Они не успели стать офицерами: их подвиг бессмертен!

Реквизиты счета:
Субсчет марафона «Твои защитники, Москва!»
МРОО «Кремль»
ИНН 7743057200, КПП 774301001, ОГРН – 1037700236694, р/с 40703810001200020001 в АО «ГЕНБАНК» г. Москва, к/с 30101810245250000382, БИК 044525382
Наименование платежа: пожертвование на создание мемориального комплекса Кремлевским курсантам «Свечи»

Инициативной группой ветеранов Московского высшего общевойскового командного училища совместно с Министерством обороны России, межрегиональной общественной организацией «Кремль» при поддержке Правительства Москвы принято решение увековечить память о подвиге Кремлевских курсантов, защищавших столицу России. Для этого будет создан мемориальный комплекс Кремлевским курсантам «Свечи». Данная акция проходит в рамках марафона «Твои защитники, Москва!»
Просим всех, кому дорога память о героях Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. принять посильное участие в пожертвованиях на создание комплекса.

Сколько стоила Октябрьская революция?
oboznik.ru - Сколько стоила Октябрьская революция?

Сегодня многие исследователи, говоря о роли России в мировой истории, отмечают: эта страна, как ни обидно это звучит, на протяжении почти всей своей истории играла на руку кому угодно, но отнюдь не себе. Ей традиционно отводились три роли — источника ресурсов, пушечного мяса в больших войнах и внешнего регулятора процессов. Если в конце XIX века Российская империя ни в чем не уступала Америке и казалось, что будущее принадлежит именно этим двум мегадержавам, то спустя век ситуация для России изменилась далеко не в лучшую сторону.

Страна постепенно нищала, утрачивала солидные куски территории, воевала с потенциальными союзниками и становилась союзником тех, кто старался ее обескровить. А Запад тем временем фантастически богател. Его политики, промышленники и финансисты умели заработать не только на своей предприимчивости, но и на поте, крови и мысли российского народа. Потоки вывезенных из России богатств (и умов!) помогли Западу достичь зенита индустриального развития и перейти к созданию информационной, постиндустриальной экономики. А началось это, собственно, с одного грандиознейшего инвестиционного проекта под названием «Революция-1917»…

Собственно, сейчас ни для кого не является секретом тот факт, что все русские революции финансировались из-за рубежа. Всегда находились те, кому было необходимо устроить в чересчур быстро крепнущей империи кровавый бардак и отбросить ее на десяток-другой лет назад. Но с революцией 1917 года получилось еще интереснее. Дело в том, что этот народный взрыв был необходим практически всем. Порядком потрепанные войной немцы хотели сэкономить силы на Восточном фронте и получить хотя бы небольшую передышку.

Англичане просто не знали, за что хвататься: во-первых, им очень не хотелось отдавать России выход к Персидскому заливу и черноморские проливы; во-вторых, британское правительство очень тревожил тот факт, что русские быстро укрепляли свое влияние в Центральной Азии; в-третьих, англичане начали терять контроль над Индией.

Американцы же вполне справедливо считали Россию своим основным конкурентом и боялись, что вскоре она превратится в сильную евразийскую державу. А в этом случае вопрос перехода всей Европы под протекторат Российской империи становился всего лишь делом времени (и причем весьма недолгого!). Если бы так действительно произошло, то какая судьба ожидала бы саму Америку? Она осталась бы всего лишь провинциальным государством на задворках мира.

Сегодня трудно найти человека, который бы не знал, что революцию, грянувшую в октябре 1917 года в России, большевики, которыми руководил Ленин, делали на деньги, предоставленные им Германией. Немцы даже любезно обеспечили вождя сотоварищи возможностью безо всяких хлопот, треволнений и лишних затрат въехать в Россию. Для этого верхушке революционеров предоставили комфортабельный вагон, который был опломбирован на территории Германии и не подлежал досмотрам по пути следования. Можно только представить себе, с каким облегчением немецкие власти выпроводили эту «бомбу замедленного действия» со своей территории…

Но вот в чем вопрос: только ли немцы «спонсировали» Октябрьскую революцию? Волкогонов, Солженицын и Бунич убеждали своих соотечественников в том, что переворот в России совершался на деньги немецкого Генштаба. Однако, принимая во внимание заинтересованность других держав в ослаблении Российской империи и природные рационализм и прижимистость немцев, в это верится с трудом.

Ну не могли немцы не стребовать с других заинтересованных лиц определенную мзду, хотя бы частично компенсирующую их моральные и материальные затраты! И современные историки это подтверждают. На самом деле, немецкие деньги были отнюдь не самой крупной инвестицией в революцию, которой предстояло развалить Россию изнутри. М. Назаров, например, указывает, что в 1916–1917 годах экономическое положение Германии оставляло желать лучшего. Страна находилась в экономической блокаде, ей остро не хватало промышленного сырья и продуктов (в стране царил голод), все ресурсы шли на производство оружия и боеприпасов, марка больше не являлась конвертируемой валютой… Так скажите, откуда стране было взять деньги еще и на революцию в России?! Нет, платить за устранение опасного соседа немцы были готовы, но только в доле с другими, более мощными в экономическом плане державами. А реальные вложения крупных сумм в эту политическую аферу мог сделать только мировой финансовый интернационал — глобальное финансовое общество, располагавшее необходимым количеством франков, фунтов стерлингов и долларов.

Итак, целый ряд государств стремились так или иначе отстранить Россию от решения важных мировых политических и экономических вопросов. Проще всего это было сделать, зациклив ее на внутренних (весьма кровавых) проблемах, то есть столкнув империю в водоворот внутренней войны. И этот жуткий сценарий в общих чертах был срежиссирован одним человеком…

Парвус-Гельфанд — личность весьма неординарная, авантюристичная, цинично-жестокая и рациональная до безобразия. Родился он в Белоруссии, в семье еврейских ремесленников. Перебравшись в Одессу, он включился в революционную деятельность, поскольку был уверен: именно этот путь приведет его к власти и богатству, о которых Гельфанд мечтал с детства. И он не ошибся в выборе пути. Это его боевики, затесавшись в толпу демонстрантов 9 января 1905 года, спровоцировали печально знаменитую кровавую бойню на площади перед Зимним дворцом. Это он заявил, что Россия должна проиграть в Русско-японской войне. Именно этот человек стал одним из руководителей Петербургского совета (1905) и заставил Ленина и Троцкого поступать по его усмотрению.

Однако товарищи по партии заметили, что у Парвуса есть очень неприятные черты. В частности, нечистоплотность и вороватость. Естественно, они не моги не испортить его отношений с соратниками. Так что в 1907 году карьера Парвуса среди социал-демократов покатилась под откос. Но ушлый авантюрист, конечно же, сумел найти выход из этой кризисной ситуации. Он быстренько перебрался в Турцию, где к власти как раз пришли младотурки, которые иудеев не считали изгоями и где еврейская община имела вес. Так что Парвус быстро занял пост экономического советника при правительстве, развил бурную деятельность в области торговли и финансирования, провернув целый ряд более чем успешных операций с русскими хлебом и углем. Интересно, что правительство младотурок поддерживало тесные связи с Британией, которая, в свою очередь, всегда вела антироссийскую политику и с удовольствием поддерживала тех, кто своими действиями наносил урон империи-конкуренту.

В общем, когда в 1914 году Россия сцепилась с Германией и началась Первая мировая война, Парвус прекрасно знал, что делать дальше. Он быстро договорился о встрече с немецким послом в Константинополе и предложил оригинальный план действий: профинансировать революцию в России, которая приведет к значительному ослаблению и обнищанию империи, разобьет ее на несколько слабых государств, которым будет, прямо скажем, не до мировых проблем.

Посол «изящное решение» оценил, и в марте 1915 года Парвус по приглашению немецкого правительства оказался в Берлине. Там он подробно изложил детали своего плана, посоветовав оказать содействие социал-демократам, сепаратистам на Украине и в Закавказье, а также финансово помочь финским и прибалтийским националистам. К тому же следовало посодействовать подъему забастовочного движения в России и развернуть широкую кампанию в газетах. Немцы прониклись идеей и сделали ушлого авантюриста доверенным лицом своего Генштаба. Уже в том же году Парвус вышел на Ленина и сумел наладить с ним контакт. Будущий вождь мирового пролетариата дураком не был и поэтому в «благодетеле» разобрался сразу (недаром он впоследствии разорвал отношения с Парвусом, назвал его крайне нечистоплотным человеком и не дал никакого поста в своем правительстве), но, тем не менее, деньгами, предложенными ему, воспользовался без колебаний.

Итак, согласно плану Парвуса, в апреле 1917 года немцы «упаковали» Ленина и его ближайшее окружение в особый вагон и в составе специального поезда благополучно доставили их из Швейцарии в Россию, где как раз народ расхлебывал последствия буржуазно — демократической революции. Воспользовавшись имеющимися у него солидными средствами и царившей в стране обстановкой полного бедлама, Ленин совершил знаменитый Октябрьский переворот, после чего, как и обещал, Россию из войны с Германией вывел. А кроме того, поспешил избавиться от необходимости в дальнейшем общаться с Парвусом. Последнего, кстати, так до конца жизни в Россию и не пускали.

Так сколько же стоила Октябрьская революция на самом деле? Считается, что немцы выложили за устранение опасного противника ни много ни мало 50 миллионов марок (сумма по тем временам более чем значительная). Схема финансирования была четко отработана: торговая фирма, которая принадлежала Парвусу лично и базировалась в Копенгагене, получала на свой счет деньги от немецкого правительства. Парвус покупал на эти средства дефицитные в России товары и переправлял их в империю.

Там «посылки» принимала большевичка Сименсон, в чьей компетенции находилась продажа поступивших товаров и передача полученных за них денег Ленину (перевод сумм осуществлялся через шведский «Ниа Банкен», который принадлежал Олафу Ашбергу). Средств «спонсоров» вполне хватало не только на весьма дорогостоящую агитационную работу и издание газеты «Правда», но и на содержание самых ярых коммунистических активистов (как всем ясно, времени на то, чтобы работать и самим себя обеспечивать, у таких лиц не было — они активно играли в преобразование мира). Кроме всего прочего, параллельно с Парвусом большевиков снабжал деньгами еще и некий господин Моор — немецкий агент.

В общем, схема финансирования революции, простая и эффективная, вполне ясна. Осталось только выяснить, кто же из противников России и сколько средств вложил в революцию. Оказывается, немецкий Генштаб выделил на это не более 10 миллионов марок. А еще 40 миллионов золотом (около 10 миллионов долларов по тогдашнему курсу) фирме Парвуса перевел… банкирский дом Варбургов из Нью-Йорка. Так что пора поговорить и об «американском вкладе» в дело Октябрьской революции.

Оказывается, параллельно с Лениным в Россию была отправлена еще одна «спецконтрабанда» — небезызвестный Лев Давидович Троцкий, которому предстояло стать вторым вождем Октября. Вот только двигался он не поездом, а пароходом, шедшим из Нью-Йорка. В принципе, Троцкому и в Америке было достаточно уютно. Когда его выставили из Франции и он объявился в «стране равных возможностей», то нашел способ вполне легально заработать и устроиться с комфортом.

В Америке у него был собственный автомобиль с личным шофером и дом, в котором имелись даже такие дорогостоящие чудеса техники, как пылесос и холодильник (да-да, и не стоит смеяться; это в наши дни такие приборы имеются у каждого, а тогда обладание подобными новинками можно было приравнять разве что к обладанию личной космической станцией…) Но однажды эта тихая жизнь закончилась.

Тогдашний президент США, Вудро Вильсон, выдал Троцкому паспорт для возвращения в Россию и, кроме того, 10 000 долларов (более 200 000 долларов в пересчете на нынешние деньги) — на «карманные расходы». 26 марта Троцкий, прихватив за компанию большую группу агитаторов и революционеров, отплыл на родину. Правда, в Галифаксе (Канада) его арестовали как германского агента, но… Госдепартамент США связался с английским посольством в Вашингтоне, и «делателя революции» спешно выпустили на свободу.

Кстати, США делали ставку на Троцкого тоже не просто так. Родственники бравого революционера, проживавшие в США и странах Западной Европы, были миллионерами, членами наиболее крупных мировых банков и усиленно налаживали торговые отношения между большевиками и Западом, то есть никто в случайного человека деньги не вкладывал…

Когда «спонсированная» Западом революция увенчалась успехом, грабеж русских богатств достиг невероятных масштабов. Первая мировая, оба переворота 1917 года, Гражданская война 1918–1922 годов позволили едва ли не бесконтрольно выкачивать из России ресурсы.
Империя распадалась на куски. Все это щедро приправлялось отсутствием нормальной власти, страшной инфляцией, коррупцией, воровством, грабежами, убийствами, разгулом уголовщины. Естественно, все состоятельные люди, которые не сообразили вовремя убраться подальше из этого кошмара (или чересчур идейные, верящие в призрачное светлое завтра), начали переводить все свои денежные средства за границу. Отток средств принял просто угрожающие размеры. Но разве можно упрекать в этом предпринимателей и банкиров, которые просто не знали, чего им ожидать от следующего дня? К тому же большевики, помешанные на идее мировой революции, не собирались ограничиваться властью в России.

А потому увлеченно потрошили Россию, переводя изъятые деньги и ценности в Швейцарию и американские банки — создавая, таким образом, основу для будущего переустройства мира. До середины 1918 года Россию просто обдирали как липку. В стране не прекращались грабежи и конфискации имущества состоятельных граждан. Тех, кто хотел уехать за границу, выпускали только в случае выплаты выкупа — 400 000 золотых рублей с человека… Кстати, деньги от продажи российских товаров за рубежом в страну также не возвращалась, оседая на личных счетах большевиков в иностранных банках.

С. Норка, например, в «Руси окаянной» приводит следующие цифры: с момента Октябрьской революции и до начала Гражданской войны из России вывезли на Запад только одних товаров на сумму более двух миллиардов золотых рублей. На сегодняшний день эта сумма равняется 23 миллиардам долларов…

Западные финансисты, однако, не спешили ставить все деньги на одну лошадь. Поэтому охотно выделяли их как большевикам, так и белогвардейцам. Таким образом, «спонсоры» ничего не теряли. Кто бы ни пришел к власти в стране в результате Гражданской войны, ему все равно бы пришлось каким-то чудом восстанавливать растерзанную экономику и разрушенное производство. Да и с упадком в сельском хозяйстве пришлось бы что-то делать. То есть пришлось бы покупать у тех же США машины, оборудование, новейшие технологии, просить инвестиции, выбивать кредиты… Платой за все эти блага стали золото, антиквариат, художественные и культурные ценности, награбленные («экспроприированные») по всей стране, отданное буквально за копейки зерно и ценное сырье. Кроме того, западные компании могли быть спокойны: концессии лучших железных дорог и месторождений полезных ископаемых от них никуда бы не делись…

Кстати, белогвардейцы тоже успели отличиться в последней схватке за власть: они оформили кредиты под золотой запас, заложили акции наиболее крупных предприятий, продали западным фирмам уральские заводы и рудники, бакинскую нефть, производственное и стратегическое сырье Сибири и даже… трамвайные концессии в Петрограде! Таким образом, кто бы в итоге ни победил, главный приз все равно доставался Западу — Россия становилась фактически настоящей колонией западного капитала.

В общем, к стоимости Октябрьской революции в Росии следовало бы приплюсовать и все то, что умудрились спустить и разрушить противоборствующие стороны. А это, как минимум, богатства, накопленные в империи за два с лишним века. Один только золотой запас страны считался накануне Октябрьской революции самым крупным в Европе. Он составлял ни много ни мало 1337 тонн! Но к 1922 году золотохранилища страны опустели. Профессор Сироткин, глава Международного экспертного совета по материальным и культурным ценностям за рубежом, на основании целого ряда документов утверждает, что за границу «уплыли» ценности на сумму более 300 миллиардов долларов (по нынешнему курсу). Российское золото «расползлось» по всему миру, причем этому способствовали, благодаря безголовости, обе стороны — и белые, и красные. Ценности через Норвегию, Швецию, Финляндию и Прибалтику переправлялись в Голландию и Германию, откуда вывозились в США. А часть денег оседала в Японии, Германии, Чехии, Англии и т. д.

Кстати, а вы не задумывались, что к стоимости Октябрьской революции следовало бы приплюсовать и стоимость зарубежной недвижимости, которая в свое время принадлежала российским организациям и подданным, а затем осталась бесхозной и за бесценок была отдана новым хозяевам? А ведь речь идет о недвижимости в Ницце (русские скупили там практически всю долину и построили прямую дорогу из Петербурга), на Лазурном берегу, в Швейцарии, на территории современных Израиля, Сирии, Ливана, Иордании, Египта и т. д.
Возвращаясь к западным инвесторам, следует сказать, что специалисты все-таки сумели отследить один конкретный адрес, откуда шли основные потоки финансирования революций 1917 года и куда стекались барыши от этих переворотов. Внимание, вот этот адрес: Нью-Йорк, Бродвей, 120. По этому адресу располагался небоскреб компании «Эквитабл Оффис Билдинг». Создал ее президент компании «Дюпон де Немур Паудер» Дюпон. С 1915 года в том же здании обосновалась страховая компания «Эквитабл Лайф Ашшуренс» (ее контролировал знаменитый финансовый воротила Дж. П. Морган). Кроме того, в небоскребе на Бродвее «прописалась фирма „Вайнберг и Познер“», членом которой был руководитель Советского бюро в США Л. Мартенс, Клуб банкиров, штаб-квартира Нью-Йоркского округа Федеральной резервной системы Америки (где, фактически, были сосредоточены все финансы страны), Федеральный резервный банк Нью-Йорка, «Гугенгейм Эксплорейшнз», «Дженерал Электрик», «Американская Международная Корпорация».

Кстати, Федеральный резервный банк контролировал все тот же Морган, он же в компании с Рокфеллером руководил и «Американской Международной Корпорацией». Одним из учредителей последней стал «Нешнл Сити Бэнк», с которым вел свои дела крупный финансист и по совместительству дядя Троцкого Абрам Животовский. Моргановский «Таранти Траст» тоже не остался в стороне. Кстати, именно его представитель, шведский банкир Олаф Ашберг, в 1917 году занимался снабжением Ленина и его команды. А в 1920–1922 годах «Таранти Траст» спонсировал Советское бюро в Нью-Йорке. В 1917 году акционером «Американской Международной Корпорации» стал основной «двигатель» революций 1905–1907 годов и Русско-японской войны «Кун, Лееб и Кº» — компания, которой руководил Якоб Шифф. Этот человек охотно давал деньги российским боевикам-террористам, а также старым революционерам, одержимым идеей нового переворота. Кстати, совладельцами фирмы были родственники Шиффа, братья Варбург. Пауль Варбург являлся весьма влиятельной фигурой в финансовых кругах Америки, а Феликс — лидером еврейской общины Германии и одним из самых серьезных немецких финансистов. Именно братья Варбург во время
Первой мировой войны выдавали кредиты Германии и… Антанте.

Как говорится, на всякий случай. В то же время «Американская Международная Корпорация», связанная с государственными компаниями Америки и оборонной индустрией страны, тоже получала неплохие прибыли. Именно американская ветвь Варбургов в 1917 году и переводила «деньги на революцию» в торговую фирму Парвуса в Копенгагене.
«Американская Международная Корпорация» норовила прибрать к рукам русский рынок и убеждала Министерство иностранных дел США в необходимости торговли с большевиками. Почему? Да потому что в начале XX века мир накрыла эпидемия социализма. А американские финансисты — люди практичные и циничные. Поэтому они проанализировали все возможные повороты истории и подготовились к ним. Как говорится, если не можешь остановить паровоз, начни им управлять… Финансисты рассматривали даже такой поворот событий, когда у руля всех стран окажутся социалисты. Но и в этом случае фактическая власть оставалась бы в руках международной финансовой организации!
С тех пор мировой капитал и озаботился идеей управления историей. Мировые войны, революции, вооруженные конфликты, кризисы — все это лишь способы получения прибыли, которые, к тому же, не требуют больших вложений.

Да, кстати, а вам известно, кто был родоначальником коммунистического учения? Специалисты говорят, что это вовсе не Маркс. И он сам, и все основные действующие лица Первого Интернационала (в том числе Гейне и Герцен) подчинялись… мультимиллионеру Натану Ротшильду! И финансовый, и революционный Интернационалы — его детища. Клан Ротшильдов являлся краеугольным камнем западного капитализма и в то же время подбивал людские массы на возмущения и забастовки, вкладывал деньги в организацию, способную довести ситуацию до революции. Постепенно эти люди становились господами мира и войны. Недаром мать пяти братьев Ротшильд когда-то обронила: «Если мои сыновья захотят — войны не будет»…
Запад, вложив относительно небольшие суммы на финансирование Октябрьской революции, получил из России не менее полутриллиона нынешних долларов. К тому же он затормозил экономическое, социальное и культурное развитие Российской империи, отбросив ее, как минимум, на 30 лет назад. Благодаря своим «инвесторам» Россия не вошла в число победителей в Первой мировой войне и была вынуждена заново отстраивать свою промышленность.

Владимир Сядро Ирина Анатольевна Рудычева Валентина Марковна Скляренко

50 знаменитых загадок истории XX века

Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Метки: , ,

Запись создана: Понедельник, 24 Декабрь 2012 в 16:29 и находится в рубриках Первая мировая война, Финансовое. Вы можете следить за комментариями к этой записи через ленту RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв, или trackback с вашего собственного сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.