Приграничные сражения и бои войск Северного и Северо-Западного фронтов, начавшиеся 22 июня 1941 года, к исходу 25 июня были проиграны



Приграничные сражения и бои войск Северного и Северо-Западного фронтов, начавшиеся 22 июня 1941 года, к исходу 25 июня были проиграны

oboznik.ru - Приграничные сражения и бои войск Северного и Северо-Западного фронтов, начавшиеся 22 июня 1941 года, к исходу 25 июня были проиграны

К началу июля войска Северо-Западного фронта не смогли задержать противника ни на реке Западная Двина, ни в Псковском и Островском укрепленных районах и отступили на глубину до 500 км в северо-западные районы России. Корабли Краснознаменного Балтийского флота, базировавшиеся к началу войны в портах Лиепая и Вентспилс, вынуждены были оставить их и перебазироваться в Таллин.

Вместе с тем командование вермахта, хотя и достигло значительного продвижения своих войск, не смогло добиться окружения и разгрома войск Северо-Западного и Северного фронтов. Войска Северного фронта ценою огромных усилий и больших потерь на мурманском, кандалакшском и ухтинском направлениях к середине июля остановили в 25–30 км от границы наступление немецкой армии «Норвегия», усиленной 3-м финским армейским корпусом. Соединения Красной Армии, несмотря на понесенные потери, продолжали оказывать врагу сопротивление, и это сопротивление с каждым днем становилось все ожесточеннее и упорнее.

Однако с потерей Псковского и Островского укрепленных районов обстановка к 10 июля стала еще более тяжелой. Враг вторгся уже в пределы Ленинградской области.

Подступы к северным территориям России прикрывали Северный и Северо-Западный фронты. Северный фронт был создан 24 июня 1941 года и прикрывал территорию Кольского полуострова, Карелии, защищая Ленинград с севера. Фронтом командовал генерал М. М. Попов, начальником штаба был генерал-майор Д. Н. Никишев. Северо-Западный фронт, созданный на базе Прибалтийского Особого военного округа, с началом войны вел бои на территории Эстонии, Псковской и Новгородской областей. 2 июля немецкие войска нанесли удар в стык 8-й и 27-й армий и прорвались в направлении Острова и Пскова. За неумелое управление войсками командование Северо-Западного фронта в полном составе было снято со своих постов. С 4 июля в командование фронтом вступил генерал-лейтенант П. П. Собенников. Членом военного совета был назначен корпусной комиссар В. Н. Богаткин, а начальником штаба стал генерал Н. Ф. Ватутин — заместитель начальника Генерального штаба, находившийся на фронте с 22 июня 1941 года[1].

В этих условиях главная задача советских войск на данном театре военных действий состояла в том, чтобы не допустить прорыва противника к Ленинграду и Новгороду, а также прикрыть Таллин, являвшийся главной базой Балтийского флота.

8 июля 1941 года главное командование германских вооруженных сил поставило войскам группы армий «Север» следующую задачу: продолжать стремительное наступление на ленинградском направлении, разгромить войска Северо-Западного и Северного фронтов, отрезать Ленинград с востока и юго-востока от остальной территории СССР и во взаимодействии с финской армией с хода захватить город. Финская армия, реализуя элементы плана «Голубой песец»[2], получила задачу перейти 10 июля в наступление на Онежско-Ладожском и Карельском перешейках.

С целью ускорения разгрома советских войск на ленинградском направлении и более быстрого овладения Ленинградом германское командование решило перебросить из состава группы армий «Центр» под Ленинград 3-ю танковую группу вермахта (что так и не было реализовано. — Примеч. авт.). Эту переброску намечалось осуществить с выходом главных сил группы армий «Центр» в район восточнее Смоленска. Немцы торопились покончить с Ленинградом, чтобы впоследствии двинуть основные силы группы армий «Север» на Москву. Военно-морские силы Германии во взаимодействии с авиацией должны были уничтожить Балтийский флот.

План германского командования по овладению Ленинградом вытекал из завышенной оценки возможностей своих сил и неправильной оценки состояния советских войск на северо-западном направлении. Оно считало, что группа армий «Север» в составе 18, 16-й полевых армий, 4-й танковой группы и финские войска не встретят сколько-нибудь организованного сопротивления войск Северо-Западного и Северного фронтов и поэтому в самые короткие сроки смогут овладеть городом.

С захватом Ленинграда немецкое командование могло бы разрешить важную стратегическую задачу, а именно: овладеть мощной экономической базой Советского Союза, дававшей до войны до 12 % общесоюзной промышленной продукции; закрепить свое господство на Балтийском море и лишить Советский Союз выхода в Балтийское море; отрезать от Советского Союза северные районы страны с важнейшими портами Мурманском и Архангельском, завершив этим изоляцию СССР с севера; захватить или уничтожить Балтийский военно-морской, а также огромный торговый флот; обеспечить левый фланг группы армий «Центр», ведущей наступление на Москву, и высвободить большие силы группы армий «Север», в составе которой к тому времени насчитывалось 29 дивизий, из них 23 — в первой линии: в 18-й полевой армии — 7 пехотных дивизий(291, 61, 217, 11, 1, 21, 58-я); в 4-й танковой группе — 3 танковые дивизии (1, 6, 8-я); 3 моторизованных дивизии (3, 36-я, дивизия СС «Мертвая голова») и 2 пехотных дивизии (269, 290-я); в 16-й армии — 8 пехотных дивизий (122, 123, 30, 126, 32, 12, 121, 253-я). В резерве первоначально находились 206, 251, 254-я пехотные дивизии, а также 107, 181-я и штаб 285-й охранной дивизии. Удар наземной группировки поддерживал 1-й воздушный флот люфтваффе.

Состав танковых частей группы армий «Север» и армии «Норвегия» на 22 июня 1941 года[3]

Наименование соединения Тип танков и штурмовых орудий
Pz.Kpfw.I Pz.Kpfw.II Pz.Kpfw.III Pz.KpfwIV Pz.Kpfw.35(t) Pz.Kpfw.38(t) Stug III Pz.Kpfw.B2 Pz.Kpfw.38H(f) Команд. танки
1-я танковая дивизия* 43 71 20 11
6-я танковая дивизия* 47 30 155 13
8-я танковая дивизия 49 118 15
184-й дивизион штурмовых орудий 18
185-й дивизион штурмовых орудий 18
102-й батальон огнеметных танков** 30
211-й отдельный танковый батальон*** 50

* В 1-ю и 6-ю танковые дивизии дополнительно входили танкоистребительные дивизионы, оснащенные соответственно 47-мм САУ Panzerjaeger I и Pak(t) ausf Pz.Kpfw.35R(f).

** Находился в составе группы армий «Центр» с 23 июня по 27 июля 1941 года, но действовал на северо-западе России в районе Великих Лук, насчитывал 2 роты по 12 огнеметных и 3 линейных танка Pz.Kpfw.B2 в каждой.

*** Имел в своем составе танки французского производства Somua S-35 и Hotchkiss Н-35/39.

Преимущество немецких войск заключалось также и в том, что все основные силы его группы армий «Север» были сосредоточены на одном псковско-ленинградском направлении. Войска же Северо-Западного фронта оказались растянутыми на фронте протяжением около 500 километров.

Удар на Ленинград с севера наносили финские войска. На петрозаводском направлении были развернуты 6-й и 7-й армейские корпуса, имевшие 7 пехотных дивизий (1, 5, 11, 7, 14, 19-я и 163-я), 2 пехотные (1-я и 2-я) и 1 кавалерийскую бригады. Эти силы входили в состав «Карельской» армии финнов. С нашей стороны им противостояли 2 стрелковые дивизии (71-я и 168-я), занимавшие оборону вдоль границы.

Для удара через Карельский перешеек противник сосредоточил 2-й и 4-й армейские финские корпуса, насчитывавшие 8 пехотных дивизий (2, 4, 8, 10, 12, 15, 17-я и 18-я), которые входили в состав финской «Юго-Восточной» армии. С нашей стороны на перешейке вдоль границы были развернуты 19-й и 50-й стрелковые корпуса — 4 дивизии (142, 115, 43-я и 123-я); в армейском резерве (23-й армии) находилась 198-я моторизованная дивизия из состава 10-го мехкорпуса.

Потеря Ленинграда могла резко ухудшить положение советских вооруженных сил не только на северо-западном направлении, но и на всем советско-германском фронте. В этот период Государственный Комитет Обороны издал распоряжение о реорганизации в управлении фронтами. Кроме командований Западного и Юго-Западного направлений, для объединения усилий вооруженных сил по обороне Ленинграда Ставка Верховного Главнокомандования (преобразованная из Ставки Главного Командования) директивой от 10 июля создала главное командование Северо-Западного направления во главе с Маршалом Советского Союза К. Е. Ворошиловым с подчинением ему Северо-Западного и Северного фронтов, а также Балтийского и Северного флотов. Начальником штаба направления стал генерал-майор М. В. Захаров, а членом Военного совета A. A. Жданов. Одновременно войскам Северо-Западного направления была поставлена задача: активной и упорной обороной не допустить прорыва противника к Ленинграду и на коммуникации, связывающие этот город со страной, прикрыв в то же время частью сил главную базу Балтийского флота — Таллин.

Несколько ранее, в первых числах июля, в связи с недостатком сил и средств на Северо-Западном фронте Ставка Верховного Главнокомандования указала на необходимость привлечь к обороне Ленинграда с юго-запада войска Северного фронта, на которые ранее возлагалась задача обороны города только с севера. Кроме того, Ставка потребовала от командования Северного фронта создания глубоко эшелонированной обороны на юго-западных подступах к Ленинграду, где появление противника по довоенным взглядам вообще не предполагалось. В частности, Ставка приказала подготовить и заблаговременно занять войсками оборонительную полосу по реке Луга, а на ближних подступах к городу оборудовать Красногвардейский укрепленный район.

Граница между Северным и Северо-Западным фронтами была установлена по линии Псков, Новгород, при этом оборона территории Эстонской ССР была оставлена за войсками Северо-Западного фронта.

В соответствии с поставленными задачами командование Северного фронта 5 июля 1941 года приняло решение о создании Лужской полосы обороны по линии рек Луга, Мшага, Шелонь до озера Ильмень с целью прикрытия подступов к Ленинграду на кингисеппском и лужском направлениях. Перед этой полосой намечалось создать предполье с передовой позицией, проходившей в 25–30 км северо-восточное и севернее Пскова. Ее оборудование и оборона были поручены специально созданным отрядам заграждения. В целях непосредственного прикрытия Ленинграда началось создание Красногвардейского укрепленного района с передним краем по линии Ораниенбаум, Воскресенское, Тосно, Мустолово и далее по северо-западному берегу Невы до Ладожского озера.

К 6 июля на юго-запад от Ленинграда Северным фронтом были выдвинуты: 191-я стрелковая дивизия, которая развернулась по восточному берегу реки Нарва; 177-я стрелковая дивизия, занявшая оборону в районе города Луга; Ленинградское пехотное училище им. С. М. Кирова (2000 чел.), занявшее Кингисепп; Ленинградское стрелково-пулеметное училище (1900 чел.), сосредоточившееся в городе Нарва; 1-я отдельная горнострелковая бригада (5800 чел.), отмобилизованная в Ленинграде и также направлявшаяся под Лугу. Кроме того, в Ленинграде с 29 июня 1941 года формировались 3 дивизии народного ополчения по 10 тысяч человек каждая, а с петрозаводского направления и Карельского перешейка перебрасывались на юго-запад от Ленинграда 237-я и 70-я стрелковые дивизии, а также 10-й механизированный корпус (без 198-й моторизованной дивизии).

Директивой № 26 от 6 июля 1941 года штабом Северного фронта из этих соединений была образована Лужская оперативная группа (ЛОГ), получившая задачу не допустить прорыва противника на северо-востоке в направлении Ленинграда. Позднее, в ходе борьбы на подступах к Ленинграду, эта группа получила дополнительное усиление.

Северо-Западный фронт (8, 11-я и 27-я армии) в начале июля имел в своем составе 18 стрелковых, 2 моторизованные и 3 танковые дивизии. Из них в первой декаде июля только 4 стрелковые дивизии (16, 111, 180-я и 182-я) насчитывали от 8 до 11 тысяч человек и одна танковая дивизия (3-я) имела 8 тысяч человек, около 200 танков и 81 бронемашину. Остальные дивизии были значительно слабее: в их составе было от 800 до 2000–3000 и реже до 4000 человек, 23-я танковая дивизия имела всего лишь 11 танков и 2 бронемашины, 28-я танковая дивизия — только 3 танка. Значительные потери были и в составе артиллерии. Так, в 23-й стрелковой дивизии насчитывалось: 122-мм гаубиц — 3, 76,2-мм пушек — 4, 45-мм пушек — 9, 82-мм минометов — 12, то есть примерно 15 % от положенного по штату. 33-я стрелковая дивизия имела штатное количество артиллерии: 76-мм пушек — 34, 45-мм и 37-мм пушек — 62, 152-мм гаубиц — 12, 122-мм гаубиц — 32, 82-мм минометов — 150. В то же время в 126-й дивизии было всего лишь две 76-мм и две 45-мм пушки, а 188-я стрелковая дивизия не имела и этого[4].

Большинство дивизий фронта вело боевые действия с первых дней войны и понесло значительные потери. За 18 дней боев они не получали пополнения ни в личном составе, ни в боевой технике. Во всех частях и соединениях фронта насчитывалось всего около 1400 орудий и минометов.

Северный фронт (7, 14-я и 23-я армии), с началом военных действий развернутый на участке от Баренцева моря до Финского залива, должен был оборонять Ленинград с севера. В составе общевойсковых армий фронта вообще не было танковых соединений и частей.

Поддерживали действия пехотных частей и соединений на северо-западном направлении 1-й и 10-й механизированные корпуса Северного фронта.

В состав 1-го мехкорпуса входили: 1, 3-я танковые и 163-я моторизованная дивизии. Штаб корпуса и 1-я танковая дивизия дислоцировались в районе Пскова, 3-я танковая дивизия — в районе Луги и Порхова, а 163-я моторизованная дивизия — в районе Острова.

Корпус был почти полностью укомплектован личным составом, матчастью (за исключением тяжелых и средних танков) и являлся боеспособным механизированным соединением. С началом боевых действий части корпуса в зависимости от обстановки неоднократно перебрасывались с одного направления на другое, подчинялись и переподчинялись командующим различными армиями и фронтами.

1-я танковая дивизия еще 18 июня по распоряжению командующего округом начала погрузку в эшелоны с целью передислокации в Кандалакшу в состав 14-й армии. Война застала ее в пути. К вечеру 27 июня дивизия выгрузилась 38 эшелонами на станции Алакуртти и 1 июля вошла в подчинение командира 42-го стрелкового корпуса. Уже с 23 июня по мере прибытия эшелонов части дивизии вводились в бой. К 1 июля дивизия имела 340 боеспособных танков: 30 Т-28, 199 БТ-5–7, 65 Т-26, 40 танкеток Т-27 и получила с Кировского завода еще 6 танков КВ.

3-я танковая дивизия (по списку 40 Т-28, 70 Т-26, 227 БТ-7, 95 бронемашин) и 163-я моторизованная дивизия (229 Т-26, 25 БТ-5) во главе управления мехкорпуса и с корпусными частями, поднявшись 22 июня по боевой тревоге в лагерях и пройдя своим ходом: 3-я танковая дивизия (выступило 32 Т-28, 63 Т-26, 224 БТ-7, 93 бронемашины) — 220 км, 163-я мотострелковая дивизия (выступило 211 Т-26 и 22 БТ-5) — 275 км, к ночи 25 июня сосредоточились в районе: Аропаккози, Корпиково, поселок Тайцы.

30 июня в связи с прорывом немецких войск в район Острова 1-й мехкорпус получил задачу на марш своим ходом в район Пскова и Острова. Сначала 3 тд и 163 мсд и позднее (с 30 июля) 1 тд перешли в подчинение командования Северо-Западного фронта.

10-й механизированный корпус к началу войны не был полностью укомплектован. В его состав входили 24, 21-я танковые и 198-я моторизованная дивизии. Штаб корпуса дислоцировался в Новом Петергофе, 24-я танковая дивизия — в Пушкине, 198-я моторизованная дивизия — в Стрельне и Ораниенбауме, а 21-я танковая дивизия — на Черной Речке, в Сертолово и Осельках.

Корпус к началу войны не являлся оснащенным, укомплектованным и боеспособным механизированным соединением. Материальная часть боевых машин была сильно изношена и еще со времен войны с Финляндией досталась по наследству от 11-го запасного танкового полка. Причем танки были разных выпусков (Т-26 и БТ-2 пушечные, БТ-2 пулеметные, БТ-5), комсостава не хватало, средств связи было мало, автотранспорта почти не было, артиллерия в дивизиях и в корпусе отсутствовала, личный состав танковых экипажей был слабо подготовлен. Наиболее боеспособной была 21-я танковая дивизия, сформированная на базе 40-й танковой бригады (177 танков Т-26, 9 транспортеров на Т-26, 38 химтанков, 41 бронемашина). С началом боевых действий 21-я танковая дивизия из района расквартирования своим ходом выступила на марш и, пройдя 175 км, к утру 25 июня сосредоточилась в районе: Хянниккяляниеми, Иоллила, Иля-Носкуа. До 5 июля дивизия мелкими группами (взвод, рота) вела бои, а затем получила приказ погрузить 100 танков в эшелоны и перебросить их в район Красногвардейска (такой же приказ получила и 24-я танковая дивизия). Переброска была вызвана захватом противником важного населенного пункта — города Острова.

Командованием дивизии было отобрано 100 лучших танков (столько же и в 24-й танковой дивизии). К вечеру 8 июля во главе со штабом корпуса и корпусными частями 21-я танковая дивизия сосредоточилась в районе города Луги (в пути район выгрузки был изменен) в составе: 28 огнеметных и 120 танков Т-26. Для поддержки 23-й армии от 21 тд осталось: 43 танка Т-26, из них 25 двухбашенных, 9 однобашенных и 9 огнеметных танков.

10 июля 21-я танковая дивизия в составе 49-го танкового полка (личный состав 48-го танкового полка за отсутствием матчасти был передан 12-му запасному танковому полку), мотострелкового полка, гаубичного артиллерийского полка и дивизионных частей выступила на Псков. К вечеру 12 июля дивизия сосредоточилась в Боровичах, где поступила в подчинение командования Северо-Западного фронта.

198-я моторизованная дивизия (79 танков БТ в одном батальоне) с началом войны вела боевые действия в составе 23-й армии на Карельском перешейке, затем была выведена из подчинения автобронетанкового управления фронта и переформирована в стрелковую дивизию и выведена в резерв командующего 23-й армией.

24-я танковая дивизия имела старую потрепанную матчасть (281 устаревший танк БТ-2 и БТ-5 и 42 бронемашины). При переходе из Пушкина на границу с Финляндией (160 км) дивизия окончательно привела свои танки в негодность и, сосредоточившись в районе населенного пункта Лейнока, озер Куйкка-Лампи и Патья, с 25 июня по 4 июля приводила танки в порядок и вела ремонт. Одновременно на этом направлении мелкими подразделениями (взвод, рота) дивизия вела бои с прорвавшимися подразделениями противника.

5 июля дивизия по приказу командования фронта, погрузив 100 танков, один батальон моторизованного полка (два были направлены в состав 7-й армии на петрозаводское направление) и все остальные дивизионные части, к вечеру 8 июля сосредоточилась в районе населенного пункта Старые Крупели. Дивизия оставила в составе 23-й армии 98 танков, преимущественно БТ-2 (из них только 50 боеспособных). С 8 июля дивизия уже вела бои на лужском направлении.

Из танков, оставленных 1-й танковой дивизией в составе 14-й армии (2 КВ, 5 Т-28, 23 БТ-7, 2 Т-26, 32 Т-27, 9 БА-20, 3 БА-10), был сформирован сводный батальон, а из оставленных 21-й и 24-й танковых дивизий в составе 23-й армии на Карельском перешейке было сформировано 5 батальонов, из которых 4 передали стрелковым дивизиям и один находился в резерве командующего армией.

Кроме того, 15 июля в связи с прорывом противника в направлении на Луг, по приказу маршала Ворошилова из учебных машин корпуса формировался сводный полк ЛКБТКУКС (Ленинградских Краснознаменных бронетанковых курсов усовершенствования командного состава. — Примеч. авт.).

К тому времени стало очевидным, что на участке Северного фронта от полуострова Рыбачий до Финского залива крупные танковые соединения не нашли применения из-за лесисто-болотистой местности. Там жизненно необходимы были танковые батальоны (33–51 танк) в составе стрелковых дивизий, для применения их в группах поддержки пехоты поротно в составе стрелковых полков, с некоторым резервом в руках командира дивизии. На псковском направлении ситуация была совершенно иной — там кроме танковых батальонов как при оборонительных действиях, так и особенно в контратаках требовались крупные танковые соединения.

В боевых действиях танковые войска Северного фронта использовались в большинстве случаев мелкими группами (взвод, рота, реже батальон) во взаимодействии с пехотой в качестве групп поддержки пехоты и лишь изредка танки применялись для самостоятельных действий и то не совсем удачно.

В ходе оборонительных боев возможность ремонта вооружения и средств тяги была полностью исключена. Подбитая или неисправная боевая техника уничтожалась или оставлялась на поле боя. Уже в начале июля боевые потери в танках и автомашинах, а также выход их из строя в результате отсутствия горючего начали принимать такие размеры, что танковые и моторизованные соединения пришлось расформировывать и превращать в стрелковые.

В процессе оборонительных боев и отхода штаб фронта (начальником штаба был назначен генерал-лейтенант Н. Ф. Ватутин) внимательно изучал и обобщал опыт боев и особенно действий противника против войск Северо-Западного фронта. В частности, было установлено, что германские войска широко и весьма успешно применяли подвижные отряды, состоявшие из моторизованного батальона пехоты с артиллерией и минометами и роты танков. Такие отряды, столкнувшись с обороняющимися на широком фронте советскими частями, обычно боя не принимали, а искали фланги, стыки и незанятые войсками промежутки. Найдя их, подвижные отряды быстро прорывались через эти бреши и выходили на пути отхода и в тылы советских войск.

Опыт боев также показал, что немецкие танки избегали вступать в бой с советскими тапками Т-34 и КВ. Оставаясь без горючего, противник окапывал свои танки и использовал их как неподвижные огневые точки. Немецкая пехота штыкового боя, как правило, не принимала, а поспешно отходила, отбиваясь огнем. Сильными сторонами противника являлись массированный минометный огонь по пехоте и меткий огонь противотанковых орудий по танкам. Глубокое и быстрое проникновение моторизованных отрядов с танками в тыл к советским войскам обычно создавало иллюзии окружения, которого на самом деле не было. Как показывал опыт, после 3–5 дней боевых действий эти подвижные отряды сами становились небоеспособными.

Что касается советской пехоты, то она смело переходила в контратаки и успешно их завершала, однако еще не умела вести эффективную борьбу с вражескими танками. В связи с этим были даны указания о немедленном создании в частях отрядов истребителей танков в составе стрелкового взвода, взвода противотанковых орудий, отделения саперов с противотанковыми минами и отделения химиков с огнеметами. Эти отряды надлежало обеспечивать бутылками с горючей смесью, противотанковыми минами, ручными и противотанковыми гранатами. В отряды назначались наиболее опытные и храбрые солдаты и командиры. Они должны были действовать, как правило, ночью.

Для повышения в бою устойчивости пехоты было приказано придавать ей танки из расчета — один танковый батальон на стрелковую дивизию. В каждой стрелковой роте создавались группы истребителей танков в составе 10–12 человек из наиболее храбрых добровольцев. Их снабжали связками гранат, автоматами и бутылками с горючей смесью.

Эти меры скоро стали давать свои положительные результаты. Однако переломить обстановку в свою пользу командованию Северо-Западного направления пока не удавалось. Более того, к середине июля над Ленинградом нависла реальная угроза захвата. Этому предшествовали ожесточенные бои на приморском фланге Северо-Западного фронта, прорыв немецких войск к Финскому заливу и захват ими Таллина — главной базы Краснознаменного Балтийского флота.

И.Б. Мощанский. У стен Ленинграда



Другие новости и статьи

« Предложения по организации специальных частей тыла

Ход сражения на приморском фланге »

Запись создана: Суббота, 17 Декабрь 2011 в 10:59 и находится в рубриках Вторая мировая война.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы