Хрулев и службы тыла - от них зависел успех в боевых действиях войск



Хрулев и службы тыла - от них зависел успех в боевых действиях войск

oboznik.ru - Хрулев и службы тыла - от них зависел успех в боевых действиях войск

Хрулев и службы тыла оказались на острие событий, именно от них зависело все — успех в боевых действиях войск, флотов — воздушных и морских, производительность промышленности и вообще жизнь не только государства, но и каждого человека.
Почему? Потому что все это прекратило бы существование, как только перестанет поступать нефть — горючее. Гитлер правильно рассчитал: без бензина и солярки танки и самолеты превратятся в бесполезные груды железа, встанут заводы и фабрики, остановятся поезда, невозможной станет жизнь в квартирах без электричества и отопления.

Территория страны разрезана пополам. С минуты на минуту прекратится доставка нефти из кавказских источников. Нынешние нефтеносные районы в Сибири еще не были освоены.

Но катастрофа не произошла — горючее продолжало поступать во все рода войск, — потому что об этом позаботился заранее генерал Хрулев, начальник тыла Красной Армии! Предвидя положение, которое может возникнуть с потерей европейских дорог, генерал Хрулев заблаговременно стал искать и создавать объездные пути и делать запасы нефти на Урале.

Единственным пунктом транзитной отгрузки горючего для фронта стал далекий каспийский порт Красноводск. Отсюда маршруты груженых цистерн должны были проделать долгий кружной путь через Среднюю Азию, Оренбург к главным артериям снабжения фронтов. Дело усугублялось тем, что пропускная способность Ашхабадской дороги была незначительна — максимум 7-8 пар поездов в сутки. Сама станция Красноводск была не развита, и подача порожних цистерн осуществлялась угловым заездом. Ветка, соединяющая Красноводск с главным направлением, имела такой подъем, при котором исключалась возможность отправки полносоставных наливных маршрутов. Участок пути от станции Зиадин Ташкентской ж.д. до Илецка Оренбургской ж.д. не был приспособлен к возросшему грузопотоку; он имел слабые насыпи и мосты, не пригодные для нормальных скоростей движения.

Чтобы спасти положение, генерал Хрулев отправил в Среднюю Азию летом оперативную группу путейцев НКПС во главе с членом коллегии министерства — молодым и энергичным инженером В.С. Гавриловым. Задача группы — во что бы то ни стало поднять пропускную способность между Красноводском и Илецком и ускорить доставку фронтам горючего.
Первая трудность на месте — нет запаса рельсов и шпал. Хрулев разрешает Гаврилову разобрать малодеятельный железнодорожный участок Коканд-Наманган. Это дало 91 км рельсов и 100 тыс. шпал.

ЦК КП Узбекистана по просьбе зам. наркома обороны Хрулева срочно привлек к работе 3,5 тысячи колхозников вместе со своими транспортными средствами (верблюды, лошади, ослы) и продовольствием. За полтора месяца удалось построить 35 дополнительных разъездов, прямой выход из Красноводска II на главное направление, сооружения для промывки цистерн и новые пути в Красноводском порту. Люди работали по 2-3 смены подряд. Отгрузка нефтепродуктов для фронтов увеличилась втрое.

Одновременно оперативная бригада работников НКПС, Управления снабжения горючим Красной Армии и Наркомата морского флота в рекордные сроки организовала перевозки горючего через Каспий на Гурьев. Для этой цели быстрыми темпами был оборудован Гурьевский порт со всеми сооружениями для налива и развитой сетью подъездных путей. Хрулев не только командовал, но и восхищался.

Смелые и инициативные транспортники тогда же осуществили замечательный эксперимент с массовой переброской в Гурьев порожних цистерн по Каспийскому морю на плаву за буксирами. Насколько мне известно, переправа железнодорожных цистерн на плаву через широкие водные преграды до этого еще никогда не применялась.

Еще в августе 1941 года по предложению Хрулева было принято решение ГКО о постройке железной дороги от Астрахани до Кизляра и моста через Волгу у Астрахани. Все это имело жизненно важное значение для снабжения фронтов. Протяженность новой дороги составляла 348,6 км. На трассу было привезено более 20 тысяч строителей. Но 30 ноября неожиданно пришло указание Л.М. Кагановича, бывшего тогда наркомом путей сообщения, о консервации строительства. Люди, привлеченные на работы из колхозов, разъехались. И вот теперь Хрулеву пришлось форсировать работы, все пришлось начинать снова.
Тем временем фронт приближался к Кавказу, снабжение горючим осложнялось.
Хрулев вспоминает:
- Требовались пожарные меры. Я направил на место постройки новой дороги заместителя Народного комиссара путей сообщения И.Д.Гоциридзе, дав ему широкие полномочия. О положении дел, принимаемых мерах и нуждах строительства он ежедневно докладывал мне по прямому проводу. Все, что нужно было для быстрейшей готовности дороги, выделялось НКПС и военным ведомством…
Невзирая на свою предельную загруженность снабжением фронтов, Хрулев лично руководил строительством новой дороги. Вот отрывок из очередного донесения:
Вручить немедленно.
Ленту изъять.
НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ тов. ХРУЛЕВУ.
Докладываю по положении на строительстве №8и паромной переправе через Волгу у Астрахани:
Из общего протяжения 348,6 километров на 6 июля было уложено главного пути всего 115 километров, в том числе: со стороны Кизляра 93 километра и со стороны Астрахани 22 километра. На 8 июля всего уложено главного пути 127,8 километров. За 8-е и 7-е июля всего уложено главного пути 12,8 километра, из них со стороны Кизляра 6,1 км и со стороны Астрахани 5,3 км и со стороны 105 километра 1,4 километра.
Укладка ведется в три смены на двух конечных точках. В ближайшие 2—3 дня будет налажена третья смена и с третьей точки — со стороны 105 километра.
На строительстве применяется метод укладки пути, разработанный начальником участка инженером Якушкиным, который возглавляет укладку с севера. С южной стороны укладкой руководит главный инженер строительства Кожевников. Метод укладки, предложенный Якушкиным, применяется, упрощает транспортировку материалов.
Таким образом, в ближайшие дни укладка будет доведена до 10 километров в сутки по главному пути с одновременной укладкой станционных путей на 23 разъездах, что позволит закончить укладку оставшихся 220 километров главного пути и открыть сквозное движение по линии к концу июля месяца…
Прошу Вас оказать помощь строительству в следующем:
Обязать Союзтрансторгпит обеспечить дополнительными фондами для усиления питания рабочих в июле месяце по норме второй категории ГКО.
Заставить Наркомречфпот выполнить решение СНК СССР о выделении строительству № 8 дополнительно четыре баржи для устройства паромов.
Из всех вопросов на сегодня самым острым является немедленное обеспечение строительства со стороны Астрахани недостающими рельсами, скреплениями и стрелочными переводами.
Прошу Вас, Андрей Васильевич, обязать Управление Движения Латышева обеспечить продвижение в суточный срок транспорт рельс со скреплениями и в ближайшие дни продвинуть в Астрахань все остальное недостающее количество рельс и креплений.
ЗАМ. НАРКОМПУТИ ГОЦИРИДЗЕ. 9 июля 1942 года.
Напомню: 22 июля 6-я немецкая армия вышла к переднему краю главной полосы обороны Сталинградского фронта. А 25 июля группа армий «А» начала наступление на Кавказ. 9 августа взят Краснодар, 10 августа — Майкоп. 2 сентября началось форсирование Терека.

Эшелоны с горючим к этому времени уже полным ходом шли на Урал: в июле было завершено наведение паромной переправы через Волгу, а железная дорога Кизляр - Астрахань вступила в эксплуатацию 4 августа 1942 года.
Все же успел генерал Хрулев создать обходные пути и сделать запасы нефти в глубоком тылу.
Куда же гнали эшелоны с нефтью?
По удивительному совпадению (бывает же такое!) я имею самое прямое отношение к этим «нефтяным заботам» Андрея Васильевича.

Перед началом битвы за Кавказ я находился как заключенный на лесоповале в далеком Тавдинлаге — там, где, как в песенке поется, «шпалы кончились и рельсов нет».

Я несколько раз писал письма в Верховный Совет Михаилу Ивановичу Калинину с просьбой отправить меня на фронт, в действующую армию. Я человек с хорошей военной подготовкой, писал я, дайте мне возможность бить врагов и доказать тем самым свою преданность Родине. Ответа на эти письма я не получал, скорее всего они не доходили до адресата.
Как ни странно, нефть сыграла большую роль и в моей судьбе. Когда нависла угроза над Кавказом и перспектива для страны и армии остаться без горючего стала реальной, Государственный Комитет Обороны поручил Хрулеву сделать запасы нефти на Урале.

Меня коснулось решение о строительстве нефтеям возле Свердловска. Летом 1942 года в нашем лагере срочно были отобраны люди поздоровее и помоложе, в число которых попал и я. В эшелоне, состоящем из красных теплушек, нас быстро привезли в Свердловск и разместили в лагере на окраине юрода. Мы стали строить нефтеямы. Строить, пожалуй, громко сказано. Все расчеты были сделаны инженерами, а мы, как простые землекопы с тачками и носилками, рыли огромные котлованы, к которым подвели железнодорожные ветки и прямо из цистерн в эти котлованы сливали нефть. Там, где довелось работать мне, нефтеям было вырыто много, запасы сделаны большие, наверное, были такие же хранилища и в других промышленных центрах, но я этого не знаю. Вот так я, вто время сам не ведая о том, соприкоснулся с Хрулевым, который создавал эти запасы.
Воспользовавшись близостью большого города, я однажды попросил вольнонаемного работника бросить в почтовый ящик в городе мое очередное письмо Калинину. Вот это письмо и дошло, так как в конце 1942 года поступил ответ (как выяснилось потом, не мне одному), в нем говорилось: удовлетворить просьбу заключенного (имярек) и отправить на фронт с зачислением в штрафную роту, чем дать возможность искупить свою вину перед родиной, а если эта возможность не будет использована вышеназванным (имярек), то досиживать оставшийся срок после окончания войны.

Скажу еще и о том, что приказ № 227 от 28 июля 1942 года был подписан в день моего рождения, и с этой строжайшей бумаги у меня начиналась новая жизнь. Смысл приказа гласил: "Ни шагу назад!", а у меня получилось наоборот — я сделал первый шаг вперед — на свободу, в составе штрафной роты, которые предусматривались этим приказом.

См. также

Обстановка перед битвой и в битве за Кавказ

В 1942 году врагу удалось осуществить подготовку и нанести удар гигантской силы по Кавказу

Гитлер: «…если я не получу нефть Майкопа и Грозного, я должен покончить с этой войной…»

Гитлер считал, что советские вооруженные силы надо подорвать прежде всего экономически…

Оборонительная операция под Москвой продолжалась с 30 сентября до 5 декабря 1941 года

Армию сосредоточили под Москвой. Сотни эшелонов для этого — забота генерала Хрулева

«Позади Москва, отступать некуда!»

19 октября 1941 года

Битва за Москву: воспоминания Хрулева

В битве за Москву

7 ноября 1941 года: парад на Красной площади

Карпов В.В. “Генерал армии Хрулев. Все для Победы. Великий интендант.”



Другие новости и статьи

« «…имущество свалено в кучи и не рассортировано; новое хранится вместе со старым, завшивленным…»

В честь 200-летия интендантского ведомства России »

Запись создана: Воскресенье, 24 Май 2009 в 23:46 и находится в рубриках Вторая мировая война.

Метки: , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы