29 Октябрь 2011

В космос со всех континентов

oboznik.ru - В космос со всех континентов

В начале XXI века техническим потенциалом для самостоятельной космической деятельности обладают США, Россия, Европейское космическое агентство - ЕКА (созданная в 1975 году региональная организация, объединяющая 13 европейских государств), Франция, Великобритания, Индия, КНР, Япония, Израиль. Франция и Великобритания продемонстрировали свой статус космических государств в 60-х годах, осуществив самостоятельные запуски «национальных» космических аппаратов.

Сейчас они используют свои национальные космические потенциалы в рамках проектов ЕКА. К разряду «околокосмических» государств, способных собственными усилиями создать ракеты-носители, космические аппараты, бортовое оборудование, но неспособных без посторонней помощи реализовать космический проект, относятся Канада, Италия, Австралия, Бразилия, Северная Корея, ряд других государств. На статус «околокосмических» претендуют также Украина и Казахстан, унаследовавшие некоторые элементы космического потенциала советской космической программы. «Космический клуб» будет постоянно расширяться.

И самое главное - в него будут входить не только отдельные государства, но и все больше национальных и транснациональных корпораций, которые, невзирая на возможный риск, настойчиво ищут и находят пути и средства самостоятельно или совместными усилиями для проектирования, строительства и эксплуатации космических аппаратов или целых космических систем в целях решения практических задач в интересах отдельных государств и всего мирового сообщества.

В первые годы космической эры было трудно себе представить, что кто-нибудь рискнет сделать хоть шаг в сторону «космических гигантов», направивших в эту сферу огромные материальные и интеллектуальные ресурсы. И тем не менее сам факт, что СССР и США стали первыми государствами, осуществившими космические проекты, имевшие своей целью научные исследования вне Земли, использование космических аппаратов для решения практических задач, в том числе в военных целях, а также полеты космонавтов и астронавтов в околоземном космосе и на Луну, вовсе не означал, что другие страны не проявляли интереса к космической деятельности. Если же учесть, что ученые и инженеры стран Западной Европы, других регионов планеты задолго до начала космической эры работали над проектами аппаратов для полетов в космос и вместе с философами рассуждали о судьбах человечества во Вселенной, то разговор о реальном круге участников мировой космической деятельности будет одновременно актуальным и интересным.

Скажем прямо, в те далекие годы начала космической эры целый ряд государств, которые нашли в себе силы и решимость двинуться вслед за СССР и США - тогдашними бескомпромиссными соперникам в космосе и на Земле имели иные цели и научно-технический потенциал. Но именно они содействовали превращению космической деятельности в общее дело всего мирового сообщества, какой она в настоящее время становится на наших глазах.

Космические маршруты Европы. Поскольку в конце 1950 - начале 1960-х годов единственным проверенным на практике подходом к исследованию и использованию космического пространства было формирование национальной космической программы, то государства, которые в настоящее время обладают достаточно совершенным потенциалом космической техники, должны были прежде всего решить для себя цели, масштабы и организационные формы таких программ. Все страны Западной Европы и Азии, о которых пойдет речь, такие решения приняли. Забегая немного вперед в нашем анализе, скажем только, что для ведущих западноевропейских стран период работы над национальными космическими программами оказался весьма непродолжительным. Вскоре они пришли к выводу, что более перспективен путь к объединению в «Космическую Европу», который позволит со временем на равных конкурировать с СССР и США на сравнительно узких участках фронта разработок и практического использования космической техники. Такую задачу страны Западной Европы посчитали для себя одновременно привлекательной и посильной. О европейских космических организациях мы расскажем позже. А сейчас о «космических пионерах» Западной Европы.

«Британия на пути в космос». Под таким заголовком вышла в свет брошюра английского парламентария, члена консервативной партии Н. Мартена. В ней подводились первые итоги по созданию национального потенциала ракетно-космической техники, а также ставились основополагающие вопросы о целесообразности участия Великобритании в космической деятельности. Вот на что обращал внимание соотечественников автор брошюры: «Зачем вообще Британии вступать в этот дорогой космический бизнес? В то время как в стране продолжается конкуренция за право получить ресурсы на строительство дорог, больниц, школ, домов для престарелых, можем ли мы вообще себе это позволить? Отвечая на этот вопрос, мы вынуждены признать, что мы (Великобритания. - Г.Х.) не может позволить себе НЕ БЫТЬ в космосе. В наши цели не входит отправить человека на Луну. Наша задача - запустить спутники и использовать их для блага страны. Стоимость их не столь мала, но возможности нашей экономики в этом плане вполне достаточны, коммерческие выгоды от этого, вероятнее всего среднесрочные и долгосрочные, будут значительными»1.

В отличие от многих других публикаций по проблемам космонавтики, в том числе на страницах двух авторитетных английских авиационно-космических еженедельников «Флайт» и «Аэроплейн», в трудах одного из старейших в мире Британского межпланетного общества, эта брошюра, преследовавшая не в последнюю очередь цель показать, что именно консервативная партия прежде всего озабочена обеспечением для Великобритании конкурентоспособных позиций в мировой космонавтике, давала ответы на все основные вопросы, беспокоящие английского обывателя. Прежде всего в ней подчеркивалось, что космические средства связи, как и другие космические системы для решения практических задач, принесут выгоду буквально каждому человеку. Далее приводились убедительные аргументы относительно того, что без использования спутников военного назначения будет практически невозможно обеспечить боеспособность вооруженных сил государства. Наконец, успешное развитие английской космической программы напрямую связывалось в брошюре с совершенством национальной промышленности, перспективами научно-технического и социально-экономического прогресса, а также с укреплением конкурентоспособности Великобритании на мировом рынке товаров и услуг.

Как же развивалась национальная космическая программа Великобритании до появления коллективного участника мировой космической деятельности - ЕКА, ради успехов которого все государства-участники резко сократили свою самостоятельную деятельность в космосе?

Космической деятельностью Великобритании руководит Межведомственный комитет по космической политике. Британский национальный космический центр координирует работы над гражданскими космическими проектами, а Совет по научным и инженерным исследованиям распределяет бюджетные средства на гражданские космические проекты. Космическое агентство было создано в Великобритании только в 1985 году. Все военно-прикладные космические проекты находятся в распоряжении министерства обороны Великобритании.

Приоритетными задачами первого этапа английской космической программы были работы по усовершенствованию ракеты «Блэк Найт», предназначенной для исследований верхних слоев атмосферы, и ракеты «Блю Стрик», на которую возлагались надежды как на средство вывода в космос полезных грузов. В 1966 году правительство Великобритании объявило о своем решении запустить в течение двух с половиной лет собственный спутник весом около 100 кг. Первые английские спутники должны были выполнять научные задачи - исследовать первичное космическое излучение, измерять плотность электронов в космосе и исследовать солнечное излучение. При этом английские ученые и инженеры вели себя как-то неуверенно. Английские спутники, предназначенные для изучения первичного космического излучения, измерения плотности электронов и солнечного излучения, а также для исследования галактических радиошумов и микрометеоритов, были запущены с территории Соединенных Штатов. Даже испытания своих спутников перед запусками Великобритания проводила под руководством американских специалистов.

Итоги первых десяти лет космической деятельности Великобритании оказались довольно скромными. И дело здесь вовсе не в количестве осуществленных запусков английских искусственных спутников Земли, а в том, что большинство из них можно было признать полностью самостоятельными очень с большой натяжкой. Судите сами. Первый спутник «ЮК-1» был запушен в 1962 году американской ракетой-носителем с американского космодрома на мысе Канаверал во Флориде; второй - «ЮК-2» в 1964 году - с американского малого космодрома Уоллопс Айленд тоже американской ракетой-носителем; третий спутник - «ЮК-3» -был запущен в 1967 году американской ракетой-носителем с американского космодрома США на базе Ванденберг в Калифорнии. Английский спутник военной системы связи «Скайнет 1А» стартовал с мыса Канаверал в 1969 году. Затем последовали запуски спутников «ЮК-4» и «Миранда Х-4» в 1971 и 1974 годах также с американского космодрома на базе Ванденберг и спутника военной связи «Скайнет 2В» с мыса Канаверал. Спутник «ЮК-5» был выведен на орбиту в 1974 году с итальянского плавучего космодрома «Святая Рита» у побережья Африки. Единственным «полностью национальным», т.е. выполненным без посторонней помощи, был запуск 28 октября 1971 года английского спутника «Просперо» с помощью английской ракеты-носителя «Блэк Эрроу» с космодрома Вумера на территории Австралии, где велись работы под руководством английских специалистов.

После создания ЕКА Великобритания сосредоточила свои главные усилия на участии в проектах этой организации. В обозримом будущем она намерена продолжать эту линию, уделяя главное внимание совершенствованию космических средств связи и дистанционного зондирования - областям, где английские специалисты добились заметных успехов. В качестве одного из приоритетных направлений на будущее Великобритания избрала разработку проекта пилотируемого космического корабля с горизонтальным взлетом и посадкой.

Космический авторитет Франции. Вступление на путь формирования национального потенциала космической техники франции было продиктовано ее стремлением укрепить свои позиции среди «цивилизованных государств и продолжать курс на внесение выдающихся вкладов в прогресс человечества, в том числе в сфере науки и техники»2. Политика генерала Де Голля, в годы президентства которого Франция заметно укрепила свои позиции в военной и экономической сферах, сводилась к тому, чтобы на основе заметных достижений французских ученых и инженеров в целом ряде приоритетных направлений науки и техники, на основе растущей конкурентоспособности французской промышленности, обеспечить для Франции возможность проводить самостоятельную политику в военной области и прежде всего в сфере формирования национального ядерного потенциала (создание «ударных сил»), а также не оставаться в стороне от новых перспективных проблем прогресса цивилизации. Многие исследователи сходятся во мнении, что начало работ по исследованию и использованию космического пространства оказалось для Франции более легкой задачей, чем для других стран Западной Европы. И главная причина этого состояла в том, что, традиционно уделяя большое внимание фундаментальным научным исследованиям и разработкам во всех главных областях научно-технического прогресса, политические и военные руководители Франции неизменно выделяли значительные ресурсы на совершенствование вооруженных сил, на создание новых видов оружия и боевой техники, в том числе ядерного оружия и военных ракет.

В начале января 1959 года правительство Франции создало Комитет по космическим исследованиям, который подчинялся непосредственно премьер-министру. Вследствие этого комитет был преобразован в Совет по космосу и подчинен Министерству научных исследований, атомной энергии и космоса. В 1962 году начал свою деятельность СНЕС - Национальный центр по космическим исследованиям - профильное федеральное космическое ведомство, по своим функциям близкое к НАСА, которое ко времени создания СНЕС существовало в США уже четыре года, и к РАКА, которое появилось в России в самом начале 1990-х годов.

Надежной основой для национальной космической программы Франции стали развитая авиационная промышленность, ряд других отраслей промышленности, работавших на военное министерство Франции и на всю военную инфраструктуру НАТО, а также целый ряд военных и исследовательских ракет, обладавших широкими возможностями доставки боевых зарядов, в том числе ядерных, к целям и вывода на различные высоты полезных грузов с приборным оборудованием на борту.

До образования ЕКА Франция произвела 22 запуска в космос с научными и практическими целями, из которых три были неудачными. Научные запуски имели целью исследования ионосферы, солнечного излучения, полярных сияний, астрономические наблюдения. Для решения практических задач наибольшее значение уделялось спутникам связи, метеорологии, геодезии. Впоследствии французские специалисты создали и ввели в повседневную эксплуатацию спутники дистанционного зондирования «Спот», которые по разрешающей способности и другим показателям успешно конкурировали с соответствующими американскими и советскими космическими системами и остаются надежными космическими средствами дистанционного зондирования в начале XXI века.

Свой первый искусственный спутник Земли Франция запустила в ноябре 1965 года. Однако главным космодромом Франции, с эксплуатацией которого в значительной степени связана программа научных и прикладных космических проектов ЕКА, в настоящее время является экваториальный Куру, расположенный на территории Французской Гвианы. Следует отдать должное Франции - она сумела стать главным разработчиком ракет-носителей «Ариан-4» и «Ариан-5», которые хорошо зарекомендовали себя как средство вывода в космос полезных грузов как для ЕКА, так и для отдельных государств и частных корпораций. Достаточно сказать, что ракеты «Ариан-4» и «Ариан-5» способны соответственно выводить на низкие околоземные орбиты полезные грузы весом 9,5 и 14 тонн, на полярные орбиты - весом 7,2 и 11,7 тонны и на геосинхронную орбиту - весом 2,2 и 4,3 тонны.

Франция, пожалуй, единственная страна, входящая в состав ЕКА, которой удается поддерживать определенный баланс между вкладами в деятельность ЕКА и выделением ресурсов на эксперименты в рамках национальной космической программы. Франция создала благоприятные условия для деятельности корпорации «Арианспейс», главным акционером которой является СНЕС.

Франция реалистически оценивает свои возможности в совершенствовании национального потенциала космической техники, который она разумно распределяет между участием в деятельности ЕКА и собственными космическими проектами, в том числе связанными с освоением мирового рынка космических товаров и услуг. В 1990-х годах главными задачами космической деятельности Франции были обеспечение ракетами-носителями «Ариан-4» и «Ариан-5» проектов ЕКА, укрепление роли национального частного бизнеса в создании и эксплуатации систем космической связи, дальнейшее совершенствование метеорологических спутников и спутников дистанционного зондирования «СПОТ», расширение сотрудничества с Россией. Своими главными задачами в космосе в начале нового века Франция считает завоевание лидерства среди европейских стран в этой области, увеличение вкладов космических систем в обеспечение национальной безопасности, расширение возможностей французской промышленности в области производства космической техники и создание конкурентоспособного национального потенциала ракет-носителей, расширение сферы научных, экономических и социальных выгод, получаемых в результате разработок и практического использования космической техники. Недостатком в своей космической деятельности Франция считает отсутствие у нее собственного технического потенциала для осуществления пилотируемых полетов и зависимость ряда ее космических проектов от бюджета ЕКА3.

Космические замыслы Германии, Нужно прямо сказать, что начинались они с территории Западной Германии, одного из двух германских государств, появившихся на политической карте мира после поражения гитлеровской Германии во Второй мировой войне. Уже в первые годы существования Западной Германии здесь начала возрождаться авиационная промышленность, которая вскоре стала прочной базой для первых космических проектов. Учебные заведения подготовили достаточное количество специалистов для новых отраслей. В 60-х годах начали возвращаться из США некоторые специалисты-ракетчики, которые приобрели опыт, участвуя в работах над американскими космическими проектами,

В 1954 году Германское общество ракетной техники и космических полетов в Штутгарте создало Исследовательский институт физики реактивного движения, который возглавил один из пионеров ракетной техники Е. Зенгер, автор знаменитого проекта «антиподного бомбардировщика». Такая активность западного соседа не могла не беспокоить Германскую Демократическую Республику, космическая деятельность которой практически полностью сводилась к сотрудничеству с Советским Союзом, а с появлением в 1968 году международного совета «Интеркосмос», объединившего усилия в космосе социалистических государств, - к участию в деятельности этой организации.

Среди основных проблемы космонавтики, над которыми работали западногерманские специалисты на начальном этапе, можно назвать расширение экспериментально-испытательной базы для ракетно-космических проектов, строительство новых испытательных центров, создание высококалорийного топлива для авиационных и космических двигателей. Велись также работы над проектом высотной ракеты многократного применения, которая после достижения заданной высоты должна была совершать посадку с помощью гибкого крыла, которое раскрывалось бы по радиокоманде с Земли. Сильные позиции западногерманской авиационной промышленности, а также тот факт, что немецкие инженеры (прежде всего Ю. Зенгер) ранее разрабатывали подобные проекты, стали поводом к тому, что Западная Германия проявила значительный интерес к созданию в рамках своей космической программы воздушно-космического самолета. Главные усилия в этой области в те годы взяла на себя корпорация «Юнкерс», хорошо зарекомендовавшая себя в годы Второй мировой войны как поставщик военных самолетов для гитлеровской армии. Согласно первоначальному проекту воздушно-космический самолет должен был стартовать с аэродромов, выводить на орбиты высотой до 500 км полезные грузы, а затем возвращаться на Землю и совершать посадку на обычные взлетно-посадочные полосы. На первом этапе западногерманские авиационно-космические корпорации явно увлекались военно-прикладными космическими проектами. Результаты любого из них можно было прямо или косвенно использовать в военных целях: ракеты-носители, воздушно-космические самолеты, спутники связи и т.д.

Руководство космической деятельностью Германии осуществляет Комитет по космосу Федерального кабинета, который определяет основные направления национальной политики в области исследования и использования космического пространства, в том числе степень участия Германии в деятельности ЕКА и в других международных программах космического сотрудничества. Комитет по космосу также определяет уровни финансирования космической деятельности. Финансовые средства на реализуемые Германией космические проекты поступают из бюджета федерального министерства исследований и техники, а Германское космическое агентство расходует выделенные ему средства, распределяя их по конкретным проектам и координируя деятельность федеральных ведомств и промышленных корпораций, участвующих в их реализации.

Первый западногерманский спутник «Ацур» (вес 71 кг), запущенный в 1969 году с помощью американской ракеты-носителя «Скаут», предназначался для изучения радиационного пояса, полярных сияний и корпускулярного излучения Солнца. Следующие спутники - «Аэрос» (вес 127 кг), запущенные в 1972 и 1974 годах также с помощью ракет «Скаут», проводили измерения различных параметров атмосферы. 10 декабря 1974 года и 15 января 1976 года с помощью американских ракет-носителей «Титан-Центавр» были запущены западногерманские автоматические межпланетные станции «Гелиос-1» и «Гелиос-2» (вес 370 кг), предназначенные для исследования околосолнечного пространства. Станции «Гелиос» стали первыми космическими аппаратами, которые приблизились к Солнцу, причем рекорд здесь принадлежит «Гелиосу-2», пролетевшему около Солнца на расстоянии 43,4 млн. км.

Национальный космический потенциал Германии уступает французскому, но превосходит английский. На счету Германии достаточно внушительные результаты в исследованиях и практическом использовании космического пространства. В 1990-х годах Германия была одним из основных участников космических проектов ЕКА. Она сумела интегрировать космические потенциалы ФРГ и ГДР и на этой основе построила сбалансированную программу сотрудничества в исследовании и использовании космоса с СССР и США. В частности, в результате такого сотрудничества Германии удалось получить доступ к пилотируемым системам - советской станции «Мир» и американским транспортным космическим кораблям многократного применения, на которых, в частности, выводился в космос грузовой отсек «Спейслэб», созданный западноевропейскими специалистами с участием Германии. Планы на будущее у Германии довольно скромны: продолжая участие в проектах ЕКА, делать практические шаги по реализации собственного проекта усовершенствованного воздушно-космического самолета Ю. Зенгера, содействовать укреплению позиций своей авиационно-космической промышленности и расширению сферы практических выгод, получаемых от разработок и использования авиационно-космической техники. Американские эксперты выражают свою озабоченность тем, что вслед за Францией Германия проявляет более высокую компетенцию в ряде областей разработок и практического использования космической техники и за счет этого начнет проводить более самостоятельный курс в космонавтике, в том числе конкурируя с США на мировом рынке космических товаров и услуг.

Было бы неправильным полагать, что участие в космической деятельности могут себе позволить лишь самые развитые государства Европы. Целый ряд средних и малых европейских стран посчитали для себя необходимым встать на путь разработок - самостоятельно или совместными усилиями - космической техники и ее практической эксплуатации в собственных интересах и в интересах всего европейского континента.

В Италии, например, в 1964-1980 годах были созданы и выведены на орбиты исследовательские спутники «Сан-Марко», многоцелевые спутники «Сирио» для решения практических задач (связь, метеорология и т.д.). Однако у Италии нет собственных средств вывода объектов в космос, и для запуска спутников она использовала американские и французские ракеты-носители. В дальнейшем Италия сосредоточила свои главные усилия на участии в проектах ЕКА.

Практически все государства Западной, Центральной и Северной Европы участвуют в космической деятельности, создавая собственные искусственные спутники Земли или приборное оборудование к ним, осуществляя наблюдение за космическими объектами с помощью станций слежения, расположенных на их территории, продолжая в своих национальных исследовательских центрах фундаментальные и прикладные научные разработки по космической проблематике.

Опыт нескольких десятилетий космической эры показывает, что европейские страны извлекли полезный для себя урок из советско-американского соперничества в космосе. Они пришли к выводу, что необходимо занять сколько-нибудь значимое - в данном случае третье - место в мировой космонавтике и оставить позади «азиатских космических гигантов», о которых речь пойдет ниже. Европа сможет добиться этого, только объединив свои усилия и став коллективным участником мировой космической деятельности. Этой линии она следует с начала 1960-х годов.

Первой попыткой организации космической деятельности в Европе было создание в 1964 году Европейской организации космических исследований (ЕСРО) и Европейской организации по разработке ракеты-носителя (ЕЛДО)- двух межправительственных организаций, перед которыми была поставлена задача разработок и создания научных искусственных спутников Земли и ракет-носителей. Впоследствии эти две организации объединились и на их базе было создано ЕКА. Космический сектор науки и промышленности в Европе в настоящее время строится вокруг ЕКА, которое представляет собой организацию, в рамках которой европейские страны не просто объединили свои ресурсы с целью разработок и практического использования космических систем не только в научных целях, но и в интересах развития космических инфраструктур для решения практических задач, способных конкурировать на мировом рынке космических товаров и услуг. По состоянию на 2000 год ЕКА успешно разработало и поставило клиентам серию ракет-носителей и около 50 спутников, а также передало в эксплуатацию и повседневное использование ракеты-носители, спутники связи и метеорологические спутники авторитетным организациям: «Арианспейс», «Евтелсат», «Инмарсат» и «Евмарсат». На ЕКА приходится не менее 50% общего объема продукции европейской космической промышленности.

Таким образом, есть все основания утверждать, что Европа сумела создать научный, технический и промышленный потенциал для космической деятельности, который позволяет ей удовлетворять большинство своих потребностей и обеспечивать для себя значительную долю операций на соответствующих мировых рынках (50% для ракет-носителей и 20-30% для спутников) несмотря на то, что ее государственные капиталовложения в эту область (около 4,7 млрд. долл. США ежегодно) меньше, чем в США (26 млрд. долл. ежегодно). В 2000 году на ЕКА приходилось около 65% общей суммы совокупных гражданских космических бюджетов входящих в него государств. Основные вклады в бюджет ЕКА вносят Франция, Германия, Италия и Великобритания (около 80% общих ассигнований на деятельность ЕКА).

Начиная с середины 1990-х годов ЕКА активизировало деятельность в области международного сотрудничества в исследовании и использовании космического пространства, проявляя особый интерес к сотрудничеству с Россией, Украиной, азиатскими государствами. Космонавтика Западной Европы во многом уникальна, поскольку здесь удалось сбалансировать интересы ЕКА и национальных космических программ. Это обстоятельство увеличивает конкурентоспособность западноевропейской космонавтики, повышает притягательность ЕКА как перспективного партнера по международному сотрудничеству, в том числе для России. Поэтому, по всей вероятности, и в будущем авторитет ЕКА будет возрастать, а его влияние на развитие международного сотрудничества в космосе увеличится. Формы и методы взаимодействия, кооперации и интеграции как внутри ЕКА, так и с его партнерами в Европе, Азии, на Североамериканском континенте, в других регионах планеты, могут стать важным средством стабилизации мировой космонавтики, надежным фундаментом построения более тесных взаимосвязей космической деятельности с политическими и социально-экономическими процессами построения на планете целостной, устойчивой цивилизации.

О серьезных планах «космической Европы» на будущее могут свидетельствовать следующие рекомендации из специального доклада, представленного Генеральному директору ЕКА в начале 2000 года: «Мы убеждены, что Европе в целом и Европейскому союзу, в частности, необходима полная интеграция космической деятельности в их усилии по укреплению мира и благополучия на всем европейском континенте. Таким образом мы хотим усилить политическую роль Европейского союза в тех случаях, когда речь идет о космической политике и ее интеграции в другие области его политической деятельности. Одновременно необходимо совершенствовать профессиональную компетентность, оперативную гибкость и открытый характер ЕКА в его современном виде. По нашему мнению, решения о Европейской космической политике должны приниматься на самых высших политических уровнях Европейского союза, что будет содействовать интеграции космической деятельности в стержневые политические и экономические стратегии Европы»4.

Азия на пути в космос. Если мотивы стран Западной Европы, которые включились в космическую деятельность вслед за СССР и США, избрав для этого не самый простой путь совмещения национальных космических проектов с участием в европейских организациях космического профиля, были в основном одинаковыми, то «азиатский эшелон» космической деятельности формировался по-иному. Различия национальной экономики и культуры; во многом несовпадающие политические интересы, философско-религиозные ценности; специфические особенности военной политики и взглядов на обеспечение национальной и международной безопасности - вот лишь некоторые объективные факторы, которые определили подходы к формированию своих национальных космических программ ведущих азиатских государств - Японии, Китая и Индии. Драматические события, свойственные соперничеству СССР и США в космосе, вряд ли оказали ощутимое влияние на мотивы руководителей этих стран при выборе ими приоритетов, масштабов и организационных форм своих национальных космических программ.

Императорская Япония, испытавшая унижения капитуляции после поражения во Второй мировой войне, видела в космосе реальную возможность во всей полноте воспользоваться своим огромным научно-техническим и промышленным потенциалом для завоевания лидирующих позиций в этой новой и перспективной области деятельности человечества. Следует, однако, подчеркнуть, что «особые отношения» с США не во всем содействовали успешному развитию японской космонавтики.

Коммунистический Китай, добившийся освобождения от иностранного ига и переживший трудности ухудшения советско-китайских отношений в период пребывания на высших постах в СССР Н. С. Хрущева, не видел другого пути в космос, кроме создания надежного и конкурентоспособного национального космического потенциала исключительно собственными силами. Китайская космическая программа до сих пор реализуется в рамках годичных и пятилетних планов, утверждаемых на высшем партийно-государственном уровне с учетом основных направлений экономического и социального развития государства, переживающего период заметного подъема.

Не так давно освободившаяся от колониальной зависимости, крупнейшая среди развивающихся государств - Индия, выстраивала свою космическую программу на основе сбалансированных проектов сотрудничества с СССР, США, другими государствами. В индийской космической программе есть также аспекты, связанные с позицией Индии по проблемам нераспространения ядерного оружия и с усилившимся в последние годы ее соперничеством с Пакистаном в создании национальных, потенциалов ядерного оружия.

Космический выбор Японии. Специфические политические условия, обусловившие развитие Японии после Второй мировой войны, и в первую очередь жесткие ограничения и запреты на создание ряда отраслей военной промышленности, оказали заметное влияние на космическую программу Японии. В 1960 году был создан Национальный совет по космической деятельности, отвечающий за реализацию космической программы5. В 1969 году высший законодательный орган Японии принял резолюцию, запрещающую использование космоса в военных целях. С начала практической космонавтики в 1970 году Япония вывела в космос около 50 объектов. Организационная структура космической программы Японии выглядит так: главную функцию, сходную с функциями НАСА и РАКА, выполняет Национальное агентство освоения космоса, с ним сотрудничает Институт космических и астрономических наук. Координация практической деятельности в рамках космической программы возложена на Комиссию по космосу при премьер-министре Японии, которая отвечает также за разработку концептуальных основ, выбор перспективных направлений и приоритетов космической деятельности6.

Главными направлениями космической программы Японии в 1990-х годах были совершенствование потенциала отечественных ракет-носителей; разработка и эксплуатация спутниковых систем связи, метеорологии, дистанционного зондирования, а также спутников для научных исследований. Япония принимает участие в проекте международной пилотируемой орбитальной станции «Альфа». В распоряжении национальной космической программы Японии имеются три космодрома, способных обеспечить современные и прогнозируемые на будущее потребности в выводе полезных грузов в космос.

Специфической особенностью космической программы Японии является ее первостепенная ориентация на собственные силы и укрепление своего лидирующего положения в космической деятельности среди стран Азиатско-Тихоокеанского региона. В силу этого обстоятельства Япония отдает приоритет координации своей деятельности в исследовании и использовании космического пространства со своими ближайшими географическими соседями - КНР и Индией. По этой же причине Япония проявляет заметный интерес к развитию и последующей эксплуатации международного космодрома на мысе Йорк в Австралии. Создание нового российского космодрома Свободный в районе Благовещенска создаст предпосылки для более тесной интеграции России с азиатскими странами в исследовании и использовании космического пространства.

Развитая инфраструктура научно-исследовательских центров космического профиля в сочетании с хорошо оборудованными национальными космодромами и динамично развивающимися «гигантами» авиационно-космической промышленности, уже успешно конкурирующими с корпорациями близкого профиля из США и Западной Европы, позволяют Японии рассчитывать на успешное решение в будущем таких важных проблем, как создание пилотируемой орбитальной станции, обслуживаемой транспортным космическим кораблем многократного применения (также пилотируемым), запуск автоматических космических аппаратов для исследования планет и даже полет космонавтов на Луну.

Что же касается долгосрочных планов Японии в этой области, то они сводятся к расширению участия в международном сотрудничестве, увеличению объема практических выгод от космической деятельности, в том числе за счет участия частного бизнеса в космических проектах, а также к формированию надежного национального потенциала пилотируемой космонавтики. Руководители американской космической программы не скрывают своей озабоченности тем, что Япония становится все более сильным конкурентом авиационно-космической промышленности и проводит все более независимый курс в этой области.

Китай: от древних ракет к космическим кораблям. Интерес КНР к космической деятельности имеет глубокие исторические корни - еще в XIII веке в Китае были изобретены пороховые ракеты, применявшиеся в военной и других целях, которые расцениваются исследователями как исторические прообразы современных ракет-носителей. Первый запуск искусственного спутника Земли в КНР был осуществлен в 1970 году. К 2000 году на ее счету было более 40 запусков космических объектов, в том числе для государств, не обладающих собственными ракетами-носителями (например Пакистан, Швеция, Австралия).

Национальная космическая программа КНР реализуется под контролем Государственного совета по космонавтике, который с апреля 1989 года возглавляет премьер-министр КНР. Ежегодные ассигнования на космическую деятельность КНР в 1990-х годах приблизились к 200 млн. долл. По этому показателю КНР заметно отстает не только от ЕКА, но и от национальных космических программ ведущих государств Западной Европы. Однако жесткий государственный контроль за космической программой КНР делает ее развитие на будущее предсказуемым и устойчивым, а большое внимание к коммерциализации космической деятельности открывает перспективы увеличения эффективности и рентабельности космических проектов. Благодаря централизованному планированию и повседневному надзору со стороны правительства в КНР был создан разносторонний потенциал ракет-носителей, способных выводить полезные грузы на орбиты с различными характеристиками, вплоть до геосинхронных.

Приоритетными направлениями национальной космической программы являются совершенствование ракет-носителей, совершенствование спутников связи и дистанционного зондирования (в том числе военного назначения), оказание услуг по запуску космических объектов другим странам, создание пилотируемого космического корабля.

Оценивать перспективы развития и конкурентоспособность космической программы Китая по одним только количественным показателям, прежде всего по объему ежегодных ассигнований, было бы неправильным. КНР обладает развитым потенциалом космической техники, имеет в своем распоряжении промышленные предприятия и научные учреждения космического профиля, способные обеспечить нормальное развитие космической программы в обозримом будущем, пользуется тремя космодромами, расположенными на своей территории. Главной линией политики КНР в области исследования и использования космического пространства является обеспечение потребностей собственного общества в космических услугах, а также тщательно продуманная стратегия ограниченного по масштабам, но очень эффективного сотрудничества с другими странами в конкретных областях космической деятельности. Именно последнее обстоятельство обусловило поступательное развитие сотрудничества КНР с федеральными ведомствами и частными корпорациями Франции, ФРГ, США по прикладным проблемам космонавтики, ее взаимовыгодные контракты с Бразилией, Пакистаном, Австралией, Швецией, предусматривающие разработку и эксплуатацию спутников дистанционного зондирования, запуск спутников связи, проведение технологических экспериментов в космическом пространстве.

Особое значение политическое руководство Китая придает повышению социально-экономических выгод от практической эксплуатации национальных космических систем связи, ретрансляции радио- и телевизионных передач, метеорологических наблюдений, дистанционного зондирования. По мнению президента Академии космонавтики КНР Kсy Фуксъянга, «спутники, успешно разработанные и запущенные КНР, сыграли важную роль в развитии национальной экономики, в стимулировании научно-технического прогресса, в совершенствовании культуры и образования»7. Среди важнейших задач на будущее чаще всего называют создание надежного потенциала пилотируемой космонавтики, включающего корабли, орбитальные станции и пилотируемые транспортные средства многократного применения, а также расширение производства космических товаров и услуг, которые можно было бы поставлять на мировой рынок.

Если же говорить о перспективных задачах национальной космической программы КНР, то они достаточно широки и охватывают многие из важнейших областей деятельности государства: содействие укреплению национальной безопасности, более активное использование космических систем в интересах социально-экономического развития государства, расширение торговли космическими товарами и услугами с США и государствами Западной Европы, борьба за признание КНР в качестве одной из ведущих космических держав.

Космические намерения Индии. В индийском штате Раджастан находится город Джайпур - в переводе с хинди «Розовый город». Он был построен в начале XVIII века по приказу магараджи Джайсингха Второго, который был также астрономом и ученым. Начиная с 1724 года Джайсингх Второй построил пять обсерваторий, четыре из них - в Джайпуре, Дели, Бенарисе и Уджайне сохранились до наших дней. Неудивительно, что вскоре после запуска первого советского искусственного спутника Земли при государственной обсерватории Индии в Наинитале, штат Уттар-Прадеш была создана станция оптического наблюдения за спутниками. Богатый опыт и исторические традиции индийских астрономов были поставлены на службу освоения космоса.

В космической программе Индии удачно сочетаются самостоятельные усилия по формированию национального потенциала космической техники с проектами международного сотрудничества, имеющими целью в первую очередь содействовать повышению эффективности и конкурентоспособности национальной космической программы. Некоторые зарубежные эксперты утверждают, что индийская космическая программа не просто хорошо продумана, но по ряду параметров даже не уступает космическим программам ряда европейских государств, в частности Англии или Италии.

Индийская космическая программа ориентируется не только на создание собственной космической техники, но и на сотрудничество с ведущими космическими державами - в прошлом с Советским Союзом, а сейчас с Россией, а также с Соединенными Штатами. Технический потенциал индийской космической программы базируется на передовых достижениях науки и техники, что дает основание политическому и военному руководству увязывать его с перспективой создания собственного ракетно-ядерного оружия.

В августе 1961 года работы в области исследования космоса были переданы в ведение Министерства атомной энергии Индии, которое учредило в 1962 году национальную Комиссию по космическим исследованиям и Департамент космоса. В 1969 году в составе Министерства атомной энергии была создана Индийская организация по космическим исследованиям. В 1972 году эта организация, выполняющая функции профильного космического ведомства, была выведена из подчинения Министерства атомной энергии и передана Департаменту космоса. В настоящее время Комиссия по космическим исследованиям продолжает отвечать за разработку национальной политики в области исследования и использования космического пространства и распределять бюджетные ассигнования между участниками индийской национальной космической программы.

Основными организационными структурами, отвечающими за реализацию индийской космической программы, являются подчиненные Министерству космоса и Индийской организации по космическим исследованиям Космический центр Викрама Сарабхаи в Тривандруме, отвечающий за разработку ракет-носителей, Центр прикладных космических исследований в Ахмедабаде, на который возложено совершенствование спутников связи и дистанционного зондирования; Центр Шар в Шрихарикоте, выполняющий функции наблюдения за космическими объектами и приема телеметрической информации; Центр искусственных спутников Земли в Бангалоре, отвечающий за перспективное планирование и разработки новых образцов космической техники. В распоряжении Индийской организации по космическим исследованиям находится экваториальная станция для запуска высотных ракет Тхумба (район Тривандрума), благоприятное географическое положение которой позволяет переоборудовать ее в космодром. В 90-х годах ежегодные ассигнования на индийскую космическую программу приблизились к 200 млн. долл., что почти равно ассигнованиям на космическую программу Японии и некоторых европейских государств.

При сравнительно скромных объемах работ в рамках космической программы и небольшом количестве самостоятельных запусков спутников научного и народнохозяйственного назначения Индия может служить примером государства, сумевшего разработать концепцию сбалансированной национальной космической программы среднего масштаба и с большой эффективностью реализовать ее на практике. Успешно развивая сотрудничество с США, Россией, другими государствами и международными организациями космического профиля, Индия приняла участие в пилотируемых полетах - в составе экипажа «Салюта Т-11» был индийский космонавт Р. Шарма, предполагается полет индийского космонавта на одном из американских кораблей «Спейс Шаттл». Кроме того, результатом сотрудничества с Россией и Францией стали запуски индийских спутников связи и дистанционного зондирования. Все эти устойчивые тенденции развития космической программы делают Индию привлекательным и потенциально надежным партнером российской космической программы в обозримом будущем.

Вот как оценил итоги космической деятельности Индии в XX веке секретарь Департамента космоса доктор Р. Кастурираган: «Тот факт, что до сих пор со скромными общими затратами в размере примерно 2400 миллионов американских долларов Индия построила 29 спутников, разработала три вида ракет-носителей, совершивших уже 13 полетов, создала сложную инфраструктуру для проектирования, строительства и испытаний спутников связи и дистанционной разведки, их запуска и управления ими на орбите, а также для переработки и применения научной информации и установила прочную базу рабочей силы для проведения передовых исследований в космосе, доказывает, что индийская космическая программа явилась исключительно успешной и рентабельной, особенно если посмотреть на те выгоды, которые получила страна в ряде сфер»8.

Среди планов космической деятельности Индии - тщательный анализ возможностей осуществления пилотируемых полетов в космос и исследование Солнечной системы с помощью автоматических космических аппаратов. Особое внимание предполагается также уделить созданию конкурентоспособного национального потенциала ракет-носителей и спутников, в первую очередь для решения практических задач. Правительство Индии считает также очень важной задачей увеличение вкладов национальной космической программы в решение все более широкого комплекса социально-экономических проблем, стоящих перед государством.

США и ряд других стран высказывают озабоченность по поводу намерений Индии активно использовать свой потенциал космической техники в интересах укрепления национальной и международной безопасности.

Путь в космос, открытый для всех стран. Чем совершеннее становится космический потенциал человечества, чем больше околоземных и межпланетных трасс осваивают пилотируемые корабли и автоматические разведчики Вселенной, чем шире объем повседневных услуг, которые получают люди на всех континентах с помощью использования спутниковых систем различного назначения, тем больше появляется на планете государств, в той или иной форме участвующих в космической деятельности.

Мы рассмотрели состояние и перспективы развития космических программ в ведущих государствах Европы и Азии. Однако космическая деятельность открыта для государств всех континентов. И о том, что это действительно так, свидетельствуют приводимые ниже данные о развитии космонавтики в самых различных странах нашей планеты.

Реализацией космических проектов в Израиле занимаются Израильское космическое агентство и Национальный комитет космических исследований, выполняющий консультативную функцию при правительстве, космическом агентстве и университетах страны. На территории Израиля имеется небольшой космодром. В 1988 году был запущен первый израильский спутник, в 1990-м - второй. В 1990-х годах космический бюджет Израиля составлял в среднем около 4 млн. долл. в год. Космическая программа Израиля призвана содействовать укреплению безопасности государства в сложной военно-политической обстановке на Ближнем Востоке, а также приносить все более ощутимые экономические и научно-технические выгоды. Многие аналитики напрямую связывают перспективы развития космической программы Израиля с возможностями создания в этой стране военных баллистических ракет.

Среди государств Латинской Америки наибольшую активность в исследовании и использовании космоса проявляют Аргентина и Бразилия. В Аргентине действует Национальная комиссия по космосу, отвечающая за разработку политики в этой области, и Институт авиации и космических исследований, занимающихйся созданием космической техники и приборного оборудования для экспериментов в космосе. У Аргентины нет собственных ракет-носителей, и свои космические проекты она осуществляет с помощью других стран, прежде всего США. В последние годы Аргентина направила главные усилия на создание космических средств связи и дистанционного зондирования. Ее планы на будущее сводятся к созданию хотя бы ограниченного национального потенциала космической техники.

В Бразилии учреждена Комиссия по космической деятельности, Бразильское космическое агентство, функционируют Центр авиационно-космической техники и профильный институт, занимающийся совершенствованием ракет-носителей, а также Институт космических исследований, отвечающий за создание прикладных космических систем. Космический центр Алкантара считается весьма перспективным местом для исследования верхних слоев атмосферы. В 1990-х годах отсюда было запущено 265 исследовательских и метеорологических ракет. На базе этого центра в ближайшем будущем может быть создан первый бразильский космодром. Созданная бразильскими инженерами ракета-носитель VLS, способна вывести на низкую околоземную орбиту спутник весом до 200 кг.

В обозримом будущем национальная космическая программа Бразилии ориентируется на обеспечение самостоятельности в разработках и практическом использовании некоторых видов космической техники, расширение научно-технической базы для космической деятельности, на использование космических средств в интересах национальной безопасности и экономического прогресса.

Северный сосед США - Канада проявляет заметную активность в исследовании и использовании космоса. В Канаде действуют Космическое агентство и Национальный исследовательский совет. Первое отвечает за координацию деятельности участников космических проектов и создание необходимой техники, второй - планирует и реализует научные космические проекты. Свое будущее в космосе Канада связывает с созданием космических средств связи и дистанционного зондирования, а также с разработкой автоматических аппаратов для исследования космоса. Особенно заинтересована Канада в участии в международном космическом сотрудничестве. Она уже хорошо проявила себя как участник сотрудничества в области пилотируемых полетов, прежде всего на американских кораблях «Спейс Шаттл». Для Международной космической станции (МКС) Канада создает манипулятор, так называемую космическую руку, способный передвигать грузы вблизи корпуса станции.

Пакистан и Тайвань, Австралия и Южная Корея, Индонезия и Северная Корея не только официально признали свою готовность направить материальные и интеллектуальные ресурсы на исследования и практическое использование космического пространства, но создали профильные ведомства и начали реализацию небольших национальных космических программ.

Национальная космическая программа Пакистана в первую очередь направлена на обеспечение конкурентоспособных позиций в военно-политическом противостоянии с Индией и прежде всего на формирование потенциала ракетно-ядерного оружия. Тайвань ограничил свои космические амбиции созданием спутников связи, а также расширением научно-технической и промышленной базы своей космической программы в целях развития национальной экономики. Австралия связывает свою космическую программу с созданием надежного потенциала спутников связи и дистанционного зондирования, а также с превращением космодрома на мысе Йорк в один из наиболее привлекательных для клиентов со всего мира. Космическая программа Южной Кореи направлена на обеспечение прогресса в национальной экономике и национальной безопасности. Индонезия планирует создать национальные системы космической связи и дистанционного зондирования, а также изучает возможность создания на одном из своих островов нового космодрома. Северная Корея тесно увязывает свои планы исследования и использования космического пространства с обеспечением возможности создать собственный потенциал военных баллистических ракет различной дальности действия, чем вызывает беспокойство у своих географических соседей и у США. Очевидно, что мотивами космической деятельности средних и малых стран нередко бывают соображения военно-политического соперничества и экономической конкуренции.

В развитии государств, включающихся в космическую деятельность, просматриваются две тенденции: они могут постепенно приближаться к статусу «космической державы», полагаясь лишь на собственные силы, или объединить усилия, чаще всего в рамках региональных организаций, создающих космические системы для решения практических задач (в первую очередь связь, навигация, дистанционное зондирование и т.д.), и начать эксплуатацию «коллективного» космического потенциала, как это успешно делают страны Западной Европы. Обе эти тенденции весьма благоприятны для развития российской космической программы ближайших десятилетий, поскольку открываются возможности для организации выгодного для России сотрудничества с новыми партнерами, приступающими к космической деятельности.


Примечания

1. N. Marten. Britain into Space. L., 1969, p. 7.

2. World-Wide Space Activities. Report. Committee on Science and Technology. U.S. House of Representatives. Wash., September 1977, p. 140.

3. Decision Maker’s Guide to INTERNATIONAL SPACE. 1993 Edition. ANSER Arpngton, Virginia, 1993, p. 68.

4. Towards Space Agency for the European Union. Report by Carl Bildt, Jan Perelevade and Lothar Speth to General Director of the European Space Agency. Paris, 2000.

5. Space in Japan. 1966-1967. Tokyo, 1967, pp. 9-10.

6. Decision Maker’s Guide to INTERNATIONAL SPACE. 1993 Edition. ANSER Arpngton, Virginia, 1993, pp. 137-139.

7. Space Popcy, February 1997, vol. 13, No. 1, p. 70.

8. Индия. Перспективы, январь 2000, с. 24.

Г. С. Хозин. ВЕЛИКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ В КОСМОСЕ (СССР - США)

Cм. также

Россия, космос, будущее

Все для победы в космосе

Корпорация «РЭНД» рвется в космос

Космические замыслы Д. ЭЙЗЕНХАУЭРА, Н. ХРУЩЕВА И ДЖ. КЕННЕДИ

Космические объекты на карте мира

 

Другие новости и статьи

« И.В. Сталин о вождях и дисциплине (цитаты)

Российская армия развалена, и в НАТО это понимают »

Запись создана: Суббота, 29 Октябрь 2011 в 19:26 и находится в рубриках Новости.

метки: , ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика