30 Апрель 2020

Новый застой в политической жизни страны – скорее сохранит Россию или скорее ее разрушит?

oboznik.ru - Новый застой в политической жизни страны – скорее сохранит Россию или скорее ее разрушит?
#застой#политика#история

6 июля 1796 года родился будущий император Николай Первый. Он очень долго правил Россией и остается неоднозначной, противоречивой фигурой для историков и потомков.

Никитенко, цензор, академик: «Николай создал нравственную пустыню».

Пушкин: «Немного от прапорщика, немного от Петра Великого».

Рязанский, американский историк: «Россия так и не наверстала за 30 лет, потерянных при Николае».

Погодин, славянофил, апологет Николая после Крымской войны: «Невежды славят ее тишину, но эта тишина кладбищенская, гниющая и смердящая».

Сергей Соловьев, великий историк: «Просвещение перестало быть заслугой, стало преступлением в глазах правительства».

Пресняков, известный историк советского периода: «Россия и Европа сознательно противопоставились друг другу как два культурно-исторических различных мира. Принципиально различных».

При Николае Первом усилилась централизация бюрократического аппарата, но был впервые составлен свод законов Российской империи, и в стране появились железные дороги. Он запомнился потомкам казнью декабристов, подавлением Польского восстания и революции в Венгрии. Но он же заключил мир в Адрианополе, по которому Россия получила восточный берег Черного моря.

Во внутренней политике Николай Первый был консерватором, и его правление стало классическим периодом застоя в политической жизни России.

Но возникает вопрос: а застой – это хорошо или плохо? Укрепляет он страну или разрушает ее? И где именно та черта, после которой кончается стабильность и начинается застой?

«Господство самодержавного строя совсем не мешало развитию хозяйственной жизни и новых экономических связей… Любопытно наблюдение известного французского экономиста Моро-Кристофа, отметившего в своем фундаментальном исследовании пауперизма, что дело предупреждения нищеты при наименьших затратах казны поставлено в России лучше, чем на Западе (отношение количества неимущих к общему числу населения колебалось в европейских странах от 3 до 20%, а в европейской России не превышало 1%)».

(Борис Тарасов, составитель современного сборника архивных документов времен Николая Первого).

Имидж Николая Первого дореволюционная русская интеллигенция, а затем и русская история изрядно исковеркали, поскольку «железный самодержец» являлся антиподом декабристам. А декабристов интеллигенция всегда любила и лакировала их образ как могла. Собственно, как метко заметил известный историк А.А. Керсновский, автор знаменитой «Истории русской армии»: «вся русская интеллигенция воспитана на культе пяти повешенных». А где культ – там и мифы.

Рассуждать о том, что Пестель спекулировал ради революции солдатскими панталонами, или вспоминать о том, что Рылеев задолго до большевиков всерьез обсуждал идею убийства царской семьи, – все это для людей, воспитанных на романтическом фильме «Звезда пленительного счастья», до сих пор считается почти неприличным. Так Николаю и досталась одна черная краска.

Между тем в этой фигуре все далеко не так однозначно. Да, «железный самодержец» был убежденным контрреволюционером по отношению к тому западному импульсу, что дал стране Петр Великий. Декабризм, идейно связанный с Западом, и буржуазные революции в Европе действительно напугали императора, а потому он решил отгородиться от «тяжело больных» европейцев карантинным шлагбаумом, сделав ставку на изоляционизм. (Так и нынешние российские лидеры боятся «цветных революций», прокатившихся по десяткам авторитарных стран за последние несколько лет.)

«Какие пигмеи все эти «освободители», «миротворцы» и просто «благополучно царствующие» в сравнении с железною фигурою тюремщика русской свободы! Часто многое, что позднее выдвигалось как нечто самобытное и оригинальное, на поверку оказывалось заржавленным оружием, извлеченным из арсенала николаевской эпохи».

(Историк Михаил Полиевктов из книги «Николай I», 1918 год).

В ставке на изоляционизм Николай Первый, как теперь понятно, крепко ошибся, что доказала несчастная для России Крымская война. Однако и заслуги у Николая Первого есть. Будучи консерватором, император вовсе не был чужд реформам и понимал бесперспективность крепостного права. Однако он считал опасным отменять его с ходу, не подготовившись к этому шагу серьезно. Он проделал огромную черновую работу, создав массу специальных комиссией по крестьянскому вопросу. Наработки именно этих комиссий позже успешно использовал его сын царь-освободитель и великий русский реформатор Александр Второй.

То же касается законодательной и судебной реформы. По поручению Николая Первого блистательный Михаил Сперанский проделал огромную работу, сведя, наконец, воедино и по возможности кодифицировав беспредельно хаотичное российское законодательство. Изданный при Николае «Свод законов» и сделал возможным проведение судебной реформы все того же Александра Второго.

Не стоит забывать и о том, как тщательно подготавливал Николай Первый к царствованию своего сына-реформатора. Ни один российский руководитель в нашей истории ни до того, ни после не получил такого разностороннего образования и не готовился к управлению страной столь тщательно, как будущий император Александр Второй.

Наконец, свою положительную роль в деле будущих Великих реформ, как это ни парадоксально, сыграло даже то, что Николай Первый всемерно укрепил самодержавие и сделал авторитет царя непререкаемым. Это тоже помогло его сыну-реформатору – он столкнулся с сильнейшим сопротивлением слева, со стороны революционеров-радикалов, а вот консервативная оппозиция, привыкшая слепо подчиняться самодержцу, лишь пассивно взирала на либеральные преобразования в стране.

Но тем не менее репутация у Николая Первого в глазах образованных людей по-прежнему плохая и только в последнее время начала немного корректироваться в сторону большей объективности.

«Если кратко подвести итог тридцати годам Николая Первого, то получается неутешительная картина: закрутив общественно-политические гайки, подготовил взрывной рост крайних настроений, рассвет терроризма в царствование сына, на тридцать лет затормозил экономическое развитие России, сохранив крепостное право».

Из комментариев слушателей радио «Эхо Москвы».

В России последних двух веков было три явных периода «застоя»: правление Николая Первого, правление Александра Третьего плюс Николая Второго до 1904 года (потому что он в основном продолжал политику отца) и, наконец, брежневский период. И важно отметить, что все они начинались после того, как происходило что-то, что заставляло власть ставить стабильность выше реформ. Это восстание декабристов и Польское восстание при Николае Первом, бомбы, убившие Александра Второго 1 марта 1881 года, и хрущевская «оттепель», а потом Прага 1968 года. После таких событий начиналась правительственная реакция.

Если говорить о самом последнем, брежневском периоде, то это был даже не застой, а глубокое «погружение в трясину», то есть полная утрата динамизма, без которого общество не может развиваться. Вряд ли можно считать при этом случайностью, что все три периода застоя кончились для страны и народа достаточно печально.

Николаевский период закончился тем, что англо-французский экспедиционный корпус разгромил русскую армию на русской земле – в Крыму. Период Александра Третьего закончился для него самого не так печально – лично он не дожил до революции, но то, что он оставил своему наследнику, вылилось в революцию 1905–1907 годов, а потом и в фатальную для монархии революцию 1917 года. Что касается Брежнева, то могучее, казалось бы, государство, сверхдержава, претендовавшая на ведущую роль в мире, разрушилась вскоре после его смерти как карточный домик. Поэтому, с одной стороны, надо достаточно критически относиться к восхвалению такого рода «стабильности». Но с другой – это, конечно, не означает, что альтернативой застою является только революция.

Историк Раев писал о реформах Александра Второго: «Необъяснимо, почему за пять лет так быстро пошли реформы». Нельзя забывать, что они произошли как раз после николаевского правления, поэтому при рассмотрении любого «застоя» надо видеть и те тенденции, которые происходят в этот период. Обо всех незавершенных в итоге реформах Александра Первого справедливо говорили, что они сделаны были как бы впопыхах, – он словно блуждал впотьмах, не в силах найти нужный путь. Тогда как Александр Второй проводил реформы систематически и комплексно, и было видно, что они тщательно спланированы. При этом сам Царь-освободитель начал реформы вскоре после прихода к власти, а значит, надо объективно разобраться, какую роль в подготовке реформ сыграл его отец и предшественник.

Конечно, Николай Первый сделал много плохого, в частности создал в большой мере безнравственную государственную систему, коррупционную и построенную на лжи. Он сам это понимал и говорил сыну, что они двое – единственные в этой стране, кто не ворует. Но при этом как-то так получилось, что после его смерти Александру оказалось довольно несложно провести реформы, и его многие поддержали. Возможно, свою роль сыграли те новые институты, которые открыл Николай Первый – Технологический, Генштаба, переделанный Лицейский. За двадцать лет их существования выросло новое поколение современно мыслящих профессионалов, которые чувствовали себя не у дел в этом казарменном, казенном обществе, где все было построено на иерархии и безропотном подчинении, страхе и угодничестве. Но они были прагматичны, профессиональны и психологически готовы к тому, что, как только появится возможность, они смогут выйти из тени и начать работать.

Кроме того, надо помнить, что Николай Первый почти не проводил контрреформ. Он не вернулся к тому, что было до Александра Первого, и тут можно вновь провести аналогию с более известным советским «застоем», потому что, при всех бесчисленных недостатках своего правления, Брежнев все же не вернулся, к счастью, к сталинской системе, хотя и пытался отчасти возродить сталинский авторитет.

Если говорить о Брежневе и его периоде, то это, пожалуй, тоже был период созревания очень важных вещей. Но в отличие от николаевского времени, они созревали не благодаря Брежневу, не благодаря его ужесточающемуся курсу, а в значительной мере потому, что в хрущевский период общество успело выйти из сталинского спеленатого состояния. И поскольку не было повальных репрессий, поскольку не было ГУЛАГа сталинского масштаба, поскольку в определенных пределах допускалось разномыслие, общество постепенно готовило альтернативы на будущее.

Можно сказать, что в обществе определенная динамика все же была, а застой был прежде всего в партийно-государственной системе. Ситуация постепенно становилась все более сложной, внешняя политика – все более безумной, но зато в обществе постепенно созревали разумные силы. Появился довольно широкий слой людей, которых все это не устраивало, которые ощущали, что им не дают самореализоваться, что страна резко отстала, что надо что-то делать. Но никаких проектов и реальных планов тогда не возникало. Даже Сахаров был за конвергенцию советской и капиталистических систем, а Солженицын – за социализм, за обновленную Россию с человеческим лицом. Общество было настолько закрытым, настолько замкнутым, что только узкий круг людей имел доступ к информации, благодаря которой можно было понимать, что происходит на Западе и в мире в целом.

Как вы считаете – новый застой в политической жизни России скорее сохранит страну или разрушит ее?

• Скорее разрушит – 44%

• Скорее сохранит – 18%

• Затрудняюсь ответить – 38%

По результатам опроса 1800 экономически активных граждан России старше восемнадцати лет на портале «SuperJob».

Анализируя исторический опыт, можно говорить и о некой цикличности: застой – кризис – реформы. Застой закономерно и неизбежно приводит к кризису, после которого проводятся реформы.

Если следовать этой схеме, то получается, что был брежневский застой, потом кризис СССР, который вылился в перестройку, потом ельцинские реформы. Дальше должен был случиться новый застой, который частично и начался при Путине, хотя до 2003 года продолжались некоторые экономические реформы и одновременно проводились контрреформы – прежде всего в политической сфере. Например, землю наконец-то начали отдавать в частную собственность, были снижены налоги и так далее. С 2003 года появились два фактора, серьезно напугавшие власти и остановившие многие реформы, – дело Ходорковского и «разноцветные революции». Именно тогда и стали появляться все более заметные признаки застоя. Четырехлетие Дмитрия Медведева, хоть и приправленное либеральной риторикой и ароматами (но не «мясом») модернизации, мало что в этом застое поменяло.

«Бесплодие в экономике и политике разрушит страну».

«Только в движении сила».

«Не «скорее», а разрушит, еще точнее – мы уже приехали».

«Любой застой разрушает, а в России застой опасен, так как деградируют руководители на госслужбе и в личных целях становятся коррупционерами».

«Непонятен сам термин «застой».

«Не вижу застоя, по-моему, наоборот, – есть некоторое оживление».

(Из комментариев к опросу о застое в политической жизни России на сайте «SuperJob»).

Современные исследователи брежневского застоя отмечают несколько его типичных черт.

Во-первых, фактическая несменяемость кадров: та же команда, которая в 1964 году свергла Хрущева, так и сидела до самого (в том числе своего физического) конца.

Во-вторых, коррупция: тогда даже ходило выражение «Генсек сам живет и другим дает».

В-третьих, идеология: крайний консерватизм, боязнь дискуссий, боязнь перемен.

В-четвертых, управление: административная вертикаль, максимальная централизация, бюрократическая иерархия.

В-пятых, сырьевая экономика: именно 70-е годы запомнились рентно-сырьевой экономикой на фоне мирового нефтяного бума.

В-шестых, некий общественный договор между властью и народом: мы вам – терпимый уровень жизни и развлечения, а вы не лезете в политику.

«Не надо банально трепать вчерашний день, имейте смелость достоверно оценить сегодняшний застой, покажите виновников».

(Из комментариев слушателей радио «Эхо Москвы»).

Все перечисленные черты в большей или меньшей степени подходят и к настоящему времени. Несмотря на некоторую «оттепель», не стоит идеализировать то, что происходило после 2008 года. Практически никаких существенных изменений ни на одном из перечисленных направлений не происходит. Наоборот, политика в значительной степени становится все более закостеневшей. И даже внешняя политика нередко воскрешает худшие образцы брежневских времен – обмен шпионами, скандал по поводу объявления молдавским президентом Дня оккупации и тому подобное. И конечно, громкий процесс Ходорковского тоже наводит на воспоминания о 70-х годах и громких показательных процессах над инакомыслящими того времени.

«От одного лидера, даже столь сильного, как Гельмут Коль, за шестнадцать лет устанет любой народ, даже такой, как немцы».

Из книги В.В. Путина «От первого лица».

В России первое лицо играет огромную роль – согласно Конституции, у нас президентская (даже сверхпрезидентская!) республика. Возможно, такая система тоже сама по себе, по своему устройству, провоцирует «застойные» тенденции, поскольку ее модель слишком похожа и на монархию, и на советскую систему, – во всех случаях во главе страны стоял один человек, обладающий большой, часто никем и ничем не ограниченной, властью.

Можно уверенно говорить о многих негативных процессах, которые начались с установлением путинского политического режима. Но этот режим связан далеко не только с личностью Путина – это диктатура бюрократии, диктатура чиновничества или, как ее еще называют, – «бюрократически-олигархический» режим. Доминирует не просто В.В. Путин как человек, он – выражение господства определенного класса, определенной политической силы, а именно, силы бюрократии.

Когда создавалась современная Конституция Российской Федерации, было подготовлено два основных варианта. Вариант «а», который поддержало большинство, во главе с руководителем Экспертной группы Валерием Зорькиным, основывался на сильной президентской власти. Вариант «б», за которым стояли депутаты Волков, Шейнис и Пименов, – сильный президент, но при этом зависимое от парламентского большинства правительство. И весь политический конфликт 1992–1993 годов был как раз битвой за то, какой вариант принять, за то, кто будет контролировать правительство – президент или парламент.

Вряд ли даже сегодня, двадцать лет спустя, можно предоставить контроль над правительством одному только парламенту, влияние президента в такой стране, как Россия, тоже должно быть сильным, это в наших политических традициях. Но конечно, современные полномочия президента чрезмерны. При этом, чтобы привести их в норму, можно обойтись даже безо всяких поправок и уж тем более без полного переписывания Конституции – надо ее хотя бы соблюдать. Потому что сегодня власть президента выходит далеко за рамки Конституции, но, увы, Конституционный суд все эти нарушения раз за разом оправдывает. Поэтому даже хотя бы возвращение на практике к лозунгу диссидентов брежневского периода «Соблюдайте вашу Конституцию!» – уже было бы шагом вперед.

По результатам проведенного «Левада-центром» в 2010 году опроса общественного мнения, 27% россиян, то есть почти каждый третий гражданин, считают, что в России уже существует культ личности В. Путина. Число сторонников авторитарного режима за год сократилось с 40 до 27%. 67% россиян считают, что в современной России необходима политическая оппозиция. То есть в обществе нарастает тревога, люди видят, что авторитарный режим, становящийся все более застойным, уже начинает угрожать интересам России.

России необходима политическая оппозиция – с этим мало кто спорит. Но оппозиция бывает разной. И если подходить к вопросу серьезно, то нужна такая оппозиция, которая будет самостоятельна, которая будет иметь доступ к избирателям, доступ к СМИ, будет иметь свою программу решения проблем страны. И реальный сдвиг произойдет только тогда, когда оппозиция на свободных выборах придет к власти, потому что это и есть главный критерий того, что в стране существует демократический порядок.

Сегодня же в России действует номенклатурный, бюрократически-административный режим, но то же самое можно сказать и о том режиме, в котором проводил свои знаменитые реформы Александр Второй. Любое изменение внутри этой системы показательно, и замена одного чиновника на другого может достаточно многое изменить. Другой вопрос, что сейчас в России система власти диархична – ключ от каждого назначения у двух людей: и у президента, и у премьер-министра. Поэтому любая замена происходит в два раза медленнее, а чаще всего никаких замен не случается вовсе.

Один из самых болезненных вопросов современной России – судебная система. За десять лет, что ее пытаются реформировать, она рухнула в международных рейтингах еще ниже. На сегодняшний день даже Китай с его авторитарной системой во главе с компартией стоит выше в рейтингах.

Сегодня в России скорее стабильность или застой?

• Стабильность – 6,8%

• Застой – 93,2%

(По результатам опроса слушателей радио «Эхо Москвы»).

«Стабильность» – главный идеологический лозунг нынешней власти, а в «застой» народ вкладывает все-таки негативные эмоции, поэтому когда в голосовании с таким огромным перевесом побеждает «застой» – это означает серьезный сдвиг общественного мнения не в пользу властей.

Можно вспомнить знаменитую фразу Достоевского, что арестант, который сидит в тюрьме, смотрит на свободу как на нечто замечательное, у него много иллюзий. Вот и в периоды «застоя» формируется та же психологическая атмосфера – у людей возникает множество иллюзий, что стоит вырваться из «болота», и сразу попадешь в сказочную страну Эльдорадо. Поэтому почти каждый раз после «застоя» и происходит «взрыв» – люди вкладывают в будущее очень много надежд и пытаются добиться всего и разом. И если сейчас сверху не осознают, что глубокие реформы надо проводить, причем как можно быстрее, и даже пусть не глобальные, а поначалу хотя бы политико-технические вроде отмены пресловутых «мигалок», то неудержимое стремление людей к свободе может привести к новому взрыву.

В. Дымарский, В. Рыжков. 26 мифов о России. Ложь и тайны страны.

Другие новости и статьи

« Эмблема Главного оперативного управления Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации

К вопросу о причинах революции 1917 в концепции П.Б. Струве »

Запись создана: Четверг, 30 Апрель 2020 в 0:05 и находится в рубриках Николаевская армия, Финансовое.

метки:

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

Комод с пеленальным столиком. Купите сейчас
siwer.ru
генераторов 30 кВт! От производителя. Отгрузим сегодня
t-generator.ru

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика