, наличие которых обнаруживалось при проверке ведомостей.

Однако основной формой контроля оставалась документальная финансовая ревизия. Количество ревизий в годы войны резко возросло. Так, в сравнении с 1941 г. оно увеличилось в 1942 г. в 3,7 раза, в 1943 г. — в 5,4, в 1944 г. — в 7,6 раза449. Вся финансовая деятельность войск в течение войны была полностью обревизована. Некоторые трудности возникали лишь при расформировании воинских частей. Их финансовая документация подлежала обязательному обревизованию с момента последней ревизии, однако нередко довольствующие финансовые органы узнавали о происходящем расформировании частей в последний момент. Были факты, когда командиры некоторых частей давали указания об отправке в архив необревизованных документов. Впоследствии было запрещено отправлять документы в архив без справки довольствующего финансового органа о произведенной ревизии.

Для повышения качества ревизий потребовалась организация методической помощи инспекторам и усиление оперативного руководства контрольно-ревизионной работой. С этой целью в феврале 1943 г. была утверждена инструкция по проведению документальной ревизии в воинских частях Советской Армии, разработан ряд специальных программ ревизий (для производственных предприятий, строительных организаций, госпиталей, военкоматов, довольствующих органов, фронтов, округов и армий и т.п.). Все эти руководящие документы по контрольно-ревизионной работе были изданы в виде справочника инспектора-ревизора.

Новым видом контрольно-ревизионной работы финансовых органов явились проверки хозяйственной деятельности воинских частей.

В обеспечении материальных потребностей войск во время войны преобладало натуральное снабжение. Трудности снабжения войск различными видами материальных средств вынуждали органы снабжения использовать свой инспекторский состав главным образом на работе по обеспечению снабжения, ликвидации узких мест в транспортировке грузов и выполнению других хозяйственных функций. Это ограничивало возможности документального контроля за учетом и законностью использования материальных ценностей в войсках со стороны довольствующих органов.

Практика показала, что финансовые органы имели возможность попутно, в процессе ревизий финансового хозяйства, выполнять определенную долю работы по ревизии хозяйственной деятельности. В ходе ревизий проверялись поступление в войсковые органы оплаченной военной продукции, результаты инвентаризации материальных ценностей, соответствие их остатков учетным данным, зачисление личного состава на довольствие и другие вопросы.

Материалы проверок обобщались и докладывались военным советам армий и фронтов. Принимались меры для устранения вскрытых недостатков.

Важной стороной контрольно-ревизионной работы является возмещение вскрываемого ревизией материального ущерба с лиц, виновных в нанесении его. Для повышения ответственности лиц, виновных в нанесении ущерба, возмещение его производилось в повышенных размерах, были введены инспекторские свидетельства на списание недостающих денежных средств и ценных бумаг. Переплаченные суммы денежного довольствия взыскивались полностью.

В 1942 г. был установлен порядок взыскания стоимости недостающего или незаконно израсходованного продовольствия и фуража с виновных, независимо от привлечения их к уголовной ответственности. Нанесенный ущерб определялся по рыночным цепам, а в качестве единого метода их определения брались заготовительные цены с увеличением их в 12,5 раз. В июне 1943 г. этот порядок был распространен на все виды интендантского имущества.

Все это способствовало более полному возмещению материального ущерба, причиненного различными нарушениями. Если в 1942 г. сумма сделанных начетов составляла 77 процентов общей суммы выявленных нарушений, то в 1943 г. она возросла до 88, а в 1944 г. — до 90 процентов суммы ущерба450.

Мероприятия по повышению материальной ответственности и систематический финансовый контроль, осуществлявшиеся финансовой службой Вооруженных Сил, сыграли важную роль в обеспечении возмещения нанесенного государству ущерба (за военные годы было взыскано более 57 процентов суммы выявленных финансовых нарушений) и способствовали предупреждению фактов хищений и незаконного использования денежных средств и всех видов материальных ценностей, поступающих для снабжения войск.

С окончанием Великой Отечественной войны перед финансовой службой Вооруженных Сил возникли новые задачи. Ближайшей из них было финансирование мероприятий по демобилизации.

Закон о демобилизации тринадцати старших возрастов личного состава действующей армии был принят Верховным Советом СССР 23 июня 1945 г. В сентябре 1945 г., в связи с победоносным окончанием войны с Японией, этот закон был распространен на военнослужащих, находившихся на Дальнем Востоке.

Всем демобилизованным военнослужащим в соответствии с законом от 23 июня 1945 г. предусматривалась выдача единовременного вознаграждения. Лица рядового состава, увольнявшиеся из действующей армии, получали при четырехлетней выслуге от 960 до 1500 руб.451 Сержантскому составу при такой же выслуге полагалось от 1200 до 3600 руб. Офицерам, прослужившим в Советской Армии в период войны от одного до четырех лет, выплачивалось соответственно от двух до пяти месячных окладов.

Это мероприятие было проявлением большой заботы Коммунистической партии о воинах Советской Армии.

В связи с общим сокращением численности Вооруженных Сил финансовая служба должна была обеспечить тщательную документальную ревизию финансового хозяйства всех расформировываемых воинских частей и соединений. Эта задача усложнялась тем, что надо было провести большое количество ревизий в очень короткие сроки.

Вскоре возникла необходимость в перестройке системы денежного довольствия, финансового планирования и финансирования войск. Естественно, с переходом войск к условиям мирного времени, к стабильности войскового хозяйства месячный отрезок времени, на котором строилось финансовое планирование во время войны, не оставлял места хозяйственным перспективам. Начался пересмотр сроков планирования и его организации.

В области денежного довольствия речь шла о возвращении к проекту новых окладов денежного содержания начальствующему составу Советской Армии, разработанному в конце 1940 г. Финансовым управлением НКО СССР. В нем указывалось на необходимость установления окладов по воинским званиям и должностям. Главный военный совет одобрил проект, но война задержала его реализацию. Именно он и лег в основу реформы денежного довольствия военнослужащих, осуществленной после окончания войны.

В целом финансовая служба Вооруженных Сил в годы Великой Отечественной войны успешно справилась со своими задачами. Этому во многом способствовало то, что вопросам финансового и материально-технического обеспечения действующей армии уделяли большое внимание Ставка Верховного Главнокомандования и Государственный Комитет Обороны.

Решения по основным вопросам финансового обеспечения Вооруженных Сил принимались заместителями Верховного Главнокомандующего Маршалами Советского Союза Г. К. Жуковым и А. М. Василевским и утверждались Государственным Комитетом Обороны.

Финансовая служба Вооруженных Сил работала в тесном контакте с Народным комиссариатом финансов СССР. В годы войны всеми вопросами финансирования Советской Армии и Военно-Морского Флота занимались народный комиссар финансов СССР А. Г. Зверев, начальник Управления Наркомата финансов СССР П. Г. Тихонов, а в 1944 г., с выходом Советской Армии на иностранные территории, в эту работу включились П. А. Малетин и И. Д. Злобин, ведавшие в Наркомате финансов СССР валютными вопросами.

Положительную роль сыграло подчинение в период войны Финансового управления НКО СССР заместителю Наркома обороны СССР — начальнику Тыла Советской Армии генералу армии А. В. Хрулеву. Один из организаторов военно-финансовой службы в прошлом, обладавший огромным практическим опытом в области военной экономики и финансов, А. В. Хрулев умело направлял деятельность финансовой службы, связывая ее задачи с задачами Тыла Советской Армии.

Работа финансовых отделов фронтов, военных округов, армий, флотов и флотилий осуществлялась под непосредственным руководством и контролем военных советов, в тесной связи с политорганами Советской Армии и Военно-Морского Флота. Руководители всех звеньев финансовой службы в своей работе повседневно и прочно опирались на партийные организации.

Руководство работой финансовых отделов фронтов, военных округов и армий со стороны Финансового управления НКО СССР носило постоянный и конкретный характер. Регулярные выезды в действующую армию и в военные округа руководящих работников и инспекторов Финансового управления с задачами контроля и проверки, оказания помощи финансовым отделам в их работе и для изучения их опыта способствовали успешной деятельности финансовой службы в целом. Обмену опытом и совершенствованию работы финансовых органов способствовали всеармейские совещания руководящего состава финансовой службы фронтов и армий, а также совещания начальников финансовых служб воинских частей и соединений, ежегодно проводившиеся во фронтах и в военных округах при активной помощи партийно-политических органов и военных советов фронтов, округов и армий.

Значительный вклад в развитие военно-финансовой службы внес генерал-лейтенант Я. А. Хотенко. Умело подобранный им коллектив заместителей и начальников отделов — генералы И. С. Векшин, Н. Н. Карпинский, А. Е. Школьников, офицеры М. А. Борзунов, А. И. Волынский, Н. Г. Жигулин, К. Б. Иванов, В. С. Кришкевич, Ю. Г. Мостун, Л. А. Оболенский, В. И. Пичугин, Б. Б. Ривкин, Г. И. Семенов, П. С. Старшинов, М. В. Терпиловский, А. А. Тимашев, И. А. Чекалкин и многие другие — обеспечил четкую организацию бюджетного планирования, своевременное и полное финансирование войск, военных заказов, капитального строительства и других отраслей военного хозяйства.

Не менее успешно решала свои задачи финансовая служба Военно-Морского Флота, руководимая генералом И. Т. Курехиным, офицерами И. И. Жуковым, Л. П. Журавлевым, П. И. Любимовым, В. К. Масловым и другими.

Нельзя не упомянуть также об огромной работе офицерского состава полевых учреждений Госбанка СССР, деятельность которых направлялась Г. В. Перовым, А. Ф. Павловым, И. Д. Безруковым, В. К. Ситниным и другими. Они обеспечивали в годы войны денежной наличностью нужды войск действующей армии и вместе с офицерами финансовой службы добивались сокращения эмиссии денег и укрепления советского рубля.

Деятельность военных финансистов в годы Великой Отечественной войны высоко оценена Коммунистической партией и Советским правительством. Тысячи из них были награждены орденами и медалями Советского Союза.

 

Другие новости и статьи

« Способы гармонизации семейных отношений

Из каких народов получались самые лучшие янычары »

Запись создана: Пятница, 19 Октябрь 2018 в 5:34 и находится в рубриках Вторая мировая война, Финансовое.

метки: , , , , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика