8 Ноябрь 2011

Новая космическая гонка?

oboznik.ru - Новая космическая гонка?

Эндрю Эриксон, адъюнкт-профессор в американском Военно-морском военном колледже, известен своими взглядами на китайский космический и военно-морской потенциал. Один из последних материалов вышедших под его редакцией: «Китайская космическая мощь. Эволюция морской роли».

Эриксон имеет отличную точку зрения относительно напряженных отношений между США и Китаем в космосе. В этом специальном интервью с The Diplomat он приводит доводы в пользу более консервативного подхода – того, который принимает во внимание уникальные слабые места космических систем.

Вы, кажется, с  опасением относитесь к чиновникам, рассматривающих космос как «панацею» для американских войск, способную сбалансировать «Китайский вопрос». Как высшие чиновники должны рассматривать космос?

С 1980-ых годов американские войска постепенно увеличивали свою уверенность в неограниченном доступе к космическому пространству и одновременно зависимость от него. Эта зависимость – палка о двух концах. Конфликты, которые США вели  таким образом, велись  против оппонентов, которые были неспособны бросить вызов  в этой критической сфере. Китай является великой державой с совсем другим потенциалом. С развитием противоспутниковой системы (ASAT) и оружия «направленной энергии», Китай копит опыт и силы, чтобы угрожать американским космическим активам, тем самым создавая прецедент такой величины,  какого не наблюдалось со времен холодной войны.

Одной из огромного количества причин, почему конфликта между США и Китаем нужно избежать, если это вообще возможно, является то, что этот конфликт чрезвычайно вреден для обеих сторон и остального мира в целом, поскольку оппоненты способны навредить как друг другу, так и остальной части хрупкой «экосистемы» (прим. пер. -речь идет о хрупком мировом порядке). В то же самое время США должны защитить свои интересы, интересы  союзников и друзей. Это будет трудным процессом, особенно потому, что Китай (как и Россия) стремится ограничить эксплуатацию космического пространства американскими войсками, продвигая политику «разоружения» в ООН и на других форумах, в то же самое время, развивая наземные системы, разработанные чтобы достигнуть определенного эффекта в космическом пространстве. Эти двойственные усилия не должны упускаться из виду и США должны подготовить программу сдерживания и предусмотреть меры обороны.

Несмотря на различия в их риторике, как в США, и Китай уже в состоянии бороться через космос и создали предпосылки для борьбы в космосе. Однако никто пока не получил существенной выгоды от борьбы посредствам космоса и в интересах обеих сторон избежать противостояния  в нем.

Сегодня американские политики должны рассматривать космос всесторонне, и  как жизненно важную среду, в первую очередь для поддержания жизнедеятельности и сдерживания в мирное время, и в качестве среды поддержки военных мероприятий. Для этого необходимо развитие и поддержание комплексного портфеля активов с его сильными и слабыми сторонами. 

«Жизнеспособность» и «функциональность» очень сильно отличаются в мирное и военное время, и стандарт «один размер подходит всем» (прим. пер. – речь идет о единстве условий и правил в военное и мирное время) не должен применяться повсеместно. Хотя вероятность открытого конфликта, к счастью, весьма низка, но все же это бросает тень «стратегического сдерживания». Это также создает полутени стратегической конкуренции и сдерживания в мирное время. Это делает китайско-американские отношения весьма сложными. Это делает необходимым откровенное обсуждение сложных вопросов – например  вопроса потенциальной возможности для боевых действий в космосе.

Если космические системы уязвимы, почему бы просто не усилить их системы пассивной и активной защиты, а также усилить их наступательные возможности в космосе?

Позвольте мне остановиться на этом в «двух частях». Что касается усиления космических систем, это должно быть сделано, так как это осуществимо и экономически оправдано, хотя многие из этих мер весьма дороги, однако они должны быть осуществлены, несмотря на расходы. Большинство систем, вероятно, не могут  быть полностью  защищены от нападения. Как правило, они (прим. пер. – космические системы) остаются на предсказуемой орбите, что облегчает прогнозирование их деятельности и ориентации. В отличие от суши или даже моря, в космосе невозможно скрыться и напасть «из-под тешка». Орбитальным системам трудно маневрировать и еще труднее спрятаться. Это среда нападения, а не обороны.

В этой связи возникает вопрос о том, в какой степени возможно развитие систем подавления, отвлечения и разрушения  прочих национальных  космических систем, чтобы удержать их от нападения на нашу собственную космическую систему. Надежным положением в космосе можно назвать «Метод Шона Коннери», сформулированный после роли офицера Джимми Мэлоуна в 1987 году в фильме «Неприкасаемые»: «Вы хотите знать, как поступал Капоне? Они достают нож, вы –  пистолет. Они отправляют одного из ваших людей в больницу, вы одного из них – в морг. Вот это Чикаго!»

Однако этот подход имеет несколько потенциальных проблем. С одной стороны  система  может принести результаты при сдерживании потенциального противника. Но что, если эта страна является менее зависимой от космоса, чем США – как например сегодняшний Китай? Этот вопрос остается весьма сложным и требует значительного анализа. Кроме того  существует проблема асимметричности интересов. 

Космос является невероятно важной средой для поддержания  американской военной мощи и коммерческой деятельности – равно как и для других народов, в том числе, все чаще, и для Китая.  Большое внимание должно быть уделено тем вопросам, которые могут быть восприняты как агрессивные действия. 

Конечно, США должны подготовить соответствующие контрмеры, и при худшем развитии событий «нож не должен быть единственным оружием». Но, учитывая множественность параметров, следует проявлять осторожность, чтобы не способствовать полномасштабному «Чикагскому пути» в космосе, переходящему от подготовки к борьбе в космосе, к прямому противостоянию. Сама природа космического пространства делает доминирование в нем не только ненужным, но и контрпродуктивным и даже опасным для нации, при превентивном развертывании своей сети наступательных вооружений в космосе. «Вооружение» космического пространства может повлечь за собой асимметричные контрмеры. Поддержание космоса в «мирном» состоянии как можно дольше отвечает интересам США и интересам международной стабильности.

Так как космические активы трудно защищать, США должны рассмотреть следующие меры: разработка надежных микроспутников, не-космических альтернатив и ответных сил для использования в «худшем случае». Микроспутники  возможно и  экономически не эффективны против вражеских перехватчиков, поэтому необходим  дальнейший анализ в этой области. В любом случае, насколько это возможно без ущерба для американских национальных интересов, США должны работать над тем, чтобы минимизировать вероятность того, что потенциальный противник сочтет, что необходимо сделать «Перл-Харбор» в космосе, чтобы защищать свои собственные национальные интересы. 

 Космический потенциал может быть не полностью защищен во время войны, но он чрезвычайно полезен в мирное время, и его разрушение может вызвать ответную реакцию.

США уже разрабатывают программу для проведения оборонительных действий в космосе, используя системы наземного и морского базирования и запуска, и находят это  гораздо более экономически эффективным подходом, чем развертывание оружия постоянного космического базирования. Выйдя на передовую милитаризации космического пространства, США придут к увеличению уязвимости своих многочисленных космических объектов, от которых сильно засвистит их экономическая и военная мощь. Это не только потому, что США имеет много объектов в космосе, которые могут быть сбиты, а потому, что оружие космического базирования увеличивает космическую уязвимость, побуждая потенциального противника, принять ответные меры.

Соединенные Штаты должны продолжать совершенствовать спектр аэрокосмических возможностей (в то время как некоторые цели могут быть достигнуты более дешевыми средствами) и не должны заключать соглашения, которые ограничивают использование космоса в мирных  и  оборонительных целях. Продолжая широкое развитие аэрокосмической отрасли, избегая при этом ненужных боевых действий и чрезмерно ограничительных соглашений, США гарантированно будут готовы изменить свою позицию в космосе при возникновении новых угроз.

Если США не должны полностью зависеть от космоса, как Америка сохранит свое преимущество в военной сфере и системах искусственного интеллекта, так как они в настоящее время в значительной степени завязаны на космос?

Использование космических систем весьма дорого, но имеет свои достоинства, в том числе преимущество  глобального охвата. Это чрезвычайно важно по двум причинам. Во-первых, просто не существует другого равного способа, обеспечивающего такой высокий уровень глобального охвата как в мирное, так и в военное время. Во-вторых, космос только один из четырех глобальных общественных благ (другими являются море, воздух, и киберпространство), в котором Китай в настоящее время не присутствует, одновременно с  этим он прилагает активные усилия для оперативного ограничения доступа США к  космосу  и использованию его в мирное время. В морских и воздушных сферах (которые начинаются за 12 морских миль от берегов страны), Китай напротив использует политику и оперативные меры, чтобы ограничить влияние США и других военных «платформ» в тех областях,  которые явно выходят за пределы его территориальных вод и воздушного пространства. В киберпространстве, Китай постоянно участвует в «наступательных операциях» за пределами китайской границы. Космос остается единственной средой, в которой Китай не присутствует в значительной мере и не может применять свое влияние напрямую.

Чтобы убедиться, что США могут выжить в случае кратковременной или долговременной потери критических космических систем, они должны увеличить свой потенциал в других областях. Варианты осуществления таких действий должны быть внимательно рассмотрены.

В инженерном смысле большое преимущество для коммуникаций есть у воздушного слоя в отличие от космического пространства. В частности в космосе существует предсказуемость траекторий орбит. Данный фактор, пожалуй -  самый важный и проблемный момент.

Беспилотные летательные аппараты и почти космические аппараты (прим. пер. – орбитальные самолеты) – это два типа платформ, которые могут дать важные преимущества, однако они  имеют свои сильные и слабые стороны. «Почти космические аппараты» например, имеют большие преимущества в военное время, но, весьма затратны в мирное время, поскольку столь же дороги как космический корабль, но не столь живучи и имеют свой ограниченный ресурс использования.

Кажется, вы придаете большое внимание проблеме создания гибких систем связи и управления (воздух, космос, пилотируемые самолеты, беспилотники и прочее) Делают ли американские ученые на этом акцент при осуществлении НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы)?

Для воздушной разведки вопросы наблюдения, рекогносцировки и связи, а также  разработка систем связи являются тривиальными вопросами.  НИОКР более или менее одинаков для датчиков, и отличается только платформами. Американские военные не занимается дисперсией систем коммуникаций  как таковой, а скорее доводят до совершенства системы коммуникаций основанные на космических объектах и беспилотниках. США уже пользуется большой сетью ISR.

Интересно, что Китай также развивает сферу беспилотников (ISR) и в воздушно-космическую сферу.

 3 января 2011 года, вице-адмирал Дэвид Дж. Дорсет,  заявил, что: «Китай скорее всего, имеет, основанную на ISR командно-управляющую систему, а также наземную систему обеспечения работы DF-21D. Китай работает с широким спектром спутников, которые могут предоставлять полезные данные для ориентации в море. Китай также использует массив некосмических датчиков и систем контроля, способных представить ориентировочную информацию, необходимую для использования DF-21D. Китайские не-космические ISR системы также могут предоставить необходимую информацию для поддержки DF-21D. Эти системы  включает в себя самолеты, беспилотные летательные аппараты, морские объекты и горизонтальные  радары для наблюдения за океаном и ориентации».

Пилотируемые аппараты или беспилотники – это  не есть ключевой вопрос использования космического пространства Америкой, так как все крупнейшие американские военноориентированные космическое объекты беспилотные. Однако, это по-прежнему может быть весьма важным аспектом анализа для китайской стороны (как и для их советских предшественников) по-прежнему утверждающей, что астронавты могут сыграть в военном отношении важную роль.

David Axe

Источник: xpressa.ru

Другие новости и статьи

« В Минобороны зреет предложение: Военные должны покупать форму сами

Солдаты Великой Отечественной сдаются в битвах с местными чиновниками »

Запись создана: Вторник, 8 Ноябрь 2011 в 17:24 и находится в рубриках Новости, Современность.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика