Лужский рубеж



Лужский рубеж

oboznik.ru - Лужский рубеж

Оборонительные действия до рубежа реки Луги. В Прибалтике и на ленинградском направлении к середине июля продвижение германских войск фактически приостановилось. С одной стороны, это обусловливалось тем, что был создан заблаговременно оборонительный рубеж и постепенно нарастало сопротивление советских войск, а с другой — фронт наступления группы армий «Север» все время возрастал. Однако 4 июля немцами был захвачен город Остров, а 9 июля был взят Псков. 8 июля германское верховное командование вновь подтвердило группе армий «Север» задачу продолжать стремительное наступление на ленинградском направлении, разгромить войска Северо-Западного фронта и отрезать Ленинград с востока и юго-востока от остальной территории СССР.

Немецкое командование стремилось как можно быстрее покончить с Ленинградом, чтобы впоследствии повернуть группу армий «Север» на Москву. Одновременно военно-морским силам ставилась задача совместно с авиацией уничтожить Краснознаменный Балтийский флот.

Первая попытка захвата Ленинграда с ходу была предпринята командованием группы армий «Север» 10 июля. Согласно замыслу немецкого командования 4-я танковая группа должна была одним своим корпусом перерезать магистраль Ленинград — Москва у Чудова, а другим — прорваться к Ленинграду с юга через Лугу. 18-й армии предстояло наступать за левым флангом 4-й танковой группы, отсекая советскую 8-ю армию, действовавшую в Эстонии, от остальных сил Северо-Западного фронта.

В целях ускорения разгрома советских войск на ленинградском направлении и овладения Ленинградом немецкое командование намечало перебросить под Ленинград из состава своей группы армий «Центр» 3-ю танковую группу. Однако от этого намерения врагу пришлось отказаться. Войска советского Западного фронта, развернув ожесточенное сражение за Смоленск, приковали к себе огромное количество немецких войск, в том числе и 3-ю танковую группу. Этим была оказана неоценимая помощь защитникам Ленинграда.

В то же время советское командование продолжало усиливать танковую группировку Северо-Западного фронта, в состав которой из Северного фронта были переданы 3-я танковая, 163-я моторизованная дивизии и 5-й мотоциклетный полк 1-го механизированного корпуса РККА. Как уже упоминалось, советское Главное Командование, учитывая недостаток сил Северо-Западного фронта и отсутствие стратегических резервов для его усиления, решило привлечь для обороны Ленинграда войска Северного фронта. С этой целью Северному фронту была поставлена задача — создать глубокую оборону на юго-западных подступах к Ленинграду в тылу у войск Северо-Западного фронта.

В первую очередь надлежало построить оборонительный рубеж от Финского залива по реке Луга до озера Ильмень, занять его на всем 250-километровом фронте войсками и создать перед обороной сплошные противотанковые и противопехотные заграждения.

Командующий Северным фронтом генерал-лейтенант М. М. Попов, выполняя решение Ставки, 6 июля создал Лужскую оперативную группу под командованием заместителя командующего фронтом генерал-лейтенанта К. П. Пядышева. В состав группы должны были войти: 4 стрелковые дивизии (70, 111, 177-я и 191-я); 1, 2-я и 3-я дивизии народного ополчения; Ленинградское стрелково-пулеметное училище; Ленинградское Краснознаменное имени С. М. Кирова пехотное училище; 1-я горнострелковая бригада; артиллерийская группа из частей Лужского лагерного сбора под командованием полковника Г. Ф. Одинцова (полк артиллерийских курсов усовершенствования командного состава, дивизион 28-го корпусного артиллерийского полка, артиллерийский полк 3-го и батарея 1-го Ленинградских артиллерийских училищ, зенитный дивизион Ленинградского училища инструментальной разведки зенитной артиллерии)[14].

Для прикрытия войск группы с воздуха привлекалась авиация всего Северного фронта под командованием генерал-майора авиации A. A. Новикова.

К 9 июля Лужская оперативная группа заняла восточный и центральный участок обороны от города Луга до озера Ильмень. Незанятым оставался участок на нижнем течении реки Луга, на который войска только начали выдвигаться.

Действия Северо-Западного и Северного фронтов координировало Главное Командование и штаб войск Северо-Западного направления. Так, для улучшения оперативного руководства войсками Главное Командование Северо-Западного направления с 14 июля передало 41-й стрелковый корпус 11-й армии и всю 8-ю армию в состав Северного фронта.

Бронетанковые и моторизованные войска противника за 18 дней наступления преодолели рубеж, проходивший вдоль Западной Двины, и заняли Псковский укрепленный район. Становилось ясно, что группа армий «Север» намерена нанести главными силами удар через Лугу на Красногвардейск (ныне Гатчина), чтобы затем с ходу овладеть Ленинградом и соединиться с финскими войсками.

Для Ленинграда наступило очень тревожное время. Лужская укрепленная позиция еще не была готова. Нарвское и кингисеппское направления прикрывала 191-я стрелковая дивизия. 70, 111-я и 177-я стрелковые дивизии только выдвигались в район боевых действий, а дивизии народного ополчения вообще находились в стадии формирования. В этой обстановке Военный совет Северного фронта решил для усиления лужского направления перебросить с петрозаводского направления резервную 237-ю стрелковую дивизию, а с Карельского перешейка — 2 дивизии 10-го механизированного корпуса (командир корпуса генерал-майор И. Г. Лазарев, военный комиссар бригадный комиссар С. И. Мельников, начальник штаба подполковник Д. И. Заев). Это было рискованно, так как ослаблялся северный участок обороны, но другого выхода не было.

Танковые и моторизованные соединения немецких войск после захвата Пскова не стали дожидаться подхода главных сил 16-й и 18-й армий, а возобновили наступление: 41-м моторизованным корпусом на Лугу, а 56-м моторизованным корпусом — на Новгород.

90-я и 111-я стрелковые дивизии под натиском превосходящих сил врага с боями отходили к предполью лужской оборонительной полосы и 12 июля, совместно с 177-й стрелковой дивизией, остановили продвижение противника. Попытка двух танковых и одной пехотной немецких дивизий прорваться к городу Луга на этом направлении успеха не имела.

10 июля две танковые, моторизованная и пехотная дивизии 41-го моторизованного корпуса 4-й танковой группы немецких войск при поддержке авиации нанесли удар севернее Пскова по частям 118-й стрелковой дивизии. Вынудив ее отойти к Гдову, они устремились на Лугу с другого фронта. Через день немцы достигли реки Плюсса и завязали бой с войсками прикрытия Лужской оперативной группы.

Оборону на лужской позиции успели занять 191-я и 177-я стрелковые дивизии, 1-я дивизия народного ополчения, 1-я горнострелковая бригада, курсанты Ленинградского Краснознаменного пехотного училища имени С. М. Кирова и Ленинградского стрелково-пулеметного училища. В резерве находилась 24-я танковая дивизия, а к линии фронта выдвигалась 2-я дивизия народного ополчения.

Соединения и части оборонялись на широком фронте. Между ними имелись промежутки в 20–25 км, не занятые войсками. Некоторые важные направления, например кингисеппское, оказались неприкрытыми.

106-й инженерный и 42-й понтонный батальоны установили противотанковые минные поля в зоне предполья. На лужской позиции еще велись интенсивные работы. В них участвовали десятки тысяч ленинградцев и местное население.

Немецкие дивизии, приближавшиеся к предполью лужской оборонительной позиции, натолкнулись на упорное сопротивление. Днем и ночью не утихали горячие бои. Важные населенные пункты и узлы сопротивления по нескольку раз переходили из рук в руки. 13 июля противнику удалось вклиниться в полосу обеспечения, но утром следующего дня передовые отряды 177-й стрелковой и части 24-й танковой дивизий, поддержанные мощным огнем артиллерии, выбили его из предполья и вновь заняли позиции по реке Плюсса. Большую роль в отражении натиска танков противника сыграла артиллерийская группа полковника Одинцова. Одна гаубичная батарея старшего лейтенанта A. B. Яковлева уничтожила 10 танков врага.

Немецкое командование решило изменить направление главного удара. Основные силы 41-го моторизованного корпуса получили приказ двигаться на Кингисепп. Скрытно, по проселочным и лесным дорогам, немецкие танковые и моторизованные части в быстром темпе стали обходить группировку войск Северного фронта, расположенную в районе города Луга. Вскоре они достигли реки Луга в 20–25 км юго-восточнее Кингисеппа. 14 июля передовой отряд немцев переправился через реку и создал плацдарм на ее северном берегу у деревни Ивановское.

Маневр главных сил 4-й танковой группы с лужского на кингисеппское направление своевременно обнаружила разведка фронта. При этом особо отличилась разведывательная группа В. Д. Лебедева, действовавшая в тылу противника. Она донесла об интенсивном движении немецких танков и мотоколонн от Струг Красных и Плюссы на Ляды и далее к реке Луга. За перегруппировкой немецких войск следила наша воздушная разведка. Командование фронта принимало срочные меры для прикрытия кингисеппского участка. Была ускорена отправка на это направление 2-й дивизии народного ополчения, сформированной из добровольцев Московского района Ленинграда и танкового батальона Ленинградских Краснознаменных бронетанковых курсов усовершенствования командного состава, который начал спешно формироваться 15 июля 1941 года.

Авиация фронта стала наносить удары по переправам противника и по его подходившим колоннам. Для этого использовались также ВВС Краснознаменного Балтийского флота и 7-й истребительный авиационный корпус ПВО, в оперативном отношении подчиненные командующему ВВС фронта генерал-майору A. A. Новикову.

14 июля главком Северо-Западного направления К. Е. Ворошилов вместе с командующим Северным фронтом генерал-лейтенантом М. М. Поповым прибыл в район Кингисеппа, где части 2-й дивизии народного ополчения пытались «сбить» немецкие войска с захваченного плацдарма на реке Луга. Ополченцев поддерживали сводный танковый полк ЛКБТКУКС и отдельный танковый батальон танков КВ.

Сводный танковый полк начал формироваться в ночь на 15 июля согласно приказу маршала К. Е. Ворошилова в составе 19 танков KB и 36 бронемашин. Для этого всю матчасть ЛКБТКУКС было приказано перебросить на станцию Веймарн. 7 танков KB под командованием майора Пинчука ж/д транспортом выдвинулись в район Веймарн в 10.30 15 июля 1941 года. В 12.20 туда же прибыла рота бронемашин с Ижорского завода, вторая рота БА доукомплектовывалась на заводе со сроком готовности 15–18 часов 15 июля. Рота танков (9 Т-26, 5 Т-50), прибывшая к 14.00 15 июля, еще не была полностью сформирована.

16 июля 1941 года в районе станции Веймарн были сосредоточены все боевые машины с ЛКБТКУКС вместе с преподавательским составом. В сводном полку на 16 июля имелось 10 KB, 8 Т-34, 25 БТ-7, 24 Т-26, 3 Т-50, 4 Т-38, 1 Т-40, 7 бронемашин[15]. Видимо, с прибытием 17 июля 6 танков KB 1-й танковой дивизии, которые перебрасывались ж/д транспортом с привлечением роты KB сводного тп был сформирован отдельный танковый батальон тяжелых танков KB, которым стал командовать майор Пинчук.

С 16 по 21 июля полк ЛКБТКУКС и отдельный танковый батальон KB использовались в боях в районе Кингисеппа. Танки были брошены в бой с хода, атаковали противника в лоб, без разведки, без поддержки пехоты и артиллерии и потерпели полное фиаско — ликвидации плацдарма противника достичь не удалось.

Но в целом в середине июля немецкие войска были задержаны на лужском рубеже. Ни в районе Кингисеппа, ни в районе н/п Большой Сабек (участок обороны Ленинградского Краснознаменного пехотного училища имени С. М. Кирова), ни на лужской укрепленной позиции (участок обороны Ленинградского военно-инженерного училища) прорваться немецким войскам не удалось.

Для поддержки действий Лужской оперативной группы с середины июля стали привлекаться танковые части 1-го и 10-го механизированных корпусов, а также бронепоезда и дрезины.

1-я танковая дивизия (без 2-го танкового полка) из состава 1-го мехкорпуса, срочно переброшенная с кандалакшского направления, закончила сосредоточение в районе поселка Рошаль (Корпиково, Пролетарская слобода) 18 июля, а затем еще в течение двух недель в зависимости от меняющейся обстановки перебрасывалась с одного направления на другое.

Оставшиеся части дивизии на основании приказа командующего Лужской оперативной группой с 20 июля стали переходить в новый район сбора — станции Кикерино — Волосово, где сосредоточились к полудню на следующий день. Туда же подтянулись бронепоезда 60 БЕПО, а бронедрезины охраняли мосты в Кингисеппе. С 22 июля по приказу командующего Северо-Западным фронтом начался переход в новый район сосредоточения — Большие Корчаны, Пружицы, Ильеши, Гомонтово. Сосредоточение закончилось ночью 22 июля, и дивизия поступила в распоряжение войск в районе Кингисеппа (там были организованы засады из танков и бронемашин в направлениях вероятного прорыва немецких частей, тогда же в распоряжение командующего 8-й армией по приказу командующего Северным фронтом была отправлена рота танков БТ-7 в составе 10 машин с десятью транспортными машинами и необходимым для боя запасом имущества. — Примеч. авт.).

31 июля на основании боевого распоряжения командующего Северным фронтом 1-я танковая дивизия из занимаемого района вновь была переброшена в новый район сосредоточения — Коростелево, Скворицы, Большие Черницы, где организовала оборону с западного, юго-западного и южного направлений.

Части 24-й танковой дивизии из состава 10-го мехкорпуса еще 8 июля на основании устного распоряжения командира корпуса были переброшены в новый район сосредоточения: высота 60,5, озеро Сосово, Старые Крупели, высота 61,1, где должны были подготовить оборону на рубеже: высота 60,5, Шалово, озеро Сосово и быть готовыми для контратак в направлении населенных пунктов — Старые Крупели, Шалово, северная окраина Луги; Шалово, Жеребут, Белое; Средние Крупели, Большие Изори и далее на восток.

На следующий день части дивизии продолжали вести оборонительные работы. К тому времени на основании приказа Военного совета Северного фронта 48-й танковый полк дивизии был расформирован, его материальная часть и личный состав пошел на доукомплектование 49-го танкового полка. Туда же поступили 16 огнеметных танков из 21-й танковой дивизии. Полк занимался доукомплектованием и восстановлением материальной части. 24-й гаубичный артиллерийский полк подивизионно занял боевой порядок: 1-й дивизион — на огневой позиции в районе населенного пункта Старые Крупели, 2-й дивизион — на огневой позиции в районе безымянного озера у деревни Средние Крупели. 24-й моторизованный полк вышел в район обороны — Шалово, озеро Сосово и приступил к оборонительным работам на рубеже: высота 82,6, Шалово, озеро Черное, озеро Сосово и мост через реку Луга южнее деревни Желцы.

10 июля части 24 тд (118 БТ-2–5, 44 БА-10–20 на 11 июля 1941 года) продолжали проводить инженерные работы в районах своего расположения. В течение дня правый фланг 49-го танкового полка юго-западнее Шалово неоднократно подвергался налетам авиации противника. В результате налетов 6 человек были убиты и 32 ранено. Вечером 11 июля налетом авиации противника на лес в 500 м юго-восточнее населенного пункта Долговка было уничтожено 35 ящиков ручных гранат РГД-31 и сгорело 3 500 сигнальных ракет.

На следующий день части дивизии во исполнение приказа Военного совета Северного фронта формировали истребительные группы для борьбы с танками противника. Утром в направлении Лудонь была выслана разведгруппа с задачей — установить состав и действия противника на этом направлении, а на следующий день было получено устное распоряжение командира корпуса о сформировании маневренной группы 10 мк для действия на псковском направлении. К вечеру такая группа под командованием полковника Родина была создана. В группу вошли: 2-й батальон 49-го танкового полка (32 танка БТ), 1-й батальон 24-го моторизованного полка, одна батарея 122-мм орудий (4 орудия), взвод противотанковых орудий 24-го моторизованного полка (два 76,2-мм орудия), 3 зенитно-пулеметные установки от 24-го артиллерийского полка. В 18.20 маневренная группа выступила по маршруту: Луга, Жглино, Городец, Поддубье, Бор, имея задачу — ударом в направлении населенных пунктов Милютино, Николаево выбить противника на южный берег реки Плюсса и обеспечить нашим частям занятие рубежа по реке Плюсса от населенного пункта Плюсса до Заполья. К 23.00 группа сосредоточилась в лесу южнее деревни Бор. К этому времени отряды заграждения от 483-го стрелкового полка отошли под воздействием противника — 1-й батальон 483-го стрелкового полка в район Городище, 2-й батальон в беспорядке — в район Поддубье, 3-й — в район Мерига. В течение ночи батальоны приводились в порядок для совместных действий с маневренной группой. Командир группы лично увязывал вопросы взаимодействия с командиром 90-й стрелковой дивизии.

С утра 14 июля группа полковника Родина начала наступление в двух направлениях: через деревни — Шереги, Заполье, Милютино и Любенское, Залисенье, Плюсса. Первая группа с боем заняла деревню Криц, где и была задержана огнем противотанковых орудий и минометов из района Милютино. Вторая группа встретила немецкую мотоколонну — до 160 крытых брезентом машин, 15 танков и 50 мотоциклистов. Ударом во фланг группа разбила колонну на две части: одна — последовала под огнем группы на Плюссу, вторая — повернула обратно на Милютино и была встречена огнем советских танков из Любенского. В результате боя была разбита 8-тонная машина и подбит танк противника. Первая группа вела бой до 20.00 в районе южнее Шереги, где встретила 4 тяжелых немецких танка и до роты пехоты. В дальнейшем артиллерийским и минометным огнем немцев движение группы было приостановлено, и она перешла к обороне. В районе леса северо-восточнее Шереги группа потеряла 5 танков подбитыми немецкой артиллерией и 23 человека убитыми и раненными. Вторая группа, ведя бой в районе Любенское, вышла в лес в 500 м севернее населенного пункта Шереги. В течение дня группа вела разведку боем в направлении населенных пунктов Маймеское, Каторское, где в результате боя были подбиты огнем немецкой артиллерии и сгорели 2 машины БА-10 и погибли 2 офицера.

По решению командира маневренной группы части заняли рубеж для обороны по южной опушке леса севернее поселка Шереги, по северным скатам гребня северо-восточнее его, и получили задачу — не допустить дальнейшего продвижения противника вдоль дороги на Лугу.

На следующий день перед фронтом группы действовали немецкие части в составе 489-го пехотного полка при поддержке 4 тяжелых танков и до двух дивизионов тяжелой артиллерии. Маневренная группа продолжала удерживать рубеж Городище, Шереги. Сосед справа — 1-й и 2-й батальоны 483-го стрелкового полка отошли на деревню Крени, оголив правый фланг группы. В течение дня группа неоднократно контратаковала в направлении населенных пунктов Городище и Городенько. В результате контратак противник был выбит из села Городище. В ходе боя был убит и остался на территории, занятой маневренной группой, немецкий офицер и один солдат, захвачено 3 противотанковых орудия с полным боекомплектом (два действующие), уничтожен один танк противника и 3 цистерны. Однако и группа за 2 суток потеряла 17 танков БТ-5 (безвозвратно), 2 бронемашины БА-10 и БА-20, 24 человека убитыми и 37 ранеными. Разведгруппой от 24-го моторизованного полка велась разведка в направлении населенных пунктов Ситенка, Красные Горы, Захонье, Сара Гора. В 17.30 разведгруппа № 1 вышла к деревням Поля и Шломино, но противника не обнаружила. Разведгруппа № 2 вела разведку в направлении населенных пунктов Луга, Ведрово, Андреевское, Навины, достигла деревни Белая Горка, но противника также не обнаружила.

16 июля маневренная группа прочно удерживала рубеж обороны — северная окраина Городенька, северная часть Городища и северная окраина Шереги. В течение ночи и утром от маневренной группы велась разведка в направлении населенных пунктов Шереги, Малые Шереги, Крицы, но противник не был обнаружен. Разведкой были подобраны трофеи: крупнокалиберный пулемет, 2 миномета, 3 велосипеда. С полудня немцы начали орудийный обстрел деревни Бор, а с 16.00 под прикрытием артиллерийско-минометного огня повели на нее наступление, очевидно намереваясь прижать маневренную группу к озеру с болотом, обходя ее с тыла. Командир группы решил контрударом выбить противника из населенного пункта Городище. Двумя ротами пехоты с танками группа атаковала село, в результате чего немцы в беспорядке отошли, потеряв до 30 человек убитыми и ранеными, несколько немецких солдат попали в плен.

В направлении населенного пункта Шереги группа в составе 2 взводов атаковала противника силою до роты. В результате ожесточенного боя были взяты в плен 3 немецких офицера и один рядовой, захвачено 2 противотанковых орудия, один станковый пулемет, 2 миномета и 20 коробок с пулеметными лентами.

К исходу дня 17 июля натиск немецких частей усилился, и маневренная группа под воздействием сильного артиллерийского и минометного огня отошла на новый рубеж — безымянные высоты севернее деревни Бор. Сосед справа — 3-й батальон 483-го стрелкового полка занял деревню Большой Лужок, 1-й батальон — Кулотино, 2-й — Малые Озерцы. Сосед слева — 173-й стрелковый полк занял рубеж по южной опушке леса севернее болота у урочища Огарь. Разведка велась по трем направлениям: разведгруппа № 1 — Красная Горка, Сара Гора, Осмино, разведгруппа № 2 — Ведрово, Новины, разведгруппа № 3 — Поддубье, Бор, Шереги. В ходе активного поиска разведгруппа № 1 в районе населенного пункта Любочажье «захватила штабной автобус противника с документами и пленного унтер-офицера».

На следующий день маневренная группа, ведя сдерживающие бои, прочно удерживала рубеж обороны по безымянным высотам в километре южнее села Бор и в лесу северо-западнее его. От дивизии высылалась разведка по тем же трем направлениям. Разведгруппа № 1 совместно с партизанами вела бой в районе поселка Сара Гора.

Затем еще сутки маневренная группа вела бой за овладение населенными пунктами Городище, Любенское. В результате боя 1-й батальон 24-го мотострелкового полка вышел на южную опушку леса в 700 м севернее деревни Городище и юго-западнее опушки леса в 500 м северо-западнее деревни Шереги. Противник силою до 2 батальонов, усиленных артиллерией и минометами с хорошо организованной системой огня, не дал возможности выйти из леса. Пехота несла большие потери. Поддерживающая артиллерия в период наступления бездействовала. Группа, имея всего 2 танка и до 2 рот пехоты, без поддержки артиллерии, была вынуждена отойти на старые рубежи обороны. Группой за сутки было уничтожено противотанковое орудие, 10 огневых точек и захвачена немецкая штабная машина с документами, принадлежащими 3-му дивизиону 615-го артиллерийского полка. Был также взят в плен начальник штаба этого дивизиона[16].

В это время по приказу штаба Лужской оперативной группы 24-й мотострелковый полк дивизии (без одного батальона) сосредоточился в районе станции Толмачево для погрузки в эшелоны, где и ждал подвижного состава. Однако в 20.30 было получено устное приказание от генерал-майора Лазарева — составить и выслать подвижную группу в район Сара Гора с задачей окружить и уничтожить прорвавшуюся группировку противника около населенного пункта Осмино. На основании полученного распоряжения погрузка полка была приостановлена. В полночь группа в составе 24-го моторизованного полка (без одного батальона) на автомашинах, 3-го батальона 49-го танкового полка, 1-го дивизиона 24-го артиллерийского полка и оперативная группа штаба 24-й танковой дивизии под командованием полковника Чеснокова выступила в направлении населенного пункта Сара Гора.

В этот период с заводов Ленинграда в состав 24-й танковой дивизии поступала новая материальная часть. В основном это были танки новых образцов — KB и Т-50. Они сразу вводились в бой, и их наличие не всегда учитывалось в отдельных документах.

К утру 20 июля группа вышла в район леса восточнее села Сара Гора в 2 км от отметки 82,7. К этому времени подвижный отряд в составе стрелковой роты от 24-го моторизованного полка, одной танковой роты от 49-го танкового полка под командованием майора Лукашика занял северо-западную опушку леса восточнее села. Однако в это же время было получено приказание о возвращении 24-го моторизованного полка в район погрузки на станцию Толмачево.

В 16.00 подвижный отряд при поддержке артдивизиона 24-го артиллерийского полка пошел в наступление в направлении села Осьмино и к ночи с боем занял северную опушку леса в 700 м юго-восточнее села, потеряв 2 танка Т-50 (подорвались на минах) и 2 бронемашины БА-10 (подбиты артиллерийским огнем и сгорели).

На следующий день утром группа в составе одной стрелковой роты, роты регулировщиков и танковой роты при поддержке артдивизиона продолжила наступление в направлении села Осьмино, но под сильным заградительным артиллерийским и минометным огнем немецких частей была вынуждена отойти в исходное положение, потеряв при этом один танк, подорвавшийся на фугасе и сгоревший вместе с экипажем.

22 июля группа под командованием полковника Чеснокова перешла к обороне по южному берегу безымянного ручья на рубеже тропы, идущей на Осьмино и безымянные высоты в 800 м восточнее населенного пункта Псоедь. Группа получила задачу — не допустить движения противника со стороны деревень Осьмино и Псоедь на село Сара Гора и контрударом танков из леса восточнее н/п Сара Гора уничтожить немецкие подразделения, ворвавшиеся на западную окраину села.

Ночью 23 июля из штаба Лужской опергруппы был получен приказ о выходе подвижной группы из боя и сосредоточении ее в прежнем районе — Шалово, Старые Крупели. Оставив прикрытие под командованием майора Лукашика в составе одной стрелковой роты, роты регулировщиков, танковой роты и артиллерийской батареи 122-мм орудий, группа выступила из района села Сара Гора и к вечеру сосредоточилась в указанном ей районе. Оставленное группой прикрытие еще неделю прочно удерживало занятый рубеж обороны.

В период активных боев маневренной группы 10 мк сам 10-й мехкорпус был расформирован приказом СФ № 1/34431 от 18 июля 1941 года. Управление 10 мк было расформировано, части корпуса поступили на укомплектование других частей. Осталось 24 тд. На 24 июля 24 тд имела 8 БТ-7, 78 БТ-5, 3 Т-26, 14 огнеметных танков, 10 БА-10, 2 БА-20[17].

В этот же период 23 июля 1941 года для улучшения управления войсками Лужской оперативной группы Военный совет фронта разделил ее на 3 самостоятельных сектора — кингисеппский, лужский и восточный, подчинив их непосредственно фронту.

Войска кингисеппского сектора под командованием генерал-майора В. В. Семашко получили задачу не допустить прорыва противника с юга вдоль Гдовского шоссе на Нарву и через Кингисепп к Ленинграду. Соединения лужского сектора (их возглавил генерал-майор А. Н. Астанин) перекрывали все дороги, которые вели к Ленинграду с юго-запада. Новгородское направление обороняли войска восточного сектора, которыми командовал генерал-майор Ф. Н. Стариков. По указанию Ставки с 29 июля 1941 года секторы стали называться участками.

24 июля немцы силою до мотополка пехоты с танками двигались тремя колоннами через Великое Село в направлении населенных пунктов Шубино, Дубровка и Югостицы. Танки и артиллерия были распределены по колоннам. К 7.10 немецкие части сосредоточились в районе деревень Югостицы и Наволок, имея до 80 танков (в основном легких танкеток) и до мотополка пехоты на грузовых машинах и мотоциклах. Немецкий подвижный отряд к этому времени достиг северной окраины совхоза Солнцев Берег. На основании устного приказания командира 41-го стрелкового корпуса 49-му танковому полку была поставлена задача — окружить и уничтожить противника в районе населенных пунктов Югостицы, Великое Село, Наволок, ведя атаку по трем направлениям.

1-й батальон полка под командованием капитана Прядуна выступил в 7.30 в направлении Бор, Большие Торошковичи, Югостицы. Два танка KB и взвод танков БТ — в направлении Бор, совхоз Солнцев Берег и далее на Наволок. Танковая рота 3-го батальона (15 танков) под командованием полковника Чеснокова выступила в 10.30, действуя в направлении населенных пунктов Луга, Малое Каназерье, Великое Село.

Группа капитана Прядуна в составе 10 танков в 16.20 достигла деревни Лунец и повела атаку на деревню Югостицы, где была встречена сильным противотанковым и минометным огнем. Группа потеряла 4 танка БТ от огня немецкой противотанковой артиллерии и была вынуждена отойти в лес в километре восточнее села Лунец. Своим огнем группа уничтожила два противотанковых орудия, одну бронемашину и одну бронетанкетку, потеряв убитыми 9 человек и ранеными — 3.

Вторая группа (с танками KB) атаковала немцев в районе совхоза Солнцев Берег, уничтожила две 75-мм пушки, 2 средних танка, потеряв один танк KB подбитым (своим ходом вышел из боя). Другой танк KB, продолжая вести бой до полного израсходования боекомплекта, был окружен немецкими солдатами и сожжен вместе с экипажем. Еще один танк БТ сгорел, подбитый противотанковой артиллерией.

Группа полковника Чеснокова к вечеру сосредоточилась в 500 м западнее села Заречье, и после рекогносцировки пошла в атаку на Заречье и Великое Село. К 23.00 группа овладела Великим Селом и перешла к обороне. В ходе атаки было захвачено 2 мотоцикла и одна подбитая колесная машина.

На следующий день группа капитана Прядуна во взаимодействии с ротой пехоты от 235-й стрелковой дивизии при поддержке первого дивизиона 24-го артиллерийского полка к исходу дня овладела населенным пунктом Югостицы. Группа уничтожила при этом одно противотанковое орудие и одну грузовую машину немцев, потеряв 2 танка подбитыми (один из них сгорел) и 2 танка получили поломки. Группа полковника Чеснокова после овладения Великим Селом в течение дня трижды отражала атаки противника из деревни Шубино. Однако в 15.00 немцы открыли сильный артиллерийский огонь по Великому Селу и Заречью и зажгли деревни. Группа, не имея пехоты и поддерживающей артиллерии, вынуждена была отойти к деревне Чекло и занять оборону по восточной опушке леса в 300 м западнее ее, имея при себе к тому времени 9 танков БТ, 9 танков Т-26 и один подбитый танк КВ. В результате боя группа подбила 3 грузовые машины и 2 мотоцикла противника, потеряв при этом 4 танка (из них 2 сгорели), 6 человек убитыми и 10 — ранеными.

К вечеру 26 июля группа полковника Чеснокова перешла в район расположения 1-го танкового батальона в деревне Югостицы.

Ночью 27 июля был получен боевой приказ из штаба 41-го стрелкового корпуса о выделении 1-го батальона 49-го танкового полка в количестве 22 танков на усиление подвижной группы полковника Родина, туда же были выделены и 3 батареи 24-го артиллерийского полка.

Немецкие части, по данным пленных, вели наступление 489-м пехотным полком при поддержке 2 артиллерийских дивизионов в направлении населенных пунктов Городище и Бор. Подвижная группа полковника Родина с 14 по 20 июля с переменным успехом вела бои в районе Городище и Ширеги. В результате контратак было разбито до мотополка немецкой пехоты и захвачено 6 противотанковых пушек, 2 коротковолновые станции, 25 велосипедов, одна штабная легковая машина, крупнокалиберный пулемет и большое количество боеприпасов. Там же были захвачены в плен 3 немецких офицера. Группа потеряла сгоревшими от артогня 15 танков БТ, подбитыми — 8 танков БТ и один — Т-28. Погибло 9 человек командного и 45 — младшего и рядового состава. Ранено из командного состава — 10 человек, младшего и рядового состава — 202 человека. Кроме того, сгорели 4 бронемашины, и группой было оставлено на поле боя 144 винтовки, 21 ручной пулемет, один станковый пулемет.

С 20 по 27 июля подвижная группа вела сдерживающие бои с превосходящими силами противника на рубеже у населенных пунктов Бор, Поддубье, Березицы, Рютень, Заозерье. 27 июля немецкие части потеснили подразделения группы на рубеж Рютень, Мельцево, Черевише и овладели поселком Серебрянка. Подвижная группа к утру получила подкрепление из состава 1-го батальона 49-го танкового полка в количестве 22 единиц бронетехники и начала готовиться к наступлению.

Вечером 28 июля 1-й танковый батальон начал наступать в направлении высоты 13,3, поселок Серебрянка. Одновременно 1-й стрелковый батальон наступал в направлении отдельных домов южнее этого населенного пункта. Группа встретила до батальона немцев с 8 противотанковыми орудиями и огнеметами. Взять поселок не удалось, и наши войска отошли к высоте 113,3.

29 июля немецкие части заняли села Волосовичи, Никольское, Рютень и вели наступление вдоль Лужского шоссе. К вечеру немецкая колонна «головой» достигла деревни Бунны. Подвижная группа в составе 1-го батальона 24-го моторизованного полка (без одной роты) и 1-го батальона 49-го танкового полка (12 танков) сосредоточилась в исходном положении в районе высоты 113,3 в 2 км юго-восточнее поселка Серебрянка. Группе была поставлена задача — ударом в направлении северной окраины поселка и далее на села Враги и Ильже-2 во взаимодействии с частями 111-й стрелковой дивизии окружить и уничтожить противника в районе села Враги, с последующим выходом на деревню Старая Середка. Артиллерия 1-го дивизиона 24-го артиллерийского полка к 22.00 заняла огневые позиции в районе указанной деревни.

Подразделения подвижной группы, ведя бои в районе поселков Серебрянка и Новоселье, к утру 30 июля под действием превосходящих сил противника отошли на рубеж у села Лопанец и высоты западнее его, где заняли оборону фронтом на юг и запад. Действующая справа от нее в районе Ильже — 1 рота от 483-го стрелкового полка в ночь на 30 июля отошла в район деревни Новая Середка. Туда же без приказа отошли действующие слева от подвижной группы подразделения 483-го стрелкового полка, оставив левый фланг подвижной группы открытым. Этой же ночью было получено устное распоряжение командира 41-го стрелкового корпуса о выводе подвижной группы в район сосредоточения дивизии у населенных пунктов Шалово, Старые Крупели и к 16.40 приказ был выполнен.

В результате двухдневных боев в районе поселка Серебрянка, Новоселье группа потеряла подбитыми 3 танка и 6 человек убитыми, в том числе командира батальона капитана Бочкарева, 33 человека было ранено и 28 — пропало без вести.

31 июля части и подразделения дивизии в течение дня сосредотачивались в районе Средние Крупели, Шалово и проводили оборонительные работы в районе своего расположения: 49-й танковый полк в 1,5 км юго-западнее Шалово; 24-й артиллерийский полк занял боевой порядок подивизионно: 1-й дивизион на огневой позиции в лесу в 500 метрах северо-восточнее населенного пункта Крючково, 2-й дивизион — на огневой позиции в лесу в 500 метрах от села Смычково, штаб полка — в лесу в 100 метрах западнее свинофермы. 24-й разведбатальон расположился в районе деревни Тосики, а 34-й понтонно-мостовой батальон в лесу в 2 км восточнее Старых Крупелей. Его подразделения производили работы по устройству брода через реку Луга в районе станции Толмачево и оборудовали убежища в районе своего расположения. Стрелковый батальон расположился в лесу восточнее озера Зеленое и в течение дня приводил себя в порядок. Вечером в район расположения своих частей прибыла группа майора Лукашика.

Наличие боевых машин в частях 24-й танковой дивизии РККА (с 22 июня по 1 августа 1941 года)[18]

Марка машин Наличие на 22.06.41 г. Потери с 22.06 по 1.08.41 г. Боеспособны на 1.08.41 г.
Отправлено на ремонт Безвозвратные потери Подбиты
Требуют капитального ремонта Требуют текущего ремонта
KB 6 2 1 3
Т-34
Т-28 3 1 1 1
БТ-7 13 4 1 2 6
БТ-5 120 5 40 19 28 28
БТ-2 8 1 4 2 1
Т-26 5 1 2 2
Т-50
Огнеметн. танки 19 6 2 1 10
БА-10 30 7 4 1 18
БА-20 20 1 2 7 10
Итого: 224 9 65 37 35 78

Применение частей 24-й танковой дивизии в первые недели войны выявили ряд серьезных недостатков в организации их использования. Так, например, задачи мехвойскам ставились неконкретно и нецелеустремленно, без учета времени, сильных и слабых сторон своих мехчастей и частей противника. Взаимодействие с другими родами войск практически не организовывалось.

24-я танковая дивизия, как и другие танковые части, на этом направлении использовалась мелкими группами, на разных участках, для сдерживания наступающего противника, а не для выхода в тыл и уничтожения его. Вместе с тем для этого имелись благоприятные условия и возможности, так как противник двигался только по отдельным участкам, где имелись хорошие дороги.

Каждый общевойсковой начальник хотел использовать танки на своем участке для «выталкивания» противника и для моральной поддержки своей пехоты. В результате дивизию разорвали на части. Фактически она действовала в пяти направлениях.

Первое направление — танковый полк в районе Карельского перешейка под командованием подполковника Батлана, второе — мотострелковый полк на петрозаводском направлении под командованием капитана Зуева, третье — группа под командованием майора Лукашика у Сара-Гора, Осмино в составе одной стрелковой роты, танковой роты (6 танков БТ), роты регулировщиков, саперного взвода, артиллерийской батареи. Четвертое направление — в районе населенных пунктов Городище, Плюсса и Милютино, подвижная группа под командованием полковника Родина (в составе танкового, стрелкового батальонов, артбатареи, саперного взвода. — Примеч. авт.). Пятое направление — Великое Село, Югостицы, группа в составе одного танкового батальона и двух артбатарей под командованием полковника Чеснокова.

Таким образом, части дивизии не имели единого управления, снабжения и восстановления. Штаб дивизии был разбит на части, как и подразделения дивизии.

Приказы отдавались вышестоящими начальниками, как правило, устно с личным выездом в войска или через начальника штаба. Письменных подтверждений устных приказов не было. Всегда время на подготовку и выполнение приказа ограничивалось, что делало их практически невыполнимыми, не говоря уже о резерве времени. Часто приказы отменялись.

Задачи танковой дивизии ставились, как стрелковому соединению — наступать, овладеть (лобовым ударом) и лишь одна задача была поставлена на выход в тыл противника (в район н/п Великое Село). Несмотря на разрозненность частей дивизии, все задачи были выполнены. Маневренная группа полковника Родина глубоким клином вперед вела бой, имея оголенные фланги, так как на его флангах части 3-го и 483-го моторизованных полков отходили, и противник, чувствуя их неустойчивость, нажимал на них сильнее. Группа майора Лукашика, фактически не имея поддержки на флангах, до последней возможности сдерживала противника.

Задача на окружение противника в районе Великое Село была также выполнена, но ввиду того, что в тыл немецких войск вышли всего 11 танков без пехоты и поддержки артиллерии, противник засаду прорвал, сильным артиллерийским налетом поджег деревню и вырвался из окружения.

Опыт боев маневренных и подвижных групп на этом направлении в первые недели войны показал, что мотомехчасти противника имели в своем составе большое количество колесных 8-тонных машин для перевозки пехоты. Кроме того, на вооружении противника имелось значительное количество минометов крупного калибра, небольшое количество средних танков и несколько тяжелых. Транспортеры в большинстве своем были бронированные, на комбинированном ходу (задние колеса на «грузоленте», передние управляемые). Транспортеры буксировали 75-мм или 37-мм орудия. Наличия артиллерии калибра выше 105-мм не наблюдалось. Значительное количество мотоциклов с коляской типа БМВ. Экипаж состоял из трех человек, вооруженных пулеметом и автоматами. Каждое соединение или отряд имело в качестве поддержки самолет-корректировщик «Хеншель-126» для корректировки минометного и артиллерийского огня и для ведения ближайшей авиационной разведки.

На марше немецкие части вели активную наземную разведку, в основном на мотоциклах. Иногда в составе разведгрупп противника включались противотанковое орудие и танкетки. Службу бокового охранения несли в основном мотоциклисты.

Мотомехчасти противника действовали только по дорогам, смело углублялись в тыл и располагались в основном в населенных пунктах. Машины на привалах маскировались в сараях, скотных дворах, под навесами или располагались рядом с домом, маскируясь под строения. Часть немецких солдат находилась в домах, остальные немедленно приступали к отрыву щелей, приспособлению канав или рытью укрытий около стен сараев и домов. Для маскировки немецкие солдаты даже переодевались в гражданскую форму местного населения.

В целом германские части были привязаны к дорогам, от качества которых зависела скорость их продвижения. Сплошного фронта не существовало, а пространство между дорогами было совершенно свободно от действий наступающих немецких войск. Мотомехчасти, продвигаясь по отдельным направлениям, не закрепляли свой тыл. Патрульную службу на дорогах несли только мотоциклисты. Ночью немецкие мехчасти активных боевых действий не вели, бой принимали только днем на открытой местности, а затем, исходя из подобной практики, намечали населенные пункты для расположения на ночь.

В огневом бою немецкие подразделения применяли, как правило, крупнокалиберные минометы и артиллерию, ведя огонь прямой наводкой, используя иногда зенитную артиллерию как противотанковую. Ружейно-пулеметный огонь применялся немцами очень редко. Огонь дальнобойной артиллерии корректировался самолетами-корректировщиками, и эти же самолеты вели постоянную разведку расположения советских частей. При наступлении артиллерию немцы располагали с фронта, атакуя танками с флангов. При вынужденном отходе немецкие части начинали искать наиболее слабые фланги у контратакующих. При неудачной атаке для немцев с хода они немедленно переходили к артиллерийской подготовке, а при появлении танков KB огонь всех огневых средств сосредотачивали против них. Подобная тактика позволяла немецким войскам при минимуме затрачиваемых сил и средств добиваться нужного результата, теснить и окружать советские войска по всему фронту, нанося обороняющимся советским частям тяжелые потери.

Контрудар под Сольцами. В то время как советские войска отражали удары 41-го моторизованного корпуса под Кингисеппом и Лугой, развернулись ожесточенные бои с 56-м немецким моторизованным корпусом, наступавшим на Новгород. Продвигаясь вдоль левого берега реки Шелонь, его войска захватили 14 июля город Сольцы и вышли на следующий день передовым отрядом к реке Мшага в районе Шимска.

Возвращаясь к содержанию предыдущей главы, необходимо сказать, что успехи германских войск в первые 3 недели войны привели к тому, что их командование настолько уверовало в слабое сопротивление советских войск, что надеялось, начиная наступление 10 июля, в 4 дня преодолеть 300-километровое расстояние до Ленинграда. 4-я танковая группа противника с рубежа реки Великая и реки Череха возобновила свое наступление на лужском и новгородском направлениях. Однако уже на второй день наступления командующий 4-й танковой группой генерал Гепнер понял, что на лужском, то есть кратчайшем к Ленинграду, направлении из-за упорного сопротивления русских прорваться без значительных потерь и в короткие сроки не удастся.

Подвижные соединения 41-го моторизованного корпуса 12 июля были остановлены упорной обороной правофланговых соединений 11-й армии Северо-Западного фронта и передовых отрядов войск Лужской оперативной группы юго-западнее Луги. Не сумев прорваться на Ленинград через Лугу, командование 4-й танковой группы повернуло основные силы 41-го корпуса на север с задачей прорваться к Ленинграду через леса западнее Луги и Копорское плато. 14 июля противник вышел к реке Луга в 20–35 км юго-восточнее Кингисеппа и захватил переправы у Ивановского и Сабека. Дальнейшее его продвижение здесь было также остановлено контратаками резервов Лужской оперативной группы, выдвинувшихся к этому времени из Ленинграда.

Туго пришлось и 56-му моторизованному корпусу 4-й танковой группы, действовавшему против левого фланга Лужской оперативной группы. Как уже упоминалось, на новгородском направлении корпусу генерала Манштейна удалось прорваться вдоль левого берега реки Шелонь и передовыми частями выйти к лужской полосе обороны западнее Шимска.

В связи с тем что 16-я немецкая армия наступала на Холм и Старую Руссу, между ее соединениями и 56-м моторизованным корпусом образовался 100-километровый разрыв. Эту брешь советское командование решило использовать с целью срыва наступления врага на Новгород и разгрома прорвавшихся к Шимску частей его 56-го корпуса.

С целью разгрома частей 56-го моторизованного корпуса, прорвавшихся в район юго-западнее Шимска, командующий Северо-Западным фронтом своей директивой № 012 от 13 июля 1941 года приказал войскам 11-й армии генерала В. И. Морозова, усиленным соединениями Северного фронта: 21-й танковой дивизией 10-го механизированного корпуса, 70-й стрелковой дивизией из состава Лужской оперативной группы и 237-й стрелковой дивизией, переброшенной из района Гатчины, осуществить контрудар и восстановить положение в районе города Сольцы[19].

Для проведения контрудара командующий 11-й армией решил создать две группировки: северную — в составе 70-й и 237-й стрелковых и переброшенной сюда 21-й танковой дивизий (120 Т-26, 28 огнеметных — всего 148 танков на 8 июля 1941 года) и южную — в составе 183-й стрелковой дивизии. Войскам были поставлены следующие задачи:

237-й стрелковой дивизии — нанести удар из района Городище, Ст. Каменка в юго-западном направлении на Болоцко (фронт наступления — 15 км);

183-й стрелковой дивизии — перейти в наступление с рубежа Илемно, Сухлово (фронт 12 км), нанося удар в северо-западном направлении на Замушки, и во взаимодействии с 237-й дивизией окружить и уничтожить прорвавшиеся в район Сольцы и западнее Шимска части противника (8-я танковая и часть сил 3-й моторизованной дивизий);

70-й стрелковой дивизии — нанести удар из района южнее Любача на юг в направлении н/п Сольцы, рассечь окружаемую группировку противника и во взаимодействии с 237-й и 183-й стрелковыми дивизиями уничтожить ее. Готовность войск устанавливалась на 14 июля.

Таким образом, замысел командующего 11-й армией состоял в том, чтобы ударом по сходящимся направлениям во фланг и тыл противника окружить его войска, рассечь и уничтожить их. С целью не допустить отхода противника на юг за Шелонь командующий армией по южному берегу реки развернул 202-ю моторизованную дивизию. Для обеспечения ударных группировок с запада 237-я стрелковая дивизия должна была одним полком организовать надежное прикрытие со стороны населенного пункта Большой Звад, а 182-я стрелковая дивизия 22-го стрелкового корпуса — перейти в наступление и овладеть городом Порхов. Истребительной авиации фронта было приказано прикрыть войска 11-й армии с воздуха.

Командир 70-й стрелковой дивизии генерал-майор Федюнин принял следующее решение: ударами с рубежа Пирогова, Багрово, Скирино (фронт наступления 17 км) в двух направлениях — Пирогово, Большое Заборовье, Молочково и Скирино, Муссцы, Сольцы — окружить и уничтожить 8-ю танковую дивизию противника. Главный удар планировалось нанести силами двух полков — 68-м и 252-м (на фронте 10 км); третьему, 329-му, полку одним батальоном обеспечить правый фланг дивизии, а двумя батальонами составить резерв командира дивизии в готовности для наступления на Сольцы. Глубина задачи 70-й стрелковой дивизии составляла 12 км (ближайшая задача — 8 км, дальнейшая — 4 км).

После 16-часового боя 70-я стрелковая дивизия во взаимодействии с 237-й стрелковой дивизией 15 июля сломила сопротивление врага и отрезала ему пути отхода на запад. 17 июля части дивизии овладели городом Сольцы.

180-я эстонская стрелковая дивизия 15 июля нанесла удар в северном направлении из района Дно на Ситню. В течение двух следующих дней она продвинулась на 20–25 км, захватила пленных и трофеи и вышла на южный берег реки Шелонь. В то же время 183-я латышская (временно подчиненная эстонскому корпусу) и 182-я эстонская стрелковые дивизии сдерживали натиск врага с запада, прикрывая левый фланг корпуса.

В четырехдневных боях 8-я танковая дивизия и инженерный полк противника были разгромлены. Хотя 8-й дивизии и удалось вырваться из окружения, но для восстановления ее боеспособности потребовался целый месяц, так как советскими войсками было уничтожено около 50 немецких танков 8 тд, стоявших без бензина и ожидающих заправки. Части 56-го моторизованного корпуса были отброшены на 40 км к западу. Большие потери понесли тылы корпуса.

Германское командование, напуганное контрударом советских войск, 19 июля приказало прекратить наступление на Ленинград и возобновить его только после того, как к реке Луга подойдут основные силы 18-й армии.

В книге «Утерянные победы» генерал Манштейн писал: «Нельзя было сказать, чтобы положение корпуса в этот момент было весьма завидным… Последующие несколько дней были критическими, и противник всеми силами старался сохранить кольцо окружения»[20].

Одной из причин успеха контрудара 11-й армии было возросшее умение наших командиров частей и соединений находить и использовать в своих интересах слабые стороны наступательной тактики врага. Противник прорывал нашу оборону на узком фронте, глубоко вклинивался своими подвижными соединениями, преимущественно вдоль дорог, слабо обеспечивая фланги и тылы своих ударных группировок. Удар войск 11-й армии был нанесен с учетом этой тактики врага, то есть во фланг и тыл по прорвавшимся частям противника, в результате они были отрезаны от основных своих сил и разгромлены.

Однако следует отметить, что наши соединения получали слишком широкие полосы наступления, имели неглубокое построение боевых порядков и не имели достаточных резервов. В силу этого они не могли в ходе наступления своевременно наращивать силы, а потому темпы их наступления были низкими.

Контрудар 11-й армии временно устранил угрозу прорыва немецких войск к Новгороду и сорвал первую попытку врага овладеть Ленинградом с ходу.

На северных подступах к Ленинграду

Приграничные сражения и бои войск Северного и Северо-Западного фронтов, начавшиеся 22 июня 1941 года, к исходу 25 июня были проиграныХод сражения на приморском фланге

И.Б. Мощанский. У стен Ленинграда



Другие новости и статьи

« На северных подступах к Ленинграду

Враг у ворот Ленинграда (август 1941 года) »

Запись создана: Суббота, 17 Декабрь 2011 в 11:26 и находится в рубриках Вторая мировая война.

Метки: ,



Автосервис Королев на сайте
stokorolev.ru
Купить паспорт рф здесь
smforum.biz

Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы