Отражение удара (сентябрь 1941 года)



12 декабря - день Конституции


Отражение удара (сентябрь 1941 года)

oboznik.ru - Отражение удара  (сентябрь 1941 года)

Наступление на Ленинград. В начале сентября фронт наших войск под Ленинградом растянулся от Копорского залива до Ладожского озера и далее на юг до Новгорода. Германская армия и ее союзники действовали с четырех сторон: на Котлы, Копорье, к южному побережью Финского залива (18-я немецкая армия), на Красногвардейск (4-я танковая группа), к Шлиссельбургу (соединения 16-й армии) и с Карельского перешейка (финские войска). Противник, понеся огромные потери, был не в состоянии наступать на всем этом фронте. Поэтому он поставил перед собой задачу разгромить наши войска, оборонявшиеся в Красногвардейском укрепленном районе, и овладеть Ленинградом.

Как раз в это время в Ленинграде готовились дать решительное сражение врагу. Хотя немецкие войска все ближе и ближе подкатывались к городу, у его защитников и мысли не было о том, что город может быть сдан противнику. В связи с создавшейся под Ленинградом обстановкой Ставка 2 сентября решила сосредоточить в районе Новая Ладога, Волховстрой, Городище, Тихвин 54-ю армию, на формирование которой было обращено управление 44-го стрелкового корпуса.

В состав 54-й армии включались 285, 286, 310, 314-я стрелковые и 27-я кавалерийская дивизии, 122-я танковая бригада, 119-й танковый батальон, 881, 882, 883-й корпусные артполки, другие части и подразделения. Сосредоточение армии заканчивалось 5 сентября.

Командование Ленинградского фронта принимало необходимые меры для организационного укрепления войск, для усиления руководства ими наиболее способными и опытными командирами и политработниками.

Копорская оперативная группа (281-я стрелковая дивизия, 2-я дивизия народного ополчения и Военно-политическое училище НКВД) вошла в состав 8-й армии. Войска, действовавшие на красногвардейском направлении (2-я и 3-я гвардейские дивизии народного ополчения, 291-я стрелковая дивизия и Красногвардейский укрепленный район), объединялись в 42-ю армию. На слуцко-колпинском направлении 55-я армия включала в свой состав 168, 70, 90-ю и 237-ю стрелковые дивизии, 4-ю дивизию народного ополчения и Колпинско-Слуцкий укрепленный район. В 48-ю армию вошли 1-я стрелковая дивизия НКВД и прибывшая 5 сентября из резерва Ставки 286-я стрелковая дивизия. Командующим армией вместо генерал-лейтенанта С. Д. Акимова стал генерал-лейтенант М. А. Антонюк.

В связи с опасностью выхода германских войск к верховьям Невы для обороны ее правого берега в ночь на 4 сентября была переброшена из резерва фронта в район деревни Манушкино (около Невской Дубровки) 115-я стрелковая дивизия. Военный совет фронта принял решение к 8 и 12 сентября сформировать 5-ю и 6-ю дивизии народного ополчения. В это же время начала создаваться 20-я стрелковая дивизия войск НКВД[30].

На мгинском же направлении вражеские моторизованные и пехотные соединения продолжали отчаянно рваться вперед, чтобы достигнуть на этом участке Невы и южного берега Ладожского озера. С 1 по 6 сентября 1-я стрелковая дивизия НКВД полковника С. И. Донскова и горнострелковая бригада, поддерживаемые огнем крейсера «Максим Горький» и эсминцев «Строгий» и «Стройный», стрелявших с Невы, отражали непрерывные вражеские атаки в районе Мги. Усилив свою группировку танками, противник при мощной поддержке авиации нанес удар в северном направлении и, как уже упоминалось в предыдущей главе, 8 сентября захватил Шлиссельбург (ныне Петрокрепость), блокировав Ленинград с суши. С этого дня сообщение города со страной стало возможным только через Ладожское озеро и по воздуху. Положение крайне усложнилось. С 4 сентября противник начал обстреливать Ленинград из дальнобойных орудий.

Выйдя к южному берегу Ладожского озера и к Неве от Шлиссельбурга до Усть-Тосно, немецкие войска пытались форсировать реку, чтобы развить наступление в северо-западном направлении, навстречу частям финской армии, отстоявшим от них по прямой на расстоянии 60 километров. Однако все попытки вермахта переправиться через Неву были отбиты 1-й дивизией НКВД и частями 115-й стрелковой дивизии генерал-майора В. Ф. Конькова.

Финские войска также не смогли преодолеть эту узкую полосу и пробиться навстречу немцам. Севернее Ленинграда 23-я армия после ожесточенных августовских боев сдержала натиск частей и соединений финской армии перед Карельским укрепленным районом.

В самом руководстве Ленинградского фронта происходили стремительные изменения: как уже упоминалось, 5 сентября — после ликвидации Северо-Западного направления — командующим фронтом стал Маршал Советского Союза К. Е. Ворошилов (начальник штаба — генерал-лейтенант М. М. Попов), а уже 13 сентября Ворошилова сменил на посту комфронта генерал армии Г. К. Жуков, прибывший в Ленинград с группой генералов для стабилизации положения.

Германское командование в целях выполнения задуманного плана создало к 9 сентября две группировки из соединений 4-й танковой группы и 18-й армии: одну — в составе 8 дивизий западнее Красногвардейска и другую — в составе 3 дивизий юго-восточнее Колпино.

Главный удар враг наносил из района Скворцы в направлении Красное Село, Урицк, Ленинград; вспомогательный — из района южнее Колпино вдоль Московского шоссе на Ленинград.

Наступление противника на Красногвардейск началось 9 сентября. Четыре дня на этом участке фронта шли кровопролитные бои. 2-я и 3-я гвардейские дивизии народного ополчения, 1-я бригада морской пехоты и пулеметно-артиллерийские батальоны Красногвардейского укрепленного района отражали яростный натиск врага.

Весь день 9 сентября немецкие войска пытались преодолеть Неву; одновременно они рвались к Ленинграду с юга, для соединения с финской армией на Карельском перешейке, всего-то до нее оставалось каких-нибудь 60 км. Атаки врага с левого берега Невы были отбиты специально созданной Невской оперативной группой. К югу от Ленинграда события развивались более драматично. Там, на узком участке от Колпино до Ропши, удар пришелся по соединениям 42-й и 55-й армий, которыми командовали генералы Ф. С. Иванов и И. Г. Лазарев. Их войска и штабы нуждались в лучшей организованности, в дисциплине и в стойкости, но более всего в мастерстве, которого так не хватало только что сформированным соединениям и объединениям. 12 сентября 42-я армия оставила Красное Село. До Ленинграда оставалось 10 км. Казалось, удержать его не удастся. Тревога охватила многих. Уже подготовили к взрыву заводы и фабрики, к затоплению — корабли.

Согласно документам группы армий «Север», главный удар наносила 4-я танковая группа в составе девяти соединений: 1-й и 6-й танковых, 36-й моторизованной, 58, 269, 121, 96, 122-й пехотных дивизий и Полицейской дивизии СС. 4-я танковая группа пыталась прорваться в Ленинград через Пушкин и Пулково. 18-я армия частью сил наступала на Ленинград вдоль дороги Красное Село — Лигово, а остальными соединениями вела бои против 8-й армии, оборонявшейся на ораниенбаумском плацдарме. Главные силы группы армий «Север», штурмовавшие Пулковские высоты, Лигово и позиции севернее Пушкина, прикрывала с востока на синявинско-шлиссельбургском выступе 16-я немецкая армия.

Враг всюду наталкивался на возросшую стойкость и мужество частей и соединений Ленинградского фронта. По решению Военного совета фронта 12 сентября на лиговское направление спешно были переброшены сводный полк 21-го укрепленного района, 3-й полк 4-й дивизии народного ополчения и 51-й танковый батальон. Наряду с войсками, сражавшимися с врагом непосредственно на передовых позициях, самоотверженно работали все службы тыла фронта, обеспечивавшие части и соединения вооружением и боеприпасами.

Линия фронта все ближе и ближе подходила к Ленинграду. После обхода немецкими войсками Красногвардейского укрепленного района бои развернулись уже на рубеже, проходившем вблизи Горелово, Финское Койрово и поселка Володарский.

Новый командующий вместе с Военным советом фронта принимал решительные меры, чтобы предотвратить прорыв врага в Ленинград. 42-я армия, усиленная 5-й дивизией народного ополчения, 10-й стрелковой дивизией и 701-м стрелковым полком 142-й стрелковой дивизии, получила строжайший приказ не допустить вторжения немецких войск в город через Пулковские высоты и Горелово.

По свидетельству Жукова, Военный совет Ленинградского фронта направил часть зенитных орудий на самые опасные участки обороны для борьбы с немецкими танками и принял меры по усилению инженерного оборудования обороны в районе Пулковских высот. Командующим 42-й армией, оборонявшей этот наиболее опасный участок, вместо генерала Ф. С. Иванова был назначен генерал И. И. Федюнинский, которого Жуков знал еще по Халхин-Голу, а потому и вызвал с Украины. Этой армии передавалась часть войск с Карельского перешейка, ее, кроме того, поддерживала вся корабельная артиллерия флота. Началось формирование отдельных стрелковых бригад за счет флота и учебных заведений Ленинграда.

Несмотря на малочисленность войск, их боевые порядки эшелонировались в глубину. Артиллерия разных калибров стала более широко использоваться для ведения огня прямой наводкой, а танки — в качестве неподвижных огневых точек. Принимались срочные меры по прикрытию стыков и флангов огнем и минными полями, а также по установлению тесного взаимодействия между соединениями. На внешний оборонительный рубеж Дачное, Мясокомбинат, Рыбацкое в спешном порядке выдвигались 21-я стрелковая дивизия НКВД и 6-я дивизия народного ополчения.

По указанию командующего фронтом береговая и корабельная артиллерия Краснознаменного Балтийского флота сосредоточила основной огонь по 4-й танковой группе и 18-й армии.

Генерал армии Г. К. Жуков потребовал изменить характер боевых действий, перейти к активной обороне, нанести ряд контрударов и непрерывно контратаковать противника. Штаб фронта разработал, а Военный совет утвердил окончательный план организации внутренней обороны города, который спешно претворялся в жизнь.

Меры по стабилизации положения под Ленинградом осуществлялись в очень сложной обстановке. Противник, сосредоточив крупные силы, вклинился на стыке 8-й и 42-й армий. 13 сентября соединениям 18-й немецкой армии удалось выйти непосредственно к поселку Володарский. В то же время 4-я танковая группа, захватив Финское Койрово, подошла к Пулковским высотам. 2-й гвардейской дивизии народного ополчения пришлось оставить по приказу командующего 42-й армией Красногвардейск.

Обстановка оставалась по-прежнему сложной. Враг рвался к городу. 13 сентября 42-я армия отошла на пулковский рубеж, строительство которого так и не успели завершить.

Ставка немецкого верховного командования торопила группу армий «Север» скорее решить вопрос с Ленинградом и высвободить пять танковых и две моторизованные дивизии, штабы 4-й танковой группы и трех моторизованных корпусов для переброски их на московское направление. Наступили решающие дни битвы за город.

Генерал армии Г. К. Жуков ввел в бой находившуюся в резерве 10-ю стрелковую дивизию. Совместно с 11-й стрелковой дивизией и 5-й дивизией народного ополчения она 14 сентября после артиллерийской подготовки контратаковала противника. В итоге ожесточенных боев вражеские войска были выбиты из Сосновки и Финского Койрово. Поселки Володарский и Урицк по нескольку раз переходили из рук в руки. Ценой больших потерь врагу все же удалось захватить их и 16 сентября выйти на побережье Финского залива. Сухопутные коммуникации 8-й армии оказались отрезанными от Ленинграда. 10-я стрелковая дивизия, оттесненная к Петергофу, была передана в подчинение этой армии.

В то же время противник с трех сторон наступал на Пушкин. Отдельные сводные отряды 1-й дивизии народного ополчения и 237-й стрелковой дивизии отражали удары немецких войск из района Александровки. 329-й полк 70-й стрелковой дивизии и 2-й полк 2-й гвардейской дивизии народного ополчения были оттеснены к юго-западной окраине города, а части 168-й стрелковой дивизии вели бой юго-восточнее Слуцка.

Ситуация казалась совсем безнадежной, и Жуков пошел на последнее средство. 17 сентября он отдал приказ, суть которого сводилась к тому, что за оставление без письменного приказа рубежа Лигово, Верхнее Койрово, Пулковские высоты, Шушары, Колпино все командиры, политработники и бойцы подлежали немедленному расстрелу.

17 сентября войска фронта отражали натиск германских войск, прилагавших все силы к тому, чтобы ворваться в Ленинград. Защитники города отстаивали буквально каждый метр земли, непрерывно контратакуя противника. Артиллерия 42-й армии и Краснознаменного Балтийского флота вела интенсивный огонь по наступавшему врагу.

Нанеся удар в направлении Урицка, части 5-й дивизии народного ополчения очистили его от противника. В это же время два полка 21-й стрелковой дивизии НКВД под командованием полковников В. А. Родионова и С. П. Демидова сдерживали наступление противника на фронте от Финского залива до Кискино, а затем отбросили вырвавшиеся вперед немецкие части из районов Старо-Паново и Новое Койрово.

Военный совет фронта направил 17 сентября Военным советам 42-й и 55-й армий строжайший приказ, подписанный Г. К. Жуковым, A. A. Ждановым, A. A. Кузнецовым и М. С. Хозиным, в котором говорилось: рубеж Лигово, Кискино, Верхнее Койрово, Пулковские высоты, районы Московской Славянки, Шушар и Колпино имеют особо важное значение в обороне южной части Ленинграда и поэтому должны быть удержаны во что бы то ни стало. «Ни шагу назад! Не сдавать ни одного вершка земли на ближних подступах к Ленинграду!» — требовал приказ.

И войска выполнили это требование. Непрерывными контратаками они вынудили немцев перейти от наступления к обороне. В боях за поселки Володарский и Урицк и в отражении удара противника через Лигово на Ленинград особенно отличились 21-я стрелковая дивизия полковника М. Д. Папченко, укомплектованная в основном пограничниками, 701-й стрелковый полк 142-й стрелковой дивизии, который затем вошел в 44-ю стрелковую дивизию, состоявшую из ополченцев Кировского и Петроградского районов, 6-я бригада морской пехоты, артиллерия 42-й армии и КБФ, 7-й истребительный авиационный корпус. Большое мужество проявили артиллеристы. Нередко целые дивизионы, а иногда и артиллерийские полки выдвигались на открытые огневые позиции и огнем прямой наводки уничтожали наседавшего врага. Только на участке Лигово, Пулково на прямую наводку было выставлено 529 орудий. В отражении наступления противника приняли участие и зенитные артиллерийские батареи 2-го корпуса ПВО. При непосредственном отражении танковых атак успешно действовали минеры 106-го инженерного батальона капитана П. К. Евстигнеева и отряд истребителей танков майора П. К. Заводчикова.

Яростные бои шли за Пулковские высоты. Захват их дал бы противнику ключевые позиции, откуда можно было продолжить штурм города. Пулковский участок, так же как и соседний литовский, защищала 42-я армия. Германские войска при поддержке танков и авиации неоднократно атаковали Пулковские высоты, но каждый раз отбрасывались назад с большими потерями. Они не в силах были преодолеть сопротивление оборонявшихся. Исключительную роль в этих боях сыграли артиллерийские части и морская артиллерия. Под командованием опытных артиллеристов полковника М. С. Михалкина, генерал-майора В. П. Свиридова и контр-адмирала И. И. Грена была создана мощная система огня. Немецкие полки, неся потери от огня артиллерии, не смогли прорвать оборону 5-й дивизии народного ополчения генерал-майора П. А. Зайцева и под ее ударами откатывались назад.

К 18 сентября войска 42-й и 55-й армий, упорно обороняясь, наносили врагу большие потери и остановили его наступление на рубеже Урицк, восточная окраина городов Пушкин, Колпино. Германское командование вынуждено было отказаться от дальнейших попыток захватить Ленинград штурмом.

Стремясь кратчайшим путем выйти к Ораниенбауму, который находился в 5–7 километрах от линии фронта, 38-й армейский корпус противника нанес удар через Петергоф. 10-я стрелковая дивизия (командир генерал-майор М. П. Духанов, комиссар полковой комиссар А. Л. Колосов) и 11-я дивизия (командир генерал-майор H. A. Соколов, комиссар батальонный комиссар П. И. Фокин) оказались в трудном положении, но все же сдержали натиск. Попытки врага прорваться южнее Петергофа были сорваны действиями 1-й гвардейской и 2-й дивизией народного ополчения, 48-й и 281-й стрелковых дивизий.

19 сентября по приказу Жукова 8-я армия нанесла с ораниенбаумского плацдарма удар на Красное Село, в тыл противнику, наступавшему из Урицка на Ленинград. В своих послевоенных мемуарах Жуков так оценивал ее действия: «Чрезвычайно важную роль в срыве планов противника — прорыва в Ленинград через Урицк — сыграл контрудар 8-й армии… Хотя это наступление и не привело к восстановлению здесь обороны, но оно вынудило немцев перегруппировать часть сил с самого опасного для нас направления Урицк, Ленинград на петергофское…» Видимо, маршал намеренно умалчивает о той оценке, которую он дал действиям этой армии в сентябре 1941 года. Тогда ему было не до дипломатических формулировок. «8-я армия своими действиями, — говорилось в директиве Военного совета фронта, — не только подводит Ленинградский фронт, но играет предательскую роль. В то время как 23, 42, 55-я армии блестяще отражают все атаки немцев, нанесли им громаднейшие потери, 8-я армия, имея против себя 3–4 тысячи немцев с 10–20 танками, позорно разбегается при первом выстреле. Военный совет бездействует, настроен больше на эвакуацию, а не на упорный бой. Такой Военный совет вполне заслужил суровой кары, вплоть до расстрела»[31]. Командующий армией В. И. Щербаков и член Военного совета И. Ф. Чухнов были отстранены от должности, вместо них назначены Г. И. Шевалдин и А. Д. Окороков.

Принимались меры по укреплению дисциплины и стойкости войск путем активизации политической работы на фронте и в тылу, перестройки армейских политорганов, восстановления в армии и флоте институтов военных комиссаров. Широко практиковались и репрессивные меры. 16 августа появился приказ № 270. В нем, в частности, говорилось: «Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту, как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров. Обязать всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать на месте подобных дезертиров из начсостава».

Приказ предоставлял право каждому военнослужащему требовать от вышестоящего начальства драться в окружении до последней возможности, а если командир или часть красноармейцев «предпочтут сдаться в плен — уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными»[32].

Уже в июне во фронтах по инициативе командования создавались заградительные отряды. 12 сентября Ставка ВГК разослала военным советам фронтов специальную директиву, узаконившую эту практику. В этой директиве под № 001919, написанной Шапошниковым под диктовку Сталина, отмечалось, что «в наших стрелковых дивизиях имеется немало панических и прямо враждебных элементов, которые при первом же нажиме бросают оружие, начинают кричать: „Нас окружили!“ — и увлекают за собой остальных бойцов. В результате подобных действий этих элементов дивизия обращается в бегство, бросает материальную часть. Подобные явления имели место на всех фронтах». Утверждалось также, что «твердых и устойчивых командиров и комиссаров у нас не так много» и приказывалось «в каждой дивизии иметь заградительный отряд из надежных бойцов»[33]. В условиях острой нехватки автомобилей и танков, когда по свидетельству Жукова Сталин лично распределял их поштучно между фронтами и армиями, Верховный требовал выделения автомобилей для передвижения, да еще нескольких танков и бронемашин на каждый из дивизионных заградотрядов силою в нормальный стрелковый батальон. Основной задачей заградотряда, как указывалось в директиве, следовало считать «помощь командному составу в поддержание твердой дисциплины в дивизии, приостановку бегства одержимых паникой военнослужащих, не останавливаясь перед применением оружия, ликвидацию инициаторов паники…»[34].

В приказе № 270 и директиве № 001919 отразились и отчаянность положения, и растерянность и бессилие руководства, и насаждавшиеся еще до войны репрессивные меры, недоверие к командному составу, и жестокая политическая воля большевизма. Приказ № 270 закрывал дорогу к своим воинам, оказавшимся в плену даже не по своей воле, так как фактически объявлял всех пленных предателями, подлежащими уничтожению. Но так или иначе он привел к повышению стойкости войск.

Не добившись успеха в районе Ораниенбаума, противник вновь направил свои усилия на захват Пулковских высот, решив обойти их с флангов. Утром 23 сентября после двухчасовой артиллерийско-минометной и авиационной подготовки танки и пехота под прикрытием дымовой завесы атаковали войска Ленинградского фронта на участке Кискино, Галерово (западнее Пулково). Противник был встречен губительным огнем артиллерии 42-й армии, флота и контратаками 13-й стрелковой дивизии (преобразованная 5-я дивизия народного ополчения). Наступление немцев захлебнулось. Затем к исходу дня они после мощной артиллерийской подготовки повторили атаки, но вновь потерпели неудачу. Только у деревни Кискино враг оставил на поле боя до 500 человек убитыми. Так закончилась его последняя попытка крупными силами прорвать оборону войск фронта на всем южном и юго-западном участке от Финского залива до Пулково.

В отражении вражеского наступления вместе с войсками 42-й армии большую роль сыграли авиация, войска ПВО и Краснознаменный Балтийский флот. Линейные корабли «Октябрьская революция» и «Марат», крейсеры «Петропавловск», «Максим Горький», «Киров», лидер «Ленинград», эскадренные миноносцы «Сметливый», «Стойкий», «Свирепый», «Стерегущий», 4 канонерские лодки и 14 батарей морской артиллерии калибром от 100 до 305 мм обрушивали лавину огня на войска ударной вражеской группировки, перемалывали ее живую силу.

В ходе боев с немецкими войсками особенно отличились 47-й и 73-й корпусные артиллерийские полки и 101-й полк РВГК, которыми командовали майор Н. П. Витте, майор B. C. Гнидин и подполковник H. H. Жданов.

Захват Пушкина 18 сентября оказался последним существенным успехом противника. В тот день Гепнер получил приказ о выводе своей танковой группы из боя и переброске ее на московское направление. Все войска, действовавшие под Ленинградом, отныне переходили в подчинение командования 18-й армии. 23 сентября, когда немцам в ходе наступления на Петергоф удалось овладеть его восточной частью, Гальдер записал в своем дневнике: «В районе Ладожского озера наши войска продвинулись незначительно и, по-видимому, понесли большие потери. Для обороны сил тут вполне достаточно, но для решительного разгрома противника их, вероятно, не хватит. Но у нас нет большего». Через день генерал-фельдмаршал фон Лееб вынужден был доложить командующему сухопутными войсками генерал-фельдмаршалу фон Браухичу, что оставшимися силами продолжать наступление на Ленинград он не может. 27 сентября генерал-фельдмаршал подписал приказ, в котором указывал, что его группа армий «Север», обороняясь и улучшая положение на отдельных участках, должна создать условия для дальнейшего наступления с целью более тесной блокады Ленинграда, а также соединения с финскими войсками западнее и восточнее Ладоги.

Расчет немецкого командования — покончить с Ленинградом до начала операции на московском направлении — не оправдался, хотя в надежде на это оно всячески оттягивало вывод из боя танковых и моторизованных дивизий, которые Гитлеру были нужны для наступления на советскую столицу. Врагу казалось, что еще день-два и судьба Ленинграда будет решена. Переброска 1-й и 6-й танковых дивизий затянулась до 23–24 сентября, а 36-й моторизованной дивизии — до конца сентября. Остальные силы 4-й танковой группы — четыре пехотные дивизии (121, 122, 269-я и Полицейская СС) и одна охранная (285-я) — вошли в состав 18-й немецкой армии и продолжали действовать на ленинградском направлении.

Исходя из новых задач ко 2 октября была реорганизована танковая группировка немецких войск, действовавшая под Ленинградом. В составе 16-й полевой армии группы армий «Север» в 39-м моторизованном корпусе остались только 8-я и 12-я танковые дивизии.

На 10 сентября 1941 года в составе 8-й танковой дивизии числилось следующее количество боеспособных танков: 8 Pz.Kpfw.I, 36 Pz.Kpfw.II, 78 Pz.Kpfw.III, 17 Pz.Kpfw.IV и 15 командирских танков. В составе 12-й танковой дивизии на 26 августа было: 7 Pz.Kpfw.I, 25 Pz.Kpfw.II, 42 Pz. Kpfw.38(t), 14 Pz.Kpfw.IV и 8 танков управления. Кроме этих соединений немецкие войска под Ленинградом поддерживали 10–15 штурмовых орудий StuG III[35]. Остальные германские танковые дивизии были переброшены в состав группы армий «Центр».

24–26 сентября противник вновь пытался наступать на Петергоф и Ораниенбаум, а из Пушкина — на Большое Кузьмино. Но каждый раз его атаки отражались артиллерийско-минометным и ружейно-пулеметным огнем. Одновременно вражеская авиация продолжала производить налеты на Ленинград. 27 сентября противник совершил 3 дневных налета на город, направив сюда до 200 самолетов. Это был последний массированный удар вражеской авиации по Ленинграду в 1941 году. Всего в сентябре германская авиация произвела на Ленинград 23 воздушных налета, больше половины из которых — ночные. Однако из 2712 самолетов, направлявшихся к городу, прорвалось только 675, при этом истребительная авиация и зенитная артиллерия сбили 309 самолетов врага. Эти цифры свидетельствовали о боевых возможностях противовоздушной обороны Ленинграда, о героизме и высокой выучке летчиков, зенитчиков, служб оповещения и прожектористов.

Возвращаясь к обороне Ленинграда, необходимо сказать, что большое влияние на исход оборонительного сражения в Красногвардейском укрепленном районе оказали контрудары 8-й армии с приморского плацдарма на Красное Село и 54-й армии из района Волхова на станцию Мга с целью деблокирования Ленинграда. Несмотря на то что задача деблокады Ленинграда выполнена не была, контрудар 54-й армии облегчил оборону южных подступов к городу.

Блокада города. 26 сентября фронт под Ленинградом стабилизировался. 23-я армия в составе 6 стрелковых дивизий и частей 22-го укрепленного района занимала оборону позиции на Карельском перешейке от Ладожского озера до Финского залива по линии государственной границы 1939 года.

8-я армия (Приморская оперативная группа) в составе 6 стрелковых дивизий и 2 бригад морской пехоты оборонялась на приморском плацдарме.

42-я армия в составе 5 стрелковых дивизий и 2 стрелковых бригад занимала оборону на фронте от берега Финского залива до восточной окраины Пулково.

55-я армия в составе 5 стрелковых дивизий оборонялась на фронте Пулково, Ям-Ижора и далее до реки Нева.

Невская оперативная группа в составе стрелковой дивизии, 2 стрелковых бригад и 3 стрелковых батальонов занимала оборону на правом берегу Невы, в районе Шлиссельбурга.

54-я армия в составе 5 стрелковых дивизий, горнострелковой бригады и 2 танковых бригад занимала оборону от Ладожского озера до населенного пункта Кириши.

По восточному берегу реки Волхов, от населенного пункта Кириши до озера Ильмень, на 100-километровом фронте, оборонялась 52-я отдельная армия. К концу сентября сюда же из резерва Ставки прибыла 4-я армия.

Далее на юг от озера Ильмень, вдоль Селигерской системы озер, закрепились после отхода из района Демянска войска 11, 34-й и 27-й армий Северо-Западного фронта.

К тому времени серьезные изменения произошли в управлении автобронетанковых войск Ленинградского фронта. Действующие на этом направлении танковые соединения и части понесли большие потери, некоторые практически перестали существовать как боевые единицы.

Безвозвратные потери танковых частей Ленинградского фронта (с 1 сентября по 1 октября 1941 года)[36]

Марка машин 51 отб 84 отб 86 отб 12 зтп 106 отб 2 тп БРГ Лукьянова БРГ Житнева 1 тд Всего
KB 2 8 11 2 3 1 10 6 43
Т-34 1 3 4
БТ-7 2 4 7 12 2 27
БТ-5 3 3
БТ-2 8 8
Т-50 4 2 4 2 12
Т-26 5 10 16 31
Хим. танк 1 1
БА-10 1 6 7
БА-20
Т-28 3 3 6
Итого: 11 12 29 12 9 24 1 10 34 142

2-й танковый полк 1-й танковой дивизии с 1 по 5 сентября совместно с подразделениями 281-й стрелковой дивизии вел бои методом танковых засад в районе населенного пункта Зябицы. С 7 сентября полк перешел в подчинение 8-й армии, в составе которой вел сдерживающие бои с противником во взаимодействии со стрелковыми частями армии и к концу месяца понес большие потери. 1-й танковый полк этой же дивизии с 1 по 12 сентября методом танковых засад оборонял районы Аржакхози, Тифинка, Хилюзи и южную окраину Красногвардейска, затем до 16 сентября вел тяжелые оборонительные бои по прикрытию отходящих частей 42-й армии и тоже понес огромные потери. После 17 сентября полк действовал в засадах на участке 70-й стрелковой дивизии и обеспечивал стык между 1-ми 55-м стрелковыми полками этой дивизии на южной окраине Пулково. 20 сентября дивизия приступила к переформированию в 123-ю танковую бригаду. Бригада была сосредоточена в районе населенного пункта Рыбацкое как резерв командующего фронтом и организовала танковые засады на всех дорогах, идущих на этот населенный пункт с юга и юго-запада в готовности к контратакам в направлениях — Рыбацкое, Пулково; Рыбацкое, Московская, Славянка; Рыбацкая, Колпино.

48-й отдельный танковый батальон, сформированный в составе 23-й армии из оставшейся там к концу августа матчасти, был сосредоточен в районе населенного пункта Пампаса и в течение всего месяца, действуя методом танковых засад и коротких контратак, вел совместные бои с 115, 198-й и 123-й стрелковыми дивизиями. 3 сентября был сформирован 106-й отдельный танковый батальон в количестве 30 танков, который также вошел в состав 23-й армии и действовал методом неподвижных огневых точек.

В составе 55-й армии действовали вновь сформированные 84-й и 86-й отдельные танковые батальоны. В течение месяца 84-й танковый батальон, действуя методом танковых засад и коротких контратак, вел оборонительные бои в районах Колпино, Саперная, Московская, Славянка. Отдельными подразделениями батальон совместно с частями 168-й стрелковой дивизии пытался наступать в направлении Усть-Тосно и Новая. 86-й отдельный танковый батальон до 5 сентября, действуя совместно с подразделениями 102-го стрелкового полка 168-й стрелковой дивизии в направлении населенных пунктов Поповка, Тосно, уничтожил до батальона пехоты 407-го пехотного немецкого полка и захватил 7 противотанковых, 5 105-мм и 2 горных орудия, 3 миномета, грузовую и легковую машины, несколько пулеметов и винтовок, более 100 лошадей и 20 повозок и овладел населенными пунктами Красная Горка и Затишье. Затем до 20 сентября батальон, действуя совместно с подразделениями 168-й стрелковой дивизии в районе населенных пунктов Большое Лисино, Федоровское, Черная Речка, методом коротких контратак сдерживал наступление немецких частей. К концу месяца 86-й отдельный танковый батальон, действуя в составе 55-й армии, оборонял рубеж по юго-восточной окраине Пулкова, совхоз им. Марти.

51-й отдельный танковый батальон до 9 сентября, действуя в составе 1-й дивизии НКВД, вел тяжелые бои с превосходящими силами противника, понес большие потери и был выведен в район населенного пункта Заневка для приведения своих подразделений в порядок. С 12 сентября после восстановления и пополнения матчастью батальон был сосредоточен в районе Финское Койрово, как резерв командующего фронтом, но уже через 3 дня батальон вел упорные бои с прорвавшимися немецкими частями, теснившими подразделения 10-й стрелковой дивизии, 3-го и 701-го стрелковых полков в районе поселков Володарский, Урицк, Финское Койрово. До 28 сентября батальон занимал оборону на рубеже Лигово, Новая, высота 13,9, мост через Лиговский канал, а 29 сентября, наступая совместно с 35-м и 701-м стрелковыми полками, вошел в Старопаново, где уничтожил около 10 противотанковых орудий противника и разогнал до роты немцев. После того как пехота приостановила наступление и залегла в районе населенных пунктов Старо-Паново и Урицк, батальон вынужден был отойти.

107-й отдельный танковый батальон с 6 сентября был придан 115-й стрелковой дивизии и целый месяц вел оборонительные бои танковыми засадами на рубеже Ново-Саратовская колония, Выборгская.

124-я танковая бригада, находясь в резерве командующего фронтом, заняла оборону в районе Автово, Средняя Рогатка, Дворец Советов в готовности к контратакам в направлении — Автово, Урицк; Средняя Рогатка, Пулково.

Таким образом, к 25 сентября в составе Ленинградского фронта из оставшейся в наличии материальной части были сформированы и действовали 48, 51, 86, 106-й и 107-й отдельные танковые батальоны, а также 123-я и 124-я танковые бригады. Кроме указанных танковых частей, с 27 сентября в состав Ленинградского фронта вместе с 54-й армией влились 16-я и 122-я танковые бригады и 119-й отдельный танковый батальон.

Наличие боевых машин в частях Ленинградского фронта на 1 октября 1941 года[37]

Марка 123 тбр 124 тбр 42 А 55 А 23 А 115 сд 8 А 54 А 21-я дивизия НКВД Резерв Всего
51 отб 84 отб 86 отб 48 отб 106 отб 107 отб 2 тп 122 тбр 16 тбр 119 отб
KB 43 51 3 10 8 5 1 5 3 7 5 141
T-34 2 4 3 11 4 24
Т-28 3 3
БТ-7 7 4 5 12 3 25 56
БТ-5 5 2 2 12 1 22
БТ-2 2 1 2 5
Т-50 8 8
Т-26 12 12 8 10 3 7 52
T-40 20 20
Огнеметн. 8 8
БА-10 26 24 10 5 10 23 5 21 7 19 150
БА-20 3 5 2 2 12
Итого: 74 75 37 35 37 43 25 23 31 34 32 11 25 19 501

После того как противник, рвавшийся к Ленинграду, был остановлен войсками Ленинградского фронта, встала задача укрепить оборону города, особенно противовоздушную и противоартиллерийскую, а также решить задачу снабжения войск и населения города.

Для усиления обороны города в инженерном отношении кроме первого основного оборонительного рубежа, развивавшегося в глубину, были построены многочисленные оборонительные сооружения. На южном направлении были построены укрепленные районы № 14, 16 и 79, которые находились в оперативном подчинении командующих армиями и занимались 35 отдельными пулеметно-артиллерийскими батальонами. Между Финским заливом и Невой был создан южный обвод города, который включал в себя и городские секторы обороны: Кировский, Московский и Володарский. К северу и востоку от города были оборудованы северный обвод и отсечные позиции: ириновская, шлиссельбургская, дубровская и осиновецкая, а по Неве — невский оборонительный рубеж. Непосредственно по окраинам города был создан внешний обвод, а сам город превращен в укрепленный район, разделенный на 6 секторов: Кировский, Московский, Выборгский, Приморский, Володарский и Красногвардейский. Кроме того, для Балтийского флота была назначена специальная полоса. Внутри города были оборудованы промежуточные рубежи обороны.

Для борьбы с артиллерией противника были созданы контрбатарейные артиллерийские полки, а затем контрбатарейный артиллерийский корпус. Большую роль в борьбе с артиллерией противника сыграли корабли Балтийского флота.

Борьбу с авиацией противника осуществляла армия противовоздушной обороны. Широко была развита сеть воздушных заграждений. Густая сеть аэростатов прикрывала все важные военные и промышленные объекты Ленинграда. Город прикрывало большое количество зенитных артиллерийских средств, а также истребительная авиация.

Однако блокада города крайне усложняла снабжение защитников Ленинграда. Поэтому уже в конце августа 1941 года Военный совет Ленинградского фронта принял решение организовать трассу через Ладожское озеро. С наступлением зимы здесь была проложена дорога по льду протяжением 28 километров. Эта дорога стала единственной жизненной артерией фронта и города и сыграла исключительную роль в деле защиты Ленинграда.

Боевые действия советских войск в период борьбы на подступах к Ленинграду развивались в тесном взаимодействии с Краснознаменным Балтийским флотом и Ладожской военной флотилией. Флот поддерживал своей авиацией и артиллерией боевые действия наземных войск. К обороне города помимо корабельной артиллерии привлекалась вся береговая артиллерия. Ладожская военная флотилия обеспечивала фланги сухопутных войск, а с момента блокады Ленинграда — подвоз по Ладожскому озеру боеприпасов и продовольствия и эвакуацию больных и раненых. Для защиты города флот собрал все свои силы: корабельный состав, авиацию, береговую и железнодорожную артиллерию, сформировал корректировочно-наблюдательные посты, части морской пехоты. Непосредственно на суше, плечом к плечу с воинами фронта сражались с врагом 70 тысяч моряков.

Кроме помощи наземным войскам Балтийский флот решал и самостоятельные задачи. К их числу относятся: нарушение морских коммуникаций противника в Балтийском море и борьба за Моонзундский архипелаг и полуостров Ханко.

С потерей Таллина, Моонзундских островов и Ханко Балтийский флот оказался зажатым в восточной части Финского залива. Запертые, по существу, в Невской губе корабли, однако, не были обречены на бездействие. Балтийцы производили минные постановки, вели траление, обеспечивали межбазовые переходы, перевозки людей, оружия, военной техники, продовольствия в интересах фронта и города, действовали на морских коммуникациях противника в Балтийском море.

Несмотря на исключительно сложные навигационно-гидрографические и оперативно-тактические условия, подводные лодки совершили 58 походов, уничтожив в них 16 судов общим тоннажем свыше 33,5 тысяч тонн. Это составило примерно 37 процентов от общего тоннажа транспортного флота, потерянного немцами на Балтийском морском театре в 1941 году. И все же, как отмечал впоследствии бывший командующий флотом адмирал В. Ф. Трибуц: «…мы неверно и недостаточно целеустремленно использовали значительную часть подводных лодок».

Немецкое командование отчетливо представляло значение флота, и прежде всего крупных артиллерийских кораблей, в обороне Ленинграда, и в связи с этим предприняло во второй половине сентября 1941 года попытку уничтожить базировавшиеся в Кронштадте морские силы. В воздушной операции, проведенной в период с 19 по 27 сентября, участвовало в общей сложности свыше 400 бомбардировщиков.

В эти полные драматизма для моряков дни выявились и серьезные пробелы в противовоздушной обороне флотских объектов. Требовались срочные меры по изменению дислокации кораблей, маскировке, усилению средств ПВО и воздушного патрулирования. Массированные налеты были приняты немецкой авиацией 21, 22 и 23 сентября. Удары с воздуха при этом сопровождались артиллерийскими обстрелами кораблей, стоявших на Неве, в морском порту, в морском канале и в других местах.

«Балтийский Пёрл-Харбор» немцам не удался, однако урон все же оказался значительным. Прямыми попаданиями бомб крупного калибра были потоплены лидер «Минск», сторожевой корабль «Вихрь», подводная лодка М-74, транспорт. Затонул поврежденный эсминец «Стерегущий». Получили повреждения линкор «Октябрьская революция», крейсер «Киров», три эскадренных миноносца, надводный заградитель, ряд других кораблей и судов. У линкора «Марат» оторвало носовую часть по вторую башню. Пострадал и город, его предприятия, флотский госпиталь.

В том, что противник все же не достиг поставленной цели, важную роль сыграло своевременное оповещение об обнаружении вражеских самолетов, направлявшихся в сторону острова Котлин. Сигнал тревоги передали операторы радиолокационной станции «Редут-3», установленной в Усть-Ижоре в районе «Ораниенбаумского пятачка» (они входили в систему ПВО фронта).

Ценой огромных жертв и усилий советские части остановили наступление группы армий «Север» и к концу сентября заставили ее перейти к обороне. С 10 июля по 30 сентября войска Северного, Северо-Западного и Ленинградского фронтов, а также Балтийский флот потеряли почти 350 тысяч человек, из них 214 тысяч убитыми и пропавшими без вести. В конце месяца начался новый этап битвы за Ленинград. Противник принялся разрушать город, терроризируя его жителей методичным огнем артиллерии и массированными бомбежками. Недостаток сил, слабая выучка войск, отсутствие опыта при ведении наступательных действий на лесисто-болотистой местности, неумение командиров и штабов управлять в сложной боевой обстановке привели к срыву плана деблокады города. Отрезанным от Большой земли войскам и населению предстояла многомесячная и многотрудная борьба за жизнь.

Итоги операции

К 26 сентября 1941 года наступление немецких войск на северо-западном направлении было остановлено. Благодаря мероприятиям Ставки Верховного Главнокомандования по выдвижению резервов (в ходе боевых действий дополнительно было введено 5 управлений армий и 20 дивизий. — Примеч. авт.) к концу сентября на северо-западном направлении противнику противостояли Ленинградский и Северо-Западный фронты, а также 52-я отдельная армия.

Несмотря на упорную оборону, Красная Армия не смогла остановить врага на дальних подступах к Ленинграду. Ценой больших потерь за 83 дня операции противнику удалось захватить Эстонию, значительную часть Ленинградской области и прорваться к городу. В тот период советские войска потеряли убитыми 214 078 человек, было ранено 130 848 человек[38]. Однако расчеты германского командования овладеть Ленинградом с ходу и использовать освободившую группу армий «Север» для наступления на Москву не оправ дались. К концу сентября 1941 года, несмотря на ожидания немецкого командования, фронт под Ленинградом стабилизировался. Началась длительная борьба за город, продолжавшаяся более трех лет.

Лужский рубеж

Враг у ворот Ленинграда (август 1941 года)

На северных подступах к Ленинграду

Приграничные сражения и бои войск Северного и Северо-Западного фронтов, начавшиеся 22 июня 1941 года, к исходу 25 июня были проиграныХод сражения на приморском фланге

И.Б. Мощанский. У стен Ленинграда



Другие новости и статьи

« Контейнерный ракетный комплекс «Клаб-К»

Любое затишье на фронтах временное — Ленинградский и Волховский фронты готовились к решающему сражению за город »

Запись создана: Понедельник, 19 Декабрь 2011 в 18:53 и находится в рубриках Вторая мировая война.

Метки:



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы