10 Февраль 2012

Трансформация взглядов на войну

oboznik.ru - Трансформация взглядов на войну

XX в., за исключенном последней четверти, можно считать веком классических войн. Во введении мы уже писали, что классические? войны XX столетия предполагали хоть какое-то разделение на фронт и тыл, на воюющих и невоюющих, на период мобилизации и период восстановления, мирного строительства. В современном мире этой разницы не существует. На смену альтернативе «война или мир» пришло всеобщее состояние войны. не отличимой от мира, и состояние мира, не отличимого от воины (мир как война).

Различие существует лишь между государствами и коалициями государств, осуществляющими планомерную, постоянную, процессуальную тотальную агрессию, войну, и теми, кто окончательно сдался на милость победителя. Война просочилась во все общественные отношения современного общества, стала перманентной и всеобщей, обернулась социальным механизмом, жестоким правилом, пронизав социальные институты, международные и внутринациональные отношения. Война в эпоху демократии стала всеобщей, тотальной и всесферной.

Применительно к современности утверждение Клаузевица о «войне как о продолжении государст венной политики иными средствами» является неполным. Современная политика имееттенденцию становиться инструментом Большой войны, войны, разрушающей прежнюю геополитическую структуру мира и создающей новые социально-политические реалии. Большая война в силу неизбежности ее перехода к тотальным формам начинает командовать и управлять миром, подчинять политику. Современная война втягивает в себя весь социум, всю нацию, делая каждого в какой-то степени мобилизованным — ив военное, и мирное время.

Связано это с тем, что целью войны выступает не захват какой-то части «жизненного пространства» противника, безоговорочная капитуляция и свержение его власти, как это было, например, во Второй мировой войне или войнах XX в. Отныне цель войны — полная аннигиляция политической власти, а заодно и государственности, бытия нации, экономики и культуры страныпротивника. Стратегия современной войны — это полностью растворить государственность, политическую и экономическую структуру противника, обессмыслив тем самым действия его вооруженных сил (армии, флота, ядерного оружия).

Именно эти политические, экономические «ракеты» и «бомбы», «мыслительные танки» являются подлинным оружием войн нового поколения, включая тотальную информационную, идеологическую обработку населения. Фундаментальную теорию современной войны и войн будущего разработал бывший полковник российского Генштаба, профессор Евгений Эдуардович Месснер (1891 — 1974). Он обобщил опыт многочисленных локальных войн и конфликтов, проявления терроризма и политического экстремизма, опыт «войны нервов», квазивойн и выдал синтез всего проделанного в виде понятия мятежевойны.

«Мятсжевойна» вносит существенные изменения в традиционные военные понятий: «фронт», «линия фронта», «стратегия» и т.д. В минувшие войны линия фронта разделяла врагов, воюющие армии. В мятежевойне воюют не на линии, а на всей поверхности территорий обоих противников, потому что позади окружного фронта возникнут фронты политический, социальный, экономический, духовный и др.: борьба идет и в ментальном пространстве, где психика воюющих народов является четвертым измерением войны. Политика, стратегия мятежевойны есть искусство объединять людей и сталкивать их друг с другом. Важнейшими задачами в мятежевойне являются объединение своего парода и привлечение на свою сторону части народа враждующего государства. Мятсжевойна — это своеобразная война всех против всех, причем врагами могут оказаться собственные соплеменники. Стратегия мятежевойны имеет своей перманентной и тоталитарной задачей «взять в полон» вражеский парод нс физически, а психологически. Задача психологическою воевания заключается во внесении паники в душу врага и в сохранении духа своего войска и народа.

Полезна не только паника у врага, но и его недоверие к руководителям государства, сомнения в собственных силах, взглядах, чувствах. Главное — сбить народ противника с его идейных позиций, внести в его душу смущение и смятение, уверить в победности наших идей и, наконец, привлечь его к нашим идеям. Все это делает управление мятежевойной весьма трудным стратегическим искусст вом. По существу, Е.Э. Месснер отразил все измерения современной войны. Война носит теперь другой характер; для уничтожения противника используются не только «огневые» средства, но и непрямые действия, информационное противоборство, участие наряду с регулярными также нерегулярных вооруженных формирований, наемников.

Эта война уже сегодня просматривается за миротворческими, гуманитарными, контртеррористическимн и иными спецоперациями, экономическим и информационным подавлением противника, действиями криминалитета, террористов, громкими убийствами. В XXI в. ожидается значительное сокращение разновидностей контактных войн.

Однако надо полагать, что большинство экономически развитых стран будут продолжать вести информационные и экономические войны, одновременно осуществлять подготовку и использование вооруженных сил для ведения бесконтактных, дистанционных войн с применением высокоточного оружия. Не исключено, что агрессор, готовый вести бесконтактную войну с любым государством па нашей планете, может прикрываться решениями ООН, Сонета Безопасности, ОБСЕ, связанными с необходимостью борьбы с международным терроризмом, а то и вопреки их решениям, и силовыми методами решать свои национальные и геополитические проблемы. Локальные войны начального периода XXI в. нередко могут носить характер специальных операций, действий по свержению неугодных режимов.

Они вполне вероятно будут вестись наиболее развитыми странами как контактным, так и бесконтактным способом. Вероятно, для проведения военных действий будут создаваться также коалиционные группировки войск подвидом многонациональных сил. Их результатом могут стать и смена политического строя, системы экономики в побежденной стране, и навязывание нужных победителю решений во внутренней и международной политике и т.п. Принципиальная роль ядерного оружия была и остается в обеспечении сдерживания любого потенциального противника или посягательства на его жизненные интересы. Данная роль сохранится и пока ядерное оружие будет оставаться «высшим инструментом» вооруженных сил. Однако это нс означает, что его роль совсем нс изменится. Учитывая уникальную разрушительную мощь ядерного оружия, важно, чтобы эволюция его роли в обеспечении национальной безопасности пошла по понижающей. Современная политика, идеология применения военных ядерных систем это политика и идеология устрашения, политика сдерживания.

Следует особо отметить, что новая философия современной войны находит свое выражение в концепции бесконтактных войн, в ходе которых «расовополноценные» просто уничтожают (с воздуха, на расстоянии, из космоса) «неполноценную человеческую массу», в которой агрессор видит демонов терроризма, нарушения принципов демократии и прав человека, демонов непослушания мировому гегемону и т.п. Если бы еще лет 20-30 назад сторонники новой военной философии взялись озвучивать свои аргументы, мир был бы просто предельно изумлен и шокирован. Концепция равной, коллективной, симметричной безопасности недавно считалась чем-то само собой разумеющимся. И как можно бомбить страну только за то, что она претендует иметь такое же вооружение, которое уже заимели многие страны? Как можно подходить к странам с разными стандартами, запрещая одним то, что считается нормальным для других? Собственно, третья, горячая мировая война и начата США как война, направленная на разоружение несостоявшихся государств if режимов, на сокращение нсизбранных народов. Отсюда — превентивные военные меры, превентивное военно-промышленное разоружение всех недемократических режимов. Из этого же прямо вытекает доктрина превентивных ракетных ударов, превентивной войны.

Стратегически планируемому мировому конфликту непременно будет сопутствовать гуманитарная катастрофа, затрагивающая сами основы так или иначе сложившегося на планете человеческого взаимопонимания и взаимонризнания. Мобилизованные в военных целях политологи, культурологи и антропологи найдут в облике «русских» и «азиатов» скрытые источники опаснейших цивилизациопиых и генетических отклонений, которые надо устранить для «процветания рода человеческого». Ряд изменившихся представлений о войне даст концепция Мартина ван Кревельда — одного из наиболее авторитетных аналитиков современной войны. Свои взгляды на войну он изложил в изданной в 1991 г. книге «Трансформация войны»1. В данной книге ставится задача описать новую систему взглядов на теорию войны, отличную от системы Клаузевица, и в то же время попытка заглянуть в будущее войн. В соответствии с ней война рассматривается как культурно обусловленный вид человеческой деятельности, радикально отличный от производственной или экономической сферы. Будучи явлением культуры, война органически вписывается в структуры современного общества. Современная ситуация, согласно этой концепции, связана с фундаментальными сдвигами в социокультурных особенностях вооруженных конфликтов. Мартин ван Крсвельд в своей книге «Трансформация войны» пишет: «Бессмысленно спрашивать, зачем люди едят или зачем они спят. Война в определенном смысле является не средством, а целью».

Ван Кревельд предсказывал, что войны будущего будут, таким образом, не классическим «продолжением политики», а своеобразной формой существования человеческого общества. Классические представления о войне по Клаузевицу сосгоят в том, что «игроками» в войне выступают народ, армия, правительство. По мнению М. ван Кревельда, сущность войны начала изменяться по мере того, как «отмирал» институт государства («нации-государства»), а негосударственные структуры стали проявлять себя в качестве активных «игроков» на мировой арене.

В конце XX в. в «игру» вступили новые «актеры агрессии» частные военные компании, политические и иные организации, финансово-экономические и бизнес-корпорации, преступные организации и наркокартели. Вооруженные конфликты представляли собой уже нс классическое столкновение на поле боя двух армий, а кровопролитные вспышки насилия и агрессии.1 В эпоху холодной войны появился термин «квазивойны» (от лат. gufsi — якобы, как будто). «Квази» также означает «почти», «близко». Квазивойны — это организация и поддержание международных, дипломатических, экономических, культурных отношений таким образом, когда агрессивная сторона добивается своих стратегических целей, не вступая в кровавый вооруженный конфликт. В квази войнах воюют не люди, нс орудия, а информация, идеи, деньги (хотя последние приводятся в движение людьми). Но для того чтобы успешно вести «квазивойны» (информационные, экономические, культурные и др.), необходимо убедить граждан воюющих стран и мировое сообщество в том’, что у них есть враги, посягающие на самое святое — веру, ценности, идеалы, образ жизни.

В этом направлении мощно работал пропагандистский, идеологический аппарат США, прежде всего средства массовой информации (СМИ), делая из СССР «империю зла», «страшилище тоталитаризма». Современная война имеет неупорядоченный характер и скрытно упорядоченный, сетевой характер, и потому в ней сложно воевать регулярным силам, ориентированным на упорядоченный, классический тип войн. Огромная роль в современной войне отводится армии наемников. Поскольку новая армия наемников не носит официального, открытого характера, то эта стратегия ее действий во многом ориентирована на тайные, диверсионные операции, словно Цигун для похудения.

Специфика нынешней войны заключается в том, что она ведется не только традиционными вооруженными средствами, но и нетрадиционными и невооруженными, например политическими, экономическими, информационными, духовными, которые оказываются намного эффективнее и сокрушительнее. С позиций этого подхода, критерием войны являются не средства, а достигнутые цели, сопоставимые с целями, которые обычно преследуются в ходе традиционной войны. Это, как правило, уничтожение, разграбление, смена режима и оккупация. на современном этапе эти цели могут быть достиi путы без применения оружия. Современная война тотальна и направлена на полное разрушение системы традиционной государственности и традиционных религий, прежде всего Православия и Ислама. Стратегические цели войны — создать на обломках разрушенной в результате войны государственности глобальное государство, новый мировой порядок. «Верховным главнокомандующим» здесь выступает глобальная элита." Таким образом, изменения, происшедшие в современной войне, касаются ее целен, характера, субъектов ее ведения (это глобальное и транснациональное руководство и глобальная армия) и ее разнообразных стратегий.

Добреньков В.И., Агапов П.В. Война и безопасность России в XXI веке.

См. также

Социологический подход к анализу войны

Древнекитайская военная концепция

Другие новости и статьи

« А.В. Колчак: победы и поражения

План обороны Крыма. 1941 г. »

Запись создана: Пятница, 10 Февраль 2012 в 15:52 и находится в рубриках Новости.

метки:

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика