Производство из солдат, унтер–офицеров и юнкеров



Производство из солдат, унтер–офицеров и юнкеров

oboznik.ru - Производство из солдат, унтер–офицеров и юнкеров

Производство в офицеры солдат и унтер–офицеров было на протяжении полугора столетий главным источником пополнения офицерского корпуса. Петр I считал необходимым, чтобы каждый офицер непременно начинал военную службу с самых первых ее ступеней — рядовым солдатом. Особенно это касалось дворян, для которых пожизненная служба государству была обязательной, и традиционно это была служба военная. Указом от 26 февраля 1714 г.

Петр I запретил производить в офицеры тех дворян, «которые с фундамента солдатского дела не знают» и не служили солдатами в гвардии. Запрет этот не распространялся на солдат «из простых людей», которые, «долго служа», получили право на офицерский чин, — они могли служить в любых частях{76}. Поскольку же Петр считал, что дворяне должны начинать службу именно в гвардии, то весь рядовой и унтер–офицерский состав гвардейских полков в первые десятилетия XVIII в. состоял исключительно из дворян. Если во время Северной войны дворяне служили рядовыми во всех полках, то в указе президенту Военной коллегии от 4 июня 1723 г. говорилось о том, что под страхом суда, «кроме гвардии, никуды дворянских детей и офицерских иноземческих не писать». Впрочем, после Петра это правило не соблюдалось, и дворяне начинали службу рядовыми и в армейских полках. Однако гвардия надолго сделалась кузницей офицерских кадров для всей российской армии.

Служба дворян до середины 30–х гг. XVIII в. была бессрочной, каждый дворянин, достигший 16 лет, записывался в войска рядовым для последующего производства в офицеры. В 1736 г. был издан манифест, разрешавший одному из сыновей помещика оставаться дома «для смотрения деревень и экономии», а срок службы остальных ограничивался. Теперь предписывалось «всем шляхтичам от 7 до 20 лет возраста быть в науках, а от 20 лет употреблять в военную службу и всякий должен служить в воинской службе от 20 лет возраста своего 25 лет, а по прошествии 25 лет всех… отставлять с повышением одного ранга и отпускать в домы, а кто из них добровольно больше служить пожелает, таким давать на их волю».

В 1737 г. была введена регистрация всех недорослей (так именовались официальыо молодые дворяне, не достигшие призывного возраста) старше 7 лет. В 12 лет им назначалась проверка с выяснением, чему они обучались, и с определением желающих в школу. В 16 лет их вызывали в Петербург и после проверки знаний определяли дальнейшую судьбу. Имеющие достаточные знания могли сразу поступать на гражданскую службу, а остальных отпускали домой с обязательством продолжить образование, но по исполнении 20 лет они обязаны были явиться в Герольдию (ведавшую кадрами дворян, офицеров и чиновников) для определения на военную службу (кроме тех) которые оставались для ведения хозяйства в имении; это определялось еще на смотре в Петербурге). Тех, кто к 16 годам оставался необученным, записывали в матросы без права выслуги в офицеры. А кто получил основательное образование, приобретал право на ускоренное производство в офицеры{77}.

Производил в офицеры на вакансии начальник дивизии после экзамена по службе путем баллотировки, т. е. выборов всеми офицерами полка. При этом требовалось, чтобы кандидат в офицеры имел аттестат с рекомендацией, подписанный обществом офицеров полка. В офицеры могли производиться как дворяне, так и солдаты и унтер–офицеры из других сословий, в том числе взятые в армию по рекрутским наборам крестьяне — никаких ограничений закон здесь не устанавливал. Естественно, дворяне, получившие до поступления в армию образование (хотя бы и домашнее — оно могло быть в ряде случаев очень высокого качества), производились прежде всего.

В середине XVIII в. среди высшей части дворянства распространилась практика записывать своих детей в полки солдатами в очень раннем возрасте и даже с рождения, что позволяло им повышаться в чинах без прохождения действительной службы и ко времени поступления на фактическую службу в войска быть не рядовыми, а иметь уже унтер–офицерский и даже офицерский чин. Попытки эти наблюдались еще при Петре I, но тот решительно их пресекал, делая исключения лишь для ближайших к нему лиц в знак особой милости и в редчайших случаях (в последующие годы это также ограничивалось единичными фактами). Например, в 1715 г. Петр приказал определить пятилетнего сына своего любимца Г. П. Чернышева — Петра солдатом в Преображенский полк, а семь лет спустя — назначил камер–пажом в ранге капитан–поручика при дворе шлезвиг–голштейнского герцога. В 1724 г. сын фельдмаршала князя М. М. Голицына — Александр был при рождении записан солдатом в гвардию и к 18 годам был уже капитаном Преображенского полка. В 1726 г. А. А. Нарышкин был произведен в мичманы флота в возрасте 1 года, в 1731 г. князь Д. М. Голицын стал прапорщиком Измайловского полка в 11 лет{78}. Однако в середине XVIII в. такие случаи получили более широкое распространение.

Издание манифеста «О вольности дворянства» 18 февраля 1762 г. не могло не сказаться очень существенно на порядке производства в офицеры. Если раньше дворяне были обязаны служить столько же, сколько солдаты–рекруты — 25 лет, и, естественно, они стремились возможно быстрее получить офицерский чин (в противном случае им бы пришлось все 25 лет оставаться рядовыми или унтер–офицерами), то теперь они могли не служить вообще, а армии теоретически грозила опасность остаться без образованных офицерских кадров. Поэтому для привлечения дворян на военную службу правила производства в первый офицерский чин были изменены таким образом, чтобы законодательно установить преимущество дворян при достижении офицерского звания.

В 1766 г. была издана так называемая «полковничья инструкция» — правила для командиров полков по порядку чинопроизводства, согласно которой срок производства унтер–офицеров в офицеры обусловливался происхождением. Минимальный срок выслуги в унтер–офицерском звании устанавливался для дворян 3 года, максимальный — для лиц, принятых по рекрутским наборам, — 12 лет. Поставщиком офицерских кадров оставалась гвардия, где большинство солдат (хотя в отличие от первой половины столетия не все) по–прежнему были дворянами{79}.

На флоте с 1720 г. также было установлено производство в первый офицерский чин по баллотировке из унтер–офицеров. Однако там уже с середины XVIII в. строевые морские офицеры стали производиться только из кадет Морского корпуса, который в отличие от сухопутных военно–учебных заведений был в состоянии покрывать потребность флота в офицерах. Так что флот очень рано начал комплектоваться исключительно выпускниками учебных заведений.

В конце XVIII в. производство из унтер–офицеров продолжало оставаться главным каналом пополнения офицерского корпуса. При этом существовало как бы две линии достижения офицерского чина таким путем: для дворян и для всех остальных. Дворяне поступали на службу в войска сразу унтер–офицерами (первые 3 месяца они должны были служить рядовыми, но в унтер–офицерском мундире), затем они производились в подпрапорщики (юнкера) и далее — в портупей–прапорщики (портупей–юнкера, а в кавалерии — эстандарт–юнкера и фанен–юнкера), из которых на вакансии производились уже в первый офицерский чин. Недворяне до производства в унтер–офицеры должны были служить рядовыми 4 года. Затем они производились в старшие унтер–офицеры, а далее — в фельдфебели (в кавалерии — вахмистры), которые уже могли за заслуги стать офицерами.

Поскольку дворян принимали на службу унтер–офицерами вне вакансий, то образовывался огромный сверхкомплект этих чинов, особенно в гвардии, где унтер–офицерами могли быть только дворяне. Например, в 1792 г. в гвардии по штату полагалось иметь не более 400 унтер–офицеров, а числилось их 11 537. В Преображенском полку на 3502 рядовых приходилось 6134 унтер–офицера. Гвардейские унтер–офицеры производились в офицеры армии (над которой у гвардии было преимущество в два чина) нередко сразу через один–два чина — не только прапорщиками, но и подпоручиками и даже поручиками. Гвардейцы высшего унтер–офицерского чина — сержанты (потом фельдфебели) и вахмистры производились обычно поручиками армии, но иногда даже сразу капитанами. Порой осуществлялись массовые выпуски в армию гвардейских унтер–офицеров: например, в 1792 г. по указу от 26 декабря было выпущено 250 человек, в 1796 г. — 400{80}.

На офицерскую вакансию командир полка представлял обычно старшего по службе из унтер–офицеров — дворян, прослужившего не менее 3 лет. Если дворян с этой выслугой в полку не было, то в офицеры производились унтер–офицеры из других сословий. При этом они должны были иметь выслугу в унтер–офицерском чине: обер–офицерские дети (Сословие обер–офицерских детей состояло из детей гражданских чиновников недворянского происхождения, имевших чины «обер–офицерских» классов — от XIV до XI, дававших не потомственное, а только личное дворянство, и детей офицеров недворянского происхождения, которые родились до получения их отцами первого офицерского чина, приносившего, как уже указывалось, потомственное дворянство) и вольноопределяющиеся (лица, поступившие на службу добровольно) — 4 года, дети духовенства, подьячих и солдат — 8 лет, поступившие по рекрутскому набору — 12 лет. Последние могли быть производимы сразу в подпоручики, но только «по отменным способностям и достоинствам». По тем же основаниям дворяне и обер–офицерские дети могли производиться в офицеры ранее положенных сроков выслуги. Павел I в 1798 г. запретил было производить в офицеры лиц недворянского происхождения, но уже в следующем году это положение было отменено; недворяне должны были только дослужиться до фельдфебеля и выслужить положенный срок.

Со времен Екатерины II практиковалось производство в офицеры «зауряд», вызванное большим некомплектом офицеров в ходе войны с Турцией и недостаточным числом в армейских полках унтер–офицеров из дворян. Поэтому в офицеры стали производить унтер–офицеров других сословий, даже не выслуживших установленного 12–летнего срока, однако с тем условием, чтобы старшинство для дальнейшего производства считалось только со дня выслуги узаконенного 12–летнего срока.

На производство в офицеры лиц различных сословий большое влияние оказывали установленные для них сроки службы в нижних чинах. Солдатские дети, в частности, считались принятыми на военную службу с момента своего рождения, а с 12 лет они помещались в одно из военно–сиротских заведений (впоследствии известных как «батальоны кантонистов»). Действительная служба считалась им с 15–летнего возраста, и они были обязаны прослужить еще 15 лет, т. е. до 30 лет. На такой же срок принимались добровольцы — вольноопределяющиеся. Рекруты же обязаны были служить 25 лет (в гвардии после наполеоновских войн — 22 года); при Николае I этот срок был сокращен до 20 лет (в т. ч. на действительной службе 15 лет).

Когда во время наполеоновских войн образовался большой некомплект офицеров, то унтер–офицеров недворянского происхождения было разрешено производить в офицеры даже в гвардии, а обер–офицерских детей — и без вакансий. Затем в гвардии срок выслуги в унтер–офицерском звании для производства в офицеры был сокращен для недворян с 12 до 10 лет, а для однодворцев, отыскивающих дворянство (К однодворцам относились потомки мелких служивых людей XVII в., многие из которых в свое время были и дворянами, но впоследствии записаны в податное состояние) , определен в 6 лет. (Поскольку дворяне, производимые по выслуге 3 лет на вакансии, оказались в худшем положении, чем обер–офицерские дети, производимые через 4 года, но вне вакансий, то в начале 20–х гг. для дворян был тоже установлен 4–летний срок без вакансий.)

После войны 1805 г. были введены особые льготы по образовательному цензу: студенты университетов, поступившие на военную службу (даже и не из дворян), служили только 3 месяца рядовыми и 3 месяца подпрапорщиками, а затем производились в офицеры вне вакансии. За год до этого в артиллерии и инженерных войсках перед производством в офицеры установлен довольно серьезный по тому времени экзамен.

В конце 20–х гг. XIX в. срок выслуги в унтер–офицерском звании для дворян был сокращен до 2 лет. Однако во время происходивших тогда войн с Турцией и Персией командиры частей, заинтересованные в опытных фронтовиках, предпочитали производить в офицеры унтер–офицеров с большим стажем, т. е. недворян, и для дворян с 2–летним стажем вакансий в своих частях почти не оставалось. Поэтому их было разрешено производить на вакансии и в другие части, но в этом случае — после 3 лет службы унтер–офицерами. Списки всех унтер–офицеров, не произведенных за отсутствием вакансий в своих частях, отсылались в Военное министерство (Инспекторский департамент), где составлялся общий список (сначала дворяне, потом вольноопределяющиеся и затем прочие), в соответствии с которым они производились на открывающиеся вакансии во всей армии.

Свод военных постановлений (не меняя принципиально положения, существующего с 1766 г. о разных сроках выслуги в унтер–офицерском звании для лиц разных социальных категорий) более точно определил, кто на каких правах поступает на службу и производится в офицеры. Итак, существовало две основные группы таких лиц: поступившие на службу добровольно вольноопределяющимися (из сословий, не обязанных рекрутской повинностью) и поступившие по рекрутским наборам. Рассмотрим сначала первую группу, делившуюся на несколько категорий.

Поступившие «на правах студентов» (любого происхождения) производились в офицеры: имеющие степень кандидата — через 3 месяца службы унтер–офицерами, а степень действительного студента — 6 месяцев — без экзаменов и в свои полки сверх вакансий.

Поступившие «на правах дворян» (дворяне и имевшие бесспорное право на дворянство: дети офицеров, чиновников VIII класса и выше, кавалеров орденов, дающих права на потомственное дворянство) производились через 2 года на вакансии в свои части и через 3 года — в другие части.

Все остальные, поступившие «на правах вольноопределяющихся», делились по происхождению на 3 разряда: 1) дети личных дворян, имеющие права на потомственное почетное гражданство; священников; купцов 1–2 гильдий, имеющих гильдейское свидетельство в течение 12 лет; врачей; аптекарей; художников и т. п. лиц; воспитанники воспитательных домов; иностранцы; 2) дети однодворцев, имеющие право отыскивать дворянство; почетных граждан и купцов 1–2 гильдий, не имеющих 12–летнего «стажа»; 3) дети купцов 3 гильдии, мещан, однодворцев, утративших право на отыскание дворянства, канцелярских служителей, а также незаконнорожденные, вольноотпущенники и кантонисты. Лица 1–го разряда производились через 4 года (при отсутствии вакансий — через 6 лет в другие части), 2–го — через 6 лет и 3–го — через 12 лет. Поступившие на службу нижними чинами отставные офицеры производились в офицеры по особым правилам, в зависимости от причины увольнения из армии.

Перед производством устраивался экзамен на знание службы. Окончившие военно–учебные заведения, но не произведенные по неуспеваемости в офицеры, а выпущенные подпрапорщиками и юнкерами должны были прослужить несколько лет унтер–офицерами, но потом производились без экзамена. Подпрапорщики и эстандарт–юнкера гвардейских полков держали экзамен по программе Школы гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, причем не выдержавшие его, но хорошо аттестованные по службе, переводились в армию прапорщиками и корнетами. Производимые и артиллерию и саперы гвардии держали экзамен при соответствующих военных училищах, а в армейскую артиллерию и инженерные войска — при соответствующих отделах Военно–ученого комитета. При отсутствии вакансий они направлялись подпоручиками в пехоту. (На вакансии же сначала зачислялись выпускники Михайловского и Николаевского училищ, затем юнкера и фейерверкеры, а затем — воспитанники непрофильных военных училищ.)

Выпускаемые из учебных войск пользовались правами по происхождению (см. выше) и производились в офицеры после экзамена, но при этом дворяне и обер–офицерские дети, поступившие в учебные войска из кантонистских эскадронов и батарей (в кантонистских батальонах обучались наряду с солдатскими детьми и дети неимущих дворян), производились только в части внутренней стражи с обязательством прослужить там не менее 6 лет.

Что касается второй группы (поступивших по набору), то они должны были прослужить в унтер–офицерском чине: в гвардии — 10 лет, в армии и нестроевыми в гвардии — 1,2 лет (в том числе не менее 6 лет в строю), в Оренбургском и Сибирском отдельных корпусах — 15 лет и во внутренней страже — 1.8 лет. В офицеры при этом не могли производиться лица, подвергавшиеся во время службы телесным наказаниям. Фельдфебели и старшие вахмистры производились сразу в подпоручики, а остальные унтер–офицеры — в прапорщики (корнеты). Для производства в офицеры они должны были выдержать экзамен при дивизионном Штабе. Если унтер–офицер, выдержавший экзамен, отказывался о т производства в офицеры (об этом его спрашивали перед экзаменом), то он навсегда терял право на производство, но зато получал оклад в ⅔ жалованья прапорщика, который он, прослужив еще не менее 5 лет, получал в пенсию. Ему полагался также золотой или серебряный нарукавный шеврон и серебряный темляк. В случае несдачи экзамена отказник получал только ⅓ этого оклада. Поскольку в материальном отношении такие условия были чрезвычайно выгодны, то большинство унтер–офицеров этой группы отказывались от производства в офицеры.

В 1854 г. в связи с необходимостью усиления офицерского корпуса во время войны сроки выслуги в унтер–офицерских чинах для производства в офицеры были сокращены вдвое для всех категорий вольноопределяющихся (соответственно 1, 2, 3 и 6 лет); в 1855 г. разрешено принимать лиц с высшим образованием сразу офицерами, выпускников гимназий из дворян производить в офицеры через 6 месяцев, а прочих — через половину положенного им срока выслуги. Унтер–офицеры из рекрутов производились через 10 лет (вместо 12), но после войны эти льготы были отменены.

В царствование Александра II порядок производства в офицеры меняли не раз. По окончании войны, в 1856 г., сокращенные сроки для производства были отменены, но унтер–офицеры из дворян и вольноопределяющихся могли производиться теперь и сверх вакансий. С 1856 г. магистры и кандидаты духовных академий приравнены в правах к выпускникам университетов (выслуга 3 месяца), а студентам духовных семинарий, воспитанникам дворянских институтов и гимназий (т. е. тем, кто в случае поступления на гражданскую службу имел право на чин XIV класса) предоставлено право служить в унтер–офицерском звании до производства в офицеры только 1 год. Унтер–офицерам из дворян и вольноопределяющихся было предоставлено право слушать лекции экстерном во всех кадетских корпусах.

В 1858 г. тем из дворян и вольноопределяющихся, кто не выдержал экзамена при поступлении на службу, предоставлена возможность держать его в течение всей службы, а не 1–2–летнего срока (как ранее); они принимались рядовыми с обязательством служить: дворяне — 2 года, вольноопределяющиеся 1–го разряда — 4 года, 2–го — 6 лет и 3–го — 12 лет. В унтер–офицеры они производились: дворяне — не ранее 6 месяцев, вольноопределяющиеся 1–го разряда — 1 года, 2–го — 1,5 лет и 3–го — 3 лет. Для дворян, поступавших в гвардию, возраст устанавливался с 16 лет и без ограничений (а не 17–20 лет, как раньше), чтобы желающие могли окончить университет. Выпускники университетов держали экзамен уже только перед производством, а не при поступлении на службу.

От экзаменов при поступлении на службу в артиллерию и инженерные войска освобождали выпускников всех высших и средних учебных заведений. В 1859 г. чины подпрапорщика, портупей–прапорщика, эстандарт — и фанен–юнкера упразднили и для ожидавших производства в офицеры дворян и вольноопределяющихся было введено единое звание юнкера (для старших — портупей–юнкера). Всем унтер–офицерам из рекрутов — и строевым, и нестроевым был установлен единый срок выслуги 12 лет (в гвардии — 10), а имеющим специальные познания — более короткие сроки, но только на вакансии.

В 1860 г. вновь установлено для всех категорий унтер–офицеров производство только на вакансии, кроме выпускников гражданских высших и средних учебных заведений и тех, кто производился в офицеры инженерных войск и корпуса топографов. Унтер–офицеры из дворян и вольноопределяющиеся, поступившие на службу до этого постановления, могли по выслуге своих лет уходить в отставку в чине коллежского регистратора. Дворяне и вольноопределяющиеся, которые служили в артиллерии, инженерных войсках и корпусе топографов, в случае неудачного экзамена на офицера этих войск теперь не производились в офицеры пехоты (а те из них, кто был выпущен из заведений военных кантонистов, — внутренней стражи), а переводились туда унтер–офицерами и производились на вакансии уже по представлению нового начальства.

В 1861 г. число юнкеров из дворян и вольноопределяющихся в полках было строго ограничено штатами, а в гвардию и кавалерию их принимали только на собственное содержание, но теперь вольноопределяющийся мог выйти в отставку в любое время. Все эти меры преследовали цель повышения образовательного уровня юнкеров.

В 1863 г. по случаю польского мятежа всех выпускников высших учебных заведений принимали унтер–офицерами без экзамена и производили в офицеры через 3 месяца без вакансий после экзамена но уставам и удостоения начальства (а выпускники средних учебных введений — через 6 месяцев на вакансии). Прочие вольноопределяющиеся держали экзамен по программе 1844 г. (невыдержавшие принимались рядовыми) и становились унтер–офицерами, а через 1 год независимо от происхождения по удостоению начальства допускались к конкурсному офицерскому экзамену и производились на вакансии (но можно было ходатайствовать о производстве и при отсутствии вакансий). Если же в части все равно оставался некомплект офицеров, то после экзамена производились унтер–офицеры и} рекрутов по сокращенному сроку выслуги — в гвардии 7, в армии — 8 лет. В мае 1864 г. снова установлено производство только на вакансии (кроме лиц с высшим образованием). По мере открытия юнкерских училищ образовательные требования усиливались: в тех поенных округах, где существовали юнкерские училища, требовалось держать экзамен по всем предметам, читаемым в училище (выпускникам гражданских учебных заведений — только по военным), гак что к началу 1868 г. производимые унтер–офицеры и юнкера или окончили юнкерское училище, или выдержали экзамен по его программе.

В 1866 г. установлены новые правила производства в офицеры. Чтобы стать офицером гвардии или армии на особых правах (равных выпускнику военного училища), выпускник гражданского высшего учебного заведения должен был сдать экзамен в военном училище по преподаваемым в нем военным предметам и отбыть в строю время лагерного сбора (не менее 2 месяцев), выпускник среднего учебного заведения — сдать полный выпускной экзамен военного училища и прослужить в строю 1 год. И те и другие производились вне вакансий. Для производства в армейские офицеры без особых прав все такие лица должны были выдержать экзамен при юнкерском училище по его программе и прослужить в строю: с высшим образованием — 3 месяца, со средним — 1 год; производились они в этом случае также без вакансий. Все остальные вольноопределяющиеся или заканчивали юнкерские училища, или сдавали экзамен по их программе и служили в строю: дворяне — 2 года, выходцы из сословий, не обязанных рекрутской повинностью, — 4 года, из «рекрутских» сословий — 6 лет. Даты экзаменов для них были установлены с таким расчетом, чтобы они успели выслужить свои сроки. Сдавшие по 1–му разряду производились вне вакансий. Те, кто не держал экзамен, могли выходить в отставку (сдав экзамен для канцелярских служителей или по программе 1844 г.) с чином коллежского регистратора после выслуги: дворяне — 12 лет, прочие — 15. Для помощи в подготовке к экзамену при Константиновском военном училище в 1867 г. был открыт годичный курс. Каково было соотношение различных групп вольноопределяющихся, видно из таблицы 5{81}.

В 1869 г. (8 марта) принято новое положение, согласно которому право добровольно поступать на службу было предоставлено лицам всех сословий с общим названием вольноопределяющихся на правах «по образованию» и «по происхождению». «По образованию» поступали только выпускники высших и средних учебных заведений. Без экзаменов они производились в унтер–офицеры и служили: с высшим образованием — 2 месяца, со средним — 1 год.

Поступавшие «по происхождению» становились унтер–офицерами после экзамена и делились на три разряда: 1–й — потомственные дворяне; 2–й — личные дворяне, потомственные и личные почетные граждане, дети купцов 1–2 гильдий, священников, ученых и художников; 3–й — все остальные. Лица 1–го разряда служили 2 года, 2–го — 4 и 3–го — 6 лет (вместо прежних 12).

В офицеры на правах выпускников военного училища могли производиться только поступившие «по образованию», остальные на правах выпускников юнкерских училищ, при которых они и держали экзамены. Нижние чины, поступившие по рекрутскому набору, теперь обязаны были служить 10 лет (вместо 12), из которых 6 лет унтер–офицером и 1 год — старшим унтер–офицером; они могли поступать и в юнкерское училище, если к окончанию его выслуживали свой срок. Все выдержавшие экзамены на офицерский чин до производства в офицеры именовались портупей–юнкерами с правом выхода в отставку через год с первым офицерским чином.

В артиллерии и инженерных войсках условия и сроки выслуги были общими, но экзамен — специальный. Однако с 1868 г. в артиллерии лица с высшим образованием должны были служить 3 месяца, прочие — 1 год и все обязаны сдавать экзамен по программе военного училища; с 1869 г. это правило распространено и на инженерные войска с той разницей, что для производимых в подпоручики был обязателен экзамен по программе военного училища, а для производимых в прапорщики — экзамен по уменьшенной программе. В корпусе военных топографов (где ранее производство в офицеры осуществлялось по выслуге срока: дворяне и вольноопределяющиеся — 4 года, прочие — 12 лет) с 1866 г. унтер–офицерам из дворян требовалось служить 2 года, из «нерекрутских» сословий — 4 и «рекрутских» — 6 лет и пройти курс в топографическом училище.

С установлением всеобщей воинской повинности в 1874 г. изменились и правила производства в офицеры. Исходя из них вес вольноопределяющиеся делились на разряды по образованию (теперь это было единственное деление, происхождение в расчет не принималось): 1–й — с высшим образованием (служили до производства в офицеры 3 месяца), 2–й — со средним образованием (служили 6 месяцев) и 3–й — с неполным средним образованием (испытывались по специальной программе и служили 2 года). Все вольноопределяющиеся принимались на военную службу только рядовыми и могли поступать в юнкерские училища. От поступивших на службу по призыву на 6 и 7 лет требовалось прослужить не менее 2 лет, на 4–летний срок — 1 год, а от остальных (призванных на сокращенный срок) требовалось только производство в унтер–офицеры, после чего все они, как и вольноопределяющиеся, могли поступать в военные и юнкерские училища (с 1875 г. поляков полагалось принимать не более 20%, евреев — не более 3%).

В артиллерии обер–фейерверкеры и мастера с 1878 г. могли производиться после 3 лет по выпуску из специальных школ; экзамен на подпоручика они держали по программе Михайловского училища, а на прапорщика — облегченный. В 1879 г. для производства и офицеры местной артиллерии и в инженер–прапорщики местных поиск введен экзамен по программе юнкерского училища. В инженерных войсках с 1880 г. офицерский экзамен проходил только по программе Николаевского училища. И в артиллерии, и в инженерных войсках разрешалось держать экзамен не более 2 раз, невыдержавшие его оба раза могли держать экзамен при юнкерских учини щах на прапорщика пехоты и местной артиллерии.

Во время русско–турецкой войны 1877–1878 гг. действовали льготы (отмененные после ее окончания): в офицеры производили м боевые отличия без экзамена и по сокращенным срокам выслуги, эти сроки применялись и за обычные отличия. Однако таких офицеров могли повысить в следующий чин только после офицерского экзамена. За 1871–1879 гг. были приняты на службу 21 041 вольноопределяющийся{82}.

Большинство офицеров казачьих войск комплектовались из урядников по выслуге лет. В Донском войске дворяне производились в офицеры через 2 года, вообще же дети обер–офицеров во всех казачьих войсках (кроме Донского и Забайкальского) служили 4 года, дети урядников и рядовых казаков — 12 лет (причем нестроение — 20 лет). Все они производились только на вакансии, по удостоению начальства, но без экзамена (естественно, неграмотные не могли быть произведены). В Забайкальском войске в офицеры производились только дворяне, а дети казаков — «зауряд», т. е. временно. К началу 1871 г. комплектование офицерами было оставлено на прежних основаниях только в Амурском и Забайкальском войсках, а в остальных во всем уравнено с регулярными войсками. С 1 октября 1876 г. прием вольноопределяющихся прекратили, а казакам, имевшим образование, предоставили право на сокращенный срок службы и на производство в офицеры: 1–го разряда — через 3 месяца, 2–го — 6 месяцев, 3–го — 3 года, 4–го — 3 года (из них 2 года в строю и не менее 1 года — урядником). Прослужив этот срок, они могли поступать в юнкерские училища. С 1877 г. производство в офицеры «зауряд» прекращено.

С введением института прапорщиков запаса сроки действительной службы в войсках для вольноопределяющихся с высшим и средним образованием увеличены с 3 и 6 месяцев до 1 года, а для обычных призывников — с 6 месяцев и 1,5 года до 2 лет. При этом и в подпоручики они могли производиться не ранее этого срока. 1} 1884 г. приняты новые правила для производства в офицеры вольноопределяющихся. На особых правах (равных выпускникам военных училищ) производились лица с высшим образованием, сдавшие экзамен по военным наукам по программе военного училища, а со средним — по полному курсу военного училища, но после выпуска в офицеры юнкеров этого училища.

В специальных училищах с 1885 г. все вольноопределяющиеся сдавали экзамен по полному курсу (кроме лиц с высшим физико–математическим образованием). Вольноопределяющиеся инженерных войск могли по их желанию сдавать экзамен на офицера пехоты.

Право вольноопределяющихся, выдержавших экзамен при юнкерском училище по 1–му разряду, на производство вне вакансий было отменено еще в 1883 г., с 1885 г. они производились только на вакансии, хотя бы и в другие части. Это же правило распространялось на всех остальных выпускников, а право производства вне вакансий в свои части оставили только за лицами с высшим образованием, сдавшими экзамен при военном училище. В 1885 г. решено, что лица, выдержавшие экзамен в специальных училищах за полный курс по 1–му разряду, производятся в подпоручики, как и раньше, с 2 годами старшинства (Старшинство означало дату, с которой отсчитывался срок производства в следующий чин ), по 2–му разряду — с 1 годом старшинства, а сдававшие экзамен по облегченной программе (в артиллерийском училище) — без старшинства. Сдавшие экзамены при инженерном училище по 2–му разряду производились при этом в армейскую пехоту (как и воспитанники училища, окончившие его по 2–му разряду). В 1891 г. экзамен по облегченной программе в артиллерийском училище был отменен, причем в артиллерию отныне производились только те, кто сдал экзамен по 1–му разряду, а остальные направлялись в пехоту и кавалерию.

В 1868 г. с развитием сети военных и юнкерских училищ производство в офицеры вольноопределяющихся (а с 1876 г. и лиц, поступивших по жребию), не прошедших в них обучение или не сдавших экзамен за их полный курс, было прекращено. К началу XX в., когда юнкерские училища преобразовали в военные, фактически прекратилось производство в офицеры иначе, как при выпуске из училища (за исключением очень небольшой группы лиц с высшим образованием, производимых по экзамену; их число не превышало 100 человек в год).

Однако следует сказать еще о такой форме получения офицерского чина, как производство в офицеры запаса. В 1884 г., когда чин прапорщика на действительной службе в мирное время был упразднен, он остался только для офицеров запаса. Первоначально прапорщиками запаса зачислили офицеров, получивших этот свой первый чин на льготных условиях в войну 1877–1878 гг. и так и не сдавших офицерского экзамена (а потому не произведенных в подпоручики). Но в 1886 г. вышло положение о прапорщиках запаса, конституировавшее этот особый офицерский чин. Право на него имели лица с высшим и средним образованием, выдержавшие льготный экзамен. В течение 12 лет они были обязаны пребывать в запасе и за это время дважды отбыть сборы продолжительностью до 6 месяцев. К концу 1894 г. насчитывалось 2960 прапорщиков запаса.

В 1891 г. принято положение о зауряд–прапорщиках. Так именовались на действительной службе способные нижние чины из унтер–офицеров и вольноопределяющихся с высшим и средним образованием, а также фельдфебели и старшие унтер–офицеры, замещавшие вакантные офицерские должности.

К экзамену на чин прапорщика запаса допускались лишь те лица с высшим образованием, которые за время обязательной службы были произведены в унтер–офицеры, при этом вольноопределяющиеся — не ранее, чем они прослужат зимний и летний периоды, а остальные призывники — не ранее окончания 2–го года службы. Лица, успешно выдержавшие экзамен, могли увольняться в отставку немедленно (но не ранее чем за 4 месяца до окончания срока обязательной службы).

Поскольку выпускники юнкерских училищ, окончившие их по 1–му разряду (150–200 чел. в год), и выпускники 2–го разряда, окончившие до поступления в училище гимназию или равное учебное заведение (около 200 в год), производились в офицеры в течение первого года после выпуска, то остальным приходилось ждать производства (за недостатком вакансий) по нескольку лет. В течение этих лет они (хотя и приравнивались по закону в отношении исполнения службы к младшим офицерам), не имея материальных средств, поневоле жили вместе с нижними чинами, усваивая привычки и образ жизни, мало соответствующие званию и положению будущего офицера. Поэтому был поставлен вопрос о сокращении числа юнкерских училищ, что и было впоследствии осуществлено путем преобразования некоторых из них в военные училища, а с 1901 г. выпускники всех юнкерских училищ стали выпускаться, как и из военных училищ, офицерами.

В годы мировой войны в офицеры (прапорщики) снова стали производить за боевые заслуги непосредственно на фронте (без прохождения курса) из вольноопределяющихся, «охотников» (добровольцев), «жеребьевых 1–го разряда по образованию» (поступивших на действительную службу к 1 января 1914 г. по жребию согласно Уставу о воинской повинности 1912 г.), унтер–офицеров, солдат, юнкеров «ударных батальонов» (после первых же боев) и т. д.

C.В. Волков

Офицерские чины на флоте

Офицеры и общество. Офицеры как социальный слой

 



Другие новости и статьи

« Батый (Бату, Саин-хан) 1208-1256

Цифровая среда (пространство) »

Запись создана: Четверг, 20 Сентябрь 2018 в 9:05 и находится в рубриках Новости.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы