18 Август 2012

Из воспоминаний ополченца

oboznik.ru - Из воспоминаний ополченца

Павел Григорьевич ВАСИЛЬЕВ

В первые дни войны добровольцем ушел в народное ополчение. Вместе с аспирантами и преподавателями Московского кредитно-экономического института воевал в 13-й стрелковой дивизии народного ополчения Ростокинского района г. Москвы. Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью «За оборону Москвы», многими другими государственными наградами.

П.Г. Васильев- кандидат экономических наук, в 1949-1955 гг. работал в МФИ ассистентом кафедры организации международных финансовых расчетов, доцентом кафедры денежного обращения и кредита и ученым секретарем Совета института, многие годы преподавал на Военном факультете при Московском финансовом институте.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ОПОЛЧЕНЦА

Аспиранты первого года обучения в Московском кредитно-экономическом институте, в том числе и я, напряженно готовились к сдаче кандидатского экзамена по философии. 22 июня рано утром, чтобы не мешали заниматься домашние на даче, где жила наша семья, я ушел в соседний лесок, забрав книги и конспекты. В середине дня я увидел бегущую ко мне жену. Она кричала:

— Что ты тут сидишь до сих пор? Началась война!

— Как? Какая война? Что ты такое говоришь?

— По радио сообщили, что немцы внезапно напали на нас. Объявлена всеобщая мобилизация.

Быстро собрал книги и конспекты. Пошли домой. Немедленно ехать в институт? Но ведь воскресенье. Нет. Поеду завтра утром. Сегодня буду продолжать готовиться к экзамену. В понедельник институт бурлил. Собрались и все аспиранты. Нас пригласили к профессору Д.С. Базанову — старому революционеру, возглавлявшему Тверской ревком в дни Октябрьской революции. Очень взволнованно он объявил, что назначенный экзамен перенесен не будет. Призвал нас хорошо его сдать и быть готовыми в ближайшее время встать на защиту Родины. На общеинститутском митинге в обстановке крайнего возмущения агрессией многие коммунисты заявили, что пойдут на фронт добровольцами. Через несколько дней началось формирование 13-й дивизии народного ополчения Ростокинского района Москвы, которая вошла в 32-ю армию Резервного фронта и предназначалась для обороны Москвы, а также осуществления режима военного положения и строительства оборонительных сооружений в окрестностях столицы.

Каждый человек вносился в списки дивизии лишь только после беседы с секретарем первичной партийной организации и членом парткома института. Со мной беседовал секретарь парткома Егоров.

— Товарищ Васильев! В народное ополчение направляются люди, способные носить оружие. Контингент добровольцев более ши рокий, чем призываемых военкоматами годных к строевой службе. Считаете Вы себя способным носить оружие? Ведь Вы близоруки?

— Считаю способным. Тем более что народное ополчение связа но с защитой Москвы…

Меня направили в 13-ю Ростокинскую стрелковую дивизию народного ополчения. После некоторых неурядиц был зачислен в роту связи, где уже находилось несколько аспирантов из нашего института. Политруком был назначен доцент Кац. Оснащение радиосвязью оказалось неудовлетворительным. Плохо было и с оружием. Мы получили польские кавалерийские карабины, к которым не подходили патроны от русских винтовок, и можно было пользоваться только трофейными патронами. Штыки-ножи от такого карабина следовало носить на поясном ремне в кожаном футляре. Когда штык был закреплен на стволе карабина, из карабина нельзя было стрелять. Каждый получил по французской гранате и запалу к ней, по 120 патронов. Первое время изнуряющими были переходы ополченцев на дальние расстояния. В частности, наш путь пересекал границу Московской области и углублялся далеко по территории Смоленской области, к Ярцеву. Получалось, что от места нашего расположения до пункта назначения он составлял более 300 километров.

И пройти его надо было за пять дней. То есть каждый суточный переход солдата с полной боевой выкладкой равнялся примерно 60 километрам. После нескольких тяжелых переходов батальон был расфор мирован, и я оказался в стрелковой роте 17-й стрелковой дивизии на родного ополчения.

…Однажды вечером дорога привела нас к узкой речушке, на берегу которой притулилась Грачевка. Неслышно мы стали рассредоточиваться между частыми кустами на лесной опушке, совсем близко от крайних домиков. Даже мне, близорукому, были ясно видны минометы разместившейся батареи и ничего не подозревавшие немецкие солдаты. Казалось, один-два неожиданных броска — и минометы, и деревушка будут наши. Это понимал каждый и с нетерпением ожидал команды. Вдруг позади нас в лесу раздались пулеметные очереди. Немцы прытко повыскакивали из крестьянских изб, бросились к минометам, нацеливая их на лес и опушку, на которой залегли мы. Они вскидывали автоматы на изготовку, плюхались на землю, образуя реденькую цепочку для обороны.

В наших рядах стали раздаваться выкрики:

— Измена! Бежим!

Ни командира отделения, ни взводного, ни ротного поблизости не оказалось. Напрасно мы звали командира отделения Прошкина. Никто не отзывался. Когда близко от меня кто-либо вскакивал, бежал, я кричал:

— Стой! Ложись! Держись вместе, кучнее!

Позади нас по окраине деревушки начали стрелять длинными очередями пулеметы. Мои призывы к отдельно бегущим не остались тщетными, особенно для молодых солдат. Они стремительно падали. Медленно, с остановками ползли в мою сторону. У каждого в руках было личное оружие. Из деревни прозвучало несколько минометных выстрелов. Осколками разорвавшихся мин срезались сучья и стволы сосен. Я понял, что надо отходить организованно, хотя бы небольшими группками.

Моя команда «Отходить! Короткими перебежками! Группой! К дороге, по которой пришли!» — выполнялась. Близко справа очередями бил пулемет. Приказав продолжать движение к дороге, я побежал к пулемету. Один пожилой пулеметчик упорно бил по верхушкам сосен. Упав рядом с ним, я закричал:

— Куда бьешь? Зачем?

— Кукушка!

— Сам ты кукушка! Какие кукушки? Где они? Отходи вместе с нами к дороге, по которой пришли. Ведь ты один. Тащи свой пулемет и патроны.

Впереди показалась небольшая полянка. На ней полусидело-полулежало около десятка солдат, поджидавших нас. Валялось несколько пулеметов Дегтярева, диски патронов и металлические коробки с патронами.

— Товарищ командир! — обратился ко мне солдат. Видите, по бросали пулеметы и патроны к ним. Надо бы все это взять, но мы не сможем унести.

— Каждому, кроме личного оружия, взять по пулемету. Остальным забрать патроны, кто сколько может унести. Медленно пойдем к дороге. Нас никто не преследует. Там наверняка найдем своих.

Взмокшие, усталые, мы медленно брели, пока не натолкнулись на группу солдат во главе с командиром. Решили остановиться на ночлег. В сумерках появился военный, очень худой и бледный, назвавшийся «комбатом один». Он выяснил, откуда у нас пулеметы, и потребовал возвратить их.

Усталые и злые, молодые солдаты наотрез отказались вернуть собранное. Когда комбат, повысив голос, подступил к одному из солдат, тот, вскинув карабин, крикнул:

— Отойди. Застрелю.

Расстроенный, комбат ушел. На следующий день он был смещен с должности и разжалован. После выяснилась причина неудачи освобождения Грачевки. Кроме лесной дороги, по которой мы подходили с тыла к этой деревушке, была еще одна лесная дорога из другой деревушки. Командир, готовивший операцию, приказал роте солдат залечь вдоль этой дороги с пулеметами и выслал разведку, чтобы в случае появления немцев своевременно предупредить засаду.

Разведка вовремя обнаружила идущий в Грачевку обоз примерно из двадцати подвод с минами и другим имуществом. Были направлены связные к засаде на дороге, которые сумели предупредить о приближении обоза. Вторая группа связных, направленная к нам, готовящимся атаковать Грачевку, решила спрямить свой путь, запуталась в лесу и не нашла нас.

Засада же открыла пулеметный огонь по обозу, перебила охрану, захватила обоз. Эта успешная операция была воспринята нами как нападение с тыла и вызвала панику. На следующий день отошедшие части батальона были приведены в относительный порядок: восстановлено командование рот, взводов и отделений, собрана большая часть солдат, рассеявшихся по лесу.

Другие новости и статьи

« Военные эпизоды

История моей войны »

Запись создана: Суббота, 18 Август 2012 в 8:20 и находится в рубриках Вторая мировая война.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медикаменты медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие охрана патриотизм пенсии подготовка помощь право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба спецоперация сталин строительство управление финансы флот эвакуация экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика