Они не успели стать офицерами: их подвиг бессмертен!

Реквизиты счета:
Субсчет марафона «Твои защитники, Москва!»
МРОО «Кремль»
ИНН 7743057200, КПП 774301001, ОГРН – 1037700236694, р/с 40703810001200020001 в АО «ГЕНБАНК» г. Москва, к/с 30101810245250000382, БИК 044525382
Наименование платежа: пожертвование на создание мемориального комплекса Кремлевским курсантам «Свечи»

Инициативной группой ветеранов Московского высшего общевойскового командного училища совместно с Министерством обороны России, межрегиональной общественной организацией «Кремль» при поддержке Правительства Москвы принято решение увековечить память о подвиге Кремлевских курсантов, защищавших столицу России. Для этого будет создан мемориальный комплекс Кремлевским курсантам «Свечи». Данная акция проходит в рамках марафона «Твои защитники, Москва!»
Просим всех, кому дорога память о героях Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. принять посильное участие в пожертвованиях на создание комплекса.

Патриотизм и национальное сознание
oboznik.ru - Патриотизм и национальное сознание

Для многонациональной России формирование патриотизма как преданности единой Родине сопряжено с такой сложной проблемой, как учет национального сознания, отразившего, вобравшего и вбирающего в себя всю сложность межнациональных отношений, отношений центральной власти к тому или иному народу в ходе его истории.

Национальное сознание отражает все грани жизни нации, начиная с исторических глубин, но не только отражает, но во многом и определяет духовный потенциал нации, который проявляет себя в политической, экономической, культурной жизни. В национальном сознании ядром является национальное самосознание, содержание которого определяется степенью осознания национальных интересов в их соотношении с интересами других наций и страны в целом.

Национальное самосознание - это и самооценка, а также оценка места и роли других наций в судьбе своей нации.
Национальное самосознание – это и понимание национальной обязанности и национальной ответственности перед страной.
Национальное самосознание – это и национальная гордость, национальная совесть, национальный стыд, которые ослабляют проявления национального эгоизма.

Национальное сознание не только рационально, но и иррационально и сила бессознательного в нем – страшная сила. Это сила предрассудков, глубоких и сильных эмоций, инстинктов, которые порою возбуждаются памятью, причем чаще горькой памятью. Поэтому так часто в истории проявляется болезнь, имя которой национализм. Н.А.Бердяев писал: «Национализм есть самая распространенная в мире эмоция, наиболее человеческая, так как наиболее свойственна человеку, и наиболее античеловеческая, наиболее делающая человека рабом эстериоризированной силы»1.

«Коротка жизнь отдельного человека, жизнь же нации длинна, она может длиться тысячелетия. Жизнь нации осуществляет связь времен, которой не может осуществить отдельный человек. Национальное импонирует своей глубокой укорененностью в длительную жизнь»2.

В работе «Судьба человека в современном мире», написанной под влиянием фашизации части стран Европы, он с горечью констатирует то, свидетелями чего мы являемся и поныне.

«С необычайной силой вспыхнули в нашем мире древние расовые и национальные инстинкты. Это свидетельствует только о том, как силен атавизм (lat-atavus – прародитель – проявление свойств далеких предков), насколько подсознательное глубже сознательного, как поверхностен был процесс гуманизации.

Если в прошлом утверждение и развитие национальных индивидуальностей было гуманизацией, то современный национализм есть дегуманизация, это есть возврат от категорий культурно-исторических к категориям зоологическим»1.

Возникает вопрос: национальные инстинкты вспыхивают стихийно или их воспламеняют целенаправленно? Думаю, что реже – стихийно (например, стихийная драка болельщиков международной встречи или столкновение людей разных национальностей на бытовой почве). Чаще же древние атавизмы провоцируются, сознательно актуализируются былые обиды, унижения, распри, то есть приводится в действие принцип «разделяй и властвуй», принцип давно и успешно апробированный в истории международных и межнациональных отношений.

Был он использован и при распаде СССР, и при суверенизации России.

Судьба Родины – СССР – мало волновала нашу демократическую общественность. Гораздо важнее – любыми средствами обрести политическое влияние и овладеть властью. Знамя патриотизма было выброшено на свалку истории и заменено знаменем «Даешь суверенитет». Беззастенчиво разыгрывалась национальная карта, уязвлялись национальные самолюбия, проливались обильные слезы жалости к обиженным народам и нациям. Думаю, это были крокодиловы слезы. Писатели, публицисты смаковали тему переселенных народов, как будто только к этому и сводилась национальная политика в СССР.

Для такого наступления на СССР и патриотизм был ряд предпосылок.

Я бы выделила как важнейшую – образование национальной элиты – экономической, интеллектуальной, политической. Как не ругай КПСС, но она целенаправленно выравнивала уровни хозяйственного и культурного развития, пестовала национальные кадры, взращивала национальную интеллигенцию.
Крепко вставшие на ноги республики в лице элиты требовали все большей самостоятельности и независимости от центра. Это естественно. Но разразившийся кризис перевел требования элиты, внутри которой развернулась борьба за власть, в более жесткое – полный суверенитет.

К сожалению, первой встала на этот путь Россия. В борьбе за личную власть с Президентом СССР М.С.Горбачевым Президент России использовал как мощный аргумент право России на полный суверенитет. Не зная, что делать со слабеющей Россией, он кинул клич республикам «Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить». Рвавшаяся к власти молодая интеллектуальная элита создавала миф о свободной России (от кого и от чего?).

В качестве критерия независимости стало использоваться одно словосочетание – экономическая выгода. Торгашеский лексикон стал определять содержание политической жизни и политических решений. И до сих пор определяет. Выгодно ли идти на союз с Белоруссией? Выгодно ли поддержать Армению? Страшное слово в системе человеческих отношений. Так и хочется спросить этих господ, а выгодно ли вообще быть человеком, или лучше быть хищником в человеческом обличье?

За суверенитетом России последовал парад суверенитетов, приведший сначала к развалу СССР, а затем и к ослаблению самой России. Невольно соглашаешься с русским философом Г.П.Федотовым, который писал: «В наш век национальные самолюбия значат порою больше национальных интересов»1. Национальное самолюбие и его возрастание совсем не тождественно национальному самосознанию и его росту. Национальное самолюбие это скорее симптом болезни национального самосознания, при развитии которой национальное достоинство вырождается в национальную кичливость, а национальная гордость в чрезмерные амбиции.

Владимир Соловьев писал: «Есть у народа интерес, есть у него и совесть. И если эта совесть слабо обнаруживается в политике и мало сдерживает проявление национального эгоизма, то это есть явление ненормальное, болезненное.

Возводить свой интерес, свое самомнение в высший принцип для народа, как и для лица, значит узаконять и увековечивать ту рознь и ту борьбу, которые раздирают человечество»2.

«Национальное чувство и патриотизм, старающиеся сохранить и развить народную самостоятельность и в жизни, и в мысли, имеют оправдание с точки зрения всечеловеческой. Ибо если народы суть органы всечеловеческого организма, то что же это будет за организм, состоящий из безжизненных и бессильных органов, что же это будет за всечеловечество, состоящее из бесцветных и бесформенных народностей?

Но чтобы патриотические заботы о народной самостоятельности были плодотворны и безупречны, необходимо помнить две вещи: во-первых, что самостоятельная народность все-таки не есть высшая и окончательная цель истории, а есть лишь средство или ближайшая цель; а во-вторых, что к достижению этой цели ведет отнюдь не возбуждение национального эгоизма и самомнения, а, напротив, пробуждение национального самопознания, т.е. познание себя как служебного орудия в совершении на земле Царства Божия»1.

Эти мысли В.С.Соловьева адресованы русскому народу, а точнее – славянофильскому крылу русской интеллигенции и потому направлены они на Россию в системе человечества. Но столь же применимы и справедливы эти мысли и в отношении наций, составляющих саму Россию.

Вторым по значимости фактором распада СССР и депатриотизации массового сознания я бы определила освобождение общественной психологии от воздействия государственной идеологии.

В условиях экономического, социального, политического кризиса общественное и индивидуальное сознание испытывают постоянные стрессы, потрясения. Неуверенность в завтрашнем дне, обретая массовый характер, порождает отчаяние (по мнению Кьеркегора, самый тонкий яд из существующих ядов). Отчаяние – психологическая основа мистификации сознания. Массовое сознание начинает испытывать нужду в новых спасителях, исцелителях, оно готово слепо поверить в новые обещания прекрасного завтра, пойти за лидером, который обладает единственным достоинством – харизмой.

Оно готово к обману и нередко радо обмануться. На ниве массового потрясенного сознания как грибы после дождя, плодятся лжеспасители, лжепророки, лжесвидетели. Возникает ситуация, когда массовое сознание нуждается в мифах не меньше, чем те, кто, используя мифы в политических интересах, производят и изобретают их подобно самолетам и боевым пулеметам. Один из мифов, который был запущен в массы – миф о Советском Союзе как империи зла.

Этот миф не одно десятилетие и не одним автором создавался на Западе для борьбы с СССР. Теперь же он перекочевал на родную почву. Покончить с СССР означало покончить со злом, освободиться из тисков несвободы и вырваться к свободе. СССР пригвоздили к позорному столбу, а вместе с ним приговорили к позору и советскую гордость, и советский патриотизм. Изобрели слово «совок» – уничижительное, пачкающее память, честь и достоинство людей, создавших мощную во всех отношениях державу. И, прежде всего, в моральном, культурном отношении.

С огромным уважением о достижениях СССР писал в своей последней статье Питирим Сорокин, далеко не коммунист и даже не сочувствующий, а просто честный человек и ученый. «Из всех культурных достижений специального упоминания заслуживает моральный ренессанс населения Советского Союза. Крайняя деморализация первой фазы Революции сейчас во многом преодолена на основе «новой коммунистической этики», определяемой как «этика сотрудничества, бескорыстной помощи и поддержки в борьбе за освобождение человека от оков эксплуатации и угнетения», как этика коллективной защиты достоинства, свободы и самореализации индивида – высшей ценности. Эта этика противостоит буржуазному эгоистическому индивидуализму. По своим основаниям эта «новая этика» является воспроизведением и модификацией вечных и универсальных моральных принципов, провозглашенных всеми великими религиями и этическими системами, включая Нагорную проповедь и заповеди Иисуса.
… Короче говоря, в идеологическом и поведенческом отношениях сегодняшняя мораль русской нации и других народов Советского Союза, возможно, более жизнеспособна, чем мораль ряда западных и восточных наций»1.
Победа во II мировой войне – это победа прежде всего «новой коммунистической этики над буржуазным эгоизмом и индивидуализмом в сфере национальных отношений.

Но наша духовная общественность, устремив энергию отдельных народов к свободе от империи, встала на путь целенаправленного поиска только негативного в истории народов и страны в целом и, в конечном счете, обслуживая политиков и их амбиции, добилась деморализации народов, потери веры во все идеалы, духовного опустошения. И курьезно на этом психологическом фоне воспринимаются  призывы политиков о возрождении своих народов.

Так и хочется спросить, только некого: Что значит возродить Россию? Какую? Московскую, Петровскую? Неграмотную? Нищую? Крепостническую? Монархическую? Пока возрожденцы переименовывают улицы, возрождают и строят храмы, мечети, синагоги, издают забытых авторов, одновременно стремясь умолчать или забыть тех, кто не мил их духу. Возрождаются миллионы неграмотных, нищих, игорные дома, проституция. Возрождается пропасть между горсткой богатых и нищими. Это возродили возрожденцы всех народов, населяющих Россию. Что еще они хотят и, главное, могут возродить?

Не возрождать надо, а изучать опыт всех поколений и прежде всего опыт Советского Союза в строительстве межнациональных отношений, развитии народов и наций. В том числе и опыт КПСС по предупреждению проявлений национализма и шовинизма.
Этот опыт – достояние человечества.

Выдающийся историк и культуролог А.Тойнби писал академику Н.И.Конраду: «Ваша страна состоит из стольких различных народов, говорящих на стольких различных языках и унаследовавших столько различных культур, что она является моделью мира в целом, а соединением культурных и языковых различий с экономическим, социальным и политическим единством на федеральной основе вы показываете в вашем Советском Союзе, чем может стать он и чем он, я надеюсь, в будущем станет»1.

Мне представляется наиболее уникальным и ценным опыт СССР по преодолению фактического неравенства народов, находившихся на различном уровне развития. Общесоюзная политика предполагала ускоренное развитие промышленности в национальных окраинах, приближение к источникам сырья производства по его переработке. Об эффективности такой политики можно было судить уже по показателям первых пятилеток.

Так, за годы первой пятилетки объем промышленного производства в целом по СССР возрос в 2 раза; в Казахстане за этот период он увеличился на 353%, в республиках Средней Азии – на 490%2. За годы двух первых пятилеток валовая продукция крупной промышленности в целом по СССР увеличилась в 9 раз, в Киргизии – в 97 раз, в Таджикистане – в 157 раз3. Ускоренное развитие отдельных республик с целью выравнивания экономического потенциала продолжалось в ходе социалистического строительства. Так, если в среднем по стране с 1913 по 1977г. общий объем промышленного производства увеличился в 145 раз, то в Белоруссии – в 192 раза, в Казахстане – в 223 раза, в Молдавии – в 250 раз, в Армении и Киргизии – в 312 раз4.

Яркой страницей в экономической биографии страны являются темпы движения Башкирии от отсталого полуфеодального хозяйствования к мощной индустрии и высокомеханизированному сельскому хозяйству. В 1916г. в Уфимской губернии в среднем на 100 крестьянских хозяйств приходилось 13 беспосевных, 22 безлошадных, 8 – без всякого скота. Три четверти крестьянских хозяйств пахали сохой. Несколько горных заводов и мелких кустарных предприятий представляли индустрию Башкирии.

Огромное внимание к развитию республики со стороны советского государства, постоянная помощь братских народов страны обусловили быстрые темпы ее роста. Только за 1929–1939гг. в народное хозяйство республики было вложено за счет общесоюзного бюджета около двух миллиардов рублей, из них более трех пятых – на нужды промышленности и транспорта. В последующие годы государственные затраты на развитие экономики и культуры Башкирской АССР возросли в десятки раз. Благодаря постоянной помощи государства, героическому труду развивающегося рабочего класса, колхозного крестьянства и интеллигенции, помощи других народов объем промышленного производства в Башкирии за годы Советской власти вырос в 1000 раз. На 1982г. республика занимала первое место в СССР по объему нефтепереработки, на ее долю приходилась десятая часть общесоюзной добычи нефти. За одни сутки в республике вырабатывалось электроэнергии в 20 раз более, чем в 1913г., а за год в 20 раз больше, чем во всей дореволюционной России1.

Экономический расцвет республик содействовал развитию возможности и способности народов к обмену продуктами труда, к оказанию помощи друг другу. Шел быстрый процесс сближения наций, сопровождающийся ростом многонациональности каждой республики, области, края, района, трудового коллектива. Достижения и опыт одних народов очень быстро становились достоянием других народов.

В патриотическом сознании развивалась новая черта – потребность делиться передовым, отдавать свои профессиональные знания, навыки, умения на службу другим народам.

Так, когда начиналось новое для Башкирии дело – развитие нефтяной промышленности, сюда приехали специалисты и квалифицированные рабочие из Баку и Грозного. В мае 1938г. на строительство крекинг-завода в Уфу прибыл из Москвы коллектив метростроевцев. В конце 1939г. на новостройки Башкирии прибыло 3 тысячи квалифицированных рабочих. Обретшая мощь и опыт, Башкирия теперь имеет чем делиться. Выступая с докладом по поводу 425-летия добровольного присоединения Башкирии к России, первый секретарь Башкирского обкома КПСС М.З.Шакиров отмечал, что геологи, буровики и разведчики недр Башкирии с начала 60-х годов активно участвуют в создании крупной нефтяной базы в Западной Сибири.

Специалисты из Башкирии помогали осваивать нефтеперерабатывающие заводы в Ярославской, Рязанской, Куйбышевской, Волгоградской, Пермской областях, в Татарии и Белоруссии. Посланцы коллективов нефтехимических заводов участвуют в налаживании и освоении производства в Польше, ГДР, Чехословакии, Румынии, Венгрии, Корейской Народной Демократической Республике. Нефтяники оказывают помощь Индии, Алжиру, Ирану, Бирме и многим другим развивающимся странам в создании и развитии нефтеперерабатывающей промышленности2.

Одновременно с блестящими успехами по преодолению экономического неравенства страна добивалась не менее значительных успехов в преодолении культурного неравенства.

Известно, что многие народы царской России были лишены права на родной язык, образование. Впервые в истории России в 20–30-е годы планировалось языковое строительство, для руководства которым были учреждены при Президиуме ВЦИК Центральный комитет Нового Алфавита и Комитет Нового Алфавита народов Севера. Свыше 40 народов впервые обрели научно разработанную письменность на родном языке. Если в 1925г. учебники издавались на 34 языках народов России, то в 1929г. их выпускали уже на 56 языках миллионными тиражами. Так же как и в решении других вопросов партия столкнулась в проведении языковой политики с проявлениями национализма и шовинизма.

Так, в Башкирии отдельные националисты выступали за полную изоляцию башкирского языка от татарского путем активизации диалектальных элементов; отдельные татарские шовинисты отрицали необходимость создания башкирской письменности. Но прогрессивные деятели культуры видели правомерность и необходимость создания башкирского языка с учетом его исторически сложившихся языковых связей. Галимджан Ибрагимов в письме уфимскому журналисту Г.Касимову от 2 августа 1922 года писал: «Коль Уфа находится в Башкирии, коль башкиры в этой республике составляют основное население и партия и революция признают это, то весьма и весьма естественно, что в каждой сфере башкирское должно быть положено в основу.

Если это будет хорошо усвоено, то не останется места для раздора и недоверия между татарами и башкирами.1 Создание национальных языков явилось началом бурного развития национальной литературы, искусства. В 1977г. в СССР было 77 национальных литератур, театральные спектакли шли на 47 языках, газеты и журналы издавались на 89 языках, радиовещание и телевидение вели свои программы на 60 языках.2

Развитие языка активизировало рост национального сознания и вглубь, и вширь. Опыт литературы любого народа в системе СССР убеждает, что раздвигались и временные, и пространственные границы, охватываемые сознанием нации. Писатель устремляется вглубь веков, чтобы осмыслить историю своего народа. Рождался новый вид патриотической деятельности в литературе: создавался историко-революционный роман. Каждый народ хотел понять революцию, свой путь в нее и свое место в ней. «Революцию одним «нутром» не понять. Время начать изучать революцию, художнику стать историком и мыслителем»3. Каждый народ испытывал потребность переосмыслить историю, свой социальный и эстетический опыт. Среди созданных в 20–30 годы исторических романов «Перт Первый» А.Н.Толстого, «Емельян Пугачев» В.Я.Шишкова, «Салават Юлаев», «Степан Разин» С.П.Злобина, «Загадочное знамя» Г.Муканова (1938г., Казахстан), «Рабы» С.Айни (1935г., Таджикистан), «Священная кровь» Айбека (1939г., Узбекистан), «На грани веков» А.Упита и др.1

Одновременно с обращением к прошлому и настоящему своего народа писатели стали все более пристально всматриваться в судьбы других народов, соотносить эти судьбы и выявлять общее связующее начало в судьбе единого многонационального советского народа. Интернациональная тема активно вторгается в национальную культуру. Особенно широким, эмоционально и идейно насыщенным было это вторжение в годы Великой Отечественной войны, когда во всем величии обнажились крепкие корни нерушимой связи народов, их дружба и братство, сыновняя благодарность Родине и признательность друг другу, высота и сила национального чувства и глубина любви к отечеству в любом его национальном измерении.

Украинец Павло Тычина, эвакуированный в Уфу, написал работу о патриотизме в творчестве Мажита Гафури – родоначальника башкирской литературы, воспевал Башкирию, труд и язык ее людей, дарил дружбу и стихи о дружбе новым соратникам.

Башкирия вошла в жизнь и творчество М.Рыльского, В.Сосюры, Н.Рыбака, И.Кочерги, Я.Яновского и др.
Она вошла в жизнь десятков тысяч эвакуированных детей и взрослых, став для них вторым домом в суровые годы испытаний. В свою очередь жизнь многих башкирских писателей, поэтов, как и других ее сыновей, сражавшихся против фашизма, тесно переплелась с судьбами Украины и Белоруссии, Латвии и Эстонии, с каждым метром советской земли, которую топтал враг и очищал кровью советский воин.

К.Даян, башкирский солдат, вошедший освободителем в столицу Белоруссии, «стер с лица горячий пот и поцеловал разрушенные камни Минска». Мустай Карим «Под Уфою землю целовал, чтобы цвела как прежде Украина». Р.Нигмати, для которого Украина не мыслилась иначе, как заботливой матерью, спасшей сына из Башкирии от голодной смерти в страшные двадцатые годы, всю свою страстную любовь вложил в стихи.

Землю Украины топчет враг,
Все сильнее грозный рев металла.
Я бы сердце бросил в гром атак,
Если бы оно гранатой стало.

Русские переводчики активно переводили произведения национальных авторов, и их имена вместе с их творениями становились общесоюзным достоянием.

Научные, творческие и прочие союзы, декады литературы и искусства сближали интеллигенцию. Как отрадно видеть сейчас на канале телевидения передачи «Верные друзья». Литература, искусство, спорт, гуманитарные науки формировали общие цели, идеалы, ценности. Дружба, братство, единство заняли ведущее место в системе государственных и гуманитарных ценностей.

К чести партии и государства они понимали, что преодолеть национальные антипатии, национальное недоверие, особенно ранее угнетенных наций к угнетающей будет нелегко, и здесь недостаточно только целенаправленного духовного воздействия и внимания к решению экономических и социальных проблем. Очень важно само государственное строительство. В.И.Ленин писал: «Национальные антипатии так быстро не исчезнут, ненависть – и вполне законная – у нации угнетаемой к угнетающей останется на время; она испарится лишь после победы социализма и после окончательного установления вполне демократического отношения между нациями»1.

Степень демократизации во многом зависит от степени равенства. «Соглашаться могут только равные. Чтобы соглашение было действительно соглашением, а не словесным прикрытием подчинения, для этого необходимо действительное равноправие сторон», – писал В.И.Ленин по поводу Финляндии и России, критикуя меньшевиков, эсеров, боящихся всякого отделения наций. Как мы знаем, один из первых законодательных актов «Декларация прав народов России» провозгласила равноправие и право наций на самоопределение вплоть до отделения. Предоставлена была независимость польскому, финскому, украинскому, белорусскому народам. «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа» объявила, что Советская Российская Социалистическая Республика учреждается как федерация на основе свободного союза свободных наций.

Был ли негативный опыт? Конечно, был. Но нельзя идти в будущее, спекулируя только на негативе и предавая забвению позитив.
Негативное в жизни наций проявилось прежде всего в ускоренной русификации и демографических процессах. Приведу рассуждения Н.Г.Скворцова, которым трудно возразить. Утрата или истощение факторов этнической идентификации – реальный процесс, затронувший фактически все народы СССР. В первую очередь он коснулся культурных компонентов этничности, особенно образования. В Белоруссии и Молдавии произошел перевод на русский язык обучения. В 1989г. белорусским языком пользовались только 10,5% белорусов, в том числе в городах – 1,5%. Сокращалась доля коренного населения. Так, в Эстонии доля коренного населения составляла в 1939г. – 91,8%, а в 1989 – 61,5%.

Именно эти процессы вызвали к жизни национальные движения, лозунгами которых стали: сохранить собственный язык, собственную культуру, национальную самобытность. По своим целям, задачам, составу участников это были национально-культурные движения. Политики, поддержав «возрожденческие» лозунги, получили мощную опору в своей политической борьбе, а национальная  интеллигенция – реальную возможность в эту борьбу включиться и быть поддержанными в ней.1

Как видим, негатив использован полностью и в политической борьбе, и в практике восстановления права национального языка быть родным не только в общении, но и в обучении, культуре и политике.

Не сомневаюсь, что современное решение этих проблем, которое воспринимается как завоевание и благо, со временем тоже явит свои не только позитивные, но и негативные последствия. Но это дело будущего.

А сейчас по большому счету перед Россией стоят почти те же проблемы, что и перед большевиками. Как лучше обустроить государство? Как преодолеть уже не просто антипатии и недоверие, а национальные конфликты? Как выровнять уровни экономического и культурного развития? И встретится В.В.Путин и власть с теми же трудностями. Прежде всего, с проявлениями национального эгоизма или национализма.

Только трудности эти сегодня усугублены отношениями собственности. В условиях общественной собственности государству легче было формировать общесоюзный бюджет и решать проблемы – социальные, оборонные, научные и пр. в интересах Союза. Теперь же собственность поделена. Для России это не только экономическая, но и нравственная проблема. Природа по-разному одарила отдельные регионы. Разный климат, почва, ресурсы, средства связи и транспорта.

Одни республики сидят на алмазах и золоте, уральских кладовых, нефти и газе, другие имеют очень скудный природный паек. Значит, надо делиться. И вот идет жесточайшая борьба за собственность, всем хочется побольше оставить себе и поменьше отдать в общий котел для развития обделенных природой. Всем политикам хочется выиграть в глазах избирателей, а выиграть – значит, защитить право собственности в интересах жителей своей Республики. Таким образом, местная власть оказывается заложницей национального эгоизма и вольно или невольно сама провоцирует национализм.

Это одна из причин реабилитации национализма. И решить в этих условиях задачу достижения фактического равенства, выравнивания уровней жизни можно только путем усиления центральной власти, усиления роли государства в компенсации того неравенства, которое сложилось не только исторически, но и географически.

Русский философ И.А.Ильин абсолютно справедлив, говоря: «Россия при ее объеме и составе не будет существовать под слабой государственной властью, чем бы эта слабость не вызывалась: безволием правителя, противодействием партий или международной зависимостью. Русская государственная власть или будет сильной, или ее не будет вовсе. Но эта власть должна быть в то же время не бюрократической, не централизованной, не далекой от населения и не грубо-насильственной. Она должна быть ответственной и творческой, с дальнозоркой большой идеей, с чистыми руками и жертвенным служением»1.

Чистые руки и жертвенное служение – это и путь преодоления недоверия к центру. Ведь не секрет, что порою регионы и республики не хотят отдавать «свое» центру и потому, что не верят в честное вложение средств в другие, нуждающиеся регионы. Когда миллиарды, собранные или взятые взаймы на восстановление Чечни или на реконструкцию той или иной отрасли, на развитие Севера исчезают бесследно и никто за это не несет ответственности – какая может быть забота об обустройстве общего дома, России? Лучше уж обустроить свой собственный дом или напрямую помочь соседу или нуждающемуся. Так что власть сама в первую очередь должна быть патриотичной. Если народы, составляющие нации, поверят в это ее служение – служение Родине, а не собственной корысти, они легче освободятся и от регионального, и от национального эгоизма.

Власть, которая почувствовала настоятельную потребность в патриотическом воспитании, должна постоянно работать на солидарность народа. А солидарность – это результат и показатель справедливости во всем объеме ее проявлений. При попустительстве власти, порою, и при ее содействии, произошел глубокий раскол в российской интеллигенции и пока этот раскол не будет смягчен и преодолен, программы патриотического воспитания воплотятся в решения, мероприятия, рекомендации, но только скользнут по общественному сознанию.

О каком патриотическом воспитании может идти речь, когда часть интеллигенции, ослепленная ценностями Запада, буквально линчует русский менталитет, российский образ жизни, русский характер, его обычаи, традиции, его веру. Если А.Н.Толстой с гордостью писал о русском характере, то для госпожи Новодворской русский человек – это навоз и не более.

Глумление над доверчивостью, искренностью, простотой достигло таких размеров, что уже сами русские начинают смотреть на себя, как на «шариковых», недотеп, пьяниц и бездельников. Теряют свою самоценность. Власти это даже выгодно, ибо всегда можно и себя утешить, и перед Западом оправдаться: «Что можно сделать с этим народом».

Наверное, именно поэтому разнузданная русофобия не замечается, не осуждается, не запрещается. Но когда другая часть интеллигенции начинает защищать честь и достоинство России, русского народа, впадая порою в «горячке» в национализм и ксенофобию, начинается буквально вой по поводу антисемитизма, фашизма, экстремизма и пр., и власть принимает какие-то решения по борьбе с этими проявлениями. Власть устраивал раскол Союза писателей, Союза кинематографистов, раскол, который усугубляет и русофобию, и ксенофобию, и западничество, и славянофильство.

Это трагедия, когда значительный пласт интеллигенции и народа воспринимает власть не как свою, родную, а как чужую силу, обслуживающую интересы Запада.

Поэтому очень важно, чтобы власть стала убедительной, т.е. чтобы большинство народа доверяло этой власти как своей, народной власти. А без объединения творческих, интеллектуальных сил общества это вряд ли возможно. Объединить же может только общая цель, общие идеи, общие ценности. И государство должно их оформить в государственной идеологии. Общество, лишенное идеологии, как корабль без компаса. Не знает, куда его унесет, к какому берегу причалит и причалит ли вообще.

Хотелось бы остановиться на особой роли русского народа в достижении подлинной солидарности всех народов, населяющих Россию.
Очень глубоко эту роль прочувствовал Г.П.Федотов: «Россия не Русь, но союз народов, объединившихся вокруг Руси. И народы эти уже не безгласны, но стремятся заглушить друг друга гулом нестройных голосов. Для многих из нас это все еще непривычно, мы с этим не можем примириться. Если не примиримся…, то и останемся в одной Великороссии, т.е. Россия существовать не будет.

Мы должны показать миру (после крушения стольких империй), что задача империи, т.е. сверхнационального государства – разрешима. Более того – когда мир, устав от кровавого хаоса мелко-племенной чересполосицы, встоскует об единстве, как предпосылке великой культуры, Россия должна дать образец, форму мирного сотрудничества народов не под гнетом, а под водительством великой нации.
… Всякое дело, творимое малым народом, как бы скромно оно ни было, всякое малое слово должны вложиться в русскую славу, в дело России»1.

«Наше национальное сознание должно быть сложным в соответствии со сложной проблемой новой России. Это сознание должно быть одновременно великорусским, русским и Российским»2.

История человечества в конце ХХ века и особенно в XXI веке создала парадоксальную ситуацию, суть которой в том, что объективно идет очень быстрыми темпами в силу международного разделения труда и информационной революции сближение стран и народов, а субъективно народы еще не готовы овладеть процессом сближения. Одни страны провозглашают весь мир сферой своих национальных интересов и, защищая их, готовы свергать чужие правительства, бомбить и разрушать чужие города, ввергать в бедствие народы. США, идущие в авангарде такой политики, свой шовинизм на Балканах, на Ближнем Востоке упаковывают в красивую обертку борьбы за демократию и защиту прав на суверенитет национальных меньшинств. Шовинизм одних вызывает национализм других, и порою они смыкаются. Без американского шовинизма навряд ли вызрел бы в такой вызывающей форме албанский национализм с идеей Великой Албании.

Сегодня, как никогда, являет себя двойной стандарт в отношении к народам. Интересный пример приводит В.А.Тишков относительно американцев: «Для них полумиллионная нация навахо – это политическая и эмоциональная риторика лидеров резервации (территория которой в 10 раз больше Чечни), а 150 тысяч карачаевцев или 78 тысяч балкарцев – это реальные нации, требующие государственного самоопределения и нуждающиеся в нем. Типологически сходные ситуации стали квалифицироваться в одних странах Европы как «языковые меньшинства» или «этнические меньшинства», а в других – как национальные меньшинства. Однако трудно доказать, что существует принципиальная разница между гагаузами в Молдове, крымскими татарами в Украине, басками в Испании, тирольцами в Италии, ирландцами в Ольстере»1.

В плену этого двойного стандарта оказался  Советский Союз, до некоторой степени до сих пор пленницей является Россия, хотя президент В.В.Путин постепенно освобождает ее из этого плена.
Трагична, хотя и закономерна сегодняшняя ситуация в Македонии. Попав в тиски двойного стандарта, она фактически предала Сербию, чем породила албанский терроризм уже на своей территории. За недальновидность, а по сути за предательство и продажность политиков расплачивается народ страны.

Представители мировой общественной мысли, вглядываясь в будущее и осмысливая возможные осложнения в системе социальных отношений как внутригосударственных, так и международных, считают, что придет время, когда нужно будет отказаться от понятия «нация».

Либеральные демократии рыночной цивилизации никогда не смогут выйти из состояния конкуренции, и в этой войне за ресурсы, за рынок сбыта, за собственность, за выгодные коммуникации и пр. они всегда будут разыгрывать национальную карту.

Один из самых последовательных и ярких, глубоких гуманистов второй половины ХХв., создатель римского клуба Аурелио Печчеи писал в своей работе «Человеческие качества»: «Национальный суверенитет представляет собой в век глобальной империи человека главное препятствие на пути к его спасению. И тот факт, что он упорно сохраняет свое значение как руководящий принцип государственного устройства человечества, представляет собой типичный синдром нашего ненормального культурного развития…

Принцип национального суверенитета оказывается в первую очередь весьма выгодным его самым ревностным защитникам – правящим классам. Ведь суверенное государство – их вотчина. Вся помпезность и внешний блеск, все пышные слова и витиеватые украшения, скрывающие за собой узкий эгоцентризм, вкупе со связанными с этим имущественными интересами – все это как нельзя лучше служит корыстным целям правительств… Более того, оно дает им все новые и новые средства, предлоги и поводы оказывать психологическое и политическое давление на своих сограждан, не останавливаясь перед тем, чтобы в нужный момент призвать на помощь старую испытанную уловку – разжечь в стране национализм и шовинизм»1.

Борьба за национальные суверенитеты, религиозные движения в мире обязательно прямо или косвенно очень часто влияют на национальные и религиозные отношения внутри России. И, напротив, внутренние проблемы России обязательно вовлекают внешние силы.

В.С.Соловьев писал: «История навязала нам три великие вопроса… Эти вопросы суть: польский (или католический), восточный, или славянский вопрос и еврейский. Эти три вопроса, в тесной связи между собою, суть лишь разные исторические формы великого спора между Востоком и Западом, который проходит через всю жизнь человечества. К этим трем вопросам сводится вся наша политика, внешняя и внутренняя»2. Добавим и исламский вопрос.

Мы в последние годы не раз оказывались в патовой ситуации. Война Сербии и Хорватии провела внутреннюю межу между славянами и мусульманами. Война на Ближнем Востоке между Израилем и арабами усугубляет отношения между евреями, сочувствующими Израилю, и мусульманами, сочувствующими Палестине. События в Чечне, будучи внутренней проблемой России, вовлекают сочувствующих извне, братьев по вере.

Очень трудно, порою невозможно, принять единственно правильное решение, не ранив чувства того или иного народа. Поэтому формирование патриотизма и прежде всего в его аспекте поддержки действий власти всеми народами, требует для России умных, дальновидных политиков, чувствующих и учитывающих психологию народов. Не демагогов, спекулирующих на национальности, а заботливых, честных тружеников власти.

1 Бердяев Н.А. О рабстве и свободе человека. – Париж, 1939. – С.143

2 Там же. – С.138

1 Бердяев Н.А. Судьба человека в современном мире. – Париж, 1934. – С.52

1 Федотов Г.П. Будет ли существовать Россия? //О Россия и русской философской культуре. - М.: Наука, 1990. - С. 460

2 Соловьев В.С. Национальный вопрос в России: - С. 268

1 Соловьев В.С. Национальный вопрос в России: – С.284

1 Сорокин П.А. Основные черты русской нации в двадцатом столетии // О России и русской философской культуре. – М.: Наука, 1990. – С.488–489

1 Конрад Н.И. Запад и Восток. – М., 1972. – С.283

2 Итоги разрешения национального вопроса в СССР. – М., 1936. – Т.1. –- С.50

3 Плановое хозяйство. 1938. № 6. – С.31

4 СССР в цифрах в 1977 году: Краткий статистический сборник. – М., 1978. – С.100

1 Ахунзянов Т.И. О работе областной партийной организации Башкирии по патриотическому и интернациональному воспитанию трудящихся. – Уфа: Знание, 1982. – С.7, 17, 19

2 Советская Башкирия. 1982. 24 июля

1 Сафуанов С.Г. Межнациональные связи башкирской литературы. – М.: Наука, 1979. – С.32

2 См.: Лукин Ю.А. Многогранная социалистическая культура. – М.: Мысль, 1977. – С.115

3 Толстой А.Н. Полн. собр. соч. в 15 т. – М., 1951. – Т.1. – С.85

1 См.: Воробьева Н.Н. Принцип историзма в изображении характера. – М.: Наука, 1978. – С.139, 124

1 Ленин В.И. Полн. собр. соч. – Т.30. – С.51

1 Скворцов Н.Г. Этничность в процессе социальных изменений // Социально-политический журнал. 1996. № 1. – С.37–41

1 Ильин И.А. За национальную Россию // Слово. 1991. № 4. – С.55

1 Федотов Г.П. Будет ли существовать Россия. – С.459–460

2 Там же. – С.457

1 Тишков В.А. Забыть о нации //Вопросы философии. 1998. № 9. – С.13

1 Печчеи А. Человеческие качества. – М.: Прогресс, 1980. – С.255, 258

2 Соловьев В.С. Национальный вопрос в России. – Т.1 – С.273

Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Метки: , , , , ,

Запись создана: Суббота, 10 Ноябрь 2012 в 17:15 и находится в рубриках Новости, О патриотизме в России. Вы можете следить за комментариями к этой записи через ленту RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв, или trackback с вашего собственного сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.