21 Декабрь 2012

Изменения в системе ведомственного финансового контроля, повлекшие снижение его качества и эффективности

oboznik.ru - Изменения в системе ведомственного финансового контроля, повлекшие снижение его качества и эффективности

В соответствии с законодательством Российской Федерации ведомственный финансовый контроль является составной частью и важнейшим элементом государственного финансового контроля. Данное направление деятельности - одна из обязательных функций всех федеральных органов исполнительной власти. Не является исключением в этом отношении и Министерство обороны. Ведомственный финансовый контроль должен осуществляться вышестоящими управленческими структурами по отношению к нижестоящим во всех звеньях военного механизма.

Сложившаяся на протяжении многих лет ведомственная система финансового контроля Министерства обороны к началу нового тысячелетия была одной из лучших в стране среди федеральных органов исполнительной власти, исправно работала и в целом себя оправдывала. Ее построение базировалось на основополагающем принципе строительства Вооруженных сил - принципе единоначалия.

Организационно подразделения (отдельные должности), занимавшиеся контрольно - ревизионной работой, входили в состав финансово-экономической службы. Эта служба в силу важности и специфики решаемых задач подчинялась: в центре - непосредственно Министру обороны, в войсках (силах) - главнокомандующим видами Вооруженных сил, командующим войсками военных округов, родами войск, начальникам главных и центральных управлений Минобороны России, командирам и начальникам, имевшим статус распорядителя бюджетных средств. Служба была связана с финансово-экономической и хозяйственной деятельностью всех без исключения органов военного управления и воинских формирований, и, наряду с командирами - единоначальниками, несла ответственность за законное, рациональное и экономное использование государственных средств, организацию финансового контроля.

Эффективность ведомственного финансового контроля достигалась плановостью и комплексностью подходов к объектам контроля, неразрывной связью всех его элементов. Для этого обеспечивалось постоянное совершенствование нормативной базы контрольно - ревизионной работы, создавались положения, инструкции и методики по проверке различных направлений деятельности Вооруженных сил, обобщался и распространялся опыт проведения контрольных мероприятий, осуществлялась подготовка специалистов, проводилась ротация кадров между контролирующими подразделениями и финансово-экономическими органами.

При назначении офицеров финансово-экономической специальности на руководящие должности, при прочих равных условиях, предпочтение отдавалось лицам, прошедшим школу контроля. Например, начальниками финансово-экономических управлений военных округов и флотов, как правило, становились начальники финансовых инспекций. Офицеры финансово-экономических органов, претендовавшие на более высокие должности, стремились получить практику в области контроля на должностях инспекторского состава.

В ревизиях и проверках финансово-экономической деятельности обязаны были принимать участие все офицеры и гражданские служащие, включая руководителей, финансово-экономических органов, осуществлявших функции финансового планирования и финансирования. Главной целью контрольных мероприятий было вскрытие нарушений, их устранение и предупреждение в дальнейшем. Для инспекторов-ревизоров существовало неписанное правило: выявил нарушение - прими все необходимые меры к его устранению до окончания ревизии (проверки). Это правило неукоснительно соблюдалось, предложения вносились только по нарушениям, для устранения которых требовалось длительное время. Результаты ведомственного финансового контроля были очевидными, расходование государственных средств было под пристальным и надежным присмотром.

В середине 90-х годов прошлого века, когда экономику и финансы страны охватили жесточайший кризис и многие негативные явления проникли в важнейший государственный институт Вооруженные Силы, стали высказываться (особенно Главной военной прокуратурой) предложения о повышении статуса финансовой инспекции, расширении ее функций и подчинении непосредственно Министру обороны. Несмотря на очевидную ошибочность таких преобразований, в 1998 году, с согласия начальника Главного финансово-экономического управления Олейника Г.С., Министром обороны принято решение о выделении финансовой инспекции из состава Главного финансово-экономического управления, придании ей статуса Финансовой инспекции Министерства обороны и подчинении руководителю ведомства. Одновременно на данную структуру возложена функция по ревизии хозяйственной деятельности тыловых служб. Затем последовали решения о выделении финансовых инспекций (отдельных должностей) из состава финансово-экономических органов войск (сил) и подчинении соответствующим главнокомандующим, командующим, командирам и начальникам.

Выделение подразделений, осуществляющих финансовый контроль, в самостоятельные структуры резко ослабило их профессиональные возможности, осложнило реализацию ревизионных материалов, устранение и предупреждение нарушений, породило кадровые и другие проблемы. Прекращение ротации инспекторов-ревизоров в финансово-экономические органы стало превращать их в «узких» специалистов, не владеющих знаниями и навыками организации финансово-экономической деятельности органов военного управления, воинских частей, учреждений и организаций Вооруженных сил. Между руководителями финансово-экономических органов и финансовых инспекций стали развиваться непартнерские взаимоотношения, нередко превращавшиеся в откровенную вражду, в ущерб общему делу - обеспечению рационального использования государственных средств и укреплению финансовой дисциплины. Подчинение финансовых инспекций на местах военному командованию не редко превращалось в чистую формальность, порождало недисциплинированность среди инспекторского состава. Все чаще среди инспекторов-ревизоров стали вскрываться факты нечистоплотности, злоупотребления служебным положением, вступления в сговор за денежное вознаграждение с подконтрольными должностными лицами.

Вместе с этим, несмотря на непродуманные решения, имевшиеся недостатки и трудности, вызванные выведением контрольно-ревизионных структур из состава финансово-экономических органов, Финансовая инспекция Министерства обороны и финансовые инспекции на местах решали свои задачи в соответствии с предназначением. Ведомственный финансовый контроль Министерства обороны в 1998 - 2010 гг. получил дальнейшее развитие. Ежегодно планово проводились ревизии и проверки, результаты которых докладывались руководству Министерства обороны с предложением мер по устранению нарушений. В необходимых случаях ревизионные материалы, содержащие грубые нарушения законодательства Российской Федерации и факты о причинениях государству материального ущерба, передавались в военную прокуратуру и военно-следственные органы. По поручениям правоохранительных структур как в центре, так и в войсках (силах) проводились дополнительные ревизии и проверки.

Навязываемая современными реформаторами общественному мнению догма, что проведенные в Вооруженных Силах в 2008 - 2012 гг. преобразования, особенно в финансово-экономических органах и системах материально-технического обеспечения, привели к уменьшению злоупотреблений с материальными и денежными средствами, сокращению фактов утрат и недостач военного имущества, на практике не подтверждается. Сумма ежегодно выявляемого Финансовой инспекцией Министерства обороны и финансовыми инспекциями на местах материального ущерба государству в 2010 году по сравнению с 2005 годом возросла в 4,1 раза (в 2006 г. по сравнению с 2005 г. - в 1,4 раза, в 2007 г. по сравнению с 2006 г. - в 1,1 раза, в 2008 г. по сравнению с 2007 г. - в 1,7 раза, в 2009 г. по сравнению с 2008 г. - в 1,6 раза, в 2010 г. сумма выявленного ущерба фактически осталась на уровне «рекордного» 2009г.).

Кроме причиненного государству ущерба ведомственными контрольно-ревизионными органами в годы реформ выявлены многочисленные случаи нецелевого использования бюджетных средств, бесхозяйственности, неполного возмещения сумм за предоставленные воинскими частями юридическим и физическим лицам услуги, непринятия решений по ранее выявленным нарушениям. При этом подавляющее большинство нарушений было допущено вновь сформированными органами военного управления и другими хозяйствующими структурами. Созданные в начале реформ холдинг ОАО «Оборонсервис» и входящие в него субхолдинги ОАО «Спецремонт». «Спецвооружение», «Оборонстрой», «Агропром», «Оборонэнерго», «Славянка», «Военторг» повысили стоимость работ и услуг без существенного улучшения их качества, предоставляемых Вооруженным Силам и военнослужащим (гражданскому персоналу), значительно увеличили расходы бюджета и коррупционную составляющую финансовой и хозяйственной деятельности армии и флота.

Финансовая инспекция Минобороны, как центральный орган военного управления, непосредственно подчиненный Министру обороны, хотя и с опозданием по времени, стремилась отслеживать процессы, связанные с реформированием финансово-экономической службы и других органов военного управления. Коллективом инспекции разработана и в 2009 году утверждена приказом Министра обороны концепция ведомственного финансового контроля. Однако объектами контроля, как и прежде, в концепции рассматривались виды Вооруженных сил, военные округа, флоты, рода войск, главные и центральные управления Министерства обороны, объединения, соединения, воинские части и организации Минобороны России, хотя в то время уже было очевидно, что вектор реформ круто меняется в сторону освобождения командиров всех уровней от хозяйственных и других функций, не связанных непосредственно с боевой подготовкой войск (сил), и выведения финансово-экономических органов из подчинения руководителей органов военного управления, главнокомандующих, командующих, командиров и начальников. В связи с переходом на территориальный принцип финансового обеспечения через управления и отделы финансового обеспечения по субъектам Российской Федерации (ТФО), формированием и переформированием (нередко неоднократным) все новых управленческих и других структур концепция ведомственного финансового контроля осталась нереализованной.

Были сформированы межрегиональные финансовые инспекции по Ленинградскому, Московскому. Северо-Кавказскому, Приволжско-Уральскому, Сибирскому, Дальневосточному военным округам, Северному и Тихоокеанскому флотам. Эти структуры ведомственного финансового контроля подчинялись начальнику Финансовой инспекции Министерства обороны, предназначались для организации и осуществления контрольно-ревизионной работы в органах военного управления военных округов (флотов), объединениях, соединениях, воинских частях, военных комиссариатах и организациях, дислоцированных на территории военного округа и входивших в состав флотов. После утверждения в 2010 году Указом Президента Российской Федерации нового военно-административного деления России и образования Западного, Южного, Центрального и Восточного стратегических командований (военных округов) вновь последовали изменения в составе органов ведомственного финансового контроля, которые остались незавершенными.

В Финансовой инспекции Министерства обороны и в межрегиональных финансовых инспекциях все офицерские должности в процессе реформ, как и в финансово-экономической службе Вооруженных сил в целом, ликвидированы. Первоначально это было сделано в отношении начальника Финансовой инспекции Министерства обороны, должность высшего офицера стала комплектоваться государственным гражданским служащим. С 2008 по 2011 год руководителем инспекции являлась представительница налоговых органов Карпова Е.О. На смену офицеров (руководителей и инспекторов - ревизоров) стали приходить люди, во многих случаях также далекие от армейского финансового контроля.

Уязвимым местом в работе Финансовой инспекции Министерства обороны и финансовых инспекций на местах с каждым годом все больше становилась реализация ревизионных материалов и, прежде всего, устранение выявленных нарушений и возмещение причиненного государству ущерба. Многие воинские структуры, подвергшиеся неоднократному реформированию и утерявшие в процессе преобразований специалистов и накопленные годами управленческие и отчетные базы данных, а нередко и первичные оправдательные документы, перестали реагировать на замечания и предложения контролеров. Суммы непринятых решений по выявленным нарушениям ежегодно возрастали и стали исчисляться многими миллиардами руб., только за 2010 год они увеличились на 24%, при этом число лиц, привлеченных к ответственности за допущенные нарушения, резко снизилось (в 2010 г. по сравнению с 2007 г. в 2,3 раза).

Кроме того, инспекторами-ревизорами, как правило, с согласия или по указаниям руководителей контролирующих органов, все чаще допускались «натяжки» при оценке нарушений, факты включения в акты ревизий и проверок спорных (в части коммерческих, хозяйственных и других рисков) и неурегулированных на государственном уровне вопросов с классификацией их как грубые нарушения финансовой дисциплины. Это вызывало возражения со стороны руководителей проверяемых воинских структур (хотя и не всегда обоснованные), их бездеятельность даже в тех случаях, когда нарушения были очевидными и требовали только одного - работы по их устранению. В результате порождалась длительная и безрезультатная переписка, резко снижавшая эффективность проделанной большой и очень важной работы значительного числа людей, по закону обладавших полномочиями осуществлять ревизию финансово- экономической и хозяйственной деятельности воинских структур.

Руководство Финансовой инспекции не нашло эффективных решений по организации и усилению контроля в связи с внедрением в хозяйственную деятельность Вооруженных сил аутсорсинга, созданием новых структур, в том числе холдинга ОАО «Оборонсервис» и входящих в него субхолдингов. Все меньше проявляло внимания к вопросам контроля и принятия решений по выявленным Финансовой инспекцией Минобороны нарушениям руководство Министерства обороны, стремясь «не выносить сор из избы» и не привлекать к ответственности за плохую работу коллег - реформаторов. Ни разу, например, Финансовая инспекция не была допущена к проверке Управления государственного заказа и Департамента цен Министерства обороны, других сформированных в ходе реформ «карманных» структур.

Тупиковая ситуация в системе ведомственного финансового контроля Министерства обороны сложилась в начале 2011 года. С одной стороны, система работала, проводила ревизии и проверки, готовила докладные записки, решала другие задачи в соответствии с предназначением. С другой стороны, результаты ее работы никем, включая руководство Минобороны России, не востребовались. Конкретная работа подменялась многочисленными, но ничего не дающими для изменения ситуации совещаниями. Затем последовала директива Министра обороны о расформировании Финансовой инспекции.

С целью создания видимости наличия и функционирования в Министерстве обороны ведомственного финансового контроля, одной из основных и исключительно трудоемких задач которого всегда было ежегодное проведение ревизий финансово-экономической и хозяйственной деятельности воинских структур, осуществляющих кассовые операции, образована Контрольно-финансовая инспекция Министерства обороны с «размытой» функцией - для организации и осуществления контрольно-ревизионной работы в Вооруженных силах и руководства деятельностью межрегиональных финансовых инспекций, которых к середине 2012 года сформирована только одна, на территории Западного военного округа. Специалисты из прежней системы ведомственного финансового контроля в новых контролирующих структурах не востребованы. Очевидно, что у сформированных контролирующих органов сил и профессиональных познаний хватит только для реагирования на «жареные факты» и информирования политического руководства страны и общественности об отсутствии в Министерстве обороны каких - либо нарушений.

Министерство обороны, как федеральный орган исполнительной власти и главный распорядитель бюджетных средств, которому выделяются значительные государственные средства (в 2012 г. утверждено около 2,0 трлн руб., а до 2020 г. только на реализацию Программы вооружения планируется выделить около 20 трлн руб.), обязано организовать и осуществлять надлежащий, а не показной, ведомственный финансовый контроль.

Для этой цели должны быть созданы полноценные, достаточные по численности и профессионально подготовленные контролирующие структуры. Прежняя система ведомственного финансового контроля в период реформы Вооруженных Сил в 2008 - 2012 гг. потерпела неудачу и была ликвидирована. Вновь сформированные контрольно-ревизионные органы малочисленны, малоэффективны и создают иллюзию существования в Минобороны России системы контроля. Представляется, что ставить точку об окончании реформирования контрольно-ревизионных органов и всей системы ведомственного финансового контроля Министерства обороны преждевременно. Пока же приходится надеяться только на то, что все без исключения люди, допущенные к расходованию бюджетных армейских денег, кристально честные. Но, это сродни фантазии либо иллюзии.

См. также

Материалы по теме: финансовый контроль

Возрождение финансовой инспекции Министерства обороны РФ

 

Другие новости и статьи

« Исламское «землетрясение»

Бастион на Пироговке не сдался »

Запись создана: Пятница, 21 Декабрь 2012 в 16:07 и находится в рубриках Новости.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика