30 Октябрь 2011

Земные судьбы посланцев в космос

oboznik.ru - Земные судьбы посланцев в космос

Бесконечен путь человечества во Вселенную. Самые впечатляющие вехи на этом пути связаны с пребыванием в космосе людей, с результатами их экспериментов, с их наблюдениями и размышлениями.

Те из нас, кто остается на Земле, как бы доверяют непосредственным участникам космических путешествий свои мечты о полетах вне Земли, видят в них разведчиков непознанного, идущих на риск ради раскрытия новых тайн Вселенной и прогресса нашей цивилизации. Как бы ни менялось отношение общества к космической деятельности, те, кто своим трудом движет вперед науку о космосе, кто создает и эксплуатирует сложнейшую космическую технику, кто готовит экипажи к новым полетам, пользуются авторитетом и вниманием во всем мире.

И все-таки особым почетом и вниманием у широкой публики пользуются астронавты и космонавты, которым посчастливилось увидеть нашу планету с орбиты, выполнить в космосе сложнейшие эксперименты и донести свои впечатления до «остального человечества». Даже после завершения профессиональной карьеры астронавты и космонавты не уходят на покой - становятся преподавателями университетов и законодателями, военачальниками и высокими государственными чиновниками, деятелями науки и культуры, проповедниками.

Общество продолжает уважать их, доверяет им новые посты и задачи, веря в их преданность высоким идеалам и недюжинные творческие способности.

Мы уже рассказывали о том, как организована подготовка советских и российских космонавтов и американских астронавтов. Оставляя в стороне разницу в подходах к отбору кандидатов для полетов в космос и неодинаковые приоритеты СССР и США в пилотируемой космонавтике (от одноместных и многоместных космических кораблей для полетов в околоземном космосе к долговременным орбитальным станциям в первом случае, и от проекта «Аполлон» к эксплуатации транспортных космических кораблей многократного применения, а затем к созданию вместе с другими странами МКС - во втором), скажем главное: создание наземных объектов для подготовки полетов в космос, да и содержание тех, кто участвует в космической программе, требует от государств значительных затрат. И, естественно, государство имеет полное право надеяться на то, что профессиональные космонавты будут служить ему верой и правдой не только в космосе.

Если же вспомнить о той атмосфере, которая доминировала в космонавтике вплоть до высадок астронавтов на Луне, то можно с уверенностью констатировать, что советские космонавты, как и их американские коллеги, оказались на переднем крае идеологического противоборства СССР и США. Многие из них немало потрудились для того, чтобы доказать соотечественникам и всему мировому сообществу, что их страна и их народ достойны самого высокого уважения хотя бы потому, что дали им возможность совершить столь блистательные подвиги.

Перегрузки и невесомость идеологических баталий. Великие свершения в науке, технике, в развитии экономики и социальной сфере всегда вызывают у общества гордость за свое государство, за политических руководителей, проявляющих заботу о своем народе. Космические свершения давали основания государству, которому оказалась под силу столь сложная научно-техническая проблема, претендовать на роль мирового лидера в политике, философии, культуре, быть образцом общества будущего, с которого остальные страны должны брать пример. «Если мы смогли высадить человека на Луну, - любят до сих пор повторять американцы, - то нам под силу любая проблема на Земле». «Социализм и космос едины», - такую мысль неоднократно высказывал Н.С. Хрущев и другие партийные идеологи. Но одно дело - пропагандистские речи глав государств и правительств, а другое - личные впечатления и размышления людей, побывавших в космосе.

Разными маршрутами пришли в кабины космических кораблей и в отсеки орбитальных станций космонавты и астронавты» неодинаковы их жизненный опыт, политические убеждения и жизненная философия. Но все это само собой уходит на второй план, когда космонавты и астронавты оказываются в центре внимания мировой общественности. Профессиональные пропагандисты и идеологи, кумиры публики и искусные проповедники не могли конкурировать с теми, кто побывал в космосе, получил возможность взглянуть на Землю с высоты и прикоснуться к тайнам мироздания, о которых все мы можем только догадываться. Космонавты и астронавты стали властителями душ и собеседниками о самом сокровенном для людей всех континентов.

Самое тяжелое бремя участия в идеологической работе пришлось на долю первых советских космонавтов. Находясь в атмосфере всеобщего восхищения, космонавты сразу же оказались в самой гуще трудового энтузиазма. Их приглашали на предприятия, в колхозы и совхозы, в университеты и исследовательские центры, на встречи с артистами и писателями. Их включали в состав бригад и трудовых коллективов не только Советского Союза, но и многих социалистических государств. Ежедневно они получали тысячи писем со всего света. И если даже в глубине души советские люди в каких-то аспектах ставили под сомнение излишне прямолинейные декларации партийной пропаганды, то в общении с космонавтами они искренне восхищались их подвигами, свершениями своего народа и таким образом активно поддерживали курс партии на построение в стране социалистического общества, образ и возможности которого они связывали с величайшими для своего времени достижениями советских космонавтов.

Вместе со своими коллегами по редакции журнала «Авиация и космонавтика» автор этих строк участвовал в составлении необычной книги - «Почта космонавтов». Она вышла в свет более 30 лет назад в издательстве «Советская Россия». Приведем лишь несколько выдержек из вошедших в эту книгу писем советским космонавтам. Все они свидетельствуют об одном: советские люди, а вместе с ними и представители других народов действительно увидели в космических свершениях убедительные свидетельства реальности тех задач, о которых говорили на весь мир КПСС и Советское правительство.

«Как и каждый советский человек, я восхищен и обрадован нашими победами в космосе. Они как бы влили в меня эликсир жизни. Я почувствовал неизмеримую радость - такую радость, какую никогда не испытывал за свои семьдесят лет. Мысленно оглянулся в предысторию. Вспомнил деревянную соху, деревянную лопату, деревянную борону, с которыми мне пришлось еще в юные годы иметь дело. Вспомнил лапотную Россию и век лучины и подумал: нет, не зря мы свергли в Октябре 1917 года власть имущих и сами начали управлять государством. Только благодаря этому, благодаря нашей родной, созданной великим Лениным партии, верно служащей и отдающей все силы народу, мы отстояли свою свободу и независимость как при нападении четырнадцати капиталистических государств в годы гражданской войны и иностранной интервенции, так и при вероломном и разбойничьем нападении на нас гитлеровских головорезов. Только благодаря этому у нас наука и техника за короткий срок шагнули вперед и наша страна первой проложила путь в космос, к освоению в мирных целях Вселенной.

Я горжусь тем, что живу в такой стране, как наш Советский Союз, где мечты и сказки становятся былью, где самый короткий и облегченный рабочий день, где молодежи - широкий простор, а мне - старику по возрасту, но с молодой душой - хорошо и радостно».

Н.К. Ковригин, пенсионер, член КПСС с 1930 г.

г. Ярцево Смоленской области.

«Россия! Это слово звучит одинаково сильно на всех языках мира. Россия! Это слово означает путеводную звезду, которая сияет счастьем для всех народов мира. Россия! Это слово зовет к миру, дружбе и сотрудничеству. Недаром мой дед и отец боролись за будущее России. Они бились за счастье и мир на земле, за светлую жизнь своих внуков и сынов. Много нужно сделать, чтобы счастье засияло для всех! Для меня оно уже сияет. Радостно жить в стране героев, прокладывающих путь к коммунизму, где родились и выросли соколы космоса - Гагарин и Титов. Я простой рабочий (электромеханик), начавший свой трудовой путь с 15 лет. Ныне я член великой Коммунистической партии. В труде и учебе - счастье моей жизни. Я стал ударником коммунистического труда и студентом техникума.

Спасибо партии за заботу о советских людях за воспитание героев-космонавтов, которые приумножают славу Советской России!»

От имени коллектива Благовещенского таксомоторного парка

А.Ф. Шаройко, член КПСС, студент-электромеханик

г. Благовещенск-на-Амуре

«Мое поколение, появившееся на свет в начале XX столетия при мерцании лучины, стеариновых свечей или керосиновой лампы, с удивлением и хорошей завистью смотрит на внуков и правнуков, которых Родина год от года одаривает все щедрее и богаче. Вчера таким подарком нашим потомкам был первый искусственный спутник Земли, а сегодня - межпланетные станции, бороздящие космические пути к Марсу и Луне. Вчера это были алмазные россыпи в промерзлой якутской тайге, а сегодня - укрощенный в Сибири Енисей. На наших глазах мужает орлиное племя людей, о которых можно сказать словами Карла Маркса, что у них лишь один недостаток - избыток смелости. И ветер новой жизни и новых высот поднимает их могучие крылья. Слава героям космоса!»

С.М. Ахрем, г. Пятигорск

«Товарищу Юрию Алексеевичу Гагарину.

Я вынужден был проехать 300 километров и направиться в соседнюю страну - Францию, чтобы получить возможность отправить тебе это письмо с поздравлениями от имени леридской организации Коммунистической партии Испании. Я выражаю самые лучшие пожелания и надежду на то, что полет первого в мире космонавта займет достойное место среди научных достижении, которых добились вы, коммунисты, в деле освоения космоса.

Испанский народ, томящийся под игом тирана Франко, от всего сердца приветствует все великие свершения вашей страны, воплотившей в себе все чаяния трудящихся и играющей авангардную роль в развитии всего человечества. И эти достижения, которые вызывают чувства радости и гордости у людей Советского Союза, в равной степени радуют нас, наполняют глубокой верой в светлое будущее, несмотря на угнетение и нищету, которые претерпевает испанский народ. Мы с большим удовлетворением еще больше будем крепить наши ряды в надежде на завтрашний день!

Да здравствует Коммунистическая партия!

Да здравствует СССР!»

М.П.С., Лерида, Испания

Тоня Сащенкова от имени своих подруг обращается к В.Ф. Быковскому:

«Вы в космосе побеждаете, а мы на Земле. Мы работаем на одном из машиностроительных заводов г. Владимира. Мы стараемся с каждым днем сделать все больше и выполняем нормы на 180- 200%. Бригада наша состоит из 6 человек. Все мы работаем сборщицами. Как прекрасно жить в нашей стране, только был бы на земле мир, мир! Я не хочу ужасов войны, так как мы не забыли еще прошлую войну. У меня убили отца на фронте, и мать затерялась в войну. В 1943 году, когда мне было 6 лет, меня отправили в детский дом. Меня вырастила наша Родина. Она заменила мне родную мать. И я плачу ей за это своим честным коммунистическим трудом».

«Валюша, родная! Находясь вдали от Родины, с огромной радостью и гордостью узнали о твоем успешном полете. Нам, женщинам-морячкам, часто приходится встречаться с женщинами разных стран, поэтому нам особенно дорога наша советская первая космонавтка. Могли ли думать наши бабушки 50 лет назад, что их внучки будут командовать океанскими кораблями, осваивать Антарктику, управлять государством, летать в космос. Ведь даже в сказках о коврах-самолетах эта роль отводилась мужчине…»

Женщины дизель-электрохода «Лена»

«Мы, тульские оружейники, горячо и сердечно поздравляем вас, мужественных и смелых людей, - покорителей космоса - отряд летчиков-космонавтов СССР с блестящим полетом вашего боевого товарища и друга полковника Берегового Георгия Тимофеевича. Его полет - это еще один шаг в освоении космического пространства. Это новый беспримерный подвиг советского человека. Оружейники восхищаются вашей трудной, требующей большой воли, физической закалки и мужества, работой. Желаем вам, дорогие товарищи, дальнейших плодотворных успехов в прокладывании дорог к звездам».

Рабочие, служащие и инженерно-технические работники Тульского оружейного завода

«Москва. Космонавту № 3 товарищу Николаеву и космонавту №4 товарищу Поповичу…

В дни вашего пребывания в космосе десятки бригад нашего завода встали на космическую вахту. Вы, Павел Романович и Андриян Григорьевич, избраны почетными членами многих коллективов коммунистического труда завода. И в те дни, когда вы штурмовали космос, у нас на заводе шла продукция, изготовленная за вас, и накладные оформлялись - «За Николаева, за Поповича».

С радостью и ликованием мы увидели в кино, что на космодром вы ехали на автобусах «Львов», созданных нашим коллективом. Мы обещаем и дальше работать так, чтобы еще больше крепла и богатела наша Родина, чтобы с каждым годом множились ряды таких смелых и отважных соколов, как Юрий Гагарин, Герман Титов, Андриян Николаев и Павел Попович…»

«Дорогие товарищи… - пишут первому космическому экипажу «Союза» - В. Комарову, К. Феоктистову и Б. Егорову от имени участка коммунистического труда № 5 шахты № 2 «Контарная -Донбасс» бригадиры Т. Шевченко и М. Телитченко. - В честь вашего подвига коллектив бригады обязался работать в октябре месяце высокопроизводительно. В тот день, когда вы совершили свой беспримерный полет, мы добыли 2373 тонны угля и выполнили план на 140 процентов. С начала месяца добыто 400 тонн сверхпланового угля. До конца месяца мы выдали на-гора еще 5 эшелонов донецкого топлива. Дорогие товарищи, мы на своем собрании зачислили Вас почетными членами нашей бригады».

К Павлу Романовичу Поповичу обращается Залпа Джамбекова из Чечено-Ингушетии: «Своим замечательным подвигом вместе с Вашими друзьями-космонавтами Вы помогли нам смотреть на мир совершенно другими глазами. Вы рассеяли остатки предрассудков старины, которые все-таки сохранялись среди женщин-горянок. От лица всех девушек Чечено-Ингушетии мы благодарим Вас за героический подвиг, желаем долгой жизни и дальнейших успехов в открытии дорог к другим планетам».

А вот письмо Юрию Гагарину от учительницы B.C. Ладыгиной:

«Не знаю, как действуют Ваши письма на других детей, на наших Ваше фото с автографом произвело неизгладимое впечатление. До него были двойки, была слабая дисциплина, а с нового года все счастливо изменилось… Дети стали внешне и внутренне подтянутыми, сплотились в одну «гагаринскую», как их называют, семью, стали жить интересной, содержательной жизнью. Ребята создали комнату-музей В.И. Ленина, стали лекторами-пропагандистами ленинской жизни среди учащихся нашей школы, переписываются с пионерами Болгарии, со старым большевиком из Ленинграда, лично знавшим В.И. Ленина. Провели много сборов, собирают макулатуру и металлолом. Отряд признан лучшим по школе, так что мы рады доложить, что высокого звания «гагаринцы» не уронили. И все это благодаря одной искре - Вашему вниманию - и благодаря великой силе воздействия Вашего бессмертного подвига. Вот так с Вашей помощью мы и воспитываем юную смену ленинцев - инициативную, смелую ц честную.

Большое Вам спасибо!»

Вот лишь три письма из США:

«Браво, Юрий Гагарин! Я не коммунист и не приверженец коммунистических взглядов. Но я верю, что это - победа не только советского народа, но и победа всего мира. Пусть Ваш подвиг положит начало истинному миру в мире»

Искренне ваша Анна Ширинг. США

«Только слепой может не видеть изумительных успехов Советского Союза в самых различных областях. Ведь это факт, что, несмотря на Ваше превосходство в освоении космоса и ракетах дальнего действия, Вы никогда не «нападете первыми», хотя многие наши генералы и адмиралы утверждают обратное.,.»

Пауль Рамос, американский рабочий

«Дорогой Павел (письмо П.Р. Поповичу. - Г.Х.), меня зовут Вайн Ларсен и я гражданин Соединенных Штатов. Я думаю, Вас удивляет, что я пишу Вам. Дело в том, что мне хотелось бы узнать настоящую Россию, не такую, какой она мне представляется по нашим газетам, а именно настоящую. Уже несколько лет я слышу много плохого о России. Но плохая и отсталая страна не могла бы сделать того, что сделала Ваша страна, первая освоившая космос. Всю жизнь я слышал только злонамеренную ложь о Советском Союзе и его народе, и теперь я знаю, что это был сплошной вымысел. И я знаю также, что придет время, и каждый американец узнает правду о Вашей стране. Всегда друг Ваш и Вашей страны».

Вайн Ларсен

Трудно себе представить, какими мотивами руководствовались советские люди, когда они обращались в различные инстанции с просьбами дать им возможность совершить космический полет. Была в этом и наивная романтика, и стремление внести свой вклад в общее дело созидания нового общества, и искреннее желание повысить престиж Советского Союза в мире. Не было лишь одного - эгоизма, карьерных соображений. Письма, подобные тем, выдержки из которых приводятся ниже, приходили и до полета Ю. Гагарина. Когда же полет человека в космическое пространство стал реальностью, в Москву хлынул в буквальном смысле нескончаемый поток писем с просьбами принять в космонавты, разрешить лететь в космос, на Луну, Марс, Венеру. Их были тысячи, и посылали их люди самых различных возрастов и специальностей, граждане многих стран мира.

«Москва. Комиссия по межпланетным сообщениям Академии наук СССР. Прошу простить меня, что своим письмом я отниму у вас нужное время. Мне сейчас 26 лет. Учусь в Целиноградской школе строительных мастеров. До этого два года работал на стройке. Женат. Есть сын. Жена работает учительницей. Еще в детстве я мечтал стать летчиком… Мечта летать! Я хочу летать именно в космос. Это не значит, что, узнав, какую славу приобрели наши космонавты, я захотел ее для себя. Ничего мне этого не надо. Я готовился для другого. У меня сильный организм. Внутренне я готов на все, даже к полету в космос безвозвратно. И пусть я проживу только месяц, жизнь моя не будет прожита на земле даром. Мне не нужно, чтобы объявлялось мое имя. Пусть оно даже никогда не упомянется. Я уверен, что при проверке выдержу все испытания. Это мой желанный путь. Освоение космоса является делом всех людей Земли, но мне радостно, что советские люди сделали больше всех. Возможно, что скоро пойдут корабли к планетам. Трудно себе представить, что освоение космоса не потребует жертв. Могут погибнуть не только космонавты, но и великие ученые. Почему же я в расцвете своих сил и лет должен спокойно ждать, когда мне преподнесут готовое? Идя на это, разве я не протопчу еще дальше ту дорогу, что начал Юрий Гагарин ?»

Иван Никольский

«Товарищ Космонавт-5, мы - граждане Советского Союза, твои молодые современники. Через год мы получим дипломы. У нас начнется свой полет. Один из нас будет радиоинженером, другой - врачом. Один, если потребуется, будет оснащать межпланетные лайнеры новой радиоаппаратурой, другой - готовить сильных людей для космических полетов. Нам помогут в этом знания».

Студенты Валерий Яковлев и Леонид Двойник

г. Рязань

Многие десятилетия отделяют читателей книги от общества, в котором жили, трудились и мечтали авторы писем. Кто-то может посчитать, что эти люди стали жертвами партийной пропаганды, оказались под влиянием бескомпромиссной идеологической борьбы социализма и капитализма. Да, была и пропаганда, и идеологическая борьба. Но было и восхищение космонавтами, учеными, инженерами и рабочими, создавшими великолепные космические корабли.

Уважение народа к космонавтам было в полном смысле всенародным и безграничным. Партийные идеологи воспользовались этим и максимально «загрузили» космонавтов своими заданиями, которые, кстати, были для них весьма приятными. Возможность посетить зарубежные страны, участвовать в политических, научных и культурных мероприятиях, выступать по телевидению, писать книги и статьи. Все эти общественные обязанности легли на хорошо натренированные, проверенные перегрузками плечи советских космонавтов. Их выбирали делегатами партийных съездов и конференций, депутатами Верховного Совета СССР и Верховных Советов союзных республик. 0ни стали председателями обществ дружбы с зарубежными государствами, вошли в состав редколлегий журналов и газет, возглавили спортивные общества, Общество любителей книги, Общество филателистов и др.

И везде их принимали с восторгом, слушали с огромным вниманием, присуждали награды, объявляли лауреатами. А космонавты вели себя так, как подобает звездным сыновьям и дочерям народа-созидателя. При этом многие из них продолжали совершенствовать свое профессиональное мастерство: они защищали диссертации, участвовали в научных исследованиях, совершенствовали методики тренировок и оборудование для подготовки будущих посланцев в космос. Именно этот путь привел многих из них на высшие командные посты в Центре подготовки космонавтов, в военных академиях и научно-исследовательских институтах. Космонавты трудятся на постах ректоров высших учебных заведений, возглавляют научно-производственные организации, стали законодателями, вошли в состав руководства крупных банков и коммерческих структур. Их «идеологические обязанности» сами собой ушли в прошлое, а демократическая Россия готова во всей полноте воспользоваться их профессиональной компетенцией и личными качествами.

Астронавты, космонавты и общество после «холодной войны». Нельзя сказать, что с распадом СССР и вступлением демократической России в период глубоких политических и социально-экономических реформ прекратился диалог двух государств, обществ и культур по кардинальным проблемам философии, политики, прошлого и будущего человечества. Этот диалог продолжается, однако он уже не носит характера идеологической битвы, в которой победителем может быть лишь одна сторона, а следовательно, только одна политическая философия и культурно-ценностная ориентация на будущее. В начале 2001 года число космонавтов и астронавтов в мире уже приблизилось к 360. Среди них мужчины и женщины, военные и политические деятели, профессиональные исследователи и врачи, представители различных государств, национальностей и культур. Все они, побывав в космосе, по-новому воспринимают историю и будущее человечества, активно выступают за сохранение и воспроизводство богатств биосферы.

Размышления космонавтов и астронавтов о будущем космонавтики в новых условиях в большей степени строятся вокруг кардинальных проблем и тенденций развития мирового сообщества в целом, вокруг проблем всеобъемлющей безопасности и сохранения баланса общества, техники и биосферы планеты, вокруг тех опасностей, с которыми может быть связано «столкновение цивилизации», основывающихся в первую очередь на религиозных доктринах и догмах.

Американский ученый Ф. Уайт, посвятивший много усилий изучению психики и мировоззрения людей, побывавших в космосе, сравнивает опыт космического полета со своего рода озарением. Он утверждает, что есть ощутимая разница между переживаниями человека в космосе и его возможностями рассказать о них тем, кто не был в таком полете. «Космический опыт» начинается задолго до полета и остается с космонавтом долгое время после возвращения на Землю. Восприятие условий космического полета - глубоко личное, но с возвращением на Землю становится чем-то вроде «коллективного сознания». Рассказы космонавтов воспринимаются общественностью в определенном социально-политическом контексте, хотя сам рассказчик часто об этом даже не задумывается1.

В книге Ф. Уайта, в других публикациях о роли посланцев в космос в формировании нового глобального мировоззрения, уделяющего больше внимания не столько совершенствованию технического могущества отдельных государств и всего мирового сообщества, сколько выработке универсальных принципов планетарной этики, делающей всех людей ответственными за судьбы цивилизации, неоднократно подчеркивается, что при сохранении различий в характере, в профессиональной подготовке, в своих жизненных планах после возвращения из космоса все они начинают проповедовать принципы и нормы осторожности и бережного отношения к планете Земля, становятся в большей степени проповедниками общепланетарных ценностей, чем утилитарных «национальных интересов».

Именно общность сформировавшегося после пребывания в космосе мировосприятия стала одной из главных причин создания в 1985 году Ассоциации участников космических полетов. Вот, что говорилось в обращении Первого всемирного конгресса участников космических полетов, состоявшегося в октябре 1985 года в Серани (Франция): «Астронавты и космонавты выразили желание встретиться друг с другом потому, что пребывание в космосе сформировало у них одинаковое восприятие действительности, которое объединяет их независимо от их культурных различий… Все присутствовавшие на конгрессе участники космических полетов согласились с тем, что в ходе своего пребывания в космосе они глубоко осознали, насколько велик творческий потенциал нашей планеты Земля и насколько она сама мала и уязвима»2.

Конгрессы Ассоциации участников космических полетов проходят ежегодно. Последний в XX веке конгресс состоялся в Испании. Главными темами дискуссий на нем были итоги работы станции «Мир» и перспективы эксплуатации МКС, а также роль космонавтики как стимула научно-технического прогресса в XXI веке. Было принято решение провести XVIII конгресс Ассоциации участников космических полетов в 2001 году в Казахстане, откуда 40 лет назад отправился в первый в истории космический полет Юрий Гагарин. Как в ходе конгрессов, так и в повседневном общении с различными аудиториями участники космических полетов в первую очередь делятся своими замыслами о том, как можно было бы совместными усилиями обеспечить на планете мир и безопасность, ослабить остроту глобальных проблем, реализовать стратегии перехода к устойчивому развитию и построения гармоничных отношений общества и природы.

Вот лишь несколько высказываний такого плана. Принц Саудовской Аравии Султан Бин Салман эль-Сауд - первый представитель арабских народов, совершивший в июне 1985 года полет на космическом корабле многократного применения «Дискавери», описывает свои впечатления в контексте его религиозных взглядов: «По-моему, это (пребывание в космосе. - Г.Х.) изменило мое восприятие жизни. Я начал больше ценить мир, в котором мы живем. Я пришел к убеждению, что у нас самая лучшая планета, и нам действительно нет смысла искать другую. Я думаю, что бог дал нам так много, за что мы должны быть ему благодарны, и мы лишь попусту тратим время, пытаясь все это разрушить»3.

Член экипажа «Аполлона-11» М. Коллинз озабочен политическими разногласиями на планете: «Я действительно верю, что если бы политические руководители государств могли увидеть из космоса планету, на которой они живут, с расстояния 100 тысяч миль, их взгляды кардинально изменились бы… Наиболее значимые для них границы стали бы невидимыми, а многие отчаянные споры умолкли бы. Маленькая планета продолжала бы вращаться, безмятежно игнорируя все те границы, которые нанесены на нее, являя собой лик единого мира, взывающего к обращению с ним согласованными методами»4.

Член экипажа советского космического корабля «Союз Т-11» индийский космонавт Ракеш Шарма рассказывал о своих ощущениях от наблюдения с орбиты за территорией своей страны: «Синева океана слилась с зеленью равнин, а затем перешла в коричневый цвет над центральными районами Индии, а снежные вершины Гималаев представляли собой восхитительное зрелище, И я подумал: отсюда не видно никаких границ. Вся планета - единое целое. Трудно понять, почему в мире так велика напряженность. Отсюда, с высоты, он выглядит очень спокойным и мирным»5.

Сенатор от штата Юта Эдвард Гарн в своих размышлениях после космического полета обращает внимание на два важных, с его точки зрения, момента: «…конечно, ты приходишь к выводу, что там, в космосе, нет политических границ. Ты не видишь там ни звездочек, ни звезд, которыми обозначают на картах столицы государств, как нет там и каких-либо политических зон. Ты видишь все это как единый мир, ты понимаешь, как ничтожно мала планета Земля по сравнению с миллиардами звезд Млечного пути, и ощущаешь, что наше Солнце - всего лишь небольшая звезда среди них. Ты смотришь на космос, простирающийся на миллионы световых лет, и это величие космоса попросту невозможно себе представить…

Это (пребывание в космосе. - Г.Х.) заставило меня серьезно задуматься над тем, что мы, американцы, пользующиеся столь многими благами, действительно имеем обязательства и несем ответственность перед другими людьми, делящими с нами эту планету, и должны постараться помочь им обрести свободу и возможности. Я вообще-то не меняю своих убеждений, но этот опыт действительно укрепил мои убеждения и я был сильно опечален тем, что такие условия существуют на планете. Мое отношение к событиям в мире изменилось и смягчилось в том отношении, что у меня появилось значительно больше сострадания к тем людям, которые имеют значительно меньший достаток, чем мы - американцы»6.

Хотя, побывав в космосе, сенатор Э. Гарн и принц Саудовской Аравии Султан Бин Салман эль-Сауд размышляют о судьбах человечества на Земле и во Вселенной в основном также, как их «звездные братья и сестры» из других стран, после космических полетов их жизнь не претерпела кардинальных изменений. А вот как сложилась судьба лишь некоторых американских астронавтов, после того, как они перестали участвовать в подготовке к новым полетам.

Базз Олдрин, член экипажа «Аполлона-11», совершивший историческую посадку на Луну в июле 1969 года, руководит корпорацией «Старкрафт Энтерпрайзез», которая занимается проектированием экономных транспортных кораблей для полетов к Луне. Он активно участвует в международных и национальных конференциях по проблемам космонавтики, выступает с лекциями, консультирует федеральные ведомства и частные корпорации.

Алан Бин, член экипажей кораблей «Аполлон-12» и «Скайлэб-3», занимается живописью. Им создана художественная летопись проекта «Аполлон», а также серия картин и рисунков, рассказывающих об освоении человеком Луны и о полетах к другим мирам.

Майкл Коллинз, член экипажей кораблей «Джемини-10» и «Аполлон-11», после выхода в отставку был заместителем директора Смитсоновского института, занимающегося изучением истории науки и техники и много делающего для обогащения культурного наследия США. При этом институте действует самый популярный в США Музей авиации и космонавтики. В настоящее время он является президентом собственной корпорации «Майкл Коллинз Эссошиейтс».

Чарльз Конрад, член экипажа кораблей «Джемини-5», «Джемини-11» и «Скайлэб-2», в начале 1990-х годов занял пост вице-президента по проблемам развития международного бизнеса одной из крупнейших авиационно-космических корпораций США «Мак-Доннел Дуглас Спейс Системз».

Роберт Криппен, совершивший в 1981-1984 годах четыре полета в составе экипажей транспортных космических, кораблей многократного применения, уйдя в отставку из группы астронавтов, остался в НАСА и стал директором Центра пилотируемых полетов имени Кеннеди на мысе Канаверал, штат Флорида.

Джон Фабиан, совершивший в 1983 и 1985 годах два полета в составе экипажей транспортных космических кораблей многократного применения, занял пост исполнительного вице-президента корпорации «Аналитик Сервисез Инкорпорейтед» (АНСЕР), которая занимается анализом политических, социально-экономических, организационных и других аспектов космической деятельности США и других государств.

Гай Гарднер, полковник ВВС США, совершивший в 1986 и 1990 годах два полета в составе экипажей транспортных космических кораблей многократного применения, после выхода в отставку из группы космонавтов получил пост начальника престижной школы летчиков-испытателей ВВС США на авиабазе Эдвардс, Калифорния.

Джон Гленн, первый американец, совершивший в феврале 1962 года орбитальный космический полет в капсуле «Меркурий», а затем в октябре 1998 года в возрасте 77 лет (!) благополучно совершивший полет на транспортном космическом корабле многократного применения «Дискавери», несколько раз переизбирался на пост сенатора от штата Огайо.

Дон Линд, совершивший в 1985 году полет в составе экипажа транспортного космического корабля многократного применения, в начале 1990-х годов получил должность профессора физики в университете штата Юта.

Салли Райд, женщина-астронавт, совершившая в 1983 и 1984 году два полета в составе экипажей транспортных космических кораблей многократного применения, в 1987 году представила директору НАСА аналитический доклад «Лидерство и будущее США в космосе». Впоследствии она также стала профессором физики в университете штата Калифорния в Сан-Диего и одновременно директором Калифорнийского космического института.

Уильям Фишер,доктор медицины, участвовавший в 1985 году в качестве астронавта-исследователя в полете экипажа транспортного космического корабля многократного применения, после выхода в отставку занялся медицинской практикой, стал врачом одного из госпиталей в Клир Лейк Сити, штат Техас.

Шервуд Спринг, совершивший в 1985 году полет в составе экипажа транспортного космического корабля многократного применения, впоследствии получил пост директора управления космической программы армии США.

Астронавт Ричард Трули, участвовавший в предполетных испытаниях корабля «Спейс Шаттл» и входивший в состав двух экипажей транспортных космических кораблей многократного применения, совершивших полеты в 1981 и 1983 годах, во время пребывания у власти республиканской администрации Дж. Буша-старшего был директором НАСА.

Из всего многообразия тем, которые охотно обсуждают представители разных государств, побывавшие в космосе, в начале XXI века самыми популярными остаются проблемы мира без войн и конфликтов, поиска общих целей для всех народов, населяющих планету Земля, углубления взаимопонимания, рассуждения о красоте и гармонии, уникальности и одновременно уязвимости человечества как одной из очень редких форм жизни на Земле и во Вселенной. Эти темы выглядят куда более перспективными для мирового сообщества, для представителей различных народов, культур и религий, чем доминировавшие в период идеологического противоборства за господство на Земле и в космосе эгоистические и даже националистические лозунги типа «лучше быть мертвым, чем красным» или «капитализм - враг всех народов». Действительно, только взглянув на нашу планету со стороны, можно по-настоящему, а не под влиянием пусть самых убедительных аргументов, не подкрепленных личным опытом, поставить под сомнение явно ограниченные и непродуктивные теории и концепции превосходства одних государств или наций над другими, необоснованные претензии на исключительность судьбы «единственной сверхдержавы XXI века» или на роль «законодателя» будущего социально-политического устройства земной цивилизации только по собственной (в данном случае американской или западной) модели.

Размышляя о роли астронавтов и космонавтов в развитии человечества в конце XX - начале XXI века, нельзя не признать с удовлетворением, что их поведение стало более «человечным», менее политизированным, чем в годы «холодной войны». Их мотивы понятны: заниматься любимым делом, работать на благополучие своей семьи, заниматься бизнесом, служить своему государству. Уже немало космонавтов и астронавтов покинули этот мир - погибли в катастрофах, умерли от болезней или естественной смертью. Память о них свято хранит человечество.

Те же, кто продолжает жить и трудиться, остаются для землян примером мужества и достойного служения самым высоким идеалам добра, гуманизма и красоты. Именно они, прекрасно понимая суть своих замыслов и подкрепляя их убедительными аргументами, призывают, к более тесному взаимодействию государств в решении актуальных проблем, перед лицом которых оказались отдельные народы и все мировое сообщество, к осторожности и бережливости при использовании ресурсов биосферы, к гармоничному балансу наций, культур и религий. Как выразился ветеран-астронавт Джон Гленн в своем обращении к избирателям штата Огайо: «Я все еще надеюсь, что настанет день, когда в конечном счете по прошествии длительного времени все мы наконец научимся жить как братья и сестры на борту этого утлого суденышка, которое мы называем Земля»7.

Сурдокамера на всю жизнь? У любых правил бывают исключения. Есть еще на нашей планете непримиримые политические режимы, попирающие самые высокие идеалы цивилизации, противопоставляющие другим народам и культурам свои далеко не самые совершенные ценности и принципы. В столкновении с ними рушатся судьбы целых народов, терпят трагедии лучшие представители общества. Примером этого может служить нелегкая судьба первого и, наверно, еще долгое время единственного афганского космонавта Абдоллы Мохманда, совершившего в августе 1988 года девятидневный полет в космос в составе экипажа советского космического корабля «Союз ТМ-6».

Абдолла (Абдол Ахад) Мохманд в каком-то смысле стал «жертвой» политической конъюнктуры, доминировавшей в мировой космонавтике в период «холодной войны». Советское руководство, направившее в Афганистан «ограниченный военный контингент», и верхушка Народной партии Афганистана, которая сохраняла свою власть в стране при непосредственной поддержке Советского Союза, избрали космос ареной для демонстрации нерушимой советско-афганской дружбы. В 1987 году Абдолла, служивший в одной из авиационных частей вблизи Кабула, узнал о наборе кандидатов для полета в космос вместе с советскими космонавтами. Медицинская комиссия отобрала около сорока летчиков и инженеров, давших согласие овладеть профессией космонавта и отвечавших первичным физическим и психологическим требованиям, предъявлявшимся ккандидатам в космонавты. Для членов комиссии сразу же стало ясно, что А. Мохманд и его будущий дублер Мохаммед Дауран имеют явные преимущества. Оба они военные летчики, учились в Советском Союзе, имели высшее образование, бегло говорили по-русски и при этом были хорошо знакомы с авиационно-космической терминологией. Комиссия была вынуждена торопиться с окончательным выбором. Тогда уже было ясно, что советские войска будут скоро выведены из Афганистана, и поэтому имелось в виду совершить полет афганского космонавта до этого «печального» события.

Реализовать столь очевидные преимущества этим двум будущим космонавтам оказалось не так просто. Среди других кандидатов, которые тоже были членами Народной партии Афганистана, нашлись близкие и дальние родственники членов партийной и государственной верхушки того времени - членов политбюро и министров. Некоторые из них прошли третий этап отбора и попали в число 24 кандидатов, с которыми стали работать советские врачи и другие специалисты.

В январе 1988 года в Москву отправилось восемь кандидатов, в том числе племянник члена политбюро и заместителя министра обороны Мухаммед Джахид. Но все-таки есть объективные обстоятельства, преодолеть которые не под силу даже самым сильным мира сего. Еще мальчиком М. Джахид проглотил ключ, и ему была сделана операция. Последствия операции, по мнению советских врачей, не позволили допустить его в финальный тур отбора кандидатов в космонавты. Тем не менее «своя рука - владыка» в лице его дяди и тогдашнего президента Наджибуллы предоставила отчисленному из кандидатов в космонавты М. Джахиду «в качестве компенсации» очень высокооплачиваемый пост элитного пилота гражданских авиалиний.

Вскоре после прохождения программы медицинских исследований было объявлено, что готовиться к полету в космос будут Абдолла Мохманд и Мохаммед Дауран. 25 февраля 1988 года они прибыли в Звездный городок и уже на следующий день приступили к интенсивным тренировкам. Поскольку политические обстоятельства требовали скорейшего прохождения предполетной подготовки, ее программа была существенно сокращена. Так, например, поскольку полет предполагалось осуществить в августе, афганские космонавты не отрабатывали действий на выживание в условиях низких температур. Не было в их программе и тренировок на действия в пустынных районах. В то же время вместе с советскими членами экипажа афганские космонавты должны были пройти интенсивные тренировки по выработке навыков посадки на воду. М. Дауран тем не менее не прошел этих тренировок. Ему была сделана операция аппендицита, что в конечном счете свело к нулю его шансы полететь в космос вместо Абдоллы.

29 августа 1988 года космический корабль «Союз ТМ-6» стартовал с космодрома Байконур. Через двое суток он состыковался со станцией «Мир». В течение последующих шести суток экипаж «Союза ТМ-6» трудился на станции вместе с ее тогдашними старожилами Мусой Манаровым и Владимиром Титовым. Выполняя свои функции космонавта-исследователя, А. Мохманд участвовал во многих экспериментах. Единственным из них, представлявшим огромное значение для его родины, была фотосъемка из космоса территории страны, на основе результатов которой впоследствии был составлен первый в истории полный картографический атлас Афганистана.

Наиболее драматичным для Абдоллы и Владимира Ляхова оказалось возвращение на землю. Валерий Поляков остался работать на «Мире», а они 6 сентября 1988 года отстыковались от станции и начали операции по возвращению в атмосферу для последующей посадки. Дважды их попытки вернуть спускаемый аппарат «Союза ТМ-6» в атмосферу оказались неудачными. Центр управления полетом принял решение, что они останутся на орбите еще сутки. Это создало для космонавтов большие неудобства, поскольку орбитальный отсек корабля, в котором находились запасы пищи и воды и размещался туалет, был уже отделен в процессе операций по возвращению в атмосферу. Решить появившиеся проблемы помогла смекалка - Абдолла захватил с собой со станции спальный мешок, и имевшиеся в нем небольшие пластмассовые пакеты можно было использовать не по назначению. Это продемонстрировал Владимир Ляхов, а его афганский коллега нашел в себе силы потерпеть. Поскольку программой полета никаких экспериментов на «сверхплановый» день полета не было предусмотрено, это время они провели в разговорах и во сне. Когда из ЦУПа была дана команда снять скафандры, поскольку скоро предстоит посадка, Абдолла отказался это сделать, поскольку не хотел снова надевать скафандр в случае продления полета в спускаемом аппарате. Наконец ЦУП устранил неполадки в бортовом компьютере, и космонавты благополучно приземлились на территории Казахстана.

Слава обрушилась на Абдоллу сразу же после возвращения из космоса. Сердечные встречи на казахской земле, в Звездном городке, в Кремле. Советские и афганские награды - он стал Героем Советского Союза, Героем Афганистана, был также награжден орденом Ленина и афганской медалью Солнце Свободы. А. Мохманд затем закончил в Москве Академию Генерального штаба, работал в афганском институте космических исследований. Впоследствии в течение около шести месяцев А. Мохманд был заместителем министра гражданской авиации республики Афганистан.

В ходе предполетной подготовки космонавты проходят тренировки на «одиночество». Их помещают в сурдокамеру, полностью изолированную от внешней среды, для физиологических, психологических и других испытаний, необходимых для привыкания к специфическим условиям на борту космических кораблей и орбитальных станций. Испытания, которые пришлись на долю А. Мохманда, похлеще сурдокамеры. Ведь пребывание там ограничено во времени, имеет свои причины и понятные цели. Первый в истории афганский космонавт насильственно отторгнут от своей родины, своего народа, оказался в незаслуженной ссылке.

Моджахеды пришли к власти, когда А. Мохманд был в служебной командировке в Индии, где ему предстояло разобраться с жалобами относительно коррупции среди персонала афганской авиационной компании «Ариана». Успев захватить с собой лишь небольшой чемодан с вещами, Абдолла со своей семьей был вынужден срочно бежать заграницу. Теперь он, политический беженец, нашел пристанище в Германии. Вокруг другие люди, иное государство, иная культура и религия. Германские власти без всякого злого умысла исказили написание его фамилии в документе, удостоверяющем личность. Теперь его «зовут» Абдолла Моманд. Он решил не добиваться исправления этой ошибки. Вот вам и новая сурдокамера, но уже для всей семьи. Как надолго, неизвестно.

Так в чем же причина столь трагичных событий в жизни афганского гражданина, проявившего мужество в космическом полете, а затем верой и правдой служившего своему народу? Дело в том, что А. Мохманд - пуштун, а руководство моджахедов составляют таджики-фундаменталисты. Не случайно его дублер М. Дауран - таджик получил звание генерала и был назначен главнокомандующим ВВС в правительстве моджахедов. И как бы хорошо ни относился к Абдолле его друг, занимающий сейчас столь высокий пост, помочь иноплеменнику он не в силах.

Ну а если все-таки семья Мохмандов вернется в Кабул? Тогда Абдолла должен будет отпустить бороду и носить тюрбан, а главное - проповедовать радикальную фундаменталистскую идеологию. Его жене придется расстаться с любимой профессией журналиста, а двум его дочерям не разрешат посещать школу.

В его небольшой квартирке в Германии лишь одна маленькая фотография на стене напоминает о его космическом подвиге. Все его награды и сувениры, связанные с космосом, остались в Афганистане. Во время последнего разговора по телефону брат Абдоллы, оставшийся в Афганистане, сообщил ему, что все вещи хорошо спрятаны. Сможет ли Абдолла получить их обратно и когда?..

Нужна ли вообще его космическая слава тем, кто правит раздираемым распрями афганским народом? Вряд ли кто возьмется ответить на этот вопрос.

«Земное братство» астронавтов и космонавтов будут пополнять представители все новых и новых государств. Становится реальностью и космический туризм. Космос продолжает настойчиво притягивать к себе жителей планеты Земля.


Примечания

1. F. White. The Overview Effect. Space Exploration and the Human Evolution. Boston, 1987, pp. 14-15.

2. Press Release of the First Planetary Congress of Association of Space Explorers, Cernay, France, October 2-6, 1985.

3. The Christian Science Monitor, September 9, 1985.

4. F. White. The Overview Effect… p. 202.

5. India Today, April 30, 1984, p. 11.

6. F. White. The Overview Effect… p. 269, 271.

7. Remarks of Senator John Glenn, Declaration on Candidacy for Reelection. Press Release, February 19-20, 1986.

Г. С. Хозин. ВЕЛИКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ В КОСМОСЕ (СССР - США)

Cм. также

Россия, космос, будущее

Все для победы в космосе

Корпорация «РЭНД» рвется в космос

Космические замыслы Д. ЭЙЗЕНХАУЭРА, Н. ХРУЩЕВА И ДЖ. КЕННЕДИ

Космические объекты на карте мира

В космос со всех континентов

Военный баланс вне земли

 

Другие новости и статьи

« Военный баланс вне земли

Государственная Дума расширит права на социальные гарантии для семей погибших военных »

Запись создана: Воскресенье, 30 Октябрь 2011 в 10:47 и находится в рубриках Новости.

метки: , , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика