27 Октябрь 2011

Опоздавший к рубежу космоса

oboznik.ru - Опоздавший к рубежу космоса

Запуск первого в истории человечества советского спутника Земли в 1957 году и полет Юрия Гагарина в 1961 году были восприняты американским общественным мнением как акт национального унижения, повергли Америку в шок. Постараемся разобраться в глубинных мотивах, которые стали движущей силой американской космической программы и во многом определили агрессивность и напористость США в бескомпромиссном соревновании с Советским Союзом за символическое лидерство в космосе.

США - страна эмигрантов. У нее нет собственного многовекового исторического прошлого, а территорию своего государства они отняли у коренных жителей североамериканского континента - индейцев.

В 1776 году бывшие английские колонии объявили себя независимым государством, провозгласив Декларацию о независимости, за которой последовало принятие в 1787 году Конституции США.

Американцы очень высоко ставят свободу личности, свободу предпринимательства, демократические принципы, лежащие в основе их общественно-политической системы. Они считают, что именно эти моменты определяют динамизм, стремление к познанию, жажду ко всему новому, готовность вносить усовершенствования во всех сферах социально-экономической, научно-технической, политической и духовной жизни. На протяжении многих поколений американцы склонны романтизировать и идеализировать свое прошлое. Нередко можно слышать утверждения, что среди выходцев из Европы, начавших освоение Североамериканского континента, были вовсе не авантюристы, искатели приключений и личной наживы, а свободолюбивые личности. Они были вынуждены покинуть родину, спасаясь от произвола европейской монархии, не соглашаясь с ограничениями их личной свободы. А обретя свободу, они совершили «американское чудо». Есть и другие трактовки свободолюбия первых переселенцев из Европы. Вот что пишет по этому поводу российский историк А. Ефимов: «Буржуазные историки, указывая в числе мотивов, способствовавших переселению в Америку, на стремление уйти от религиозных преследований в Европе, особенно подчеркивают этот момент для того, чтобы противопоставить Европу, где существовали религиозные преследования, и Америку, якобы страну свободы совести. На самом деле свободы совести в Америке не было. Пуритане Новой Англии и католики в Мэриленде устанавливали теократическое правление (политическая система, где власть принадлежит духовенству. - Г.Х.) и жесточайшим образом преследовали инаковерующих»1.

В истории США можно видеть немало тенденций и событий, которые свидетельствуют о том, что это государство стремится обеспечить себе сильные позиции в мире во многих важных областях, проводит жесткую политику, когда речь идет о защите его национальных интересов, и очень болезненно реагирует на успехи других стран, особенно если они не входят в разряд дружественных США государств. В национальном сознании многих поколений американцев прочно укоренился синдром движения к «последней границе», который берет свое начало в постепенном завоевании в кровопролитных битвах с племенами индейцев, составлявших коренное население, территорий Североамериканского континента. Шаг за шагом США достигли «последней границы» - побережья Тихого океана. Завершилась колонизация географического пространства, на котором в настоящее время существует американское государство. Однако при этом в воображении американцев, в общественном сознании стремление к «последней границе» трансформировалось в готовность штурмовать «новые рубежи», искать ответы на новые вызовы самого различного характера.

На смену «последней границе» на суше пришли «новые рубежи» в Мировом океане и в атмосфере. США стали активно создавать военный и торговый флот. Полет братьев Райт был первым шагом к «воздушной границе», которую продолжает осваивать гражданская и военная авиация США. Но процесс человеческого познания отвергает любые границы. Американское общественное мнение с романтической наивностью полагало и продолжает верить, что США будут шаг за шагом покорять новые и новые высоты в науке, экономике, социальной сфере. При этом покорение таких высот отождествляется почти исключительно с созданием технического потенциала для решения качественно новых задач. Аргументом же в пользу того, что США смогут успешно решить новую грандиозную проблему, является то обстоятельство, что подобные задачи (для своего времени) уже были решены в прошлом.

Интерес политического руководства США и широкой американской общественности к завоеванию лидирующих позиций в исследовании и использовании космического пространства можно квалифицировать как вполне естественное распространение национальных амбиций на новую область деятельности, для начала освоения которой уже был создан первичный технический потенциал. Именно в таком ключе оценивала отношение США к космической деятельности Национальная комиссия по космосу, созданная по распоряжению президента Рейгана в 1985 году. В своем докладе «Открывая космическую границу» члены комиссии утверждали: «Дух первооткрывательства является составной частью наследия человечества. Америка была основана и поднялась на высоты своего величия за счет множества своих первооткрывателей. В последние несколько десятилетий перед нами открылась новая граница, бросающая человечеству самый великий вызов и обещающая свои огромные богатства - граница космоса»2.

Что же касается основного мотива, которым, как и в прошлом, должны руководствоваться США уже после окончания соперничества с СССР в космосе, то он формулируется открыто и недвусмысленно: «В мире будущего, где будет расти конкуренция, совершенно ясно, что сохранение лидерства Америки в науке и технике снова станет испытанием технической принципиальности, решительности и совершенства институтов нашего государства. Чтобы ответить на этот вызов, мы (США. - Г.Х.) должны будем начать поражающие воображение программы, которые привлекут к себе и послужат мотивами для творчества лучших умов в XXI веке. Мы должны стимулировать прогресс по широкому спектру проблем научной и технической деятельности, которые будут иметь критически важное значение для Америки в будущем»3.

Приведенная выше выдержка из авторитетного доклада экспертов, наметившего приоритеты космической деятельности США вплоть до середины XXI века, позволяет видеть постоянство мотивов США в исследовании и использовании космического пространства, а также практическую неизменность выбора средств решения новых проблем самого различного характера, которые появляются на повестке дня американского государства и мирового сообщества в целом. Будучи верным духу завоевания «новых рубежей», американское общество проявляет динамизм и с готовностью идет на жертвы и издержки ради того, чтобы первым воспользоваться теми возможностями, которые откроются, когда будут найдены средства решения новой проблемы. Оставаясь прагматиками и предпринимателями по натуре, американцы прекрасно понимают те экономические, политические, военные и другие выгоды, которые несет в себе лидерство в науке и технике.

Полное драматизма соревнование с Советским Союзом на начальном этапе космической эры было лишь эпизодом на длинном пути формирования национального научно-технического взаимодействия американской науки и политического руководства государства. «На протяжении двух веков, - говорится в докладе «Наука в год двухсотлетия», подготовленном национальным научным советом - органом Национального научного фонда США, объединяющим руководителей университетов, государственных и частных научно-исследовательских организаций, - усилия по созданию мощного потенциала науки были одной из важнейших задач создания социальных институтов как общественных, так и частных для подготовки ученых, для ведения и обеспечения научных исследований. В то же самое время предпринимались усилия по созданию взаимоприемлемого механизма взаимодействия между исследовательской деятельностью и обществом, в котором ведется эта деятельность»4.

Еще в XVIII - XIX веках руководители молодого американского государства с большим уважением относились к науке, и даже отцы-основатели США пользовались консультациями ученых. Многие исследователи сходятся во мнении, что сама философская концепция, положенная в основу Конституции США, опиралась на передовые знания того времени и ориентировала американское государство на развитие науки и техники, на внедрение в практику их новейших достижений. В соответствии с Конституцией США, подчеркивает американский исследователь Дж. Катц, конгресс получил право «содействовать прогрессу науки», которым он продолжает пользоваться с момента провозглашения государства. С первых дней существования американской федерации контроль за наукой со стороны исполнительной власти осуществлял лично президент. Дж. Вашингтон, С. Адамс, Дж. Адамс, Т. Джефферсон, А. Гамильтон, Дж. Мэдисон «проявили активный интерес к развитию естественной философии, как в то время называли науку. Сам Джефферсон пользовался авторитетом талантливого исследователя и изобретателя»5. Б. Франклин занимался естественными науками и философией, политической экономией и историей. Любопытна оценка научного потенциала первой американской администрации советником президента США Р. Никсона по науке Л. Дубриджем. «Сам Джордж Вашингтон был опытным гражданским инженером, а Томас Джефферсон, несомненно, был его партнером по науке. Хотя на первых порах было предпринято немного формальных действий по организации научного консультирования правительства, следует напомнить, что в 1863 г. Авраам Линкольн подписал устав Национальной академии наук - организации, призванной консультировать правительство по вопросам науки и техники»6.

Уникальным благоприятным моментом, своего рода «историческим подарком» для американского общества стало то обстоятельство, что именно в XIX веке в США плодотворно трудились выдающиеся ученые, инженеры и изобретатели, которые внесли значительный вклад в развитие мировой науки и техники. С. Морзе, Ч. Гудьир, А. Белл, Т. Эдисон, А. Майкелсон, О. и У. Райты, И. Лагмюр и многие другие своими открытиями и изобретениями создали тот самый «задел», который позволил США завоевать сильные позиции на мировой арене и включиться в исследования космоса.

Американское общество подошло к XX веку не только с развитым интеллектуальным потенциалом, воспитав целую плеяду выдающихся ученых и инженеров, организаторов науки. Сама политическая система США, инфраструктура крупного и мелкого бизнеса, сфера услуг уже на том историческом этапе рассматривали научные открытия и технические нововведения в качестве важнейшего источника своей жизнеспособности. Именно поэтому стимулирование науки и внедрение ее результатов в практику оказались для американского общества естественным, осознанным процессом, в который стремились внести свой вклад политические и государственные руководители, а также рядовые граждане. Общественно-политическая мысль и повседневная политика американского государства полагались на различные формы научного анализа, профессиональных консультаций, прогностических оценок, складывался равноправный союз науки, политики, общественного действия.

К этому следует добавить, что, несмотря на устойчивую тенденцию к расширению фронта научных исследований и пристальное внимание американского бизнеса к скорейшему внедрению в практику достижений науки и техники, в политике американского государства в этой области нельзя не видеть одной характерной особенности, которая свидетельствует, с одной стороны, о динамизме национальной научно-технической стратегии, а с другой - указывает на действие эмоциональных факторов, в основе которых лежит страх, неуверенность в будущем перед лицом внушительных достижений других государств. Вот как оценивал эту особенность известный американский социолог Д. Белл: «Начиная с «Проекта Манхэттен»… политика США в области научных исследований ориентируется на решение конкретных задач… В ответ на новые потребности, чрезвычайную обстановку, новые приоритеты создаются новая исследовательская база, организационные структуры, лаборатории, в университетах принимаются меры, необходимые для решения этих новых задач»7.

Р. Бисплингоф, один из руководителей Национального научного фонда США - федерального ведомства, отвечающего за координацию фундаментальных научных исследований и разработок, в свое время признал, что вся история развития американской науки и техники дает множество свидетельств того, что важнейшие шаги по совершенствованию научно-технического потенциала предпринимались «под действием страха и давления»: Национальная академия наук была создана А. Линкольном в период Гражданской войны в США, Национальный консультативный совет по аэронавтике (НАКА) - В. Вильсоном во время Первой мировой войны, Комиссия по атомной энергии (КАЭ) - в кризисной ситуации 1946 года8. Этот перечень можно продолжить: Агентство по охране окружающей среды было создано как реакция на «экологический кризис» в США, федеральные ведомства, занимающиеся энергетикой, были реорганизованы после обострения «нефтяного кризиса», а организационное оформление программы «стратегической оборонной инициативы» обосновывалось «жизненной необходимостью» создать надежное противодействие советскому наступательному ракетно-ядерному оружию. В таком же ключе демократическая администрация У. Клинтона аргументировала жизненную необходимость обеспечения для США информационного превосходства над другими государствами в конце XX - начале XXI века, используя для этих целей также и национальный космический потенциал: «Информационное превосходство - это способность собирать, обрабатывать и беспрерывно распространять поток информации, одновременно препятствуя выполнению этой задачи противником. Информационное превосходство является главным элементом революции в военном деле и обеспечивает всестороннюю осведомленность о состоянии и намерениях собственных вооруженных сил и вооруженных сил противника на воздушном, наземном, морском и космическом измерениях театра военных действий. Доступ в космос, его использование и контроль за космическим пространством имеют решающее значение для военной стратегии, включая потенциал надежных и доступных средств вывода в космос полезных нагрузок и возможности защиты систем военного назначения на орбитах и на Земле. Космические силы Америки будут вносить существенный вклад в обеспечение для США возможности добиться информационного превосходства в XXI веке и воспользоваться им»9.

В контексте долгосрочных тенденций развития американской науки и ее влияния на внутреннюю и внешнюю политику США, а также на общественное сознание многих поколений американцев нетрудно видеть, что подготовка к началу исследования и использования космического пространства и сама национальная космическая программа США стали одним из самых приоритетных направлений научно-технической политики американского государства, оказали и продолжают оказывать влияние на выбор приоритетов внешней, военной, экономической политики, на подходы США к международному сотрудничеству на двусторонней и многосторонней основах, а также в системе ООН, на прогнозы развития мировой политики и экономики,

В этом плане заслуживает упоминания доклад «Наука –бесконечная граница», подготовленный по прямому указанию президента Ф. Рузвельта и ставший своеобразным фундаментом развития американской науки после Второй мировой войны. Хотя в докладе вообще не упоминается об исследовании космоса, все главные принципы организации науки, которые были предложены в этом докладе, были реализованы в национальной космической программе США. Главная идея президента Ф. Рузвельта, который поручил подготовку доклада руководителю Управления научных исследований и разработок, отвечавшего в годы войны за использование достижений гражданской науки и техники в интересах национальной безопасности, состояла в следующем: «Мы стоим на пороге новых рубежей развития научной мысли, и если мы будем осваивать их с такой же проницательностью, решимостью и динамизмом, как мы делали это в период нашего участия в войне, мы сможем обеспечить более полную и продуктивную занятость и более содержательную и плодотворную жизнь»10.

Сам факт включения в заглавие доклада словосочетания «бесконечная граница» дает основание говорить о наличии тесных взаимосвязей мотивов космической деятельности с более широкой философско-политической концепцией, у которой немало сторонников в США. Речь идет об экспансионистской концепции «фронтьеризма» - постоянного движения к «последней границе» - (от слова frontier - рубеж, граница), аргументирующей жизненную необходимость завоевания новых рубежей на планете, новых высот в науке и технике, овладения новыми формами и рычагами влияния в системе международных отношений, в космосе, во Вселенной.

Успех первых космических экспериментов дал американским политическим деятелям, ученым и руководителям космической программы основание утверждать, что человечество вступило в качественно новый этап развития, для которого характерны огромные технические возможности, приближающие реализацию замыслов, недавно считавшихся фантастическими. Главным содержанием «космического» периода развития цивилизации станет якобы разрешение всех проблем, которые встали перед человечеством в последние десятилетия XX века.

Так, практическая возможность создать и запустить космические аппараты дала толчок к разработке в США концепций «космического императива», то есть теоретических обоснований интенсивного освоения космоса (в том числе расселения человечества на «эфирных поселениях» и планетах Солнечной системы, а впоследствии на других звездных мирах), активным пропагандистом которого в течение многих лет являлся К. Эрике. Он начал заниматься проблемами ракетной техники в Германии, где участвовал в проекте «Фау-2», затем, переехав в США, принимал участие в работах над первыми проектами баллистических ракет, занимал важные посты в корпорациях «Рокуэлл интернэшнл», «Дженерал дайнемикс», «Белл». К. Эрике писал: «Идея полета к другим частям Вселенной представляет собой вершину независимого и одаренного богатым воображением человеческого мышления. Эта идея не только придает значимость техническим и научным стремлениям человека, но и затрагивает философию самого его существования»11. В концепцию «космического императива» на каждом новом этапе развития космической техники (эксплуатация прикладных космических систем, создание пилотируемых кораблей для полетов в околоземном космосе или к Луне, полеты транспортного космического корабля многократного применения, работа над проектом постоянно действующей орбитальной станции и т.д.) вносятся коррективы, касающиеся сроков и темпов расширения деятельности человека в космосе. Известный американский политолог Л. Блумфилд пишет по этому поводу: «Наверняка жизненные цели человека должны вкдючать в себя какую-то долю риска, неизвестность, приобретение знаний ради знаний или ради удовольствия наряду с необходимостью добиваться безопасности и обеспечивать свое существование. Более того, по мнению таких мыслителей, как Тойнби или Гиббон (второй кардинал Америки, активный пропагандист идей католичества. - Г.Х.), американское общество в его современном виде, создавшее для себя столь высокий по сравнению с другими странами уровень благополучия и личного комфорта, не может долго существовать в мире, движимом завистью и амбициями. Иными словами, оно не может сохраняться, не обновляя свой моральный дух и жизнеспособность и не реагируя соответствующим образом на возникающие проблемы. Для США и их народа целенаправленный и сбалансированный ответ на вызов космоса мог бы восстановить ощущение цели, которое вместе с чувством восхищения перед неизвестностью делает жизнь осмысленной»< sup="">. <>

Постоянно уточняется и сама концепция «космического императива». Сопоставляя обострившиеся глобальные проблемы и растущие возможности космической техники, полагаясь на которую якобы можно предложить реалистические пути к «предпочтительному» будущему человечества, К. Эрике, в частности, утверждает, что ориентируемая долгое время на безграничные масштабы и возможности окружающей среды «социальная, политическая и экономическая деятельность человека до сих пор продолжает строиться на предположении, что ресурсы планеты безграничны, а сама она неуязвима»13. Считая, что в ближайшие сто лет человечество сможет разработать эффективную демографическую политику, сбалансировать потребление за счет усовершенствования своей деятельности на Земле и в космосе, а также добиться повышения эффективности промышленного и сельскохозяйственного производства, К. Эрике предлагал обратить главное внимание на сохранение уникальных жизненных условий на планете и поэтому заняться поиском средств и методов переноса за пределы атмосферы производств, создающих значительные антропогенные нагрузки на биосферу.

Другой американский ученый - А. Кантровитц, выступая против «наивного пессимизма», который, по его мнению, стал слишком модным на Западе, отмечает, что в начале 70-х годов там заметно снизился интерес к еще недавно обсуждавшимся планам расселения человечества на крупных космических станциях. В связи с этим он спрашивает: «Можно ли на основании наших знаний утверждать, что космос нельзя сделать привлекательным для жизни? Было ли доказано, что при запуске спутников в космос не может быть достигнуто существенного снижения издержек при использовании техники будущего? Существует ли информация, подтверждающая, что даже крупные «города» в космосе не могут стать экономически рентабельными?»14. А. Кантровитц подчеркивает, что он умышленно строит вопросы в форме отрицания. По его мнению, любые ограничения, которые ставят себе люди, наивны. Именно поэтому необходима космическая программа, призванная показать, что для будущей деятельности человечества во Вселенной нет границ.

Один из участников первых космических проектов в США, обратившийся впоследствии к проблемам научно-технического прогнозирования, Г. Стайн отождествляет освоение космоса с третьей промышленной революцией. В книге «Третья промышленная революция» он пишет, что «первая промышленная революция», начавшаяся в XVIII веке в Англии, создала мощную технику, которая заменила мускульную силу человека и животных. Вершины своего развития она достигла с появлением массового производства на базе конвейеров. «Вторая промышленная революция», начавшаяся в XX веке, позволила частично заменить и дополнить мозг и нервную систему человека автоматическими системами, способными выполнять повторные логические операции. Содержание «третьей промышленной революции», анализу которой посвящена книга Г. Стайна, кратко формулируется так: «За исключением взрыва народонаселения и связанных с ним нехваток продовольствия, острота проявлений всемирного мегакризиса может быть значительно снижена по мере реализации планов в области практического освоения Солнечной системы, а также за счет использования уникальных характеристик космического пространства»15.

За широкое освоение космического пространства выступают представители самых разных школ и направлений американской науки. Среди них и «космические оптимисты», возлагающие на быстроразвиваюшуюся космическую технику большие надежды в решении всех социальных, экономических и морально-этических проблем цивилизации: и «экологические пессимисты», технофобы - противники технического прогресса, стремящиеся перенести в космос все элементы техносферы, которые причиняют наибольший ущерб окружающей среде планеты Земля; и «космические детерминисты», уповающие на то, что «космический» этап цивилизации позволит разрешить все политические и социально-экономические противоречия, с которыми человечество столкнулось в период противоборства капитализма и социализма, обострения кризисных явлений в экономике отдельных государств и в целом в мировом хозяйстве.

Все такого рода теоретические рассуждения и убедительные прежде всего для их авторов аргументы в пользу некой «исторической миссии» американского государства на Земле и в космосе как носителя «генетического кода» цивилизации будущего и примера для подражания всех стран и народов в их стремлении найти путь к прогрессу и обеспечению благосостояния широких слоев населения пришлось отложить в сторону как только мир узнал о прорыве в космос, осуществленном вовсе не с американского космодрома.

Расплата за отставание в космической гонке. Мы уже говорили о том, что американцы - народ эмоциональный и самолюбивый. Они считают себя «локомотивами цивилизации», искренне верят, что все остальные народы должны тщательно изучать их опыт и всячески подражать им. Появление на планете государства с иным социальным строем и политической философией они восприняли как прямую угрозу их существованию. И не только существованию, но и авторитету среди других государств, составляющих мировое сообщество.

«Бип-бип советского «Спутника-1», запущенного 4 октября 1957 года, обрушились ударными волнами на американскую общественность. Удивление, страх, унижение и негодование усилились через месяц, когда на «Спутнике-2» в космос отправилась собака Лайка. Как могли эти неграмотные большевистские крестьяне превзойти техническую компетентность старой доброй Америки? Как им удалось вывести на орбиту полезный груз весом в 184 фунта, а затем без каких-либо затруднений доставить в космос полезный груз весом 11200 фунтов? Как могли русские ученые и инженеры оставить нас позади? Эти вопросы не сходили с уст конгрессменов, официальных лиц, отвечающих за наши (Соединенных Штатов. - Г.Х.) программы создания ракет и спутников и других лидеров нации»16. Так характеризует обстановку первых недель космической эры доклад о деятельности Комитета по науке и технике палаты представителей Конгресса США, главным импульсом работы которого на начальном этапе стали поиски ответных мер на советские достижения в космосе. А газета «Нью-Йорк таймс» в номере, вышедшем через две недели после запуска первого советского спутника, процитировала такое высказывание одного из членов Комитета по науке и технике палаты представителей О. Брукса: «президент США должен назначить царя, который руководил бы ракетной и космической программой Америки»17.

Известный своей неприязнью к Советскому Союзу ветеран американской журналистики А. Фишер так определил настроения в США, воцарившиеся после первых запусков советских искусственных спутников Земли: «До спутника советский коммунизм рисовался таким, что вызывал отвращение, его недооценивали и высмеивали. С запуском первого космического аппарата американцы испытали страх. То был не столько страх перед Советской Россией, сколько страх по поводу того, что США больше не занимают само собой разумеющегося и неизменного первого места. Сознание этого причиняет боль»18.

Оценки событий первых месяцев космической эры общественностью и представителями американской науки и культуры были еще более категоричными: «Первый советский спутник глубоко потряс миллионы американцев, ибо он впервые поставил под сомнение их уверенность в полном превосходстве США и в неизбежности победы Америки в «холодной войне»19, - писала газета «Нью-Йорк таймс». А известный американский философ и политолог X. Нибург посчитал возможным выступить с резкой критикой республиканской администрации, не сумевшей сохранить честь и достоинство нации в соревновании с Советским Союзом: «Советские успехи в космосе обнажили нерешенные проблемы и неудовлетворенные потребности практически всех слоев американского общества. Состояние экономики и социальная политика администрации Эйзенхауэра, ее пассивность и нерешительность породили мощную волну в американском обществе в пользу движения, действий, перемен и динамичного руководства»20.

Выступая 27 ноября 1957 года в Вашингтоне на секретном совещании, посвященном проблемам конкурентной борьбы с Советским Союзом на мировой арене в области науки и техники, американский банкир Д. Дэвид заявил: «За спутником мы видим ракету, за ракетой - развитую науку и технику. За всем этим, однако, стоит социальная система институтов, избравшая в данном случае верное решение относительно цели, которую важно достигнуть, мотивировала решение и организовала его реализацию»21.

Реакция высшего политического руководства США на «эффект спутника» нашла свое выражение и в выступлении президента Эйзенхауэра в Оклахома-сити 13 ноября 1957 года, а также в его Послании о положении страны, где он прямо связал достижения науки, техники с американской внешней политикой. Президент поспешил успокоить общественность, заявив, что США превосходят Советский Союз в области ядерного оружия, хотя СССР и добился преимущества в разработке межконтинентальных ракет и искусственных спутников Земли.

Основная идея выступления Эйзенхауэра в Оклахома-сити сводилась к обоснованию «насущной необходимости» наращивания военного потенциала, укрепления пошатнувшегося политического престижа и возвращения Соединенным Штатам роли «лидера мирового научно-технического прогресса». В мемуарах Эйзенхауэр писал: «Советское научное достижение оказалось внушительным… Не было смысла пытаться преуменьшить значение спутника или не заметить в нем предупреждения в том, что они «должны предпринимать еще большие усилия в области ракетостроения…»22.

Подобным же образом американцы реагировали и на полет Юрия Гагарина. Приведем лишь высказывание, которое принадлежит одному из столпов средств массовой информации США У. Херсту: «Как ни печально говорить об этом, но самым большим событием за неделю и фактически за столетие был успешный запуск человека в космос Россией. Имя Юрия Гагарина стало теперь известно всем американцам. Юрий открыл новую эру в космосе… Мы не можем игнорировать ни это достижение, ни его последствия. Такое государство, которое создало ускоритель огромной мощи для запуска пятитонного корабля с человеком на борту и технику, сумевшую вернуть его обратно здоровым и невредимым, совершило колоссальный скачок вперед в новую эру»23. У. Херст поспешил успокоить соотечественников, заявив, что оснований для паники нет и что США скоро догонят СССР.

Как видно из приведенных оценок и высказываний самых различных представителей американского общества и государства, первые достижения Советского Союза в космосе произвели в США в полном смысле эффект разорвавшейся бомбы. При этом никто из американцев даже не вспомнил, что Советский Союз не делал секрета из своих намерений включиться в исследования космического пространства. Американским ученым были хорошо известны планы их советских коллег, связанные с участием в программе Международного геофизического года, о чем мы уже говорили в этой книге. Естественно, партийные идеологи были готовы использовать достижения Советского Союза в космосе в интересах пропаганды жизнеспособности социализма. Но психологический эффект от запусков первых советских спутников и от полета Юрия Гагарина превзошел все ожидания, а главное - советская пропаганда могла в полном смысле отдыхать, не предпринимать буквально никаких усилий. Американцы сами внушили себе комплекс неполноценности, сами поставили Советскому Союзу высочайшие оценки за «чистые» победы на первых этапах бесконечной космической гонки, сами привнесли в нее критерии соперничества и соревнования в различных «весовых категориях» и «видах космического спорта». Вскоре после запусков первых советских космических аппаратов подразделение исследовательской службы Библиотеки Конгресса США, которое обслуживает законодателей, занимающихся проблемами военной политики, науки и техники, освоения космоса, ввело в свои документы любопытную таблицу. В ней были перечислены «приоритетные», а попросту говоря, рекордные достижения СССР и США в космосе. Эта таблица постоянно дополнялась, пополнялась новыми разделами, а в сущности должна была решать весьма простую задачу: давать в руки сторонников соревнования с СССР в космосе новые и новые аргументы в пользу увеличения ассигнований на национальную космическую программу США.

Эта таблица появлялась в аналитических документах исследовательской службы Библиотеки Конгресса вплоть до начала 1980-х годов. Однако американские законодатели практически утратили к ней интерес после успешного завершения проекта «Аполлон», когда весь мир восхищался мужеством астронавтов, передвигавшихся по поверхности Луны. Знакомство с одним из последних вариантов таблицы позволяет видеть интересную особенность позиции экспертов, готовивших для нее материалы. Не имея возможности противопоставить советским космическим успехам убедительные достижения США, они вносили в таблицу такие формально приоритетные, но весьма скромные по характеру результаты экспериментов, как открытие радиационных поясов Земли с помощью приборов, установленных на американском спутнике «Эксплорер-1» или измерение формы Земли с помощью спутника «Авангард-1».

В Таблице 1 приведены некоторые достижения СССР и США в космосе, которые содержались в документе исследовательской службы Библиотеки Конгресса, выпущенном в апреле 1980 года24.

Американский ответ на советское лидерство в космосе. Было бы наивным полагать, что реакция в США на выдающиеся для того времени достижения Советского Союза в космосе ограничится только различного рода эмоциональными комментариями и поисками ответов на вопросы о причинах произошедшего. Советский Союз долгое время оставался для США источником страха, его воспринимали как исторического соперника «свободного мира», заявившего, небезосновательно, свои претензии на господство в космосе. Политические руководители американского государства, представители крупного бизнеса, и в первую очередь лидеры военно-промышленного комплекса, да и широкая общественность США буквально жаждали реванша, реванша любой ценой. Оставалось только выбрать форму и методы, посредством которых Америка решит отомстить русским за их дерзость и неуважение к «лидеру мирового научно-технического прогресса».

Таблица 1
Важнейшие приоритетные достижения СССР и США в космосе в 1957-1985 гг.

Достижение Год Страна
Запуск первого искусственного спутника Земли 1957 СССР
Запуск первого животного в космос («Спутник- 2») 1957 СССР
Первый активный спутник связи («Скор») 1958 США
Запуск к Луне, фотографии обратной стороны Луны («Луна-3») 1959 СССР
Вывод космического аппарата на межпланетную трассу («Венера-1») 1961 СССР
Первый полет человека (Ю. Гагарин) 1961 СССР
Орбитальная солнечная обсерватория на околоземной орбите («ОСО») 1962 США
Полет женщины в космос 1963 СССР
Первые фотографии поверхности Марса («Маринер-4») 1964 США
Выход в открытый космос (А. Леонов) 1965 СССР
Первый полет астронавтов на Луну (Н. Армстронг, Б. Олдрин, М. Коллинз) 1969 США
Пролет автоматической станции вблизи Юпитера и Сатурна («Пионер-11») 1973 США
Космический аппарат для исследования Солнца («Гелиос-3») 1974 США
Посадка автоматической станции на Венеру и фотографии поверхности планеты («Венера-9») 1975 СССР
Посадка автоматической станции на Марс («Викинг-1») 1975 США
Полет космического корабля многократного применения 1981 США
Самая продолжительная для того времени экспедиция в космосе (237 суток) 1984 СССР

Из всех страхов перед будущим американцы больше всего опасались оказаться в положении отстающего в военной области. И дело здесь не в том, что Америке угрожала внешняя агрессия. Просто США считали и считают военную силу основным средством достижения своих «национальных интересов» на мировой арене, не стесняясь при этом объявлять зоной таких интересов практически любой район на карте мира. Именно это обстоятельство обусловило стремление США ответить прежде всего на мирные достижения СССР в космосе. Мы уже приводили во введении слова из Сообщения ТАСС о запуске первого в мире искусственного спутника Земли, которые характеризовали мирные, созидательные цели советской космической программы. К ним можно добавить слова из обращения ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Советского правительства по случаю полета Юрия Гагарина: «Победы в освоении космоса мы считаем не только достижением нашего народа, но и всего человечества. Мы с радостью ставим их на службу всем народам, во имя прогресса, счастья и блага всех людей на Земле. Наши достижения и открытия мы ставим не на службу войне, а на службу миру и безопасности народов. Развитие науки и техники открывает безграничные возможности для овладения силами природы и использования их на благо человека, для этого прежде всего надо обеспечить мир»25.

Однако как запуски первых советских искусственных спутников Земли, так и полеты космонавтов были восприняты в США прежде всего как свидетельства военной угрозы. Известный американский журналист и писатель Т. Вольфе приводит такое высказывание Л. Джонсона, касающееся мотивов США в соревновании с Советским Союзом в области исследования и использования космического пространства, которые особенно ярко проявились после запуска первых советских спутников: «Римская империя контролировала мир потому, что сумела построить дороги. Затем, когда началось освоение морских пространств, Британская империя доминировала в мире, так как имела корабли. В век авиации мы (США) были могущественны, поскольку имели в своем распоряжении самолеты. Сейчас коммунисты захватили плацдарм в космосе»26. Это высказывание вице-президента, а впоследствии президента США, который много занимался американской космической программой, было воспринято политическим и военным руководством, а также американской общественностью как руководство к практическом действиям по неотложному совершенствованию военных возможностей Америки на Земле и в космосе.

Однако приведенное выше высказывание характеризует как бы долгосрочные целевые установки американского государства, свидетельствует о его готовности бороться за свое лидерство в любой перспективной области науки, техники, военного дела, идеологии и культуры. А в тот момент, когда нужно было хоть как-то прореагировать на прорыв Советского Союза в космос, сенатор Л. Джонсон не нашел ничего более убедительного как напомнить американцам о другом, не столь давнем их национальном унижении и таким образом попытаться содействовать объединению нации перед лицом новой внешней угрозы: «Я думаю, что все мы помним день после Пирл-Харбора. Тогда не было ни интернационалистов, ни изоляционистов; ни республиканцев, ни демократов…»27 Призыв будущего президента к единству нации перед лицом «угрозы из космоса» как нельзя лучше способствовал переводу соперничества с СССР исключительно в военную сферу.

Что же касается политических деятелей и ученых, придерживавшихся консервативных взглядов и выступавших против установления добрососедских отношений с Советским Союзом, то для них прорыв в космос стал поводом для вольных интерпретаций и явных искажений направленности внешней политики СССР. Вот что писали, например, сотрудники Центра перспективных международных исследований университета Майами, штат Флорида, во главе с бывшим послом США в Советском Союзе Ф. Колером: «Помимо того, Советский Союз использовал свои успехи в космосе для создания у других государств своего образа как мощной державы и в целях расширения своего наступления на США и страны Западной Европы, он еще и превратил свою практическую деятельность в космосе в неотъемлемый элемент программы совершенствования военной техники. И дело не только в том, что космический потенциал Советского Союза вырос из его военного потенциала и содействует совершенствованию последнего и не в том, что советская космическая программа развивается и направляется как замкнутая область внутри военного сектора в Советском Союзе. Оба эти обстоятельства, конечно, имели значение, когда советские руководители избирали космос всего лишь как еще одну область соперничества между СССР и США»28. А активный сторонник увеличения военных ассигнований в бюджете США генерал М. Тейлор с удовлетворением писал: «Теперь в октябре 1957 года успех советского спутника оказался для нас ценным союзником в борьбе за сохранение численности вооруженных сил и получение дополнительных ассигнований»29.

Как будет показано в следующих главах, главной формой ответных действий на первые успехи Советского Союза в исследовании и использовании космического пространства США избрали форсированные работы по совершенствованию своего военного потенциала, активизацию деятельности по расширению «силовых» инструментов своей политики и дипломатии. Никакие миролюбивые декларации Советского Союза по поводу очередных успехов его космической программы во внимание не принимались. Сразу после запуска первого советского искусственного спутника Земли в США были созданы три комиссии, которые независимо друг от друга должны были оценить причины отставания США и представить рекомендации относительно ответных мер на это эпохальное достижение. Комиссия Гейтера, подкомитет по боевой готовности сенатского комитета по делам вооруженных сил под председательством сенатора Л. Джонсона (впоследствии президента США) и группа экспертов, созданная фондом Рокфеллеров, детально анализировали космические достижения Советского Союза, пытались прогнозировать дальнейшее развитие советской космонавтики, оценить ее вклады в другие области деятельности советского государства.

Вот как охарактеризовал итоги 110-дневной работы подкомитета по боевой готовности его председатель: «Мы начали расследование с простого, но революционного факта. Впервые в истории созданный человеком спутник был запущен на околоземную орбиту. Многие расценили это как свидетельство неизбежного поступательного развития науки. Однако обстоятельства, в которых было совершено это достижение, оказались неожиданными и привлекли внимание к ранее известным, но не полностью осмысленным фактам. Мы ожидали, что будем первыми в запуске спутника. Но на самом деле мы даже еще не стали вторыми… Победил Советский Союз»30. 17 пунктов рекомендаций подкомитета почти целиком охватывали совершенствование боевых возможностей вооруженных сил США. Они включали также задачу улучшения подготовки ученых, инженеров и других квалифицированных специалистов. Нужно сказать, что стремление ответить на любую неожиданную ситуацию прежде всего военными средствами - довольно глубоко укоренилось в сознании политических руководителей США и американской общественности. Так Америка не раз поступала в прошлом и наверняка будет действовать и в будущем.

Значительно более серьезным и глубоким по своему содержанию был доклад «Устрашение и выживание в ядерный век», известный также, как «Доклад Гейтера». Он был выпущен в свет 7 ноября 1957 года и долгое время имел гриф «совершенно секретно». Подготовка этого доклада была поручена рабочей группе по оценке возможностей в области безопасности, которая была создана Управлением оборонной мобилизации, существовавшим в то время в аппарате президента США, на основании формулировки «практического действия» СНБ № 1691-б(2) от 4 апреля 1957 года. Большую часть своей работы группа выполнила под председательством одного из руководителей Фонда Форда Роуана Гейтера - отсюда и одно из названий доклада. Справедливости ради отметим, что вскоре после начала работы группы Р. Гейгер заболел, и основная тяжесть работы над докладом легла на плечи таких известных впоследствии аналитиков и советников американских президентов, как Р. Спрейг, У. Фостер, Дж. Макклой и Дж. Визнер.

Для подготовки этого важного политического документа были привлечены авторитетные ученые и инженеры, хорошо знакомые с проблемами развития военной техники. Они получили доступ к материалам федеральных ведомств, министерства обороны, разведывательного сообщества, многих научно-исследовательских центров, чтобы оценить характер военных угроз, перед лицом которых США могут оказаться в обозримом будущем. Следует особо подчеркнуть, что задание рабочей группы никак не связывалось с возможным фактом запуска Советским Союзом искусственного спутника Земли: «Рабочей группе была поставлена задача исследовать и представить широкий комплекс взглядов на относительную полезность различных активных и пассивных мер защиты гражданского населения в случае ядерного нападения, включая его последствия, учитывая возможность появления новых систем оружия, а также обосновать, какие из возможных активных и пассивных мер защиты окажутся наиболее эффективными с учетом необходимых расходов»31.

«Доклад Гейгера» был призван предложить американскому обществу программу мобилизации перед лицом «смертельной угрозы» со стороны СССР, сам факт существования которой никак не анализировался и аргументировался. Во вводной части доклада присутствует такая довольно сложная формулировка, которая в сущности обосновывает «жизненную необходимость» для США всех предлагаемых далее мер в военной области: «Мы не нашли свидетельств во внешней и военной политике России (имеется в виду СССР. - Г.Х.), которые оспаривали бы вывод о том, что СССР имеет экспансионистские намерения и что его значительные усилия, направленные на наращивание военной мощи, выходят за рамки требований Советских оборонительных концепций»32. Иными словами, агрессивные намерения СССР и его политика в области строительства вооруженных сил, которая, говоря сегодняшним языком, не ограничена принципом «оборонной достаточности» или «стратегической стабильности» - так ставили вопрос «заказчики» из непосредственного окружения президента США, - объективно требовали в ответ на ожидаемое «критическое» отставание от СССР в военной области уже в 1959-м - начале 1960 года разработки экстренных мер по «совершенствованию военных возможностей США по отношению к России». В тексте доклада и в приложениях к нему были детально изложены точки зрения экспертов на пути сохранения и расширения арсенала средств устрашения СССР и возможные меры по снижению уязвимости американских городов и мирного населения от ракетно-ядерного нападения. Много внимания было уделено проблемам совершенствования управления оборонными ресурсами государства, созданию системы раннего оповещения о ракетно-ядерном нападении, внесению корректив во внешнюю политику США, работе с общественным мнением. Оценивались также потребные расходы и экономические последствия предлагаемых мер по совершенствованию военно-технического потенциала государства.

Заключительный раздел основного текста называется «Устрашение и выживание». В нем еще раз характеризуется угроза, предотвратить которую призваны предлагаемые в докладе меры. И эта угроза никак не связывается с началом космической деятельности: «Предлагаемые рабочей группой меры позволят объединить, укрепить и защитить Свободный Мир и путем устрашения предотвратить всеобщую войну, в результате которой наши города и базы станут объектами термоядерного нападения. Эти меры укрепят наши военные возможности в области устрашения или своевременного предотвращения агрессии или ограниченной войны, вероятность которых в ближайшие годы достаточно высока»33.

К сожалению, «Доклад Гейтера» был далеко не единственным программно-концептуальным документом, в котором недвусмысленно провозглашались намерения США противостоять «недружественным» государствам с помощью военной силы. Еще в 1950 году усилиями министерства обороны и государственного департамента была подготовлена директива по национальной безопасности № 68, которая обвиняла Кремль в стремлениях к мировому господству и призывала правительство восстановить военную мощь США и Западной Европы34. В 1953 году, когда администрация Эйзенхауэра провозгласила «новый взгляд» на военные возможности США, тогдашний государственный секретарь Дж. Даллес заявил, что Америка готовится к «массированному возмездию» и намерена «немедленно предпринять ответные действия в случае открытой агрессии Красной Армии таким образом, что, откуда бы она ни исходила, нанести наиболее чувствительный ответный удар, выбрав для этого соответствующие средства»35. Еще более определенно по этому поводу высказался профессор Гарвардского университета, впоследствии государственный секретарь США Г. Киссинджер: «…Выживание для Америки зависит не только от нашей способности распознать агрессию во всех ее формах (и противодействовать ей). В ядерный век, к тому времени, когда угроза станет недвусмысленной, противодействовать ей может оказаться уже слишком поздно»36.

Так при чем здесь советская космическая программа? Что бы ни сделал Советский Союз неожиданно для США в любой области, это не могло не вызвать у политических и военных руководителей иной реакции, кроме намерения использовать военную силу.

Оценки советских достижений на Земле и в космосе в категориях военно-политических угроз США продолжались в течение всего периода открытого соперничества двух «сверхдержав» в космосе. Вскоре после полета Юрия Гагарина американский авиационно-космический журнал «Астронотикс» сформулировал так называемую Панамскую гипотезу. Из нее следовало, что США должны овладеть стратегически важными районами в космическом пространстве, которые по своему значению для их «национальных интересов» похожи на Панамский канал в начале века. «Даже в условиях всеобщего разоружения экономическое соревнование будет продолжаться, особенно между коммунистическими странами и свободным миром. Россия может заявить свои права на «лунные Панамы», если будет в состоянии сделать это, и таким образом обеспечить себе значительные преимущества в будущем освоении Солнечной системы»37.

Поэтому трудно не согласиться с оценкой американского историка Дж. Манно, который писал: «К сожалению, стремление проникнуть в космос имело в своей основе вовсе не намерение организовать там полезную хозяйственную деятельность. Наоборот, государства двинулись в космос прежде всего с военными и империалистическими амбициями»38. Поведение политических руководителей США и американской общественности в первые годы космической эры служит убедительным подтверждением правильности его слов.

Содержание «Доклада Гейтера» и других подобных программных документов по проблемам военно-стратегического и военно-технического планирования, каких было немало в современной истории США, заслуживает более глубокого анализа. Знакомство с такими документами будет полезным для представителей многих областей научного знания, профессиональных политиков. В контексте нашего анализа «космической гонки» необходимо обратить внимание на такой факт, ранее остававшийся вне внимания исследователей. Доклад «Устрашение и выживание в ядерный век» не имел своей целью наметить пути развития космической программы или предложить стратегию соперничества с Советским Союзом в исследовании и использовании космического пространства. Политическое руководство США приняло во внимание рекомендации, содержащиеся в докладе, не потому, что они позволяли обеспечить адекватную ответную реакцию на запуск советского искусственного спутника Земли и ориентировали США на реализацию конкурентоспособной космической программы.

Силовое противодействие научным и явно невоенным по своей сути советским достижениям в космосе, стремление сделать успех другой стороны аргументом в пользу интенсификации военных приготовлений, изматывания Советского Союза в гонке вооружений вытекали из самой сути политической философии и идеологических стереотипов американского государства, видевшего в Советском Союзе угрозу своим замыслам построения на планете благоприятного для себя «мирового порядка», свободного от коммунизма. Руководители КПСС и правительства, вдохновленные, в том числе явно с американской помощью, тем восторгом и уважением, с которым правительства большинства государств и мировая общественность восприняли достижения первых лет советской космической программы, полагали, что Советский Союз будет и впредь неоспоримым лидером в исследовании и использовании космического пространства. Они явно переоценили долгосрочные возможности своей науки и экономики. Ведь успехи в космосе были следствием государственных решений, требовавших огромных материальных и интеллектуальных ресурсов, которые у СССР вовсе не были в избытке. Выбрав в качестве приоритетного направления государственной политики соревнование с США и другими государствами в военной и космической области, первые лица КПСС и советского правительства были вынуждены лишать необходимых для поступательного прогресса ресурсов гражданскую экономику, медицину и образование, социальную сферу и культуру. Удерживать лидирующие позиции в космосе в течение длительного времени и при тех темпах, которыми развивалась в то время космонавтика, было не под силу ни одному государству на планете. Как будет показано в последующих главах, США тоже должны были отказаться от тех амбициозных замыслов, которые «логично вытекали» из решения президента Кеннеди о высадке астронавтов на Луне и были представлены в докладе рабочей группы под руководством вице-президента США С. Агню, получившей задание рассмотреть возможные перспективы развития американской космонавтики на ближайшие десятилетия после завершения проекта «Аполлон».

И тем не менее в конце 1950 - начале 1960-х годов Советский Союз считал возможным выделять на космос огромные средства. Результаты были достигнуты действительно внушительные. Однако никто из исследователей не может оценить, каких успехов мог бы добиться советский народ, если бы его национальное богатство было равномерно распределено между космонавтикой и другими важными областями социально-экономического развития.

Примечания

1. А.В. Ефимов. Очерки истории США. М., 1955, с. 42.

2. Pioneering the Space Frontier. A Report of the National Commission on Space. N.Y., 1986, back cover.

3. Там же, с. 193.

4. Science at the Bicentennial. A Report from the Research Community. Wash,, 1976, p. 3.

5. J. Katz. Presidential Poptics and Science Popcy. N.Y., 1973, p. 5.

6. W. Golden, editor. Science Advice to the President. N.Y., 1980, p. 9.

7. D. Bell. The Coming of Post-Industrial Society. N.Y., 1973, p. 247.

8. Air Force, May 1967, p. 61.

9. W. Cohen. Secretary of Defense. Annual Report to the President and the Congress. Wash. D.C. 1999. p.77.

10. Science - the Endless Frontier. A. Report to the President on a Program for Postwar Scientific Research, Wash.; 1990, p. 4.

11. К. Эрике. Космический полет. Т. I. М., 1963, с. 21.

12. Outer Space. Prospects for Man and Society. Ed. By L. Bloomfield. N.Y., 1968, p. 7.

13. Bulletin of the Atomic Scientists, November 1971, p. 18.

14. Bulletin of the Atomic Scientists, April 1971, p. 32.

15. The Futurist, April 1976, p. 91.

16. Towards the Endless Frontier. History of the Committee on Science and Technology, 1959-1970. U.S. House of Representatives. Wash. 1980, pp. 2-3.

17. The New York Times, October 16, 1957.

18. Цит. по: Н. Вельтов. Успехи социализма в СССР и их влияние на США. М., 1971, с. 45.

19. 28. The New York Times, October 2, 1957.

20. H. Nieburg. In the Name of Science. Chicago, 1966, p. 166,

21. Soviet Progress vs American Enterprise. N.Y., 1958, p. 6.

22. D. Eisenhower. The White House Years. Waging Peace. 1956-1961. N.Y., 1976, p. 205.

23. Наши космические пути. М., 1961, с. 514.

24. United States and Soviet Progress in Space: Summary Data through 1979 and a Forward Look by Charles Sheldon. Congressional Research Service. pbrary of Congress. Wash. D.C. 1980, pp. 16-18.

25. Правда, 12 апреля 1961 г.

26. Т. Wolfe. The Right Stuff. N.Y., 1980, pp. 57-58.

27. Inquiry into Satelpte and Missile Programs. Hearings before the Preparedness Investigating Subcommittee, Committee on Armed Services, U.S. Senate. Wash. D.C., 1958. Vol. 1, p. 1004.

28. D. Harvey, L. Ciccoritti. U.S.-Soviet Cooperation in Space. University of Miami, 1974, p. 55.

29. М. Тейлор. Ненадежная стратегия. М. 1961. с. 78.

30. U.S. News and World Report. January 31, 1958, pp. 56-57.

31. Deterrence and Survival in the Nuclear Age. Executive Office of the President. November 7, 1957, p. 1.

32. Там же.

33. Там же, с. 13.

34. NSC68 ‘A Report to the President Pursuant to the President’s Directive - of January 31, 1950 from the Secretaries of State and Defense. April 7, 1950.TOP SECRET. Рассекречено 21 февраля 1975 г.

35. W. LaFaber. America, Russia and the Cold War, 1945-1966. N.Y, 1967, p. 178.

36. J. Wilford. We Reach the Moon. The New York Times Story of Man’s Greatest Adventure. N.Y. July 1969.

37. M. Golovine. Confpct in Space. A Pattern of War in a New Dimension. L. 1962, pp. 112-180.

38. J. Manno. Arming the Heavens. N.Y., 1986, p. 3.

Г. С. Хозин. ВЕЛИКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ В КОСМОСЕ (СССР - США)

Другие новости и статьи

« Дальний ракетоносец-бомбардировщик Ту-22М3

Все для победы в космосе »

Запись создана: Четверг, 27 Октябрь 2011 в 19:33 и находится в рубриках Развитие в 60 - 80-е годы XX века.

метки: , ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика