11 Ноябрь 2018

Патриотизм и нравственность

oboznik.ru - Патриотизм и нравственность
#патриотизм#нравственность#гражданскийдолг

Любая власть во все времена ставит целью воспитание патриота, причем на первый план выступают такие характеристики, как гражданский долг, гражданская ответственность, гражданская честь, гражданская совесть и др.

И это понятно. Ведь гражданин – это прежде всего человек, способный отстоять и защитить свободу и независимость Родины, как политическую, так и экономическую, культурную. Основной признак понятия «гражданин» – это юридическая принадлежность индивида к государству, которая фактически наполняется таким содержанием, как отношение к власти, закону, внутренней и внешней политике. В Конституции любой страны есть статья, возводящая в священную обязанность защиту свободы, чести независимости страны. Но весь вопрос в том, как сделать эту обязанность действительно священной, т.е. превратить ее в глубокий внутренний мотив, в нравственный стержень личности.

Ведь трагедия многих патриотов в том состояла и состоит, что до боли любя страну и свой народ, они не принимают власть. Вспомним слова великого поэта «Кто живет без печали и гнева, тот не любит отчизны своей». Как правило, чем больше печали при виде того, что совершается в родном доме – отечестве, тем больше гнева. Такой гнев называют праведным.

Но какая власть, желающая воспитать патриота, запишет в своих решениях необходимость формирования праведного гнева в сознании личности?

Не только для гражданина, но и для отечества главными характеристиками являются честь и достоинство. Когда-то совсем юный Пушкин произнес: «Великим быть желаю, люблю России честь». И он стал честью России на всю ее последующую историю, современником каждого приходящего на нашу землю поколения.

Честь и достоинство гражданина соотносятся с честью и достоинством отечества как сообщающиеся сосуды: честь граждан формирует честь отечества, честь отечества возвышает честь граждан.

Сократ на суде защищал честь и достоинство гражданина Афин и самих Афин, за что и был приговорен к смерти. Его последователи – римские стоики Сенека, Эпиктет, Марк Аврелий провозгласили честь и достоинство высшими человеческими ценностями, без которых жизнь теряет смысл.

В древнем мире в развитии чести гражданина видели залог чести отечества, его свободы и процветания. Заботой о гражданском достоинстве было пронизано все воспитание древней Греции.

А.В.Луначарский в 1918г. в речи «О социальном воспитании» говорил: «Почему греческое государство больше, чем какая бы то ни было другая культура поставило перед собой задачу прекрасного гармонического воспитания? Потому, что маленькая Греция, имевшая громадные шансы … развернуть свою торговлю и промышленность, искусство и науку, вместе с тем находилась под ударом восточных … монархий, которые могли ежемгновенно поглотить эту маленькую Грецию.

Чтобы такая маленькая страна имела возможность отстоять себя в военном отношении от этих колоссов, необходим был огромный подъем каждого гражданина. Именно поэтому потребовалось выработать такого гражданина, который равен был бы сотне, который имел бы действительно огромный удельный вес»1. Честь и достоинство – это прежде всего чувства уважения и самоуважения, где нет места уничижению и самоуничижению. Это чувство гордости, свободное от кичливости. Это доблесть и слава, лишенные высокопарности.

Нет человека, который не хотел бы обладать такими ценностями, как честь и достоинство. И нет других ценностей, которые приобретались бы с большим трудом, чем эти. Это касается и личности, и государства, которое олицетворяет понятие «отечество».
Наши политики вновь заговорили о патриотизме и патриотическом воспитании, а некоторые публицисты предрекают патриотический бум. Я тоже боюсь бума разнообразных мероприятий и рекомендаций-регламентаций.

Но больше беспокоит другое. Политики, которые много потрудились над тем, чтобы ослабить  Россию, унизить ее перед всем миром, которые упивались и упиваются самоуничижением собственного отечества, уничижением советского человека, умалением значимости славных  событий истории, политики, которые погрязли в коррупции, для которых честь и достоинство – пустые слова, – имеют ли они моральное право говорить о патриотическом воспитании населения, обобранного, оболганного, лишенного зачастую элементарных прав для выживания?

Ведь государство может апеллировать к гражданскому долгу лишь в том случае, если само надежно защищает и оберегает права личности и общества, если оно обладает такой добродетелью, как справедливость.

Великий русский философ В.С.Соловьев писал: «Вообще, назначение государства состоит в том, чтобы защищать человеческое общество от несправедливости или зла наиболее реального и несомненно обнаруженного – зла явного или публичного. Так как истинное общественное благо есть солидарность всех, то общественное зло есть не что иное, как нарушение этой солидарности. Действительная жизнь человечества представляет три рода явных и реальных нарушений всеобщей солидарности: она нарушается, во-первых, когда какой-нибудь народ отнимает у другого существование или право на национальную независимость; во-вторых, когда какой-нибудь общественный класс или учреждение притесняет другие, и, в-третьих, когда отдельное лицо открыто восстает против общего порядка, совершая преступление. Предотвращать такие нарушения и противодействовать им, когда они обнаружились, есть прямая задача государства»1.

Наше государство на протяжении последних десятилетий менее всего ставило себе задачей достижение солидарности как всеобщего блага. Напротив, оно вольно или невольно провоцировало войну всех против всех и погружало страну в национальные, профессиональные, региональные и пр. конфликты. Оно поощряло хищников и обвиняло потерпевших в наивности, доверчивости, глупости. Оно сняло с себя бремя ответственности и пустило все на рельсы самовыживания, самосохранения. Оно создало пропасть между богатым меньшинством и нищим большинством.

Высшие представители власти беззастенчиво наживались на трагедии страны. Президенты и экспрезиденты, премьеры и вице-премьеры спешили издавать для Запада «шедевры» по перестройке, демократизации, приватизации, вхождению во власть. Всех манили американские доллары, американские аплодисменты. В стремлении завоевать оплачиваемые симпатии западной аудитории, они меньше всего думали о симпатиях собственного народа. Оголтелый цинизм, наглость, беззастенчивость явили себя особенно ярко в процесс превращения вчерашней власти в сегодняшних олигархов.

Совершенно прав А.Г.Механик, говоря, что в России не столько «олигархи» определяют, кому быть у руля государственной власти, сколько государственная власть определяет, кому быть «олигархами». «Финансовая олигархия, возникшая как продукт раздела большого целого и все еще ожидающая новых кусков от этого пирога, не может, с одной стороны, не зависеть от государства, а с другой – стремится овладеть государством как частной собственностью, поскольку овладеть пирогом будет проще всего. Поэтому жаловаться на аппетиты финансовой олигархии тем, кто прописал всей стране диету, чтобы было что покушать финансовой олигархии, просто нелогично»2.

Такое государство не может быть уважаемо ни своими гражданами, ни мировым сообществом. Оно не может быть любимо, а значит не может быть естественным объектом гражданского долга. Чтобы стать таковым, представителям власти много придется поработать над собой, над самоочищением, над исправлением содеянного, над возвращением доверия граждан. Тактика умиротворения, при которой и волки сыты, и овцы целы - в конечном счете обнаружит свою бесперспективность и пагубность.
Степенью нравственной ответственности власти перед народом, его справедливостью в значительной мере будет определяться и степень гражданской ответственности личности.

Между интересами личности и общественными интересами существует сложная диалектическая связь. С одной стороны, личность благодаря обществу осознает себя и свои интересы, благодаря обществу удовлетворяет их, живет и развивает себя.
Но, с другой стороны, в личности заложены потребности и способность выделять себя из общества, организовывать свою личную жизнь в соответствии с индивидуальными интересами.

Индивидуальные интересы всегда находятся в противоречии с общественными интересами, но тогда, когда они превращаются в ведущий мотив жизни и деятельности, индивидуальное приходит в антагонизм с общественным, становится тормозом на пути общественного прогресса. Если рассматривать общественный прогресс под углом зрения соотношения личных и общественных интересов, то вершина прогресса – высшая гармония интересов.

Если с этих же позиций оценивать патриотизм, то последовательный патриот тот, в ком личные интересы находятся в гармонии с интересами других людей и отечества, т.е. когда любая удовлетворенная индивидом потребность объективно не противоречит, а то и прямо содействует общественному прогрессу.

Возникает вопрос: не означает ли это, что быть последовательным патриотом – значит раствориться в обществе, потерять свою индивидуальность, развив себя лишь как гражданина? Не значит ли это принесения в жертву долгу склонностей личности? Этот извечный вопрос волновал гуманистов постоянно, и в соответствии со своим мировоззрением они пытались дать на него ответ. Утопические социалисты видели огромное зло в разрыве личных и общественных интересов, проявлявшееся в зависти, конкуренции, низости. Сделать всех людей счастливыми, будь то на острове Утопия, в городе Солнца или в другом месте, можно только через установление гармонии личных и коллективных интересов путем уничтожения частной собственности. Гармония же не есть растворение личности, ее забвение в общественном. В.Г.Белинский писал: «Живой человек несет в своем духе, в своем сердце, в своей крови жизнь общества; он болеет его недугами, мучится его страданиями, цветет его здоровьем, блаженствует его счастьем, вне своих собственных, своих личных обстоятельств. Разумеется, в этом случае общество только берет с него свою дань, отторгая его от него самого в известные моменты его жизни, но не покоряя его совершенно и исключительно. Гражданин не должен уничтожать человека, ни человек гражданина. В том и другом случае выходит крайность, а всякая крайность есть родная сестра ограниченности»1.

Основоположники марксизма уже в первых работах очень четко сформулировали свое отношение к личному и общественному в человеке.
«Коммунисты отнюдь не хотят, как думает святой Макс, … «уничтожить частного человека» в угоду «всеобщему жертвующему собой человеку»2.
Стремясь к установлению гармонии личных и общественных интересов в сознании личности, марксизм-ленинизм исходил из понимания того, что это возможно только при социализме в условиях безраздельного господства общественной собственности и социальной справедливости. «Коммунизм в качестве снятия частной собственности, означает требование действительно человеческой жизни как неотъемлемой собственности человека, означает становление практического гуманизма»3.

В системе ценностей практического гуманизма, гармонизирующего права и обязанности, важнейшее место занимает свобода. Политическая, экономическая свобода, разнообразные гражданские свободы обеспечивают личности возможность перевести «ты должен», адресованное обществом человеку, в «я должен».

Мерой личного долженствования является гражданская и прочая ответственность личности. Переход правового долженствования в нравственное самочувствие личности определяется наличием и действенностью такого внутреннего саморегулятора, как совесть. А вот с совестью в современном мире не все в порядке. Совесть в рамках рыночной экономики, когда все любой ценой стремятся к наибольшему удовлетворению личных материальных потребностей, становится явной помехой, она притупляется и изгоняется из человеческой морали. Главное, чтобы не было стыдно. Не стыдно делать бизнес на обмане, воровстве, убийстве, на наркотиках и проституции, порнографии и культе насилия, не стыдно обездоливать стариков и детей, не стыдно порочить и компрометировать порядочных людей. Долой стыд и совесть, ибо это товар, который ничего не стоит.

Когда же этот «божественный закон» предан забвению, все провозглашенные свободы оборачиваются дегуманизацией. И демократия, и либеральная экономика, и свобода слова, к сожалению, явили себя в нашем обществе с самой неприглядной стороны. Слово «демократ» стало ругательным. Всеми желаемый процесс демократизации был опошлен. Действительно, демократические выборы превратились в разорительные шоу с приправой чернухи, а порою и порнухи. Шоумены от политики создают имиджи, рейтинги, изобретают лозунги, привлекают рок и поп-звезд и даже заграничных знаменитостей. Определяют, когда лучше выбрасывать компромат, как лучше психологически обработать избирателя. Административный нажим, подкуп – это повсеместное явление, на которые избирательные комиссии и внимания не обращают. Россия взяла на Западе всю оборотную, грязную сторону демократии, хотя западная передовая мысль давно видит этот негатив и стремится выявить его причины, последствия и возможности преодоления.
Особое внимание с 30-х годов приковано к негативным последствиям цивилизации, которые проявили себя в создании массы и человека массы.

Одно из серьезнейших отрицательных последствий – снижение духовности, падение культуры, которые проявились в ставке общества на среднего человека.

Массовое производство, унификация и стандартизация всех форм жизни от семейного быта до государственного устройства сделали и простого обывателя, и умудренного политика заложниками принципа «быть как все» и «чем я хуже других».

Такие великие завоевания, как всеобщее образование, демократия и гласность выявили со временем не только достижения, но и тревожные симптомы культуры, о чем с полным основанием пишет Й.Хейзинга. Вот что беспокоило его: «Наша эпоха стоит перед лицом тревожного факта: два больших завоевания культуры – всеобщее образование и современная гласность вместо того, чтобы неуклонно поднимать культурный уровень, напротив, несут в своем развитии определенные симптомы вырождения и упадка. В невиданных доселе масштабах и самой разнообразной форме массам преподносятся всевозможного рода знания и сведения, однако с использованием этих знаний в жизни дело явно не ладится. Непереваренные знания тормозят работу мысли, преграждают дорогу мудрости.

Многознание превращается в маломудрие. Это ужасная игра слов, но, к сожалению, она несет в себе глубокий смысл. Будет ли человеческое общество и дальше безнадежно страдать от процесса духовного обмеления? Будет ли этот процесс развиваться дальше?»1

Беспокойство Й.Хейзинги вызывал и тот факт, что навязывание и безропотное принятие знаний и оценок не ограничивается интеллектуальной сферой в узком смысле, а происходит и в области эстетической. Следствие – современный средний индивидуум очень подвержен напору дешевого массового продукта. Мерилом значимости культурного производства становятся рейтинги, кассовость, т.е. массовый спрос. Во всех оценках важно не кто, а сколько? Количество подавляет качество.

Не случайно с экранов телевидения исчезли почти все интеллектуальные программы. Зато как грибы после дождя появляются все новые и новые шоу. Если Й.Хейзингу беспокоит в основном проблема интеллектуального обмеления, то К.Ясперс входит в проблему массового общества более глубоко и всесторонне.

И один из аспектов его внимания – демократия и массы. «Всемирно-историческим основным политическим вопросом нашего времени является вопрос о том, можно ли демократизировать массы, способен ли вообще средний по своей природе человек фактически включить в свою жизнь ответственное соучастие в качестве государственного подданного посредством соучастия в знании и в принятии решений об основных направлениях политики. Нет сомнения в том, что сегодня избиратели в подавляющем большинстве следуют не основанному на знании убеждению, а непроверяемым иллюзиям и неистинным обещаниям, что пассивность тех, кто не участвует в выборах, играет большую роль… Масса может принять решение только посредством большинства. Борьба за большинство, пользуясь средствами пропаганды, внушения, обмана, следование частым интересам является, по-видимому, единственным путем к господству»1.

Внимательно вглядывается в проблему политической демократии Серж Московичи. В работе «Политика и психология масс» он констатирует преобладание в массе иррационального над рациональным. Толпы участвуют в гигантских инсценировках на стадионах или около мавзолеев (в России еще включили и ипподромы). Чествования римских или китайских императоров оставлены далеко позади.

В наше время такие демократические «изыски» с помощью телевидения могут превращать в толпу значительную часть населения.
Самое скверное, что делается все это гуманитарной интеллигенцией: психологами, писателями, обществоведами, деятелями искусства. Не о нашем времени, а о своем, но очень созвучно нашему, писал С.Л.Франк: «Самый трагический и с внешней стороны неожиданный факт культурной истории последних лет – то обстоятельство, что субъективно чистые, бескорыстные и самоотверженные служители социальной веры оказались не только в партийном соседстве, но и в духовном родстве с грабителями, корыстными убийцами, хулиганами и разнузданными любителями полового разврата, – этот факт все же с логической последовательностью обусловлен самим содержанием интеллигентской веры, именно ее нигилизмом; и это необходимо признать открыто, без злорадства, но с глубочайшей скорбью. Самое ужасное в этом факте именно в том и состоит, что нигилизм интеллигентской веры как бы сам невольно санкционирует преступность и хулиганство и дает им возможность рядиться в мантию идейности и прогрессивности»1.

Чтобы не рядиться в мантию демократии, а действительно демократизировать политическую жизнь общества, следует прежде покончить с самооправданием типа «это молодая демократия» или «пена всплывает». Демократия не молода, она ровесница цивилизации. И необходимо изучать опыт демократий, ориентируясь на их положительное, а не отрицательное содержание.
Если наша политическая жизнь и далее будет идти по проложенному руслу, то люди перестанут исполнять свой первейший гражданский долг – приходить на избирательные участки. А тенденция таковая имеет место. О какой гражданской ответственности за избранную власть может идти речь, если в течение месяца избирателю так заморочат голову и в таком ушате грязи искупают, что он уже и ничего не соображает, и ничего не видит?

Власть наша очень не любит отвечать перед гражданами. Много плохого сказано о КПСС, но раз в четыре года она отчитывалась перед народом за сделанное и четко определяла, что будет делать. Что построено, и что будем строить, что разведано и где будет вестись новая разведка, что завершено, а что нет и т.д. Демократическая власть держит страну в неведении. Что? Где? Когда? Кто? Сколько? Довольствуйтесь бюджетом и общими параметрами. Если народ не знает, что его ждет в собственной стране, можно ли сформировать в нем не только высокие гражданские порывы, а простое ощущение связи с нуждами Родины.
Либерализация экономики тоже не дала той желанной свободы, которая формирует оплот патриотизма и демократии – средний класс. Уже античные мудрецы понимали, что наиболее добродетельно то общество, где нет сверхбогатых и сверхбедных, а преобладает мера. Под аккомпанемент средств массовой информации, с лозунгом «первоначального накопления капитала» наша демократическая власть амнистировала экономических преступников – главных накопителей, а затем, с их и божьей помощью, создала тех, кто палец о палец не ударил для накопления, но закусил удила в борьбе за присвоение в частную собственность богатств, созданных руками и умом всего народа. За 2–3 года в России появились и миллионеры, и миллиардеры. Все на Западе ахнули от удивления, а в России охнули от потери рабочих мест, от невыплачиваемых зарплат, пенсий и пособий, от потери сбережений и многих других чудес экономической свободы.

Конечно, нельзя не замечать и положительных результатов от экономической свободы. Многие инициативные, мастеровые и предприимчивые люди смогли организовать собственное дело, заняться свободной от регламентации деятельностью. Вот они то трудом, потом, а порою и кровью «накапливали первоначальный капитал», и, как люди дела, вкладывали его именно в дело, раздвигая его границы. Именно их усилиями в России создана приличная сфера обслуживания, симпатичные кафе и рестораны, магазины и магазинчики, мастерские и парикмахерские и т.п. Они избавили народ от унизительных очередей, а наш повседневный язык избавили от пресловутого слова «достать». В деревне часть крестьян смогла свободно распоряжаться землей и заняться тем производством, которое им и ближе по призванию и выгоднее. Усилиями этих людей хорошеют города и села.

Но главное, что определяет экономическое лицо страны, и что, к великому несчастью современной России, в ней отсутствует – «востребованность творческого труда, высокого профессионализма».

Как замечает академик Моисеев Н.Н. – это самое страшное, индикатор состояния нашего общества. «Естественнонаучная и инженерно-техническая интеллигенция отчетливо понимает, что в рамках нынешнего компрадорского пути развития у России не может быть будущего»1.

Может ли эта часть интеллигенции, можно сказать, мозговой центр промышленного производства по-доброму относиться к власти и новым собственникам, которые живут и наживаются за счет вывоза сырья и мало заботятся об организации производства, об использовании интеллектуального и профессионального богатства страны для ее  экономического и духовного процветания?

Вполне естественным их гражданским чувством является гнев. Гнев и печаль от вида ранее процветающих предприятий, которые сегодня сдаются в аренду под магазины, ярмарки или вообще погибают. Это при том, что миллиарды долларов вывозятся за границу. Аргумент – деньги бегут, потому что их боятся вкладывать в дело. Да они и бегут именно потому, что их владельцы всегда боялись дела, они его не знали, не знают и знать не хотят. Это же не делом приобретенные деньги, поэтому они и идут на скупку недвижимости или лежат в банках. И, думается мне, напрасны увещевания в адрес их владельцев.

Здесь нужны другие меры, требующие политической воли.

Оплот любого государства – армия. Военные – это люди гражданского долга. Как потрудились наши политики, чтобы деморализовать армию, ослабить ее мощь военную и духовную. В стране, богатой топливом, летчики не летают, боевые машины стоят на приколе из-за отсутствия горючего. Полноценные боевые учения, боевая подготовка экономически не подкреплены. В этом одна из причин роста неуставных отношений и преступлений в армии.

Трудно измерить гнев офицеров и генералов, которые хотят, но по вине власти не могут исполнять свой долг и гордиться своей службой. Думается мне, что экономическая свобода больнее всего ударила по армии и военно-промышленному комплексу. Можно сегодня принимать самые прекрасные решения по военно-патриотическому воспитанию, обязывать военкоматы и школы работать с призывниками, но пока не изменится экономическое и военно-техническое положение армии, положительного результата воспитательная работа не даст. Жизненные примеры убедительнее любых слов и мероприятий.

Одна из самых ценных свобод – свобода мысли, свобода слова. Без этой свободы трудно не только сформировать искреннего гражданина отечества, но и гражданину очень трудно, порою невозможно высказать свою гражданскую позицию, сформулировать личную гражданскую оценку тех или иных событий, решений, явлений литературы и искусства, состояния общества в целом. Демократизация России – это явный прорыв в свободе слова. Партии издают свои газеты, издательства – различную литературу, радио и телевидение имеют различные программы и могут свободно проявить свои пристрастия. Ученые не стеснены рамками единой идеологии и не боятся проявить свою субъективность. А уж о мастерах слова, писателях и поэтах, мастерах сцены и говорить не приходится.

Это великое дело, быть избавленным носить фигу в кармане или камень за пазухой, имея возможность реагировать на происходящее.
К сожалению, великое завоевание демократии, явившее себя в годы экономического, политического и духовного кризиса, во многом обернулось против самой демократии, подорвав ее привлекательность для граждан. Свободное слово стало тождественно безответственному слову. Хуже того, свобода слова отождествилась со свободой злого, тлетворного слова. Появились телевизионные, научные, журналистские «киллеры», мишенью которых стали души людей, их память, честь, достоинство. С помощью свободного слова сводились счеты. Ядовитые словесные стрелы полетели в прошлое страны и даже в менталитет российского народа.

Свобода творчества обернулась культом насилия, «основных инстинктов» человека, жесткости и жестокости. Патриот и гражданин был вытеснен или крутым парнем, или извращенцем, или, в лучшем случае, авантюристом из серии Остапа Бендера. Показательна девальвация понятия «свобода слова» в борьбе журналистов НТВ. Будучи на службе у магната Гусинского, они свободу слова отождествили со свободой Гусинского, заранее наделив его статусом непогрешимого в правовом и финансовом отношении человека.
Если власть намерена заботиться о гражданах, об их чести и достоинстве, она должна защитить их право, право их детей слышать честное, искреннее, доброе слово. Красивое слово, литературное или народное, а не гнусное словосочетание. Нельзя защищать права только говорящих и пишущих, надо защищать права читающих и слушающих.

Важная предпосылка формирования человека и гражданина – личная свобода, прежде всего свобода выбора стиля жизни, профессии, места жительства, привязанностей, верований и т.д.

Речь идет именно о свободе, а не и вседозволенности. Очень интересны мысли С.Л.Франка о личной свободе: «Самый несовершенный и нежизненный кумир – это призрак полной, совершенной личной свободы.… Свобода от всего не свете – к чему она нам, если мы не знаем, для чего мы свободны? … Свободен ли тот, кто без смысла и цели шатается из стороны в сторону, блуждая без пути, подгоняемый лишь вожделениями текущей минуты, бессмысленность которых он хорошо сознает? Свободен ли тот, кто не знает, куда деваться от духовного безделья и духовной нищеты?

… То, чего мы ищем и по чему тоскуем, есть не свобода, а прочность и устойчивость, не хаотическое блуждание по бесконечным далям, а покой в родном доме»1.

Действительно, от чего должен и может быть свободен человек и во имя чего? Во имя самовозвышения, самореализации или во имя саморазрушения, самоопустошения? От необходимости или от случайности? И вообще, что такое личная свобода? По мнению Франка – нежизненный кумир, Спинозы – осознанная необходимость, Бердяева – нежелание знать необходимость. Невозможно прийти к единому мнению в определении, но очевидно одно – в свободе разрешается противоречие между зависимостью личности от всех социальных связей: семейных, национальных, профессиональных, демографических и пр. и независимостью, точнее, стремлением к независимости. От того, насколько личность способна нравственно и интеллектуально разрешить это противоречие, во многом зависит ее гражданская позиция. И наоборот, от того, какова гражданская позиция, зависит способ разрешения противоречия между зависимостью и независимостью.

Проблема свободы, как и проблема личности, актуализировалась в эпоху Возрождения и Новое время.
Принцип индивидуализма, как и идея суверенной личности, разрабатывались гуманистами и просветителями и были обращены к утверждению веры человека в способность стать творцом самого себя, своего физического и духовного совершенства, своей судьбы. Эти идеи определили небывалый рост личной инициативы, творчества, предприимчивости. Торжествующий разум открывал тайны природы и заставлял ее служить все возрастающим человеческим потребностям.

Но уже в эпоху Возрождения индивидуализм порождал не только титанов духа, но и титанов порока во всех его проявлениях от злодейства и коварства до полового разврата. Можно сказать, что это было время вершин взлета человеческого духа и низин его падения.

Вторая половина ХХ века со всей очевидностью доказывает, что потенциальные возможности индивидуализма или исчерпаны, или близки к исчерпанию. А в начале века Н.А.Бердяев писал: «Свобода в индивидуализме есть свобода отъединения, отчуждения от мира. А всякая отъединенность, отчужденность от мира ведет к рабству у мира, ибо все чуждое и далекое нам есть для нас принудительная необходимость…

Индивидуализм принижает человека, не хочет знать мирового, вселенского содержания человека.… Индивидуализм есть опустошение индивидуальности, обеднение ее, умаление ее мирового содержания.… Индивидуальность и индивидуализм – противоположны. Индивидуализм – враг индивидуальности. Человек – органический член мировой, космической иерархии, и богатство его содержания прямо пропорционально его соединению с космосом. И индивидуальность человека находит себе полноту выражения лишь в универсальной, космической жизни.… В индивидуализме свобода получает ложное направление и теряется. Индивидуальность и ее свобода утверждаются лишь в универсализме»1.

Действительно, западные цивилизации, культивирующие этот принцип, вместо индивидуальностей создали массовое общество, которое составляют люди толпы. «Идея гражданского общества, выдвинутая просвещением, обернулась в результате индустриализации «массовым обществом», где на смену автономному «Я» опять пришло обезличенное «Мы»… мещанство – диктатура обезличенной в своих желаниях и потребностях массы»2.
Самое время поговорить о мещанстве, его гражданском, патриотическом и всечеловеческом потенциале, о том, почему оно сегодня реабилитировано, как и национализм.
Современные духовные наставники часто льстят молодежи, восхищаясь ее раскованностью, практичностью, самостоятельностью. Эти качества можно уважать, но нельзя не видеть, что они порою становятся самодовлеющими, и раскованность превращается в разнузданность, практичность в корыстолюбие, а самостоятельность в эгоизм. Слабеют узы любви, дружбы, взаимного доверия, доброжелательности. Рвутся естественные связи. В правила жизни вводятся принципы: «красиво жить не запретишь», «живи и жить давай другим». Это – одна из нравственных опор мещанства.

Мещанство как явление духовной жизни было опасно всегда, опасно
везде, во всех сферах жизни: политике, экономике, науке, искусстве; во всех общественных отношениях – от межгосударственных до семейных и межличностных. Оно всегда вызывало резкое неприятие подлостью, лицемерием, приспособленчеством, предательством и многими другими пороками. На мерзости духовного мещанства направляли перо писатели, драматурги, сатирики. Но не только. Мещанство глубоко исследовалось теоретиками марксизма-ленинизма в связи с самыми разнообразными аспектами развития социальной мысли, революционного движения, политических переворотов, реакционных режимов и т.д.

В своем программном документе «Манифест коммунистической партии» К.Маркс и Ф.Энгельс показали, что духовное мещанство претендует не менее как на свою теорию и свою модель социализма. И истинно по-мещански считает себя выразителем «истинного социализма». Характеризуя разновидности утопического социализма, основоположники научного коммунизма выделяли так называемый «истинный социализм», который непосредственно «служил выражением реакционных интересов немецкого мещанства… Он провозгласил немецкого мещанина – образцом человека. Каждой его низости он придавал сокровенный, возвышенный социалистический смысл, превращавший ее в нечто ей совершенно противоположное. Последовательный до конца, он открыто выступал против «грубо разрушительного» направления коммунизма и возвестил, что сам он в своем величественном беспристрастии стоит выше всякой классовой борьбы»1.

В.И.Ленин постоянно разоблачал дух оппортунистов II Интернационала; в мещанстве он видел социальные корни шовинизма, национализма. «Эти тупоумные, но добренькие и сладенькие мещане» стремятся к тому, «чтобы во всех странах держался мещанский национализм»2. Значительное место в ленинском наследии заняла борьба с мещанством, с его мироотношением и моралью. Он не раз отмечал, что мещанин всегда руководствуется мелким, лицемерным расчетцем: не обидеть, не оттолкнуть, не испугать, премудрым правилом: живи и жить давай другим.

Мещанин противостоит гражданину. Размытые гражданские позиции характерны как для мещанина, кредо которого «моя хата с краю», «политика не для нас», так и для мещанина, кредо которого «я – пуп земли», и препарирующего через свой пуп политические лозунги. Если первый опасен гражданской инертностью, безразличием, то второй – воинствующим политиканством. Мещанин из системы лозунгов выхватывает те, которые легче поддаются социальной демагогии.

Попирая свободу и достоинство, они более всего размахивают лозунгами свобода, защиты прав личности. Они выдают себя за выразителей гражданских прав, но это «механические граждане», как назвал их А.М.Горький в статье «О мещанстве». «Вероятно, «механические граждане» не упустят случая упрекнуть меня в том, что я против свободы слова, «личности» и других священных традиций. Да, я против свободы, начиная с той черты, за которой свобода превращается в разнузданность, а, как известно, превращение это начинается там, где человек, теряя сознание своей действительной социально-культурной ценности, дает широкий простор скрытому в нем древнему индивидуализму мещанина и кричит: «Я такой прелестный, оригинальный, а жить мне по моей воле не дают»1.

Ортега-и-Гассет в работе «Восстание масс», выделяя такую характеристику массы, как вульгарное мещанство, отмечает агрессивное самодовольство посредственности, непризнание и разрушение авторитетов, жизненные принципы «быть – значит иметь», «быть как все», «чем я хуже других». Агрессивность мещанина проявляется не только в разрушении идеалов и авторитетов, но и в превращении всех, кто не удовлетворяет вкусам и притязаниям посредственности, в изгоев. Мещанин использует для самоутверждения тиранию общественного мнения. Сколько талантливых людей, высоких гражданским духом сегодня не просто изгнано с экранов телевизоров, но и предается поношению общественным мнением.
Все, что удовлетворяет вкусы посетителей казино, ресторанов, тусовок, борделей и пр. – это популярно, модно, издаваемо, тиражируемо, оплачиваемо по самой высокой цене.
А.Пахмутова, Игорь Демарин, Александр Морозов и другие прекрасные музыканты с не менее прекрасными исполнителями глубоких по теме, сильных по эмоциональному воздействию на ум и сердца людей, песнями, балладами – где они? Пахмутову, чье сердце всегда откликалось на жизнь страны и билось в унисон с нею, вообще превратили чуть ли не в обвиняемую. Неловко бывает за таких прекрасных мастеров, как И.Кобзон, Л.Лещенко, когда они как бы оправдываются за то, что воспевали свою страну, ее стройки, завоевания в космосе, победы в спорте и пр.

Разве мы слышим сегодня голоса прекрасных писателей, мыслителей, патриотов Ю.Бондарева, В.Распутина, В.Белова и др.? Нет, ибо их мысли, раздумья о судьбах родины не удовлетворяют мещанина не от власти, не от средств массовой информации. Он ерничает над словами «Раньше думай о Родине, а потом о себе», считая, что если каждый будет думать о себе, добиваясь богатства и благополучия, то станет богатой и Родина.

Вот такой арифметический подход: «Родина – это сумма слагаемых».
Кажется парадоксальным, но вот такое агрессивное стремление мещанина-индивидуалиста к утверждению своих принципов и ценностей жизни не исключает, а скорее предполагает психологию раба, маленького человека. Он постоянно задает вопрос «А что я могу?» и сам же на него отвечает «Все равно ничего не изменится». Психология раба, маленького человека – малопригодная почва для посева идей гражданственности и взращивания патриотического чувства.

В.А.Сухомлинский в «Письмах к сыну» писал: «Стремись быть настоящим человеком. Пусть будет чуждо твоему сердцу самоуничижение, пусть не знает твое сознание мысли: выдающиеся люди – это люди исключительные, я же – маленький рядовой человек. Оттачивай, отшлифовывай в себе человечность. Прежде всего доводи до большой тонкости чуткость ко злу, неправде, обману, унижению человеческого достоинства»1. Как не хватает сегодня России Сухомлинских и Макаренко с их высокой гражданственностью, глубокой устремленностью во внутренний мир человека, с их верой в способность человека создать в своей душе храм человечности.
Смешон был «мещанин во дворянстве» времен Мольера, неприглядны и малоприятны мещане Горького, поистине угрожающи для судеб отечества и человечества современные мещане от политики, культуры, науки, средств массовой информации.

Много было изъянов в коммунистической пропаганде и воспитании, но формирование неприятия мещанства во всех его проявлениях было несомненно их сильной стороной. Сегодня мещанин возведен в ранг «современного человека», умеющего приспосабливаться к обстоятельствам и извлекать из них максимум выгоды. Зато отправлен на общественные задворки человек труда. Трудовая, профессиональная гордость и честь, трудовой героизм и энтузиазм – эти словосочетания канули в лету. Желтой прессе не интересны ни люди труда, ни их достижения, ни их заслуги перед отечеством. Она обслуживает мещанина «клубничкой», «жареными фактами», светскими сплетнями, околодворцовыми интригами.

Мещанину от политики тоже не нужны гражданские добродетели, такие, как справедливость, ответственность перед страной и народом, мудрость и мужество. Все эти понятия заменило одно – его величество имидж. Невольно задаешься вопросом: а кто такие политические имиджмейкеры, создающие имидж политику, кто они по своей гражданской сути, чему служат? Думаю, в значительной степени – сокрытию сущности своих объектов под более или менее благоприятной внешней оболочкой. Не сомневаюсь в том, что гуманисты XXI века объявят поход против мещанства, которое представляет угрозу будущему человечества. XXI век поставил перед человеком и человечеством сложную, очень трудно разрешимую задачу, которую Аурелио Печчеи назвал «человеческой революцией».
Недавно ушедший из жизни прекрасный ученый и просто мудрый человек Н.Н.Моисеев тоже постоянно говорил о назревшей необходимости глубокой моральной перестройки самого духа и смысла человеческой культуры. Такая необходимость вытекает из симптомов деградации человека: «Возможен… распад общественных структур, деградация человека и его возвращение в царство одних биосоциальных законов… Во многих странах, причем вполне «благополучных», мы наблюдаем разрушение нравственных начал, усиление агрессивности и нетерпимости, проявление разного рода фундаментализмов, широкое распространение генетических и иммунных заболеваний, уменьшение рождаемости»1.

Одним из необходимых условий нравственной революции является пересмотр отношения к такой ценности, как богатство.
Всеобщее богатство – это миф, постоянно питающий агрессивность человека по отношению к природе и себе подобному. Этот миф, к сожалению, главная составляющая всех политических программ и социальных идеологий. Считается, что непрерывная экономическая экспансия – атрибут здоровой экономики. Экономический рост превратился в предмет гордости и символ превосходства.
«Рыцарей роста прославляют как поборников добра и прогресса; правительства проповедуют рост как новоявленное откровение и именно в нем ищут ключ к решению возникающих проблем. Причем, обычно игнорируют ту социальную и экологическую цену, которую часто приходится за это платить»2.

Богатая страна, богатое государство, богатая нация, богатый человек – вот набившие оскомину словосочетания, звучащие из уст политиков всех мастей. И те, кто обещает самые легкие пути и самые быстрые сроки реализации этой мечты, обретают наибольшую популярность у массы.

Овладев общественным и индивидуальным сознанием, миф о богатстве ввергает человека в новое рабство, имя которому потребительство. Мистика денег, вещей уводит человека все дальше от самого себя, от природы, от людей, от согласия, любви и дружбы. Сколько рекомендаций, как стать миллионером, вылилось на головы телезрителей, радиослушателей за последние годы. Но мы не слышим практических советов, как стать интересным человеком, интересным для себя, для собственной семьи, для людей. Как обрести самоценность, самодостаточность, защитить личную честь, достоинство. Ратующие за свободу слова средства массовой информации фактически лишили слова педагога, психолога, воспитателя, писателя, объектом которых является духовный мир человека.
Сегодня звучат очень убедительно призывы античных мудрецов к умеренности и самоограничению. Им вторят и те современники, мысль которых обращена на сохранение и укрепление вечных основ бытия, коими являются согласие с природой, с самим собой и себе подобными.

Природа взывает к нам: соотносите свои потребности с моими возможностями, подчиняйте человеческие запросы разумному их обеспечению. В противном случае – хаос и гибель. Климатологи еще в 1979г. предупредили, что если шестимиллиардное человечество будет стремиться к уровню жизни среднего американца и реализует это стремление, оно погубит себя необратимым изменением климата. «Необходимым условием разумности человеческих потребностей и умеренности надежд на их удовлетворение является развитие самих человеческих качеств и способностей» .

Среди качеств Печчеи выделяет как основные чувство глобальности, любовь к справедливости и нетерпимость к насилию. Причем основой всего он считает социальную справедливость, ибо, если нет справедливости, то нет и свободы, поскольку сильные будут порабощать и подчинять слабых, а зло торжествовать над добром.

И вот здесь мы выходим на отношения собственности. Все либеральные демократии возводят в кумир частную собственность, считая, что только частная собственность делает человека хозяином, а значит, оплотом государства, гражданином и патриотом.
Тем самым увековечивается эгоизм индивидуальный и государственный. Мне представляется, что подход к собственности В. Соловьева более соответствует как природе человека, так и потребностям и задачам XXI века.

«Собственность сама по себе не имеет ничего абсолютного. Это – ни священное благо, которое надо защищать любой ценой и во всех его проявлениях, ни зло, которое должно обличить и уничтожить. Собственность – относительный и обусловленный принцип, который должен подчиняться принципу абсолютному – принципу нравственной личности.

Нравственная личность не может пользоваться правами без соответственных обязанностей. Общепризнано, что право собственности сопряжено с некоторыми общественными обязанностями. Однако было бы ошибочным игнорировать, что человек имеет обязанности не только по отношению к своим ближним, но и к миру низшему – к земле и ко всему, что на ней обитает. Если он имеет право пользоваться природой для себя и своих ближних, его обязанность также возделывать и улучшать эту природу для блага самих низших существ и, следовательно, он должен их рассматривать не только как средство, но и как цель.

Но если использование земли в широком масштабе для извлечения наибольшей пользы и удовлетворения общих потребностей, если это количественное использование может быть успешным лишь в условиях коллективной или общественной собственности, то качественное возделывание и усовершенствование природы требует, напротив, личных отношений между человеком и объектом его труда. Чтобы развиваться, чтобы стать более глубокими и интимными, эти отношения должны быть установленными и постоянными. Следовательно, надо сохранять оба вида собственности, как равно необходимые для подлинной человеческой жизни: собственность коллективную, для общего обеспечения минимума материальных благ, и собственность личную, чтобы возвысить природу до высшей степени совершенства»1.

Как видим, мысль Соловьева в отношении собственности упирается не в абсолютизацию человеческого эгоизма как неистребимого качества, а в абсолютизацию связи человека с человеком и человека с природой в аспекте не только и не столько прав, сколько обязанностей. Брать и отдавать – вот ритм человеческой жизни, и если кто-то берет больше, чем отдает, а кто-то отдает больше, чем берет, начинается аритмия – болезнь социального организма и природы. Россия, которая только входит на поводке у Запада в сложившиеся там отношения собственности, следует хорошо взвесить все нравственные последствия такого вхождения. Да, они живут богаче и у них больше возможностей. Но можем ли мы сказать, что люди там выше, чище, интеллектуальнее, благороднее, чем в России? Отнюдь. А ведь критерием всего хорошего и плохого является человек.

И пока наши люди не потеряли своих высоких нравственных качеств, таких, как коллективизм, солидарность, чувство справедливости, пока многие готовы делиться последним, не ослеплены завистью, своекорыстием, пока они более духовно соответствуют потребностям цивилизации XXIв., задумаемся – стоит ли погружать россиян в трясину потребительства со всей агрессивностью конкуренции? Может, есть у человечества и третий путь, без крайностей капитализма и социализма и России предстоит, волею судьбы и истории найти этот путь, как ищет его Китай, Япония, скандинавские страны. Об этом много размышляют не только российские, но и западные философы, социологи, культурологи, психологи и пр. Отрадно, что в России вот уже несколько лет издается журнал «Здравый смысл», где есть рубрика «В поисках гуманистического синтеза».

Хотелось бы привести мысли одного из авторов, Игоря Борзенко, изложенные в статье, которую он так и назвал «Третий путь».
«Тяжелейшие гири потребительского мировоззрения кажутся порой непреодолимыми, а надежды на успех активного эволюционизма – ничтожными. Реальный выход лежит на пути нового синтеза разума, нравственности и позитивного экономического мышления… Принципиальная опасность созревающего глобального конфликта состоит в том, что главный стимул человеческой активности в рамках рыночной цивилизации – стремление к наибольшему удовлетворению личных потребностей – лишь усугубляет неравномерности и опасности. А где же братство, любовь к ближнему, понимание законов среды обитания? Рыночная экономика эти принципы по большому счету игнорирует.

… Идею братства надо развернуть в направлении всеобщей жизнестойкости и полноты жизни»1.
Переход от понятной парадигмы личного потребления к парадигме общечеловеческого жизнеустройства не прост. Должна произойти «нравственная революция», следствием которой станет новое соотношение личных, общественных (государственных) и общечеловеческих ценностей. Критерием определения человека и как патриота, и как гражданина планеты должна стать человечность. На уровне обыденного сознания человечным обычно называют доброго, отзывчивого, умеющего прощать и находить согласие человека. Но исчерпывается ли человечность только этими характеристиками? Позволю себе цитату из С.Н.Булгакова, ибо смысл, заключенный в ней, беспредельно глубок и очень актуален. «Человечность как потенциал, как глубина возможностей, интенсивная, а не экстенсивная, соединяет людей в неизмеримо большей степени, нежели их разъединяет индивидуация. К этому единству или основе, представляющей некий универс, приобщается всякий человек, без различия, долго ли он живет, много или мало удается ему испытать в эмпирической жизни, какой уголок мирового калейдоскопа ему приоткроется. Самый факт, что данный человек жил, подразумевает не только временную, эмпирически ограниченную форму его бытия, но и вневременную принадлежность его к бытию целого, человечества.

… Эта человечность есть положительная духовная сила, действующая в мире, его единящее начало»1.
Оплодотворенный глубокой идеей человечности патриотизм как любовь к отечеству естественно будет сочетаться с солидарностью в пределах мирового сообщества. Любовь к отечеству и любовь к человечеству как взаимообогащающие состояния человеческого духа снимут болезненные проявления национального и индивидуального  самосознания, прежде всего ослабят эго и этноцентризм.
Человечность – самое высокое состояние человека, на формирование которого должна работать вся система образования и воспитания, вся человеческая культура. Не все могут  покорить вершину, имя которой «святость». Но воспитывать стремление к этой вершине в современном человеке более важно, чем формировать умение приспосабливаться к сиюминутному, погружаясь в суету сует.

Духовно высокий человек всегда современен, он всегда востребован, он не приспосабливается ко времени, потому что время для него не только настоящее, но и прошлое, и будущее.

Наверное, не будет преувеличением сказать, что XXI век открывает эпоху Нового гуманизма и Нового Просвещения.
Три важнейших принципа – свобода, независимость, индивидуализм будут наполняться новым содержанием.
Принцип независимости, думается, уже почти исчерпал в истории человечества свой положительный потенциал. Он, стимулируя развитие отдельных народов, возвышал и человека, и человечество до осознания зависимости, как локальной, так и глобальной. В новом столетии пониманием того, что независимость относительна, а зависимость абсолютна, будут корректироваться отношения между народами, государствами и индивидуальными субъектами материальной и духовной деятельности. Идеи русского космизма, надеюсь, войдут в систему образования и воспитания российской школы, а российская гуманитарная интеллигенция осознает себя наследницей великих идей русских мыслителей.
Понятие свобода все более будет определяться через ответственность. Мерой ответственности, предположительно, только и можно будет определять меру свободы.

Сама ответственность раздвигает свои пределы до космического содержания. Н.А.Бердяев писал: «Судьба человека зависит от судьбы природы, судьбы космоса, и он не может себя отделить от него. Всем материальным своим составом человек прикован к материальности природы и разделяет судьбу ее. И падший человек остается микрокосмом и заключает в себе все ступени и все силы мира. Пал не отдельный человек, а всечеловек, Перво-Адам, и подняться может не отдельный человек, а всечеловек. Всечеловек неотделим от космоса и его судьбы. Освобождение и творческий подъем человека есть освобождение и творческий подъем космоса. Судьба микрокосма и макрокосма нераздельны, вместе они падают и подымаются. Состояние одного отпечатывается на другом, взаимно они проникают друг в друга»1.

Раздвижение границ ответственности личности - от ответственности перед семьей до ответственности перед космосом, вечностью, востребует торжества принципа коллективизма над индивидуализмом.
Таким образом человечество будет возвращаться к вечным моральным ценностям, ибо все-таки главная потребность человека не в вещах, не в деньгах, а в другом человеке. Человек – прежде всего духовное существо. Он изнывает под тяжестью зависти, соперничества, недоброжелательности, агрессии. Человеку нужен другой человек и отношения, построенные на взаимопонимании, взаимоуважении, взаимопомощи, взаимодоверия. Отношения любви и товарищества. Только такие отношения наполняют жизнь смыслом, избавляют от одиночества и всех его последствий – от нежелания жить до поиска товарищества в различных сектах или жестких государственных режимах.

Возможно ли обретение подлинно человеческого смысла жизни в системе современных государств, даже самых либеральных и демократических? Думаю, что нет. И разделяю аргументы Н.А.Бердяева в пользу социализма как будущего человечества.
«Социализм не есть утопия, социализм есть суровая реальность… Совершенно несостоятелен тот аргумент, что социализм не осуществим, потому что он предполагает нравственную высоту, которой не соответствует действительное состояние людей. Вернее было бы сказать, что социализм будет осуществлен именного потому, что нравственный уровень людей недостаточно высок и нужна организация общества, которая сделала бы невозможным слишком большое угнетение  человека человеком. В социалистическом обществе… должны быть люди, которым будет возвращено человеческое достоинство, полнота их человечности» .
То, что система социализма потерпела поражение в борьбе с потребляющим обществом, не значит крушения идеалов социализма, ибо эти идеалы выросли на почве гуманистических исканий человечества. Равенство, справедливость, солидарность, братство народов, товарищество, дружба – разве может человечество отказаться от этих принципов только потому, что они трудно осуществимы? И только потому, что не смогли быть полностью реализованы в странах социализма?

Неудача социализма в нашей стране не должна быть причиной для захоронения его идеалов, поводом для глумления над святым чувством любви к Родине. Годы строительства социализма были великими и трагическими годами и там много свершений, которыми все поколения россиян могут гордиться. Просто надо отделить зерна от плевел, правду от неправды, высокое от низкого, гордое от позорного. И воспринимая лучшее из прошлого, строить более достойное настоящее и будущее. Это – необходимое условие единения народа. Не надо искать золотой век. Его не было и никогда не будет. В каждое время были обретения и утраты, гордые и постыдные страницы. В советское время были репрессии, а сейчас матери торгуют детьми. Что страшнее? Заглянем поглубже и увидим, как гордые дворяне торговали людьми, за малейшую провинность отправляли в рекруты, насиловали дворовых девушек. Богатой Россия тоже никогда не была, все разговоры о ее дореволюционных экономических успехах – миф и не более. Об этом пишет И.Солоневич, один из ярких представителей русского зарубежья, в работе «Народная монархия»:
«Факт чрезвычайной экономической отсталости России по сравнению с остальным культурным миром не подлежит сомнению. По цифрам 1912г. народный доход на душу населения составляет в США 720руб., в Англии – 500, Германии – 300, Италии – 230, в России – 110руб. Даже хлеб, основное наше богатство, был скуден. Если Англия потребляла на душу населения 24 пуда, Германия – 27 пудов, а США – 62 пуда, то русское потребление хлеба было только 21,6пуда, включая во все это и корм скоту. Таким образом, староэмигрантские песенки о России как о стране, в которой текли реки из шампанского в берегах из паюсной икры, являются кустарно обработанной фальшивкой. Да, были и шампанское, и икра, но меньше чем для одного процента населения.

Основная масса населения жила на нищенском уровне»1.
Пора политикам, журналистам, писателям, всей гуманитарной интеллигенции, особенно занятой в сфере образования и воспитания, перестать противопоставлять различные эпохи, сталкивать историческую память и тем самым раскалывать и ослаблять Россию. Нужно всем, кому доверено властвовать над душами людей, повседневно и ежечасно работать над собственным самоочищением и самовозвышением, тянуть себя изо всех сил к новому гуманизму, жизнеутверждающему, позитивному и творческому. Этот гуманизм должен «вызывать страстный отклик, рождать самоотверженность и чувство призвания»2.
Тогда будет меньше горьких страниц в истории и горечи в жизни народа. Любовь к Родине, ее прошлому, настоящему и будущему, очистится от примеси ненависти, злобы, недоверия и станет тем чувством, которое делает всех людей родными и близкими.

1 Луначарский А.В. О коммунистическом воспитании. – Киев, 1977. – С.28

1 Соловьев В.С. Из философии истории: Соч. в 2т. – М.: Правда, 1989. – Т.2. – С.341–342

2 Механик А.Г. Финансовая олигархия или бюрократия? //Общественные науки и современность. 1999. №1. – С.41

1 Белинский В.Г. Собр. соч. в 3т. – М.: Политиздат, 1948. – Т.1 – С.639

2 Маркс К, Энгельс Ф. Соч. – Т.3. – С.236

3 Там же. – Т.42. – С.169

1 Й. Хейзинга. В тени завтрашнего дня. – М.: Прогресс, 1992. – С.278

1 Ясперс К. Духовная ситуация времени // Смысл и назначение истории. – М.: Политиздат, 1991. – С.346

1 Франк С.Л. Этика нигилизма: Соч. – М.: Правда, 1990. («Вехи», 1909). – С.106–107

1 Моисеев Н.Н. Время определять национальные идеи. // Социально-гуманитарные знания. 1999. № 5

1 Франк С.Л. Крушение кумиров. – С.162–163

1 Бердяев А. Свобода творчества. – С.376–377

2 Межуев В.М. // Вопросы философии. 1997. № 11

1 Маркс К., Ф. Энгельс. Соч. – Т.4. – С.453

2 Ленин В.И. ПСС. – Т.37. – С.108

1 Горький М. Собр. Соч. – Т.25. – С.28–29

1 Сухомлинский В.А. Письма к сыну. – М.: Просвещение, 1979. – С.36

1 Моисеев Н.Н. Современный антропогенез и цивилизационные разломы. Эколого-политологический очерк // Вопросы философии. 1995. № 1. – С.10

2 Печчеи А. Человеческие качества. – М., 1980. – С.247

Печчеи А. – С.252

1 Соловьев В.С. Социальный вопрос в Европе. Соч. – Т.2. – С.448

1 Борзенко И.  Третий путь // Здравый смысл. 1999. № 11. – С.39, 40

1 Булгаков С.Н. Философия хозяйства. – С.107

1 Бердяев Н.А. Смысл творчества. – М.: Правда, 1989. – С.306–307

Бердяев Н.А. О рабстве и свободе человека. – С.173–177

1 Солоневич И.. Народная монархия. – М.: Феникс, 1991. – С.68

2 Куртц Пол. Сначала о главном // Здравый смысл. 1999. № 11. – С.32

Другие новости и статьи

« Денежное довольствие военнослужащим, проходящим военную службу по контракту в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях

Где и как призывник может получить воинскую специальность? »

Запись создана: Воскресенье, 11 Ноябрь 2018 в 13:08 и находится в рубриках Новости.

метки:

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика