9 Декабрь 2012

Виагра для военной медицины

oboznik.ru - Виагра для военной медицины

Резать или лечить – так сегодня стоит вопрос

В редакцию «НВО» по электронной почте пришло письмо от гражданки Агапкиной Т.С.

«В городе Камышине Волгоградской области, где служит мой сын, – сообщает она, – с 1 декабря 2012 года закрывается военный госпиталь. Вместо него открывают военную поликлинику со стационаром на 20 мест. Но проблема в том, что в городе две бригады ВДВ (так в письме. – В.Л.) и на такое количество солдат возможностей поликлиники просто не хватит. Конечно, в бригадах есть так называемые медроты, но у них вместимость около 35 коек. В госпитале вместимость около 250 коек, и он заполнен под завязку, особенно зимой. Я боюсь, что такое отношение к камышинскому госпиталю тяжело отразится на здоровье солдат и может даже привести к трагическим последствиям, особенно при таком отношении командиров к подчиненным. Как однажды моему сыну сказал его командир: «Десантник не бывает больным – он бывает либо жив, либо нет». Госпиталь в Камышине жизненно необходим, помогите не допустить его закрытия!»

СТЕНЫ, ПРОПАХШИЕ ХЛОРКОЙ

С этим письмом я направился в Главное военно-медицинское управление (ГВМУ), тем более что проблема закрытия военных госпиталей и поликлиник в последнее время приобрела очень серьезный размах. Утверждают даже, что готовится правительственное письмо в Думу с предложением перевести всех военных пенсионеров на обслуживание не военной медициной, а гражданской и по месту жительства.

Эту новость обсуждают не только в СМИ, но и в Общественной палате России по проблемам национальной безопасности и социально-экономическим условиям жизни военнослужащих, членов их семей и ветеранов. О проблемах военной медицины дискутируют в Комитете по обороне Государственной Думы. О ней при случае журналисты регулярно расспрашивали экс-министра обороны Анатолия Сердюкова, и первые вопросы, которые стали задавать новому министру обороны Сергею Шойгу, тоже были о ней, о военной медицине, ее реформировании, закрытии и перепрофилировании «лишних» военных медучреждений.

Заместитель начальника ГВМУ полковник медицинской службы Александр Власов, с которым я встретился, с ходу отмел газетные публикации о поголовном переводе военных пенсионеров на обслуживание гражданскими поликлиниками и больницами.

– Такого письма нет, его никто не готовил. Законы о ветеранах, о воинской обязанности и военной службе никто нарушать не собирается.

Офицер словно готовился к встрече с журналистом. Он прочитал письмо гражданки Агапкиной и протянул мне фотографии камышинского военного госпиталя или 1602 ВГК. Восемнадцать одноэтажных кирпичных зданий послевоенной постройки, где-то оштукатуренных, где-то нет. С деревянными пристройками и крышами из шифера. Начал рассказывать о том, что на них изображено.

– В этом госпитале, построенном после Великой Отечественной и требующем капитального ремонта, не 250, а только 150 коек, – сообщил мне полковник. – Хотя в прошлом году через него прошло 2548 больных. Обслуживают их семь военных врачей и сорок пять гражданских, а еще полторы сотни медсестер, санитарок и других специалистов. Оборудование в госпитале тоже не новое – семидесятых-восьмидесятых годов прошлого века. Рядом – центральная городская больница, а чуть поодаль – городская больница № 3. В каждой из них по 300 и 150 коек. Оборудование не самое современное, но 1998–2008 годов выпуска. В городе 25 573 жителя. Из них 5095 военнослужащих и членов их семей, имеющих право на медобеспечение в военных лечебных учреждениях Минобороны.

– Скажите, пожалуйста, – спросил меня Власов, – что лучше – лечиться им в нашем полуразвалившемся госпитале или в новой городской больнице? Тем более если военное ведомство готово заплатить городу деньги за лечение наших пациентов.

Однозначного ответа я не нашел.

А полковник продолжил:

– Такая же ситуация и с госпиталем в Астрахани. Он тоже на 150 коек и вообще размещен в приспособленном для этого здании 1917 года постройки. И с тех пор тоже не ремонтировался. А в городе есть Александро-Мариинская областная клиническая больница на тысячу коек и городская больница № 3 еще на 900 коек. Оборудование тоже последних лет. Там у нас 11 тысяч военнослужащих, членов их семей и военных пенсионеров. Мы им по согласованию с Минздравом и областным управлением здравоохранения также предлагаем лечиться в городе, а не у нас. Но за деньги Минобороны. Потому что достойную медицинскую помощь мы, к сожалению, оказать им сегодня не можем. И такая же история по югу страны еще в Новочеркасске, где здание постройки начала или середины прошлого века и требует если не закрытия, то капитального ремонта. При этом в том же Новочеркасском гарнизоне есть госпиталь МВД, а в нескольких десятках километрах – окружной клинический госпиталь в Ростове-на-Дону, где могут оказать любую необходимую помощь.

«Более 85% военных лечебных учреждений Южного военного округа, – привел цифры полковник, – старше сорока лет. В Центральном – таких 87 %. В Западном – 61 и только в Восточном – более-менее хорошо. Там таких 56%. А в среднем по стране таких госпиталей 70%».

ГЛАДКО ТОЛЬКО НА БУМАГЕ

Проблемы у военной медицины возникли не вчера. Помню где-то в 2007 году тогдашний начальник ГВМУ генерал-лейтенант медицинской службы Владимир Шапо проводил пресс-конференцию для военных журналистов и говорил, что право на медицинское обеспечение в лечебных учреждениях минобороны имеют почти семь миллионов человек. Из них около миллиона пенсионеры военного ведомства, а четыре с лишним миллиона – члены семей военнослужащих и пенсионеров. Еще около миллиона – сами военнослужащие. Сегодня таким правом пользуются, по справке, предоставленной мне в ЦВМУ, чуть больше четырех миллионов человек. Среди них военнослужащих – 997,5 тыс. Офицеров и прапорщиков запаса – 941 тыс. Членов семей офицеров и отставников – 1,5 млн. человек. И полмиллиона военнослужащих федеральных органов исполнительной власти, гражданский персонал Минобороны и к ним примкнувших.

Тогда же генерал Шапо говорил о том, что армия собирается закрыть 66 госпиталей из 195, 83 поликлиники из 124, 27 баз хранения военной техники и имущества, сократить шесть с половиной тысяч военных врачей. Такой решительный шаг объяснялся ходом военной реформы и сокращением самих вооруженных сил. По словам бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова, в советские времена в стране было 23 тысячи военных городков, сейчас осталось 7,5 тысяч, а будет 300. Войска уходят и содержать то, что теперь не принадлежит военному ведомству, в том числе и медучреждения, – очень дорого, да и невозможно – денег на это государство не отпускает. А закрытие ветхих и неприспособленных для оказания современной медицинской помощи, пропахших карболкой и хлоркой госпиталей, говорят специалисты, поможет увеличить расходы на приобретение лекарств и расходных материалов в 1,5 раза, увеличить стимулирующие выплаты медицинскому персоналу.

Оптимизация военно-медицинской службы как раз и должна была привести к улучшению обслуживания, как тех военнослужащих, что оставались в строю, так и отставников и членов их семей. «Бездумного сокращения военных госпиталей не будет, – обещал Анатолий Сердюков. – У Минобороны нет желания что-то закрыть, не предоставив что-то взамен». Но на деле так не получалось. И «НВО» не раз об этом писало.

И сегодня многие специалисты считают, что поспешное закрытые военных госпиталей и поликлиник, которое произошло в последние годы, не принесло армии и ее отставникам никакой пользы, только вред. К примеру, по словам главы комиссии Общественной палаты по проблемам национальной безопасности и социально-экономическим условиям жизни военнослужащих, членов их семей и ветеранов Александра Каньшина, «после так называемого реформирования военной медицины «по Сердюкову» военные госпитали, поликлиники отсутствуют в 47 субъектах России, где проходит службу 43 тыс. военнослужащих и проживает более 350 тыс. военных пенсионеров. То есть и солдаты-срочники, и офицеры вместе с ветеранами вопреки нашему законодательству лишены права на бесплатное медобеспечение. Это просто беспредел».

Александр Каньшин считает, что это стало результатом резкого сокращения 23 военных госпиталей и поликлиник, которое проводилось в 2009 году. «На этом бывший министр Сердюков не остановился. По его решению до конца 2012 года запланировано расформировать еще 30 филиалов военных госпиталей и структурных подразделений. Таким образом, военнослужащие и военные пенсионеры не смогут реализовать свое законное право на бесплатное медобеспечение, а также обеспечение лекарствами», – отметил глава комиссии.

Временно исполняющий обязанности начальника ГВМУ полковник медицинской службы Вячеслав Новиков говорил мне, что военные врачи зачастую не могут оказать высококвалифицированную медицинскую помощь своим пациентам только потому, что в старые стены нельзя поставить современное высокотехнологическое медицинское оборудование. И денег, чтобы решить эту проблему, государство почему-то военным не выделяет. «Скоро мы будем отмечать десятилетний юбилей, – сказал полковник, – строительству нового кардиологического центра в госпитале имени Бурденко (по другим данным он строится уже более 15 лет – В.Л.). Никак не можем завершить возведение такого же центра в госпитале имени Вишневского. Инфекционного центра в Подольске…».

На заседании Общественной палаты полковник Новиков говорил о том, что военная медицина получает 40 процентов бюджетных средств от общей потребности. Вместо 10 млрд. рублей только 4 млрд. И этот дефицит в 6 млрд. мешает военным медикам в полной мере выполнять свои обязательства перед военными и пенсионерами.

В разговоре со мной полковник Новиков посетовал на то, что у военных медиков недостает средств на оказание высокотехнологичной медицинской помощи, в которой, в первую очередь, нуждаются именно военные пенсионеры. Это проведение стентирования на сосудах сердца, шунтирования, замена суставов, замена хрусталиков – все это требует очень серьезных финансовых средств. К сожалению, деньги на эти цели государством не выделяются. ГВМУ пыталось решить эту проблему с Минздравом через квотирование, но, к сожалению, добиться положительного результата не удалось. Хотя некоторые военные медицинские учреждения, особенно в Москве и Питере, располагают и достаточным оборудованием и высокой квалификацией сотрудников, чтобы делать такие операции. И если бы Минздрав выделял армии эти квоты, они бы, в первую очередь, шли на медицинское обеспечение отставников. Но, тем не менее, на сегодняшний день этот вопрос не решен.

ДЕЛО НЕ ТОЛЬКО В ДЕНЬГАХ

Но проблема, по нашему мнению, не только в деньгах. Хотя без них, понятно, никуда. Дело еще в том, что военную медицину надо делить на два не очень разнозначных направления. На профилактику, лечение и оздоровление практически здоровых людей (в армии, по большому счету, не должно быть больных, есть и могут быть те, кто был ранен, получил увечья – пострадал в ходе боевых действий, от стрессов самой воинской службы) и им требуется отдельное посттравматическое и постпсихологическое реабилитационное лечение. И есть военные пенсионеры и члены семей офицеров и отставников, у которых, как правило, совсем другие болезни и которым требуются и врачи другого профиля, и другие методы лечения и оздоровления. Как разделить эти процессы и надо ли их разделять?

Об этом как раз и спорят те, кто считает, что военная медицина, согласно законам о ветеранах, о воинской обязанности и военной службе должна обслуживать всех. И те, кто, может быть завуалировано, как говорят, тихой сапой, под теми или иными предлогами, в том числе и ссылкой на отсутствие достаточных финансовых средств, пытается переложить заботу о лечении пенсионеров, членов семей военнослужащих и отставников на гражданские медучреждения. Особенно остро эта проблема стоит в крупных городах – в двух столицах и областных центрах.

Знаю это по своему печальному опыту. Пару лет назад меня на работе прихватило давление. Да так, что начал терять сознание и пришлось вызывать скорую помощь. На вопрос: в какую больницу везти, я ответил – в госпиталь имени Бурденко. Но врач скорой отрезала: нам запрещено доставлять туда военных пенсионеров. Спорить у меня не было сил.

Первую помощь мне оказали в городской больнице, лечь в которую я отказался. А в Бурденко поехал на следующий день, где, должен опять выразить признательность лечащим врачам, меня и поставили на ноги. Но потом, сколько не добивался ответа на вопрос, почему в Москве скорой запрещено везти отставников в военные госпитали, никто из армейских руководителей самого разного ранга внятного ответа мне так и не дал. Все утверждали, что такого запрета нет и быть не может. Хотя один из медицинских генералов то ли в шутку, то ли всерьез сказал: «Гражданские врачи просто ревнуют нас. Военные пенсионеры все, как один, хотят лечиться у военных».

Желание такое понятно. За долгие годы воинской службы люди привыкли к определенной среде и доверяют, в первую очередь, именно ей. Перестроится им практически невозможно. Разве только после черствого и чиновничьего отношения, которое, как свидетельствуют звонки в редакцию «НВО», иногда встречаются и в этой среде.

И тем не менее, где выход из этого противоречия? Как помочь военной медицине, а ей быть готовой оказать всестороннюю помощь не только тем, кто сегодня стоит в строю, но и членам их семей и ветеранам? Ответ на этот вопрос должно дать совещание, которое в начале нынешнего декабря обещал провести со всеми заинтересованными сторонами новый министр обороны Сергей Шойгу. Тут что-то одно – или военная медицина получит серьезный стимулирующий импульс, как от виагры, или, как это происходит с добрым и жалостливым хозяином породистой собаки, хвост ей будут отрезать по частям.

ПЛАНЫ НА ЗАВТРА И СЕЙЧАС

Со своей стороны хочу вспомнить о некоторых планах, которые были озвучены еще в «дошойговые» времена – о строительстве новых современных военных медицинских учреждений. Одно из них – центральный клинический госпиталь (ЦВКГ) на берегу Черного моря – в Анапе. Он рассчитан на 117-129 коек и объединен с санаторием «Десантник» санаторно-курортного комплекса «Анапский», емкостью в 10 тысяч человек. Его строительство, как говорят в ГВМУ, близко к завершению.

Госпиталь, как планируется, должен быть предназначен для оказания амбулаторной и стационарной специализированной (высокотехнологичной) медицинской помощи с применением, как модно теперь говорить, инновационных технологий не только военнослужащим, но и членам их семей, пенсионерам и гражданскому персоналу Минобороны. А также гражданскому населению Краснодарского края и, в соответствии с российским законодательством, стать центром повышения квалификации медицинского персонала различного уровня. К ЦВКГ приписаны артбригада, зенитно-ракетный полк и радиолокационная рота из самой Анапы, гарнизон недавно перенесшего наводнение гарнизона Крымска – его авиабаза и радиотехнический батальон и батальон морской пехоты из Темрюка. Но, как было сказано выше и в чем меня заверили в ГВМУ, его пациентами могут стать все, кому это будет назначено. Тем более, что сотрудничать с анапским госпиталем должны Военно-медицинская академия имени Кирова со своим медицинским колледжем, Научно-клинический центр имени Мандрыки и медицинский колледж Анапы.

Перечень болезней, которые намереваются лечить в Анапе, занимает две страницы очень убористого текста. Начиная от травматологии и ортопедии, хирургии и кардиологии до онкологии, эндовидеохирургии, гирудотерапии и рентгенэндоваскулярной (не выговорить с первого раза) диагностики и лечения. Причем, все это должно опираться на самые современные медицинские комплексы и технологии. Утверждают, что за основу проектных и технологических решений, оснащения госпиталя и организации в нем лечебно-диагностического процесса взяты ведущие лечебные учреждения Австрии и Германии. Считается, что, благодаря современным информационно-коммуникационным системам, дистанционную квалифицированную и специализированную помощь его пациентам смогут оказывать ведущие специалисты страны.

В ГВМУ говорят, что строительство аналогичного госпиталя начато в поселке Веселое Сочинского района Краснодарского края. А затем возведение серии таких же госпиталей будет развернуто в Екатеринбурге, Оренбурге, Чебаркуле, Рязани, Нижнем Новгороде и других городах страны. Хотя и по поводу строительства новых госпиталей есть мнение, что лучше сначала завершить долгострои, в том числе и в госпиталях Бурденко, Вишневского, его филиале в Химках и в Подольске, а потом заниматься имиджевыми проектами.

Но, считают специалисты, кроме строительства новых госпиталей, достройки и реконструкции старых, нужно вернуть в ГВМУ и санаторно-курортную службу. Нелепо, когда реабилитация и оздоровление военнослужащих оторваны от военной медицины. Как идеологически, так и организационно. На курорт, при необходимости, позагорать и отдохнуть можно съездить и в Турцию или в Египет, а получить при этом квалифицированную медицинскую помощь по направлению врача только в родном отечестве.

И еще. Не мешало бы поднять заработную плату гражданскому медицинскому персоналу. Московские врачи и медсестры получают раза в два-три больше, чем их военные коллеги. И понятно, какие медучреждения тут выигрывают в конкуренции на медицинском трудовом рынке.

Это только часть проблем для совещания в Минобороны на самом высоком уровне. Как это получится с выполнением его решений, поживем – увидим. Важно дожить. Ведь многим ветеранам военной службы для этого медицинская помощь нужна не завтра, а сейчас.

Виктор Литовкин. НВО

Другие новости и статьи

« Военные замахиваются на элитное жилье

Состояние военно-экономической науки »

Запись создана: Воскресенье, 9 Декабрь 2012 в 9:15 и находится в рубриках Медицинское обеспечение, Новости, Современность.

метки: , , , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика