29 Октябрь 2011

О чем не сказал президент Джонсон в Нэшвилле

oboznik.ru - О чем не сказал президент Джонсон в Нэшвилле

В свое время У. Черчилль говаривал, что в политике «иногда следует принимать во внимание противника». Понять, что делает противник, какими возможностями он обладает, каковы его намерения, помогает разведка, одно из древнейших занятий людей. Истории разведки посвящено множество исследований и специальной литературы1.

Английский ученый и политический деятель, один из основателей теории геополитики, X. Маккиндер еще в 1919 году так охарактеризовал значение разведки во внешней политике: «Тот, кто контролирует разведку, наблюдает за противником; тот, кто предвидит угрозу, определяет альтернативы, разрабатывает варианты ответных действий»2. Из этого однозначно следует, что наличие в распоряжении политического руководства государства надежных средств разведки позволяет этому государству эффективно планировать и проводить в жизнь свою внешнюю политику.

Есть все основания утверждать, что с начала космической эры разведывательное сообщество получило в свое распоряжение в полном смысле уникальные средства. В настоящее время космическая разведка - весьма эффективный инструмент политического анализа и военно-стратегического планирования. Поэтому вполне естественным было стремление США и Советского Союза во всей полноте использовать возможности космических средств наблюдения за действиями других стран. И не случайно с самого начала реализации своих национальных космических программ СССР и США весьма чувствительно относились к возможностям космической разведки своего главного противника. Превзойти другую сторону в разработке и бесперебойной эксплуатации систем космической разведки было одним из важнейших мотивов соперничества в космосе двух «сверхдержав».

Выступая в марте 1967 года в Нэшвилле, президент США Л. Джонсон, занявший этот пост не в результате выборов, а после убийства Дж. Кеннеди, заявил: «Я не хотел бы, чтобы эти слова цитировали, но мы уже израсходовали на космическую программу тридцать пять или сорок миллиардов долларов. И если бы она нам не дала больше ничего, кроме данных, полученных от фотографий из космоса, она бы уже окупила себя по крайней мере десять раз. И все потому, что сейчас мы знаем, сколько ракет у противника, и получается, что наши сомнения развеялись. А раньше мы делали то, что не нужно было делать. Мы строили то (системы оружия. - Г.Х.), что не должны были строить. И мы боялись того, чего не должны были бояться»3.

Первые шаги космической разведки. В сентябре 1995 года обозреватель газеты «Нью-Йорк таймс» У. Брод опубликовал сенсационную статью о существовавшем более трех десятилетий секретном проекте космической разведки «Корона». В статье, в частности, говорилось: «Корона» стала ярким порождением холодной войны. Немудрено, что о ней хранили гробовое молчание. 35 лет секретные службы США бдительно следили, чтобы ни одно слово о «короне» не просочилось во внешний мир. Будто ее и не было вовсе». Эти слова американского журналиста процитировала русскоязычная американская газета «Новое русское слово» в статье с сенсационным заголовком: «Очередь в мавзолей Ленина прекрасно смотрится из космоса. Самый большой секрет ЦРУ: тайное становится явным»4.

Бывший консультант ЦРУ Л. Хьюстон, вспоминая о первых днях работы в США над космическими средствами разведки, признается, что нехватка информации о военных возможностях Советского Союза вселяла ужас в американских политиков и военных: «Мы не знали ничего», сокрушается он. А оснований для страха о судьбах США и всего капиталистического мира было более чем достаточно. В 1953 году Москва произвела взрыв водородной бомбы, а четыре года спустя запустила первую межконтинентальную ракету. Вскоре советские лидеры заявили, что, объединив обе технологии, они получили новое могучее оружие, подтверждающее историческое превосходство коммунизма над капитализмом.

Еще до начала космической эры в США активизировались работы по совершенствованию средств воздушной фоторазведки на основе богатого опыта, полученного в этой области во время Второй мировой войны. Подводя итоги первого десятилетия работ над средствами космической разведки, американский журнал в статье «От глаза в космосе никуда не спрятаться» писал: «Человеческий глаз обычно может различить около семи линий изображения на один миллиметр, и в годы Второй мировой войны использовалась пленка, в том числе цветная, обеспечивавшая 10 линий на миллиметр. В настоящее время (статья была написана в 1967 году. - Г.Х.) самые лучшие цветные пленки обеспечивают от 50 до 75 линий на миллиметр, а черно-белые - более 100 линий. Двадцать пять лет назад фотоаппараты, которые устанавливали на борту самолетов, имели фокусное расстояние 12 дюймов (30 см). Из последних заявлений представителей НАСА явствует, что на космических аппаратах устанавливаются фотокамеры с фокусным расстоянием 240 дюймов (609 см)»4.

Для того чтобы получить в свое распоряжение надежные технические средства космической разведки, и США и СССР направили на эти цели значительные ресурсы. В США в период с 1953 по 1962 год добились заметных успехов рабочие группы экспертов по проблемам разведывательных систем, одной из которых руководил помощник президента Кеннеди по науке и технике Дж. Кистяковский. На основе их рекомендаций ВВС США начали работы над первыми американскими спутниками, для которых были созданы специальные фотокамеры. Активное участие в работе над первыми разведывательными спутниками принимали такие известные американские корпорации, как «Локхид», «Белл», «Мартин», «Полароид», «Итек», «Фейрчайлд», «Истмен Кодак» и другие. Параллельно велись работы над проектом высотного разведывательного самолета «У-2», первый полет в рамках которого был осуществлен в августе 1956 года.

Хотя несколько месяцев спустя после встречи в Женеве в июле 1955 года Советский Союз проявил готовность пойти навстречу США в разработке мер доверия в советско-американских отношениях, сам процесс выработки этих мер оказался очень длительным. А США проявляли серьезную озабоченность тем, что не имели необходимых данных о состоянии и тенденциях развития советского ракетно-ядерного арсенала. Президент Эйзенхауэр так пишет об этом в своих мемуарах: «Разведывательная программа «У-2» появилась по необходимости. В середине 1950-х годов США, будучи открытым обществом, оказались перед лицом закрытой Коммунистической империи, которая не отказалась от своих амбиций на завоевание мира, но которая теперь имела в своем распоряжении самолеты и управляемые ракеты, оснащенные ядерными зарядами, что увеличивало ее возможности нанести и США внезапный удар. Наше (США. - Г.Х.) соотношение сил с Советами в области разведки было как нельзя более неблагоприятным. Советы имели неограниченный доступ к такой информации, которой у нас практически не было… С учетом всего этого я одобрил рекомендации главы разведки использовать самолеты «У-2» над Советской территорией»5.

Регулярные полеты самолетов «У-2» осуществлялись с американских авиабаз на территории Турции и Пакистана, а главными объектами воздушной разведки стали Капустин Яр и Тюратам, где шли испытания баллистических ракет и других видов ракетного оружия, ядерный полигон под Семипалатинском, а также район Шаришаган в Средней Азии, где, по оценкам американских экспертов, велись работы над системой ПРО.

Отдавая себе отчет в том, что средства авиационной разведки могут оказаться уязвимыми от средств ПРО, и уже 1 мая 1960 года американский самолет-разведчик «У-2» был сбит над территорией СССР, президент Эйзенхауэр и его ближайшее окружение искали пути создания новых, более совершенных технических средств, которые были бы способны обеспечить их достоверной разведывательной информацией, в первую очередь о Советском Союзе.

Реализация проектов, связанных с созданием средств космической разведки, требовала соблюдения особо строгой секретности. И в то же самое время президенту Эйзенхауэру, который стоял у истоков этих проектов, нужно было соблюдать установленные американским законодательством правила надзора за деятельностью министерства обороны и спецслужб со сторрны Конгресса. Президент решил передать проекты спутников разведки в ведение Центрального разведывательного управления, что позволяло снизить до минимума отчетность перед законодателями. Американские исследователи называют первые проекты спутников разведки «черными программами» и подчеркивают: «какой бы ни была их легитимность в демократическом обществе, весьма вероятно, что такие проекты вообще невозможно было бы осуществить в столь короткое время, если бы их пришлось проводить через все формальные бюджетные и контрактные процедуры, необходимые для открытых и обычных секретных программ»6. Таким образом, нетрудно видеть, что для создания потенциала спутников разведки высшее политическое и военное руководство США сознательно пошло на нарушение или на «вольную интерпретацию» ряда принципов американского законодательства.

Первые американские разведывательные спутники «Дискаверер» и «Самос» были оснащены оборудованием для наблюдения за объектами на земной поверхности в оптическом диапазоне. Отметим также, что часть спутников «Дискаверер» (в частности «Дискаверер-19», запущенный 20 декабря 1960 года и «Дискаверер-21»,стартовавщий 18 февраля 1961 года) была предназначена для раннего оповещения о запусках советских баллистических ракет. Однако главным средством раннего оповещения о запусках баллистических ракет были спутники «Мидас», оснащенные инфракрасным оборудованием. Следует также иметь в виду, что успех в выводе на орбиты и надежной эксплуатации первых американских разведывательных спутников (в то время имело место и несколько неудач при выводе на орбиты разведывательных спутников) во многом был обеспечен созданием в конце 50-х годов ракетной системы «Аджена», которая устанавливалась на военных ракетах «Тор» и «Атлас» и таким образом позволяла использовать их для вывода в космос спутников военного назначения. Двигатели, которые были установлены на «Аджене», а она использовалась в качестве второй ступени, можно было выключать и снова включать по командам с Земли. Это позволяло обеспечивать маневрирование аппаратов в космосе, что чрезвычайно важно для успешной разведки из космоса.

В период с 1959-го по март 1962 года, когда США перестали сообщать название своих спутников военного назначения и стали называть их «секретные полезные нагрузки», было произведено 38 запусков спутников «Дискаверер», из которых по крайней мере 13 были неудачными. За то же время было произведено З запуска спутников «Самос», из которых успешным был только один. С 1960-го по 1963 год было произведено 7 запусков спутников «Мидас», из которых только три были удачными7. Если обратиться к комментариям американской печати того времени, то нельзя не отметить достаточно ярко выраженную неудовлетворенность несовершенством первых разведывательных спутников. Среди их недостатков называли большой разрыв во времени между сбором разведывательной информации и поступлением ее к заинтересованным органам. Спутники не были оснащены системами посадки. На Землю возвращались лишь капсулы с отснятой плёнкой. Перехват капсул в воздухе - операция сложная, требовавшая высокого мастерства летчиков. Нередко капсулы с разведывательной информацией падали в океан. По сообщениям американской печати, удавалось перехватить не более 80 процентов капсул с экспонированной пленкой.

Вызывала много нареканий и разрешающая способность бортовой фотоаппаратуры спутников. Не случайно ученые-оптики и инженеры в то время взялись за разработку камер с фокусным расстоянием свыше шести метров, а также средств цветного и инфракрасного фотографирования в интересах разведки. Первые американские спутники выполняли только одну задачу - фотографирование, наблюдение в инфракрасном диапазоне и т.д. Представители разведывательного сообщества считали, что для обнаружения из космоса и детального описания наземных объектов нужно было использовать комплекс аппаратуры. Так, фотокамеры, действующие в оптическом диапазоне, должны были «засекать» объект. Затем с помощью различных чувствительных приборов предстояло определить характер теплового излучения, отражательную способность, цветовые характеристики. При одновременной съемке в различных частях спектра и при последующем сопоставлении таких снимков можно было бы определить материал, из которого построены те или иные объекты, обнаружить шахты для ракет, даже если крышки шахт покрыты травой; подводные лодки в погруженном состоянии, другие важные военные цели. Имеющаяся в настоящее время достаточно полная информация об истории развития американских средств космической разведки дает основания утверждать, что все важнейшие характеристики бортового оборудования современных разведывательных спутников США удалось обеспечить именно благодаря успешной реализации проекта «Корона».

Организация, которой не существовало 35 лет. 9 августа 1960 года директор ЦРУ в администрации Эйзенхауэра А. Даллес подписал директиву о создании комитета по воздушной и космической разведке, на который была возложена «координация деятельности по совмещению задач в сфере внешней разведки и требований, сформулированных разведывательным комитетом США, с возможностями действующих или перспективных систем разведки; рассмотрение таких проблем как распределение разведывательной информации и принятие мер безопасности и подготовка соответствующих рекомендаций»8. Именно усилиями этого комитета при содействии других разведывательных организаций США была начата реализация самого секретного проекта разведывательных спутников - «Корона», и впоследствии был создан разносторонний потенциал космических средств наблюдения, которые в конечном счете содействовали активизации процесса ограничения вооружений и разоружения, укреплению мер доверия в международных отношениях, повышению «прозрачности» процессов разработки и реализации внешней политики. Но до мер доверия и разоружения под строгим международным контролем в те далекие годы было еще очень и очень далеко. Тогда соперничество на Земле и в космосе стимулировалось стремлением СССР и США любыми средствами как можно больше узнать о военных возможностях противника.

Среди рассекреченных документов, относящихся к начальному этапу американской космической программы, в этом плане нас может заинтересовать представленный в апреле 1959 года правительству США корпорацией «Итек» проект документа «Политические действия и спутниковая разведка». Документ начинался с однозначной оценки важности проблемы: «Разведывательная информация, получаемая в результате полетов над территорией СССР, в настоящее время имеет жизненно важное значение для безопасности США - она позволяет адекватно оценить боевые порядки (советских войск. - Г.Х.), получить экономические данные, обеспечить оповещение о внезапном нападении и т.д. Программы спутников (разведки. - Г.Х.), которые реализуются или находятся на этапе планирования, могут реально предоставить такую информацию в общем виде в 1959 году и начиная с 1961 года - в деталях»9. Далее в документе говорилось, что проблема, обсуждаемая в документе, - не проблема техники, не проблема уязвимости США от советских военных действий, а проблема политической уязвимости тогдашних программ разведывательных спутников США. При этом подчеркивалось, что применявшиеся до этого технические средства разведки - самолеты и воздушные шары - оказались уязвимыми по отношению к средствам противодействия, которыми пользовался Советский Союз, и одновременно стали объектом политической критики со стороны СССР и их союзников, которые обвиняли США в шпионаже, противоречащем нормам международного права. Документ содержал широкий круг предложений, связанных с превращением разведывательных спутников в «политически оправданное» средство получения данных об СССР и других странах. Оставим в стороне дискуссии среди политических и военных руководителей, а также представителей разведывательного сообщества США о статусе - открытом, «полуоткрытом» или полностью закрытом - такой деятельности. Рассекреченные к настоящему времени официальные документы того периода свидетельствуют о том, что создание и постоянное совершенствование космических средств разведки в самом широком смысле этого понятия - включающего не только разведывательные спутники, но и космические средства связи, навигации, метеорологии, дистанционного зондирования, раннего оповещения и т.д. - было и остается одним из самых приоритетных направлений космической программы США. По объему финансовых средств, полученных из бюджета, это направление уступает только деятельности, связанной с созданием пилотируемых космических кораблей и орбитальных станций.

В пользу вывода о высоком приоритете технического потенциала средств космической разведки говорит и тот факт, что его самая важная и наиболее совершенная часть была организационно обособлена и выделена в отдельный проект, которым руководило «самое секретное» подразделение - Национальное разведывательное управление (не путать с ЦРУ!). Вот что говорится в совершенно секретной на период ее подписания в 1964 году директиве министерства обороны США: «В соответствии с полномочиями, которыми обладает министр обороны, и с положением Закона о национальной безопасности 1947 года, …создается Национальное разведывательное управление как оперативное подразделение министерства обороны, подчиненное министру обороны»10. Далее в директиве говорилось, что это управление будет отвечать за все проекты, связанные с использованием авиационных средств и спутников для пролетов над территорией других стран с разведывательными целями, и вся эта деятельность будет представлять собой «единую программу».

По всей вероятности, это не первый документ о статусе и сфере ответственности НРУ, поскольку американские исследователи утверждают, что «первый успешный запуск по проекту «Корона» 18 августа 1960 года совпал с реорганизацией системы управления спутниками разведки. Чтобы ограничить соперничество между ВВС и ЦРУ, в Пентагоне была создана новая «зонтичная» организация - Национальное разведывательное управление (НРУ). НРУ взяло на себя координацию Программы А (которую реализовывали ВВС США), Программа В (которую проводило в жизнь ЦРУ) и Программы С (которую осуществляли ВМС США)11. Нас же в большей степени интересует то обстоятельство, что с 18 августа 1960 года в рамках проекта «Корона» начались работы по реализации «Перечня самых приоритетных целей на территории СССР». Приведем первый пункт из этого, тоже совершенно секретного в момент подписания, документа: «Перечень 32 самых приоритетных целей на территории СССР для сбора информации с помощью системы «Талант» приводится ниже. Как и в предыдущих перечнях, главные объекты, представляющие интерес, это: (а) межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), баллистические ракеты средней Дальности (БСРД), баллистические ракеты подводных лодок (БРПЛ); (b) тяжелые бомбардировщики; (с) объекты ядерной энергетики. Однако первостепенное внимание следует уделить МБР и проблемам их базирования»12.

Американские аналитики утверждают, что с первым запуском в рамках проекта «Корона» начался качественно новый этап в развитии космической разведки США: «только в одном полете было отснято 3000 футов (914 метров) фотопленки, были получены разведданные с территории 1650000 кв. миль (около 2655000 кв. км) Советского Союза. Только в одном этом полете удалось получить такое же количество данных фоторазведки, как в ходе всех полетов самолетов-разведчиков «У-2», выполненных к этому времени.

Знакомство с недавно рассекреченными документами по проекту «Корона» дает основания для довольно неприятного для Советского Союза того времени вывода: в самых верхних эшелонах политического и военного руководства США уже в то время «не строили того, что не должны были строить, и не боялись того, чего не должны были бояться». Обратимся лишь к одному документу такого рода - разведывательной сводке о численности и базировании советских межконтинентальных баллистических ракет (МБР). На его титульном листе гриф «Совершенно секретно» и кодовое название «Талант - Замочная скважина», свидетельствующие о том, что информация получена с помощью разведывательных спутников, а также ссылка на то, что документ подготовлен совместными усилиями ЦРУ, разведывательных организаций Государственного департамента, армии, ВМФ и ВВС США; объединенного комитета начальников штабов, национального агентства безопасности и комиссии по атомной энергии.

Разведывательная сводка, в которой осталось немало нерассекреченных мест (в тексте они «вымараны» черным цветом), начинается разделом «Выводы». Вот лишь некоторые из них: «1. Новые данные, на основе которых оказалось возможным повысить достоверность оценок, позволили пересмотреть в сторону уменьшения сделанные до этого выводы относительно численности современного потенциала советских МБР, но в то же самое время подтвердили правильность ранее сделанных оценок потенциала советских ракет средней дальности… 5. Советские декларации о их резко возросшей ударной мощи, таким образом, относятся в первую очередь к потенциалу нанесения массированного удара по Европе и другим периферийным целям. Хотя советская пропаганда усердно культивирует образ значительной мощи советских МБР, центральный элемент потенциала, который СССР может в настоящее время использовать для нападения на США, составляют бомбардировщики и баллистические ракеты подводных лодок, а не значительная группировка МБР. Хотя эта группировка МБР и представляет собой серьезную угрозу для городских районов США, от нее исходит лишь ограниченная угроза ударным ядерным средствам, базирующимся на территории США»13.

Основной раздел сводки - «Дискуссия» - содержит не менее убедительные оценки, на основе которых высшее руководство США могло с уверенностью полагаться на принцип «достаточности» при планировании мероприятий по совершенствованию своего военного потенциала, а высвободившиеся средства направить на развитие американской космонавтики. Приводим несколько пунктов из этого раздела.

«6. Необходимость пересмотра наших оценок потенциала советских МБР обусловлена получением в последнее время новой информации от трех видов источников. Во-первых, обработка данных электронной разведки и наблюдение в 1961 году за событиями на полигоне, где ведется отработка советских МБР и испытательные запуски ракет-носителей, дала в наше распоряжение информацию о новых типах баллистических ракет, которые находятся в стадии разработки, а также о темпах и результатах других подобных программ. Во-вторых, фотографирование (из космоса. - Г.Х.) крупных районов на территории СССР позволило получить первые надежные свидетельства наличия комплексов обслуживания МБР, а также детально выяснить методы развертывания на местности таких комплексов, которыми пользуются в Советском Союзе; было предпринято детальное изучение больших районов на территории СССР, где предположительно могли располагаться такие ракетные комплексы. Наконец, надежные агентурные донесения дали в наше распоряжение полезные сведения об общем состоянии и организации ракетных сил дальнего действия (имеются в виду ракетные войска стратегического назначения. - Г.Х.). Поэтому, хотя еще и существуют значительные пробелы в информации, а имеющаяся информация может интерпретироваться по-разному, наши последние оценки этой деликатной проблемы имеют под собой более надежную основу.

7. Программа испытательных запусков МБР и ракет-носителей на полигоне Тюратам (район, прилегающий к космодрому Байконур. - Г.Х.) была значительно более интенсивной в 1961 г., и в то же самое время в ней было значительно больше аварий, чем за любой другой подобный отрезок времени в последние четыре года. В период с января по 17 сентября 1961 г. здесь было выполнено 39 пусковых операций. Среди них 13 были запусками МБР первого поколения или ракет-носителей, в которых использовался тот же тип двигательной установки. Только один из этих запусков был неудачным. Остальные 26 запусков - новые ракетные системы, использование которых на этом полигоне ранее не наблюдалось»14. К сентябрю 1961 года, после пяти успешных запусков спутников проекта «Корона», американские эксперты убедились: в арсенале Москвы отнюдь не 140-200 межконтинентальных ракет, как считалось ранее, а порядка 10-25.

Мы привели выдержки лишь из одной разведывательной сводки, подготовленной на основе данных, полученных с помощью спутников, которые запускались в рамках проекта «Корона» и представляли собой лишь первые, весьма примитивные по сравнению с используемыми в настоящее время космическими средствами сбора разведывательной информации. В середине 90-х годов в американской прессе появились данные о спутниках «Замочная скважина» КН-11 и КН-12, которые были оснащены сложнейшей аппаратурой и могли получать весьма достоверную информацию об объектах на территории других стран, представляющих интерес для военного ведомства и разведывательного сообщества США.

Нужно внести ясность: Советский Союз был далеко не единственным государством, против которого США вели активный воздушный космический шпионаж. Достаточно вспомнить то унижение, которое пришлось испытать советским дипломатам в1962 году, когда в ответ на их «самые убедительные» уверения в том, что советских ракет на Кубе не было, по распоряжению президента Кеннеди на совещании были продемонстрированы снимки позиций этих ракет, сделанные с борта самолетов-разведчиков «У-2». В 1964 году на основании данных, полученных с разведывательных спутников, тогдашний государственный секретарь Д. Раск за 17 дней до события заявил, что Китай готовит свой первый ядерный взрыв на полигоне Лоп Hop во Внутренней Монголии. Благодаря спутникам-шпионам в 1967 году удалось подсчитать, что в ходе Шестидневной войны Израиль уничтожил по крайней мере 245 самолетов в Египте, Иордании и Сирии.

В марте 1982 года газета «Нью-Йорк таймс» поведала читателям почти детективную историю о раскрытии с помощью американских самолетов-разведчиков «У-2» и «SR-71» военных приготовлений сандинистского правительства Никарагуа во главе с Д. Ортегой. На разведывательных аэрофотоснимках были выявлены военные базы и тренировочные центры, на которых размещались советские танки Т-54 и Т-55, тяжелая артиллерия, другая военная техника. Советские и кубинские инструкторы (это уже не результаты фоторазведки, а агентурные данные) готовили здесь личный состав никарагуанской армии для участия в революционных войнах в Гондурасе, Сальвадоре, Гватемале, других странах Латинской Америки. Известный американский специалист по дешифрованию аэрофотоснимков сообщил на пресс-конференции, где он демонстрировал эти фотоматериалы, что не сомневается в том, что на территории Никарагуа строятся ангары для советских истребителей МИГ-17 и МИГ-21. А источники в американском разведывательном сообществе сообщили, что в Болгарии и на Кубе проходят подготовку никарагуанские летчики, которые будут использовать эти советские самолеты в боевых действиях. Ситуация оценивалась американскими военными экспертами как похожая на Кубинский кризис 1962 года.

Оставим в стороне эмоции политиков, военных, представителей разведслужб США по поводу возможных последствий появления в распоряжении далеко не дружественного им сандинистского режима в Никарагуа столь совершенных советских боевых самолетов, зарекомендовавших себя весьма с положительной стороны в вооруженных конфликтах во многих регионах планеты. Здесь начинается «сага о пропавших МИГах», которая наделала много шума в американской прессе и привела в смятение многих высокопоставленных политических и военных руководителей. Спустя два года после первых спекуляций о возможности появлений МИГов в Никарагуа на основе данных из различных источников официальные лица стали утверждать, что советские истребители готовятся к отправке по морю в порты назначения. В сентябре 1984 года после заявлений Д. Ортеги, что Никарагуа скоро получит МИГи, США бросили на разведку этой акции свой спутник КН-11. Спутник отследил весь маршрут советского грузового судна «Бакуриани», на борту которого, как предполагалось, МИГи должны были прибыть в никарагуанский порт Коринго. По первоначальным разведывательным данным на него погрузили двенадцать огромных деревянных ящиков, в которых могли находиться истребители. Разгрузку в порту Коринго отслеживали не только со спутника КН-11, но и с самолетов-разведчиков «SR-71». Обнаружили четыре патрульных катера, два вертолета, другую военную технику. Но МИГи, если даже они и были погружены на грузовой корабль в порту отправления, бесследно пропали. Это был чувствительный конфуз американских разведслужб или тщательно спланированная пропагандистская акция.

Получить столь достоверные сведения о военных и других объектах на территории других государств, которые являются ключевыми элементами национальных военно-технических и экономических потенциалов, можно только создав весьма совершенные приборы и оборудование для наблюдения из космоса в оптическом, инфракрасном и ультрафиолетовом диапазонах. В Таблице 6 приводятся требования к бортовой аппаратуре средств космической разведки15, соответствие которым позволяет выявить наиболее важные объекты и определить их важнейшие характеристики.

Многие из разведывательных спутников СССР, США и других стран, которые находились в повседневной эксплуатации в конце 1980-х годов (по состоянию на тот период составлена Таблица 6, отвечали этим требованиям. Причиной тому было не менее серьезное, чем в США внимание к этим видам космических средств, которое уделяли им политические и военные руководители СССР и ряда других государств. Значение разведывательных спутников для разработки и реализации внешней и военной, а в ряде случаев и внутренней политики в годы «холодной войны» было весьма высоким. В начале XXI века роль прикладных космических средств еще более возросла. Подробнее об этом мы расскажем в главе 11.

Таблица 6


Разрешающая способность
средств космической разведки (в метрах),
позволяющая выявить важнейшие военные объекты противника

Цель Обнаружение Опознавание Детальное описание
Мосты 6,0 4,5 0,9
Радиолокаторы 3,0 0,9 0,5
Склады 1,5 0,6 0,25
Артиллерийские и ракетные установки 0,9 0,6 0,05
Самолеты 4,5 1,5 0,15
Штабы 3,0 1,5 0,15
Позиции тактических ракет 3,0 1,5 0,3
Минные поля 9,0 0,9 0,025
Дороги 9,0 6,0 0,6
Подводные лодки на поверхности океана 30,0 6,0 0,9

Завершая наш анализ основных тенденций развития разведывательных спутников и других космических систем для решения практических задач в период соперничества с Советским Союзом в космосе, имеет смысл обратиться к Таблице 7, в которой приводятся данные, позволяющие оценить масштабы развития прикладных космических систем за первые три десятилетия космической эры16. Подчеркнем, что не менее 90% всех космических аппаратов для решения военных и других практических задач в тот период находилось в распоряжении СССР и США.

Таблица 7



Число спутников, запущенных в мире с 1957 по 1987 год,
для решения практических задач (оценочные данные)

Функциональные задачи спутников Количество
Спутники фоторазведки 900
Спутники электронной разведки 210
Спутники наблюдения за Мировым океаном 190
Навигационные спутники 120
Метеорологические спутники 180
Спутники связи 580
Спутники раннего оповещения о запусках ракет 75
Геодезические спутники 30
Всего (ориентировочно) 2185

Ранее мы уже обращали внимание на то обстоятельство, что потенциал космических средств разведки, надежный фундамент для которого был заложен усилиями администрации Эйзенхауэра, оказался весьма эффективным средством оптимизации процесса принятия важнейших решений по проблемам внешней и военной политики, поскольку позволял точно оценить намерения и возможности других государств. В настоящее время возможности этого потенциала, которым обладают все больше государств, расширяются, а круг правительственных ведомств и организаций частного бизнеса, проявляющих интерес к получению доступа к информации, поступающей из космоса, постоянно растет. История развития космических средств разведки заслуживает специального исследования, тем более что в современных условиях они могут стать надежным средством укрепления всеобъемлющей безопасности, миротворчества и разрешения конфликтов различного свойства, предотвращения экологических катастроф и реализации программ устойчивого развития, решения глобальных проблем, углубления взаимовыгодных отношений между всеми государствами, составляющими современное мировое сообщество.

Чьи снимки из космоса лучше? «Россия распространила очередные материалы, которые до самых недавних пор относились к категории сверхсекретных. На этот раз речь идет о снимках различных стратегических объектов, сделанных разведывательными спутниками из космоса. Как пишет корреспондент газеты «Нью-Йорк таймс», эти снимки выполнены весьма совершенной фотографической техникой, а по качеству изображения и разрешающей способности объективов они превосходят какие-либо известные аналоги космической съемки, предложенные для коммерческого распространения. В частности, на нескольких фотографиях изображены здания Капитолия, Белого дома и Пентагона. Несколько дней назад эти фотографии были распространены среди специалистов разведывательных служб США. Частные эксперты отмечают, что рассекречивание подобных фотографических материалов Москвой может оказать давление на американское руководство, подтолкнув его на ответные шаги»17. Этим высказыванием русскоязычной американской газеты мы начинаем сравнительный анализ советского и американского потенциалов разведывательных спутников. Думаю, читатель согласится, что эта область была сферой не меньшего, а, может быть, даже более интенсивного соперничества СССР и США, чем пилотируемая космонавтика. Ряд наблюдателей считает, что первый советский разведывательный спутник был готов к старту раньше американского - еще в 1960 году На базе модифицированной ракеты-носителя Р-7 конструкции С.П. Королева был корабль-спутник «Восток» весом около пяти тонн, который использовался в первую очередь в интересах фоторазведки. Срок его пребывания на орбите не превышал 30 суток, после чего спускаемый аппарат с аппаратурой и пленкой возвращался на Землю. Поэтому корабль-спутник «Восток» был снабжен надежной теплозащитой и системой точной ориентации в космосе, что в дальнейшем оказалось очень полезным для безопасности полетов космонавтов. К старту в беспилотном режиме готовили два корабля-спутника «Восток». С.П. Королев решил использовать проверенный в полетах спускаемый аппарат «Востока» для первого в истории орбитального полета человека. Его габариты позволяли разместить на борту космонавта и систему жизнеобеспечения. Таким образом и был подготовлен в апреле 1961 года легендарный полет Юрия Гагарина. До сих пор мало кому известно, что в то же время в космос запускались и корабли-фоторазведчики, бортовое оборудование которых возвращалось на Землю в спускаемых аппаратах типа гагаринского.

Тот факт, что космические средства разведки пользовались очень высоким приоритетом у руководителей советской и американской космических программ, позволяет в какой-то степени уточнить общие параметры военной космонавтики в СССР и США. Вот что писал по этому поводу в своей книге «Космос и национальная безопасность» сотрудник Бруклинского института Р. Стэрз: «Так же, как и в период после запуска спутника, советские усилия в космосе (после трагедии «Чэлленджера». - Г.Х.) стали естественной меркой, посредством которой оценивается относительное совершенство американской космической программы. Если судить по отдельным показателям, позиция США оставляет гнетущее впечатление, если вообще не вызывает тревоги. Советы постоянно выводят в космос больше полезных грузов и дают возможность своим космонавтам дольше находиться в космосе. Выводы, к которым приходят чаще всего, состоят в том, что США сдают свои ранее заявленные позиции ведущей космической державы и что Советский Союз в настоящее время (конец 80-х годов. - Г.Х.) использует космос более интенсивно, чем США»18.

Как явствует из оценок зарубежных специалистов, объявленная 16 марта 1962 года советская программа «Космос», которая официально представлялась мировой общественности как чисто научная, имела существенный военно-прикладной компонент: из более 2200 стартовавших со времени начала программы «Космос» значительное количество спутников выполняли военные задачи, и в первую очередь вели разведку из космоса. Спутниками-шпионами был ряд аппаратов серий «Зенит», «Ресурс», «Квант» и т.д. Здесь хотелось бы заметить, что грань между наблюдениями из космоса и космическими экспериментами научного и гражданского назначения часто весьма тонкая, и при квалификации целей космических запусков как научных (гражданские) или военных очень многое зависит от исходной позиции аналитика, а то и от «социального заказа», за который ему хорошо заплатили.

В конце 1980 - начале 1990-х годов электронно-оптическая аппаратура советских и российских космических разведчиков достигла высокого совершенства и позволяла производить съемку через облачный покров и ночью, передавая отснятое на ретрансляторы в реальном масштабе времени. Зарубежная аудитория получила возможность познакомиться с космическими снимками, полученными с борта советских и российских разведывательных спутников, на которых вполне отчетливо различались не только улицы и дома, но и отдельные деревья, траншеи, боевые и транспортные машины, люди и даже разделительные полосы на шоссе.

Рассматривая динамику запусков в космос спутников для решения практических задач, среди которых значительная часть приходилась на разведывательные спутники, следует обратить особое внимание на соотношение количественных и качественных критериев. Они резко отличались друг от друга в США и в Советском Союзе. Обратимся к статистическим данным. На первом этапе космического соперничества Советский Союз заметно опережал США как по общему числу запусков полезных грузов в космос, так и по числу запусков разведывательных спутников и других космических объектов военного назначения. При этом американские аналитики своеобразно оценивали особенности советской космической программы: «Советская Академия наук имеет в этой программе по крайней мере консультативную функцию, а советские стратегические ракетные войска осуществляют запуски в космос. Тот факт, что они используют в качестве носителей военные ракеты, стал поводом к тому, чтобы не допускать на запуски иностранцев. Не ясно даже, допускаются ли советские ученые, готовящие к запускам полезные нагрузки, к участию в запусках»19. Такие оценки свидетельствуют о том, что американские эксперты считали, что потенциал советской космической программы используется преимущественно в военных, и прежде всего в разведывательных целях. Что же касается эволюции советской космической программы, то, по оценкам зарубежных наблюдателей, «она шаг за шагом развивалась консервативно, и при этом уделялось особое внимание экономичности проектирования. Когда можно было обойтись простыми техническими решениями, их использовали на практике, если же было необходимо, пользовались сложными подходами. Самым слабым местом, по всей видимости, была надежность компонентов полезных нагрузок, однако решению этих проблем уделяется пристальное внимание»20.

Приведенные оценки относятся к периоду формирования важнейших элементов космического потенциала СССР и США, среди которых первостепенными несомненно были разведывательные спутники. И хотя, подводя итоги первого космического десятилетия, американские аналитики констатировали, что советская космическая программа «расцвела и представляет собой широкий комплекс средств для решения самых различных задач и в этом плане не уступает американской», позволим себе с ними не во всем согласиться. Ведь именно критерии надежности, наукоемкости и времени активного существования определили различия в развитии средств космической разведки в СССР и в США.

Во многих справочных изданиях, в книгах и статьях приводится один и тот же любопытный график, иллюстрирующий число ежегодных запусков полезных грузов в космос в СССР и в США. Кривые, характеризующие запуск как военных, так и гражданских космических аппаратов в двух государствах, «дружно» шли вверх вплоть до 1967 года, а затем резко разошлись. Число советских запусков продолжало увеличиваться, а число американских - постоянно сокращаться. Особенно резкий контраст в количестве ежегодных запусков в космос наблюдатели отметили в 1985 году. СССР запустил 98 объектов, а США - только 17. Зарубежные специалисты считали это долгосрочной тенденцией, отражающей специфику подходов двух государств к практическому использованию потенциалов космической техники для достижения политических и военных задач. Эта тенденция нашла отражение в таких статистических данных: в период с 1957-го по 1984 год в США было выведено в космос около 360 объектов военного назначения, а в Советском Союзе - более 110021. Естественно, добиться такого превосходства по количественным показателям Советскому Союзу удавалось при значительных материальных издержках - согласно американским оценкам, только в 1984 году СССР израсходовал на космос около 35 млрд. долл., что было почти вдвое больше соответствующих расходов США22.

Если попытаться найти причины такого подхода Советского Союза к использованию имевшейся в его распоряжении космической техники, то прежде всего следует отметить, что потребности «сверхдержав» в разведывательной информации - а именно на решение этой задачи обе страны направляли существенную часть своих потенциалов беспилотной и в определенной степени пилотируемой космонавтики - были одинаковыми. Что же касается технических средств, с помощью которых можно было бы обеспечить сбор достоверной разведывательной информации из космоса, то здесь у СССР были свои проблемы, преодоление которых требовало значительных усилий. Начнем с географического положения советских космодромов. Самый южный из них - Байконур находится на широте около 45° с. ш., а Плесецк и того севернее - около 63° с. ш. Американские эксперты сочувственно комментировали эту ситуацию: «География тоже влияет на то, как «сверхдержавы» могут использовать космическое пространство. В частности, экваториальные геосинхронные орбиты, которые США используют для связи, раннего оповещения и сбора радиотехнической информации менее легко доступны Советам с их территории»23. Для вывода своих военных спутников на геосинхронные орбиты советским специалистам приходилось проводить маневр по изменению плоскости орбиты, для чего требовалось больше топлива для бортовых энергетических установок. Для этого приходилось идти на уменьшение веса приборов в полезной нагрузке разведывательных спутников.

Технический аспект, определяющий подход Советского Союза к разработке и эксплуатации своих средств космической разведки, оказался еще более противоречивым. Издание Пентагона «Советская военная мощь», призванное обеспечить поддержку общественностью активных военных приготовлений США в середине 80-х годов, не без ехидства обращало внимание читателей на следующее обстоятельство: «Советы обычно осуществляют в четыре-пять раз больше запусков в космос ежегодно, чем США. Это вызвано прежде всего более коротким временем активного существования и меньшей надежностью большинства советских спутников»24. Вот как комментирует эту сторону советской космической программы американский исследователь П. Стэрз: «Советские разведывательные спутники, на которые приходится более 60% всех запусков в космос военного назначения, находятся на орбите в среднем около трех недель, после чего их снимают с орбиты и направляют в район приземления. Затем экспонированная пленка проявляется и обрабатывается. В США, напротив, спутники главной системы космической разведки «Замочная скважина» КН-11 находятся на орбите три года. Помимо того, что у них на борту имеется дополнительное топливо для коррекции орбиты, спутники КН-11 продлевают свое активное действие за счет передачи на Землю изображений в электронной форме, таким образом компенсируя недостатки, присущие возвращаемым контейнерам с экспонированной фотопленкой. Хотя США освоили этот метод в 1960-х годах, Советы лишь недавно (в начале 80-х годов. - Г.Х.) начали использовать методы передачи на Землю изображений из космоса по радио. Подобным же образом американские спутники связи находятся на орбитах в четыре-пять раз больше, чем советские спутники такого же назначения»25.

Американские аналитики полагали, что более высокие темпы вывода объектов в космос можно было считать признаками того, что советские спутники были в большей степени подвержены авариям и неполадкам оборудования, атакже определенного стиля научных исследований и разработок в советской космической программе: на орбиты выводились не до конца отработанные системы, которые затем совершенствовались по мере накопления опыта их практической эксплуатации.

Таким образом, у нас есть все основания сделать вывод о том, что в период жесткого соперничества с США в области совершенствования и практического использования разведывательных спутников - вплоть до конца 80-х годов - Советский Союз сумел компенсировать недостаточное техническое совершенство, в первую очередь низкую наукоемкость, своих средств космической разведки разработкой такого графика запусков этих средств в космос, который позволяет выполнить необходимый объем наблюдений из космоса в интересах военного ведомства и разведывательного сообщества. С учетом приведенных выше статистических данных можно считать, что четыре-пять советских разведывательных спутников выполняли такой же объем работы, как лишь один американский разведывательный спутник последней модификации. Эта многолетняя практика Советского Союза была, на наш взгляд, объективно оценена американскими экспертами: «Хотя советский подход может считаться неэффективным, в военное время он имел бы ряд преимуществ, поскольку позволил бы им вывести в космос в течение короткого времени больше спутников и быстро заменять те из них, которые будут выведены из строя. Даже если бы советские космодромы были повреждены или уничтожены, наличие в космосе большего количества спутников обеспечило бы Советскому Союзу более высокую степень их защищенности от нападения и позволило бы каждой спутниковой системе предоставлять информацию по крайней мере в течение более продолжительного промежутка времени»26.

С распадом Советского Союза накал космической гонки существенно снизился. Российская Федерация заявила о том, что не видит в других странах, в том числе в США, «заклятых врагов» и дальнейшее развитие средств космической разведки на этапе кардинальных политических и социально-экономических реформ было подчинено критериям достаточности, которые не ориентируются на обеспечение равных возможностей в этой области с США, а на удовлетворение первостепенных потребностей политического и военного руководства Российской Федерации в изменившейся ситуации на мировой арене.

Главным критерием, который был положен в основу развития и совершенствования вооруженных сил Российской Федерации в целом и космической техники военного назначения, в частности, стал принцип «достаточности», а он в свою очередь определялся и продолжает определяться сейчас реальными возможностями российской экономики, науки и техники. Космическая программа России в целом и те ее элементы, которые призваны содействовать укреплению обороноспособности, больше не пользуются исключительным режимом благоприятствования. Объем ресурсов, которые выделяются на эти цели, определяется с учетом потребностей Других важных направлений экономического, научно-технического и социального развития демократической России.

Опасная грань. Завершая анализ развития и возможностей космических средств разведки и других видов космической техники военного назначения, следует обратить внимание на такое важное обстоятельство, которое отражает динамику развития средств космической разведки в прошлом и может в обозримом будущем стать серьезным фактором, способным вызвать качественные изменения в военно-политическом планировании и военной стратегии США и ряда других государств. Дело в том, что в развитии средств космической разведки наблюдается устойчивая тенденция к увеличению разрешающей способности бортового оборудования и росту эффективности средств и методов анализа разведывательной информации, поступающей из космоса. Эта тенденция будет продолжаться и в будущем, и ее результатом будет более высокая достоверность сведений о реальных возможностях других государств, которые будут поступать в реальном масштабе времени в распоряжение высшего политического и военного руководства государства, осуществляющего жизнеспособную космическую программу.

Таким образом, нетрудно представить в будущем такую ситуацию, когда государство, имеющее в своем распоряжении самые совершенные средства космической разведки в сочетании с эффективными системами ударных вооружений, средства наведения которых на цели могут использовать чувствительное оборудование, проверенное в ходе эксплуатации космических средств разведки и других систем сбора информации из космоса, а также космических средств связи, может решиться на упреждающие «обезоруживающие» удары по районам базирования стратегического оружия и другим жизненно важным объектам противника. При таком вполне вероятном развитии событий дальнейшее совершенствование средств космической разведки, а в этой области наибольшую активность проявляют США, можно квалифицировать как намерение изменить в свою пользу стратегический баланс и воспользоваться этим своим преимуществом в агрессивных целях.

Одним из аргументов в пользу правомерности такой постановки вопроса может служить высказывание бывшего директора НАСА Дж. Флетчера, который в середине 80-х годов возглавлял Группу по изучению оборонительных технологий СОИ (Стратегической оборонной инициативы): «Рекомендуемая нами программа не концентрируется только на оружии так называемых «звездных войн». Область оружия направленной энергии, которая, по моему мнению, привлекает наибольшее внимание, на деле составляет менее четверти объема программы. Наибольшая часть наших усилий направлена на разработку эффективных чувствительных средств наблюдения, обнаружения, сопровождения и оценки целей»27. Дж. Флетчер признал, что такого рода чувствительные приборы могут также устанавливаться на разведывательные космические аппараты для выполнения специфических задач.

Не вдаваясь в технические детали взаимовлияния средств космической разведки и наступательных систем оружия наземного, морского, воздушного базирования, отметим только, что именно на этом направлении научно-технического прогресса могут возникнуть реальные угрозы стратегической стабильности в российско-американских отношениях и глобальной всеобъемлющей безопасности, чреватые самыми непредсказуемыми последствиями для развития международных отношениях XXI века. И это далеко не умозрительное предположение. Еще в 1984 году заместитель министра ВВС США Э. Олдридж писал: «Растущие возможности нашей страны (США. - Г.Х.) в обслуживании своих космических аппаратов сопровождаются активизацией усилий по совершенствованию «черных» проектов наших (разведывательных) спутников, что создает благоприятные возможности для своевременного внесения изменений в соответствующую политику»28. Эта формулировка из ведомственной переписки означает, что достижения в области космической разведки используются в целях совершенствования потенциала военной космонавтики США, которая в свою очередь расценивается как важный инструмент американской военной стратегии.

Как будет показано далее, эта тенденция приведет к дальнейшей милитаризации космоса, единственным значимым участником которой будут только США. Так стоит ли столь бездумно продвигаться к этой опасной грани. Пройдя ее, может оказаться невозможным вернуться назад…


Примечания

1. См., например, Е. Черняк. Пять столетий тайной войны. М., 1966. J. Richelson, The U.S. Intelpgence Community. Cambridge, Mass., 1989.

2. W.Burrows. Deep Black. Space Espionage and National Security. N.Y. 1986, p. 25.

3. Там же, с. vii.

4. Новое русское слово, 19 сентября 1995 г.

5. D. Eisenhower. Waging Peace. Garden City, 1965, pp. 544-545.

6. Bulletin of the Atomic Scientists. April 1977, p. 36,

7. Подробные статистические данные о запусках спутников военного назначения в США и других государствах в 1957-1977 годах содержатся в книге: В. Jasani. Outer Space - Battlefield of the Future? L., 1977.

8. Missiles and Miptary Space Program. National Security Council. NSC 6021. December 14, 1960, p. 1.

9. Poptical Action and Satelpte Reconnaissance. Itek Corporation Draft 4/24/5. p. 1.

10. Department of Defense Directive, National Reconnaissance Office, March 27,1964, p. 1.

11. Quest. Summer 1995, p. 22.

12. Corona: America’s First Satelpte Program. Edited by K. Ruffner. Wash., 1995, p. 46.

13. National Intelpgence Estimate Number 11-8/1-61. Strength and Deployment of Soviet Long Range Balpstic Missile Forces. September 21, 1961, pp. 4, 5.

14. Там же, с. 7.

15. Составлена по: N.Johnson. Soviet Miptary Strategy in Space. L., 1987, p. 58,

16. Составлена по: Space Weapons - The Arms Control Dilemma. Edited by B. Jasani. L., 1987, p. 5.

17. Новое русское слово, 5 октября 1992 г.

18. P. Stares. Space and National Security. Wash., 1987, p. 8.

19. Review of the Soviet Space Program. Report of the Committee on Science and Astronautics U.S. House of Representatives. Wash., 1967, p. 79.

20. Там же, с. 46.

21. M. Smith. Space Activities of the United States, Soviet Union and Other Launching Countries/Organizations: 1957-1984. pbrary of Congress. Wash., 1984, p. 68.

22. P. Stares. Space and National Strategy, p. 11.

23. Там же, с. 14.

24. Soviet Miptary Power, 1984. Wash., 1984, p. 4

25. P. Stares. Space and National Security, pp. 11

26. Signal, December 1985, p. 21.

27. W. Burrows. Deep Black. N.Y., 1986, p. 312.

28. Там же, с. 301.

 

Г. С. Хозин. ВЕЛИКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ В КОСМОСЕ (СССР - США)

Cм. также

Россия, космос, будущее

Все для победы в космосе

Корпорация «РЭНД» рвется в космос

Космические замыслы Д. ЭЙЗЕНХАУЭРА, Н. ХРУЩЕВА И ДЖ. КЕННЕДИ

Космические объекты на карте мира

 

Другие новости и статьи

« Нормы продфуражного пайка в период Советско-финляндской войны

И.В. Сталин о вождях и дисциплине (цитаты) »

Запись создана: Суббота, 29 Октябрь 2011 в 17:16 и находится в рубриках 40 - 50-е годы XX века, Развитие в 60 - 80-е годы XX века, Управление тылом.

метки: , , ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика