Обстановка перед битвой и в битве за Кавказ



Обстановка перед битвой и в битве за Кавказ

oboznik.ru - Обстановка перед битвой и в битве за Кавказ

Гитлер был уверен в успехе наступления, не собирался ни с кем делить лавры предвкушаемой победы, поэтому находился в Виннице, в специально построенной для него ставке, поближе к театру военных действий.

Для обеспечения главной задачи — захвата Кавказа и прикрытия левого фланга группы армий "А" — был нанесен удар в направлении Волги и города Сталинграда. 12 июля фашистские войска вступили на территорию Сталинградской области. Продвижение гитлеровских частей шло успешно.

Гитлер настолько был уверен в успехе своих войск в районе Волги и Сталинграда, что отобрал у группы армий «Б» 4-ю танковую армию и включил ее в группу армий «А», чтобы она тоже наносила удар в направлении Грозного и Баку.
17 июля советские войска на Сталинградском направлении получили директиву:
"Ставка Верховного Главнокомандования приказывает под вашу личную ответственность немедленно организовать сильные передовые отряды и выслать их на рубеж р. Цимла от Чернышевская и до ее устья, особенно прочно занять Цимлянская, войдя в связь здесь с войсками Северо-Кавказского фронта".

В этот же день авангарды дивизии 6-й немецкой армии в излучине Дона, на рубеже рек Чир и Цимла, столкнулись с передовыми отрядами 62-й и 64-й армий Сталинградскою фронта, высланными согласно этой директиве.
Именно эта дата считается началом великой Сталинградской битвы, а первым ее боем — встреча этих передовых отрядов с 6-й армией Паулюса.

Гитлер силами группы армии «Б» планировал рассечь территорию до Волги и изолировать Кавказское направление от Москвы и вообще от всей североевропейской части нашей страны.

Исходя из этого, Гитлер посылал в бои под Сталинградом все новые и новые соединения. Совсем недавно он надеялся, что 6-я армия Паулюса легко выполнит задачу самостоятельно, а через две недели вынужден был перебросить с Кавказского направления на Сталинградское 4-ю танковую армию, без одного корпуса.

Гитлеру очень хотелось захватить Сталинград еще до начала наступления на Северном Кавказе, но этого не произошло. 22 июля 6-я немецкая армия вышла к переднему краю главной полосы обороны Сталинградского фронта, которая находилась в 12-ти километрах от города.

Гитлеру не терпелось поскорее осуществить свои планы. К тому же сил у него было достаточно, и он знал, какие советские армии противостоят ему на Кавказе — измотанные в боях, не имеющие снабжения из центральной части страны. Гитлер спешил, и поэтому 25 июля все же был нанесен удар по Кавказу группой армий «А». Наступление на Кавказе развивалось настолько успешно, что именно в эти дни Гитлер, как уже говорилось, разрешил перебросить 4-ю танковую армию на Сталинградское направление, где все еще не удалось захватить город.

Можно сказать, с передачей 4-й танковой армии под Сталинград случилось то, что на неофициальном, ненаучном языке называется удар не кулаком, а растопыренными пальцами. Ну и лично Гитлера это решение характеризует как непоследовательного стратега: приняв решение, поставив большие задачи, сосредоточив для их осуществления необходимые силы, фюрер уже на первом этапе стал их распылять.

Однако все это станет очевидным несколько позднее, а пока генерал-фельдмаршал Лист попрощался с 4-й танковой армией и продолжал развивать наступление на Кавказ: 17-я армия устремилась к Краснодару и 9 августа овладела им. 1-я танковая армия рвалась через Армавир на Майкоп и дальше на Туапсе. 7 августа части 1-й танковой армии захватили Армавир, а 10 августа Майкоп.

Гитлер и многие его сподвижники были в радостном возбуждении. Майкоп — это уже первая нефть, к которой они так стремились. Начальник генерального штаба итальянской армии маршал Кавальере в своем дневнике в эти дни записал:
«За армиями Листа следуют 10 тысяч специалистов и квалифицированных рабочих, которые должны после взятия Майкопа восстановить нефтяные скважины. Согласно подсчетам, для того, чтобы снова пустить их в эксплуатацию, потребуется от 4 до 5 месяцев».

В общем, план операции «Эдельвейс» близился к завершению; более двух третей территории, намеченной к захвату этим планом, было взято: почти весь Северный Кавказ, кубанские просторы и Сальские степи, майкопский нефтеносный район, перевалы через Главный Кавказский хребет, Эльбрус, увенчанный флагами со свастикой.

На пути к Баку остался один, последний рубеж на реке Терек.
31 августа Гитлер дает указание генерал - фельдмаршалу Листу:
«Главная задача 1-й танковой армии — уничтожение противника в излучине Терека… Всеми имеющимися силами, и прежде всего подвижными, продолжать наступление на Грозный, чтобы наложить руку на район нефтепромыслов».

2 сентября 1-я танковая армия гитлеровцев приступила к осуществлению приказа, пехота с танками стала форсировать Терек.
В дополнение к продвигающимся на Грозненско - Махачкалинском направлении танковым и мотопехотным войскам Гитлер специально выделил одно из лучших соединений — свежую дивизию, как он сам сказал, «для продвижения на Баку». Гитлер лично заботился об этой дивизии и дал указание как можно скорее обеспечить ее горючим, чтобы она дошла с этой заправкой до Баку.

Победа казалась Гитлеру совсем близкой. По всей Германии были развешены праздничные флаги. По радио не умолкали марши и речи. Повод для торжества был эффективный и выразительный: на Эльбрусе водружены флаги со свастикой!
Берлинские газеты кричали: «Покоренный Эльбрус венчает конец павшего Кавказа!» В иллюстрированных журналах, кинохронике — всюду изображение капитана Грота и его горных стрелков. Гитлер наградил Грота за Эльбрус высшей наградой — Рыцарским крестом, а его солдат Железными крестами. Радио Берлина прославляло «национальных героев».

В нашей Ставке поняли нависшую опасность. Но отреагировать немедленно уже не было возможности. Группа армий «Б», наступающая на Сталинград, практически оградила свои армии, рвущиеся к Баку, от наших фланговых контрударов.
28 июля 1942 года Народный комиссар обороны И.В. Сталин издал приказ № 227, известный всем фронтовикам под названием "Ни шагу назад!". Этот приказ не имел себе равных в течение всей войны. Это был не только крик души, не только горькое обвинение, брошенное фронтовикам, — это было последнее предупреждение, в котором, как говорится, открытым текстом звучало: быть или не быть нашей родине!

Я так подробно описал обстановку перед битвой и в битве за Кавказ, чтобы стало ясно, как и почему встал страшный вопрос «быть или не быть нашей родине».

См. также

В 1942 году врагу удалось осуществить подготовку и нанести удар гигантской силы по Кавказу

Гитлер: «…если я не получу нефть Майкопа и Грозного, я должен покончить с этой войной…»

Гитлер считал, что советские вооруженные силы надо подорвать прежде всего экономически…

Оборонительная операция под Москвой продолжалась с 30 сентября до 5 декабря 1941 года

Армию сосредоточили под Москвой. Сотни эшелонов для этого — забота генерала Хрулева

«Позади Москва, отступать некуда!»

19 октября 1941 года

Битва за Москву: воспоминания Хрулева

В битве за Москву

7 ноября 1941 года: парад на Красной площади

Карпов В.В. “Генерал армии Хрулев. Все для Победы. Великий интендант.”



Другие новости и статьи

« Петр Первый и его генералы

В.И. Чапаев: герой Гражданской войны или миф XX в.? »

Запись создана: Четверг, 25 Октябрь 2018 в 14:12 и находится в рубриках Вторая мировая война.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы