2 Октябрь 2018

О развитии военно-исторической науки

oboznik.ru - О развитии военно-исторической науки

Несмотря на кризисные явления, военно-историческая наука развивается и по-прежнему является важным фактором духовной жизни нашего общества. Главным образом потому, что народная память бережно хранит все, что непосредственно связано с защитой Отчизны, с ратными делами ее воинов во имя сохранения своих народов и создания условий, необходимых для жизни и будущего.

Формирование общественного сознания русского народа издавна определялось двумя факторами: природой и историей. Обращение к военной истории всегда служило формированию патриотизма, гражданственности, способствовало появлению высоких нравственных качеств народа и его воинов.

Военная слава Отечества никогда не была безразличной для его народов: они ее творцы и носители. Именно поэтому они всячески поддерживают тех ученых, журналистов, политических деятелей, которые стремятся воссоздать достоверную, правдивую военную историю Отчизны. Первейшая задача, стоящая перед военными историками всех направлений, состоит в быстрейшем преодолении кризисных явлений в развитии и функционировании науки. В этой связи особое значение приобретает более четкое представление о самой военной истории как науки в современных условиях, ее взаимосвязи с другими отраслями научных знаний и прежде всего с военной наукой.

Ибо в этом вопросе существуют определенные заблуждения: в частности, что военно-историческая наука является частью военной науки. Что это не так — и генетически, и онтологически, и функционально, и гносеологически — свидетельствуют глубокие исследования, основанные на анализе и обобщении военно-исторической действительности, а не на априорных конструкциях и отрывочных фактах и содержащие значительный смысл.

Известно, что военно-историческая наука (военная история) в России сложилась как относительно самостоятельная отрасль исторической науки в XIX в., несколько ранее, чем военная наука, или почти одновременно. В настоящее время достаточно четко определились объекты и предметы этих наук, их методы, понятия и категории, задачи, а также характер их взаимосвязи и взаимодействия, которые не являются субординированными.

Во-первых, потому, что военно-историческая наука выражает исторический метод познания, а военная наука — теоретический, которые реально существуют, взаимодействуют между собой, но не «подчиняясь» при этом один другому. Ибо (исторический метод) историческое познание состоит в ггрослеживании конкретного процесса во всем его многообразии и последовательности с момента его зарождения через основные этапы развития, т. е. в генетической взаимосвязи.

Теоретическое же познание, как и теоретический (логический) метод, состоит прежде всего в выяснении существенного, закономерного, типичного и особенного, т. е. в формировании теоретических положений. История отражает ход общественного развития в конкретно-хронологической форме, а теория воспроизводит его в абстрактных понятиях, категориях. Во-вторых, объект и предмет военно-исторической науки намного объемнее по сравнению с военной наукой. Военная история как наука исследует военную деятельность государств, партии, классов, различные войны в историческом измерении (мирные и не мирные периоды жизни наций, народов, государств), военная наука — военно-политический, военно-стратегический и военно-технический аспекты войн определенной эпохи, вооруженную борьбу.

Естественно, история военной деятельности государства, классов, партий или история войн (например, история Второй мировой войны) по своему объему никак не может быть частью военной науки, основными проблемами которой являются закономерности вооруженной борьбы, развития и применения вооруженных сил, вопросы теории и практики военного искусства и некоторые другие, связанные с подготовкой и ведением войсками вооруженной борьбы и ее обеспечением.

В-третьих, функции и задачи военно-исторической науки многообразнее функций и задач, решаемых военной наукой. Первая играет важную мировоззренческую роль, несет в себе огромный морально-нравственный заряд, и потому она незаменима в военно-патриотическом воспитании народа, особенно молодежи. Ее роль велика в формировании качеств, необходимых полководцу, военачальнику, в развитии как общего, так и профессионального мышления военных кадров. Военная наука вооружает их прежде всего научными знаниями, дает теорию вопроса и вырабатывает рекомендации, необходимые для военной практики. Она более профессионально-прикладная, чем военная история во всем ее многообразии.

В-четвертых, военная история как наука и военная наука имеют различные перспективы. В будущем, если войны не исчезнут вообще, то в значительной степени перестанут быть такими же «типовыми», «традиционными», какими являются сейчас, а это неизбежно приведет к замене (если не смене) всего сущностного, понятийно-категориального аспекта военной науки в ее современном понимании. Все это позволяет предполагать, что военная наука как особая отрасль военных знаний отомрет, будет не нужна. Она войдет в науку истории и будет изучаться с той же целью, с какой мы в настоящее время изучаем историю прошлого. Военная наука имеет жизненно важное значение до тех пор, пока существуют войны в их традиционном понимании.

И наконец, пожалуй, самое важное. Военная история несет в себе солидный заряд онтологического (бытийного) содержания для военной науки. Вопрос о «бытии» военной науки сам по себе теряет и не имеет смысла вне сферы военно-исторической действительности, познания и учета военно-исторического опыта.

Фундаментальные положения современной военной науки — общетеоретические основы, категории и принципы военной науки, закономерности военной практики и т. д. — все это результат познания военно-исторического процесса в целом и его составных частей, таких, как история отечественной и зарубежной военной мысли, история военного искусства и др.

Из указанных выше обстоятельств следует, что военно-историческая наука и военная наука — прежде всего самостоятельные науки, которые являются сторонами единой системы знаний. Они играют огромную самостоятельную роль в обществе в решении задач, стоящих перед вооруженными силами. Дело заключается в том, чтобы они взаимодействовали, а не подменяли одна другую, а тем более не поглощали друг друга. Всякие попытки волюнтаристскими решениями изменить объективно сложившиеся отношения двух отраслей научных знаний вели, как правило, если не к деградации, разложению двух систем научных знаний, то к существенному снижению их роли.

Еще раз подчеркнем: военная история как явление представляет собой весьма сложную систему. Это судьбы миллиардов людей, их поступки, великое множество войн и армий, борьба различных государств, военных коалиций, политических течений и организаций. И все это отражает военно-историческая наука, прежде всего посредством изучения конкретных фактов военных событий. Она воссоздает объективную картину военного прошлого, выявляет тенденции развития военного дела, обобщает опыт и уроки войн, военной организации государства, развития военного искусства.

Поскольку она выполняет эту свою роль в единой связи с другими историческими процессами, то ее следует рассматривать в мировом плане как активного и равноправного участника формирования в целом научной картины развития общества. В связи с преодолением заблуждений относительно взаимосвязи военно-исторической и военной науки, а также уточнением и определением дальнейшей политики в развитии военно-исторической науки особое значение приобретает вопрос о философско-теоретических и теоретико-методологических проблемах военной истории.

Это необходимо прежде всего для преодоления в науке тех преград, препятствий, которые тормозят ее функционирование и развитие. В свое время английский философ Ф. Бэкон причины заблуждений на пути к истине назвал «призраками», «идолами». Применительно к современной военной истории — это в первую очередь забвение героического прошлого, догматизм, мифология, антиистория, антисоветизм, авторитаризм, отрицание (недооценка) национального духа науки и некоторые другие. Своего рода тормозом для военной истории стали и некоторые методологические принципы, догматизированные и извращенные в последнее время.

Разработка философских, теоретико-методологических проблем военной истории необходима также для повышения теоретического уровня военно-исторических исследований, усиления ее взаимосвязи с военной наукой, которая также нуждается в изжитии своих кризисных явлений. Этому, например, способствовали бы преодоление взглядов, отождествляющих войну и вооруженную борьбу, разработка истории Второй мировой войны, локальных войн второй половины XX в., меняющийся характер военных конфликтов в наше время и т. д.

С.Н. Михалев. Военная стратегия

Другие новости и статьи

« Михаил Кутузов

Военно-политическая обстановка к середине ноября 1942 г. »

Запись создана: Вторник, 2 Октябрь 2018 в 13:43 и находится в рубриках Новости.

метки: ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика