Формирование польских дивизий



Формирование польских дивизий

oboznik.ru - Формирование польских дивизий

В августе-сентябре 1941 года наше правительство заключило с Польским эмигрантским правительством, находившимся в то время в Лондоне, соглашение о формировании на территории Советского Союза четырех польских дивизий из числа поляков, находившихся на территории Советского Союза и являющихся польскими подданными.

Формирование этих дивизий происходило в Приволжском военном округе в Татищевских лагерях и в некоторых других местах на территории Приволжского военного округа. Для формирования этих дивизий решением Государственного Комитета Обороны были выделены соответствующие фонды пайков, обмундирования, оружия, транспорта, средств связи, инженерного имущества и других предметов, необходимых для полной боевой готовности дивизий.

Доставка всего имущества, а также питание и размещение вновь формируемых частей было возложено на начальника тыла Красной Армии генерала Хрулева.

Так как во втором полугодии 1941 года ощущался большой недостаток во всех видах имущества, то формирование польских дивизий производилось с большими трудностями, а возглавлявший эти формирования с польской стороны генерал Андерс, будучи очень капризным человеком, высокого самомнения, все время жаловался на тыл Сталину и своему президенту Сикорскому. И.В. Сталин очень хорошо знал положение, поэтому особых претензий к тылу не предъявлял и нажима на первоочередное обеспечение польских формирований не делал.

В конце октября — начале ноября 1941 года, в самое кризисное для страны время, прилетел из Лондона Сикорский и повел со Ставкой Верховного Главнокомандования СССР переговоры о формировании не четырех, а восьми польских дивизий. Сталин в разговорах с Сикорским потребовал, чтобы две заканчивающие формирование польские дивизии были выдвинуты на фронт и готовились к участию в боях с немцами. На что Сикорский не ответил прямо, стал вилять.

Сталину это не понравилось, и он, вроде бы шутя, но довольно твердо сказал:

  1. Если поляки не хотят здесь воевать, то скажите об этом прямо — да или нет. Я считаю — где войска формируются, там они должны остаться и принимать участие в боях. Не хотите? Обойдемся без вас. Можем всех отдать, сами справимся. Отвоюем Польшу и вам ее отдадим. Но что на это люди скажут? Как будут к вам относиться после войны? Какие же вы будете освободители родины, если вашими руками англичане будут решать свои интересы на Ближнем Востоке? Совместные боевые действия с нашей армией способствовали бы укреплению советско-польских отношений. Нам жить рядом. Мы соседи. Или вам ближе английские интересы?
  2. Пусть армия пока остается на вашей территории, — согласился Сикорский, — но надо увеличить ее состав, сформировать еще одну дивизию.
  3. Хорошо, — согласился Сталин, — можем увеличить армию до семи дивизий, но тогда вы добейтесь, чтобы в снабжении частей участвовали Англия и США. Вы же знаете, как нелегко сейчас приходится нам на фронте.

Как-то вечером Хрулеву позвонил Молотов и предложил:
— Разработайте проект решения Государственного Комитета Обороны о формировании восьми польских дивизий на нашей территории и о выделении для этой цели соответствующего количества всех необходимых материальных средств.
Поскольку Хрулев не участвовал в предварительных переговорах о формировании восьми польских дивизий, он сказал Молотову:
— Разговоры с поляками мне неизвестны, и поэтому прошу поручить подготовку проекта Генеральному штабу, а я как начальник тыла приму участие в той части мероприятий, которые будут касаться органов тыла. Может быть, вы поручите разработать проект постановления ГКО Наркомату иностранных дел.
Молотов предложил:
— Свяжитесь по этому вопросу с Лозовским или Вышинским и совместно с ними проработайте вопрос о постановлении ГКО.
Переговорив с Вышинским и Лозовским, Андрей Васильевич уяснил, что они помочь не сумеют, и Хрулев сам лично занялся разработкой решения правительства применительно к первому решению, которое было вынесено по вопросу формирования четырех польских дивизий. В течение 2-3 дней такой проект был разработан, и Хрулев доложил его Молотову. Последний, рассмотрев проект, предложил внести некоторые изменения и доложить лично Сталину.

Хрулев возразил:
— Я не могу докладывать этот проект постановления, потому что не присутствовал на переговорах и даже не получал прямого указания от Сталина на разработку такого проекта постановления.
Молотов все же настоял, чтобы Андрей Васильевич этот проект имел с собой, когда будет у Сталина, и что они вместе доложат этот проект Сталину.
В тот же вечер Молотов и Хрулев были в Ставке Верховного Главнокомандования. Хрулев напомнил Молотову о проекте постановления. Молотов предложил Хрулеву самому доложить этот проект Сталину.
Когда обсуждение всех вопросов было закончено и Сталин на некоторое время освободился от других вопросов, Хрулев подал Сталину проект постановления о формировании восьми польских дивизий.
Сталин прочитал и туг же задал Хрулеву вопрос:
— О каких восьми польских дивизиях вы ведете речь, кто решил формировать восемь польских дивизий на нашей территории?
Хрулев попал в нелепое положение. Он ожидал объяснение Молотова — почему такой проект. Молотов не очень уверенно сказал Сталину:
— Мы ведь этот вопрос обсуждали с Сикорским, когда он прилетал сюда.
Сталин заявил:
— Ну и что же, обсуждали, но мы никакого твердого решения не приняли, мы никакой гарантии Сикорскому не давали. Ты что, закредитовался перед поляками, почему вносишь постановление о формировании этих дивизий?
Андрей Васильевич больше в разговор не ввязывался. К этому времени подошли другие члены ГКО с множеством своих вопросов.
Хрулев вернулся к себе в штаб тыла. Через несколько минут раздался телефонный звонок. Звонил Сталин:
— Сколько вы даете пайков на формирование польских дивизий?
Хрулев ответил:
—36 тысяч пайков.
Сталин повышенным тоном:
— На каком основании отпускаете такое большое количество пайков?
Хрулев объяснил:
— Дается это на основании постановления Государственного Комитета Обороны, строго по численности, которая существует на день отпуска пайков. Эту работу проводят соответствующие работники интендантства.
Сталин спросил:
— Имеется ли какой-либо представитель начальника тыла при штабе Андерса?
Андрей Васильевич доложил:
— При штабе Андерса от штаба тыла представителя нет, а имеется представитель НКВД полковник Жуков. Контроль за обеспечением всех польских формирований я поручил моему заместителю генералу Захарову, он находится в Куйбышеве, где руководит обеспечением польских формирований.
Через несколько дней, когда штаб Андерса уже передислоцировался в Ташкент и все формирования происходили в Среднеазиатском военном округе, Сталин приказал Хрулеву:
— Через полковника Жукова передайте Андерсу, что так как мы потеряли Украину, Белоруссию и ряд других областей, которые обеспечивали страну продовольствием, обмундированием и вооружением, то мы не станем давать на польские формирования более 25 тысяч пайков.
Хрулев составил маленькую записку, текст которой прочитал по телефону Сталину. Сталин никаких поправок не внес:

  1. Хорошо, в таком виде передайте ее Жукову.
  2. Жуков записал содержание записки и заявил Хрулеву:
  3. Эта записка вызовет бурю негодования со стороны Андерса.
    Так оно и было. Когда полковник Жуков передал сообщение о том, что Андерсу на формирование будет отпущено всего 25 тысяч пайков, Андерс начал кричать, что кто же у вас управляет делом?

Сикорский обратился к Сталину с вопросом, как это могло случиться, что начальник тыла, минуя правительство, сам решил все вопросы польских формирований? Сталин ему ответил, что начальник тыла у нас лицо ответственное, он несет полную ответственность за обеспечение своей армии, а поэтому ему предоставлено право решать, кому и сколько следует давать пайков.

Хрулев из этих разговоров понял, что в основе данного вопроса лежало предложение Сталина отправить две польские дивизии на фронт. Ни Сикорский, ни Андерс не дали Сталину положительного ответа, и Сталин совершенно правильно заподозрил, что Андерс хочет сформировать армию, которая вступит в Польшу тогда, когда советские войска освободят Польшу, и тогда они будут вновь возрождать панскую Польшу. Поэтому Сталин ограничивал их возможности. Андерс делал все, чтобы не допустить участия в боях польских частей вместе с Красной Армией и перейти со своим формированием на содержание англичан.

Получилось так, что наше правительство не только не возражало против этого, а наоборот, даже поощряло, и армия Андерса со всеми ее придатками, а придатки состояли из того, что в армии Андерса кормилось большое количество эмигрантов с семьями, перешла в Иран, а из Ирана постепенно перебрасывалась за рубеж и действовала уже по директивам английского командования и английского правительства.

И все это в ходе битвы за Москву!

Карпов В.В. “Генерал армии Хрулев. Все для Победы. Великий интендант.”



Другие новости и статьи

« Доклад о принятых мерах в 50 армии

«…армейские запасы продовольствия и фуража повышены» »

Запись создана: Воскресенье, 22 Март 2009 в 20:59 и находится в рубриках Вторая мировая война, Управление тылом.

Метки: , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы