Принципы создания СССР



12 декабря - день Конституции

Принципы создания СССР

oboznik.ru - Принципы создания СССР
#СССР#история#Россия#историяРоссии#государство

Регулирование межнациональных отношений в России было актуальным ещё в момент создания Русского государства. Такова особенность страны, населённой разными этносами, с которыми необходимо было договариваться по поводу выбора оптимальной формы взаимоотношений. Так продолжалось веками. Дореволюционная Россия была страной, где буквально с каждым десятилетием шёл процесс усиления национальных движений, ставивших вопрос об обособлении наций и даже о целостности страны и государства.

Если в ХIХ веке на её территории имелось одно крупное национальное движение — польское, то уже в конце этого столетия довольно заметно заявили о себе украинское, армянское, грузинское, литовское и другие национальные движения. Даже противники применения по отношению к России понятия «национального гнёта» все-таки признают его наличие в житейском смысле (см.: Булдаков В.П. Хаос и этнос. Этнические конфликты в России, 1917—1918 гг. Условия возникновения, хроника, комментарий, анализ. — М., 2100. С. 10—11). Новый этап усиления национальных движений прослеживается во время и, особенно, после революции 1905—1907 годов. И далее последовал очередной этап их усиления в 1917 году. Как известно, украинская Центральная рада была создана 4(17) марта 1917 года, а на следующий день, 5 марта Временное правительство приветствовал Белорусский национальный комитете, возглавляемый Р.Скирмунтом (см.: там же. С. 175). Тогда же, в начале марта, в Ташкенте основывается «Шура-и-ислам», и число подобного рода организаций в то время всё более возрастало.

Естественно, что в связи с усилением национальных движений ни одна крупная российская политическая партия не могла обойтись без собственной программы по национальному вопросу. Об этом, кстати, имеется специальная литература.Свою рецептуру разрешения национальных проблем предложило и российское революционное движение, буквально с самого его зарождения. В эпоху декабристов выявились и централисты, наиболее характерной фигурой которых был П. Пестель, и сторонники федерации по территориальному принципу (Н. Муравьёв), и те, кто ратовал за федерацию национальностей. К последним относились члены Общества соединённых славян. И в дальнейшем среди деятелей революционного движения были и федералисты, к которым относились А.Герцен, Н.Чернышевский, М.Бакунин, и централисты, представленные П. Ткачевым, Г.Плехановым и другими руководителями общественного движения.

Россия — очень сложная по своему составу страна. Она весьма разнонациональна, разноконфессиональна и разногеографична. Подобрать единую идеологию к ней чрезвычайно сложно, и историческая практика показала, что в принципе «русская идея» должна быть наднациональна и надконфессиональна. И такая идея была разработана в конце ХIХ — начале ХХ века. Этой идеей оказалась идея социальной правды, то есть социализма, во многом ставшей дальнейшим развитием изначальной «русской идеи» о необходимости господства правды и справедливости. Питирим Сорокин в своё время писал, что в 1917 году социализм стал религией русского народа.

Но это не исключало необходимости выработки и специальной программы по национальному вопросу. Большевизм с самого своего зарождения опирался прежде всего на принципы интернационализма и права наций на самоопределение. В первой Программе партии социал-демократы прямо заявляли о своей борьбе против национализма. Большевики, однако, изначально являлись противниками федерализма, и Ленин открыто выступал против него, о чём неоднократно обращалось внимание в литературе (см., например: Тадевосян Э. Советский федерализм: теория, история, современность // История СССР. 1991. № 6).

И.Сталин как один из главных разработчиков национальной программы большевиков также был противником федерализма. В своей статье, опубликованной в «Правде» 28 марта 1917 года и которая так и называлась — «Против федерализма», Сталин выступил против статьи, опубликованной в эсеровской газете «Дело Народа», где отстаивалось «федеральное государство». Сталин не просто не соглашался с утверждением эсеровского автора, но выступал против него весьма решительно, подчёркивая, «что неразумно добиваться для России федерации, самой жизнью обречённой на исчезновение» (Сталин И.В. Соч. Т. 3. — М., 1946. С. 25). Впоследствии, как известно, Сталин признал ошибочность этой своей позиции при новой публикации этой статьи.

Но именно в 1917 году хорошо прослеживается изменение позиции на проблему федерации В.И.Ленина. 29 апреля (12 мая) 1917 года на Апрельской конференции РСДРП(б) Ленин подчёркивал: «Мы хотим братского союза всех народов. Если будет Украинская республика и Российская республика, между ними будет больше связи, больше доверия. Если украинцы увидят, что у нас республика Советов, они не отделятся, а если у нас будет республика Милюкова, они отделятся» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 31. С. 436—437).

В резолюции Апрельской конференции по национальному вопросу чётко говорилось о признании за всеми нациями, входившими в состав России, права на свободное отделение и образование самостоятельных государств и, вместе с тем, призывалось не смешивать право на отделение с целесообразностью отделения. Там же отмечалось: «Партия требует широкой областной автономии, отмены надзора сверху, отмены обязательного государственного языка и определения границ самоуправляющихся и автономных областей на основании учёта самим местным населением хозяйственных и бытовых условий, национального состава населения и т. п.». В этой резолюции отвергались культурно-национальная автономия, привилегии каких-либо наций и подчёркивалась необходимость слияния в единых организациях рабочих различных национальностей (см.: Ленин В.И. Полн.собр.соч.Т. 31. С. 439—440).

Таким образом, на Апрельской конференции прозвучала идея союза советских республик и широкой областной автономии в совокупности с другими базовыми положениями русских марксистов по национальному вопросу. В целом программа большевиков по этому вопросу получила своё дальнейшее развитие. Вообще, в «Материалах по пересмотру партийной программы» Ленин остановился на важнейших положениях будущей Конституции Российской советской республики, отнеся к ним и необходимость областного самоуправления, право каждого гражданина получать образование и объясняться на родном языке при отмене обязательного государственного языка, право на свободное отделение и на образование своего государства за всеми нациями. При этом Ленин подчёркивал «Республика русского народа должна привлекать к себе другие народы или народности не насилием, а исключительно добровольным соглашением на создание общего государства» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 32. С. 154).

Недостаточность дофевральской программы большевиков по национальному вопросу, в частности неприятие федерализма или политической автономии, было отмечено ещё в 1917 году и позднее (см.: Журавлев В.В. Национальный вопрос в программах общероссийских политических партий начала ХХ века // История национальных политических партий в России… С. 88). Сама практика национальных движений подсказывала и новые положения, которые входили в общую программу большевиков по национальному вопросу (Басалай А. Развитие наций и их взаимоотношений в СССР. — М., 1998. С.107—108). Ещё весной (в мае) 1917 года Ленин в «Наказе выбираемым по заводам и по полкам депутатам в Совет рабочих и солдатских депутатов», останавливаясь на позиции большевистской партии в национальном вопросе, отмечал, что необходимо предоставить право «всем народам без изъятия решить вполне свободно, хотят ли они жить в отдельном государстве или в союзном государстве с кем угодно» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 32. С. 41).

Летом 1917 года Ленин, резко критикуя политику Временного правительства в области национальных отношений и, в частности, категорически не соглашаясь с его действиями по отношении к Финляндии и Украине, вновь подчёркивал уже на I Всероссийском съезде Советов: «Это — политика, которая представляет надругательство над правами народности, терпевшей мучения от царей за то, что дети их хотят говорить на родном языке. Это значит бояться отдельных республик. С точки зрения рабочих и крестьян это не страшно. Пусть Россия будет союзом свободных республик» (Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 32. С. 286). Таким образом, Ленин всё больше и больше утверждался в мысли не только о возможности, но и необходимости будущего устройства России как союза республик. «Союз республик» — это термин весны-лета 1917 года. Союз республик разумелся В.И.Лениным как союз свободных или по-другому — советских республик. Именно в 1917 году Ленин утвердился в необходимости советского федерализма, и было тому несколько причин.

Национально-освободительное движение в России 1917 году не было единым и однотипным, как не была простой общая ситуация в то время. После периода полной растерянности, примерно в конце августа 1917 года оживляются как в самой России, так и за рубежом даже монархисты, планировавшие вернуть на престол Николая II (см.: Иоффе Г.З. Великий Октябрь и эпилог царизма. — М., 1987. С. 188—189). Обычно выделяют две формы национально-освободительного движения. Это разделение на буржуазно-националистическое и революционно-демократическое, действительно, имело место. Но подобного деления национальных сил всё-таки недостаточно для детального учёта национальных особенностей на российских окраинах. Среди представителей так называемых националов можно выделить как сторонников централизаторской, даже ассимиляторской установки, то есть людей, перешедших на российские шовинистические позиции (П.Крушеван, В.Пуришкевич и др.), так и сторонников отделения от России во что бы то ни стало. Третьим течением в национальном движении стали федералисты, заявившие о себе ещё в ХIХ веке. В этих условиях большевистская партия должна была определиться, с каким из течений национального движения наладить тесный контакт или, вообще, отказаться от непосредственных связей с различными народами страны. Недоучёт настроений национальных окраин неизбежно привёл бы к поражению.

Естественно, что большевики не могли поддерживать ни централистов-ассимиляторов, ни сторонников отделения, за исключением разве что Польши и Финляндии. Поэтому установка на сотрудничество с федералистами была единственно правильной. Федералисты, то есть сторонники Российской федеративной республики, среди деятелей национальных движений в 1917 году составляли большинство, и это ещё раз показывало правильность решений большевистской партии. Кроме того, нельзя было не учитывать, что партия эсеров, самая крупная по численности российская политическая партия 1917 года уже внесла в свою программу принцип федерализма. Вскоре после революции 1905—1907 годов в этой партии был провозглашён принцип автономии и федерализма даже в её организационной структуре. В Грузии была своя Партия социалистов-федеративистов, сотрудничавшая с эсерами и анархистами и поддерживавшая Временное правительство, полагая, что оно даст Грузии территориальную автономию. К федерализму склонились также Российская радикально-демократическая партия и Трудовая народно-социалистическая партия, представленные во Временном правительстве.

Таким образом, практика 1917 года привела большевиков к необходимости федерализма. В «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа» от 12(25) января 1918 года провозглашалось: «Советская Российская Республика учреждается на основе свободного союза свободных наций, как федерация Советских национальных республик» (Образование Союза Советских Социалистических Республик / Сб. док. — М., 1972. С. 32). Собственно, это было первым законодательным утверждением России как федерации, федерации советской.

К Октябрьской революции 1917 года у большевистской партии имелась чётко разработанная программа по национальному вопросу. Она прежде всего строилась на принципе интернационализма — «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», принципе права наций на самоопределение вплоть до отделения и принципе федерализма или союзного государства. В то время это был оптимальный вариант построения взаимоотношений с многочисленными народностями огромной России. Большевистская партия, которая в конце 1917 года по своему социальному составу состояла на 60% из рабочих, а по национальному составу более чем на 66% состояла из русских, сумела привлечь на свою сторону значительные массы нерусского населения страны. Неслучайно так называемые националы дали Красной Армии ряд выдающихся командиров: И.Вацетиса, М.Фрунзе, Г.Гая (Бжишкяна), А.Иманова, В.Киквидзе, А.Корка, Г.Котовского, Ю.Коцюбинского, С.Лазо, А.Немитца, А.Пархоменко, Р.Сиверса, С.Тимошенко, И.Уборевича, Я.Фабрицииуса, Н.Щорса, И.Якира и др. Ни «белые», ни «розовые» (меньшевики и эсеры), ни «зеленые», ни «чёрные» (анархисты) столь видных командиров, представлявших различные народности страны, не дали. И в этом одна из причин победы большевиков в Октябрьской революции и Гражданской войне, поскольку нужно было создать, причём в кратчайшие сроки, новую армию в чрезвычайно сложных условиях (см.: Молодцыгин М.А. Красная армия. Рождение и становление 1917—1920 гг. — М., 1997. С. 203—206).

Однако интервенция и Гражданская война наложили свой отпечаток и на национально-государственное строительство. На ряде окраин временно победили буржуазные силы, которые пошли по пути создания независимых от Страны Советов буржуазных государств. Примечательно, что первым международным договором Советского государства был договор с Финляндией от 1 марта 1918 года о признании её независимости (см.: Булдаков В.П., Кулешов С.В. История образования СССР и критика её фальсификаторов. — М., 1982. С. 93). 11(24) января 1918 года объявила о независимости Украинской народной республики украинская Центральная рада, тогда же объявляет о независимости Молдавской республики Сфатул цэрий. 25 марта объявила об отделении Белоруссии от Советской России Белорусская рада, ещё 9 марта провозгласившая независимую Белорусскую народную республику. 26 мая провозглашается независимая Грузинская демократическая республика и т. д. Когда же на территориях этих стран восстанавливается или устанавливается Советская власть, то независимость республик, уже советских, сохранялась. Например, 7 декабря 1918 года за подписью Ленина выходит «Декрет Совета Народных Комиссаров о признании независимости Эстляндской Советской Республики». В первом пункте этого Декрета заявлялось: «Российское советское правительство признаёт независимость Эстляндской Советской Республики. Высшей властью Эстляндии Российское советское правительство признаёт власть Советов Эстляндии, до съезда же Советов — власть Совета Народных Комиссаров Эстляндии, возглавляемого его председателем тов. Анвельтом» (Образование Союза Советских Социалистических Республик… С. 65).

Известный документ о соединении сил советских республик, прежде всего в военной области, от 1 июня 1919 года был союзом независимых республик. В этом документе прямо выделено: «Военный союз всех упомянутых советских социалистических республик должен быть первым ответом на наступление общих врагов. Поэтому, стоя вполне на почве признания независимости, свободы и самоуправления трудящихся масс Украины, Латвии, Литвы, Белоруссии и Крыма и исходя как из резолюции Украинского Центрального Исполнительного Комитета, принятой на заседании 18 мая 1919 г., так и предложения советских правительств Латвии, Литвы и Белоруссии — Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет признаёт необходимым провести тесное объединение» (там же. С. 103). В это же время, в июне 1919 года в статье «Великий почин» Ленин упоминает о судьбе миллионов людей, «объединённых сначала в одно социалистическое государство, потом в Союз Советских республик» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 39. С. 23—24).

И в дальнейшем независимость советских республик, поначалу имевших, среди прочего, и своих дипломатических представителей в ряде стран, неоднократно не только признавалась, но и подчёркивалась правительственными органами РСФСР. Между ними заключались соответствующие договора как договора независимых республик. Например, 16 января 1921 года заключается договор между РСФСР и БССР, в котором признавалась независимость и суверенность каждой из договаривающихся сторон (см.: Образование Союза Советских Социалистических Республик… С. 168—170). В «Резолюции пленума Кавказского бюро ЦК РКП(б) об отношениях между Закавказскими советскими республиками и РСФСР» от 3 июля 1921 года говорилось: «Признать необходимым проведение в жизнь независимости кавказских республик (Грузии, Азербайджана и Армении)…» (ЦК РКП(б)—ВКП(б) и национальный вопрос. Кн. 1. 1918—1933 гг. — М., 2005. С. 47).

За рубежом старались культивировать тезис о новом «завоевании» Кавказа. Но что любопытно, лондонская «Таймс» от 2 января 1920 года писала, что 90% населения Дагестана и 60% населения Азербайджана с нетерпением ждут большевиков (см.: Булдаков В.П., Кулешов С.В. Указ. соч. С. 134). Вообще, одна из причин победы большевиков в Гражданской войне заключалась в правильной национальной политике. Это хорошо поняли и их политические противники. В 1921 году на совещании эмигрантов — бывших членов Учредительного собрания, обсуждавших планы восстановления старой России, один из выступавших — Исханов заявил: «Припомните историю антибольшевистского движения. Деникин занимал половину России, Колчак подошёл к Казани и мечтал въехать победоносно в Москву, и в один прекрасный день оба были уничтожены без большого труда, потому что они оба игнорировали национальный вопрос» (цит. по: Гилилов С. Указ. соч. С. 82).

Когда М.Н.Тухачевский и И.Т.Смилга, находясь на Западном фронте, издали приказ, который затрагивал суверенитет народов, то Ленин написал для отправки им телеграмму, где излагалось постановление Политбюро ЦК РКП(б), сурово осуждавшее их поведение, как бестактное и подрывавшее политику партии и правительства (см.: там же. С. 83).

Вместе с тем, после окончания Гражданской войны, вопрос регулирования отношений между республиками оставался одним из важнейших не только в области внутренней политики молодых советских государств, но и внешней. Одним из свидетельств тому стала специальная «Резолюция Х съезда РКП(б) об очередных задачах партии в национальном вопросе». Она стала результатом специального обсуждения на съезде национальных отношений по докладу И.В.Сталина «Очередные задачи партии в национальном вопросе». В этой резолюции чётко прослеживается линия на сближение советских республик, отдаётся предпочтение федерации, хотя республики называются независимыми, и объявляется борьба против двух уклонов — шовинистического и националистического (см.: КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 2 / Изд. 8-е. — М., 1970. С. 246—256). Резолюция Х съезда РКП(б) по национальному вопросу сыграла значительную роль на пути дальнейшего государственного строительства, создания страны нового типа.

Впереди, однако, предстояли ещё значительные трудности, которые объяснялись борьбой интересов центра и окраин, различным пониманием основ строительства будущего государства, то в форме федеративного государства, то в форме союза государств, вплоть до конфедерации. Эти разные взгляды особенно проявились в 1922 году. Серьёзные вопросы возникли уже при подготовке объединённой советской делегации к международной конференции, которая состоялась в апреле-мае 1922 года. Ещё 13 января 1922 года во французских Каннах Верховный Совет Антанты принял решение о созыве международной экономической и финансовой конференции, на которую, среди прочих стран, решили пригласить также и Россию (см.: Документы внешней политики СССР. Т. V. — М., 1961. С. 58). Как известно, единая советская делегация представляла там интересы всех советских республик — Азербайджанской, Армянской, Белорусской, Бухарской, Грузинской, Украинской, Хорезмской и Дальневосточной.

5 января 1922 года Политбюро ЦК РКП(б) принимает решение — образовать при НКИД комиссию под председательством Г.Чичерина в составе М.Литвинова, Г.Сокольникова, А.Иоффе, А.Лежавы и Н.Крестинского. Позднее комиссия была расширена (см.: Нежинский Л.Н. У истоков большевистско-унитарной внешней политики (1921—1923 гг.) // Отечественная история. 1994. № 1. С. 96). Уже 10 января Чичерин в письме к Молотову сообщает о заседании комиссии 9 января, где был выдвинут чрезвычайной важности вопрос о включении братских республик в РСФСР к моменту конференции (см.: Несостоявшийся юбилей. Почему СССР не отпраздновал своего 70-летия? — М., 1992. С. 87). Поставленный вопрос, естественно, был далеко не ординарным. Проблем, действительно, было много, ибо речь шла о независимых республиках. Ещё одна из проблем — активная деятельность за рубежом эмигрантских правительств. Уже когда начнётся конференция в Генуе, представители этих правительств всячески добивались у западных государств допуска к участию в ней в качестве законных правительств Грузии, Армении, Азербайджана и, наоборот, недопущения в работе конференции представляющих эти республики Б.Мдивани, А.Бекзадяна, Н.Нариманова (см.: Хармандарян С.В. Сплочение народов в строительстве социализма. (Опыт ЗСФСР). — М., 1982. С. 50).

Не позднее 13 января 1922 года И.В.Сталин составляет членам Политбюро ЦК РКП(б) записку о составе и полномочиях советской делегации на европейскую конференцию и выделяет при этом, что «встаёт вопрос о наших независимых республиках (как советских, так и ДВР). На конференции впервые придётся столкнуться с вопросом о границах РСФСР и о юридических взаимоотношениях между независимыми республиками и РСФСР». Далее, ссылаясь на возможные сложности, которые могут возникнуть при взаимоотношениях с иностранными представителями, а эти сложности, по его мнению, могут возникнуть при вопросе о границах РСФСР и юридических взаимоотношениях между независимыми республиками и РСФСР, Сталин ставит задачу объединения республик. При этом он подчёркивает: «Считаясь с обрисованной выше нежелательной перспективой и исходя из необходимости установления единства дипломатического фронта, некоторые товарищи предлагают добиться в кратчайший срок объединения всех независимых республик с РСФСР на началах автономии» (Несостоявшийся юбилей… С. 88).

Сталин полностью разделял точку зрения «некоторых товарищей» и необходимость для её реализации серьёзной подготовительной работы. Он ратовал за единую делегацию на конференции, поддержанную всеми полномочными представителями советских республик. При этом в небольшой его записке термин независимые республики фигурирует 5 раз. То есть Сталин, вовсе не отрицал существования советских независимых республик. Сложности дипломатического характера, однако, отмечены не только в этой записке. Внимание привлекает письмо руководителя украинского правительства Х.Раковского — В.Молотову от 28 января 1922 года по поводу составленного Г.Чичериным проекта объединения иностранной политики советских республик.

Проект Чичерина, в случае его принятия, Раковский оценивает как «величайшую политическую ошибку» (там же. С. 89). Он даже писал, что «на самом деле проект Чичерина формально упраздняет независимые советские республики». При этом Раковский отнюдь не отвергал необходимость явиться на Генуэзскую конференцию единой делегацией и ратовал за единую иностранную политику советских республик (см.: там же. С. 90—91). Несколько позднее, уже на ХI съезде РКП(б), проходившем с 27 марта по 2 апреля 1922 года, ещё один руководитель Украинской республики Н.А.Скрыпник обратил внимание съезда на доклад В.И.Ленина, где Украина рассматривалась как независимая республика, и отметил появившуюся административную и формально-бюрократическую тенденцию, как по отношению к Украине, так и к другим национальным республикам, направленную на ликвидацию их государственности (см.: Одиннадцатый съезд РКП(б) март-апрель 1922. Стенографический отчёт. — М., 1961. С. 37, 72—75, 115).

Собственно идея включения других республик в состав РСФСР не была новой. Ещё в середине 1919 года заместитель председателя Реввоенсовета республики Э.М.Склянский официально предлагал объединить все независимые советские республики в единое государство путём включения их в состав РСФСР (см.: История России ХХ — начала ХХI века / Под ред. Л.В.Милова. — М., 2006. С. 348). Тогда, в условиях расширения Гражданской войны этот вопрос открыто не мог быть ни поставлен, ни обсужден на местах, тем более, что Советская власть была упразднена и в Прибалтике, и на Украине, и в Белоруссии, и в Закавказье. Там утвердились буржуазные республики, и если бы этот план Склянского стал известен, то был бы использован в борьбе против национальной политики Советского правительства. В 1922 году, когда Советская власть в этих регионах была восстановлена, независимость республик всячески подчёркивалась.

Этот факт признания суверенности советских республик обязательно необходимо учитывать в связи с появлением в 1922 году плана «автономизации», когда шла работа по созданию СССР и предполагалось включение в состав РСФСР остальных независимых республик. Получалось, таким образом, что суверенность других республик упразднялась, и это давало основания для обвинения российского советского руководства в экспансионизме и нарушении прежних договоренностей. Обычно пишут, что этот план не поддержало грузинское руководство, в действительности он не получил поддержки также и украинского, и белорусского руководства. В литературе даже отмечается, что «большинство республик не поддержало плана «автономизации» (История национально-государственного строительства в СССР 1917—1978. Т. I. / Изд. 3-е. — М., 1979. С. 21).

Именно оппозиция этому плану в республиках встревожила Ленина и побудила его составить принципиально иной план будущего построения СССР. В рамках этого плана создается Комиссия ЦК РКП(б) (6 октября 1922 г.) «по вопросу о взаимоотношениях между РСФСР и независимыми республиками». И в тот же самый день, 6 октября, Пленум ЦК РКП(б) принял специальное постановление «О взаимоотношениях РСФСР с независимыми Советскими Социалистическими Республиками». Независимость республик подчёркивалась, таким образом, настоятельно. Комиссия в целом провела свою работу под влиянием рекомендаций Ленина и подготовила основу для будущих решений. Декларация и Договор от 30 декабря 1922 года, утверждённый I съездом Советов СССР, который состоялся в Москве, стали конституционными документами созданного Союза Советских Социалистических Республик и получили поддержку во всех республиках. С одной стороны, создавалось единое государство, с другой — сохранялся союз республик, имевших по закону право выхода. Создана была как бы двухэтажная федерация, десятилетиями доказывавшая свою правильность. С самого её создания признавалась и её международная значимость, как пример для других народов (см.: Жуков Ю. Первое поражение Сталина 1917—1922 годы. От Российской империи — к СССР. — М., 2011. С. 617). В дальнейшем к трём фундаментальным принципам советской национальной политики был добавлен также и принцип советского народа как исторической, социальной и психологической общности (см.: Гросул В.Я. Образование СССР (1917—1924 гг.). — М., 2007. С. 194).

Не всё было гладко и после 1922 года. Разные точки зрения выявились и при подготовке первой Конституции СССР. Так, некоторые представители Украины (Х.Г.Раковский, Н.А.Скрыпник) вообще отрицали термин «конституция» и предлагали назвать её «договором между союзными республиками», вычеркнув из проекта Конституцию слова о том, что республики «объединяются в одно союзное государство». Их предложения, сводившиеся к созданию из Советского Союза не федерации, а конфедерации не встретили поддержки большинства руководителей партии (см.: Гилилов С. Указ. соч. С. 197).

Примечательно, что при подготовке второй Конституции СССР в 1936 году были предложения или внести поправку в 17-ю статью, или её совсем исключить, то есть исключить статью, где говорилось о сохранении за союзными республиками права на свободный выход из СССР. Сталин, делавший доклад о Конституции на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 года, категорически выступил против этого предложения. Он тогда сказал: «СССР есть добровольный союз равноправных союзных республик. Исключить из Конституции статью о праве свободного выхода из СССР — значить нарушить добровольный характер этого союза. Можем ли мы пойти на этот шаг? Я думаю, что мы не можем и не должны идти на этот шаг» (Сталин И.В. Соч. Т. 14. С. 140).

В стране, где насчитывались десятки наций и народностей, нелегко было регулировать межнациональные отношения. Сохранялись определённые коллизии, например, некоторые территориальные проблемы. Но в целом основы национальных отношений были достаточно прочными. К принципам интернационализма, права наций на самоопределение вплоть до отделения и федерализма со временем действительно добавился и принцип советского народа. Этот новый принцип особенно заговорил о себе во время испытаний Великой Отечественной войны. В своих выступлениях и приказах, начинания с выступления по радио 3 июля 1941 года и до известного тоста 24 мая 1945 года на приёме в Кремле в честь командующих войсками Красной Армии, Сталин неоднократно использует термин «советский народ», причем на приёме им был провозглашен тост «за здоровье нашего советского народа, и прежде всего русского народа» (см.: там же. С. 58, 94, 102, 130, 147, 151, 168, 220, 228).

Осознание себя как советского народа различными нациями СССР подтверждалось последующими социологическими опросами, как и советскиго патриотизма (см.: Советский народ — новая историческая общность людей. — М.,1975. С. 404). Не случайно именно против советского народа был направлен прежде всего удар недругов СССР. Один из видных идеологов США З.Бжезинский, выступая осенью 1991 года по российскому телевиденью, заявлял, что советского народа нет, а есть только русские, украинцы, грузины и т. д.

В начале 80-х годов ХХ века в СССР прослеживались две тенденции в национальных отношениях. С одной стороны, усиление межнациональных шероховатостей, связанных с наличием некоторых национальных неудовлетворенностей — недостаточное использование национальных языков, территориальные проблемы, недовольство в расстановке национальных кадров. С другой — шёл несомненный процесс сближения наций, выражавшийся в том, что более 82% населения страны знали уже русский язык, как язык межнационального общения, а двуязычие, как известно, имело и социальное значение (см.: Проблемы двуязычия и многоязычия. — М., 1972. С. 4—5). Кроме того, шёл процесс увеличения межнациональных браков, достигших к 1980-м годам 15%. Поэтому многое зависело от того, как умело будут регулироваться межнациональные отношения в СССР.

Конкретная практика в этой области в период так называемой «перестройки» продемонстрировала не только неумение регулировать межнациональные отношения, но и подталкивание к их обострению. Главная причина заключалась в смене общественного строя, при которой подняли голову националистические силы. Советская система национальных отношений, которая была рассчитана на советские инструменты руководства страной, где господствовала общественная собственность на орудия и средства производства и где руководящая роль в руководстве страной принадлежала Компартии, менялась, а затем сменилась другой системой, при которой советские принципы национальных отношений уже не смогли действовать. В этих условиях и произошло разрушение страны.

Никакой вины людей создававших в своё время СССР, здесь не было. Свою задачу они решили. На рубеже 80-х — 90-х годов ХХ века при разрушении советской системы наивно было полагать, что советские принципы национальных отношений будут действовать автоматически. Межнациональные отношения обострились и привели к ряду серьезных конфликтов. Тем не менее, Всесоюзный референдум 17 марта 1991 года, проведённый в большинстве республик СССР показал, что более трёх четвёртых его участников стояли за сохранение СССР. Даже в тех шести республиках, где центральные республиканские комиссии референдума не были созданы, многие сотни тысяч людей высказались за сохранение СССР.

Однако, СССР всё-таки был разрушен вопреки мнению подавляющего большинства населения СССР. Народ в целом желал сохранения своей страны и то, что это желание было не случайным и долговременным свидетельствуют социологические опросы 2006 года.

В связи с 15-летием СНГ в декабре 2006 года были проведены опросы населения в России, на Украине, в Белоруссии, Казахстане. 68% населения Российской Федерации заявили о том, что они сожалеют о ликвидации СССР. В Белоруссии, Казахстане, на Украине около 60% опрошенных также выразили сожаление в связи с ликвидацией СССР. 60% сожалеющих об СССР было зафиксировано во время социологического опроса в августе того же года в Молдавии. Прошло 20 лет со времени ликвидации СССР, заметно сменился состав населения, но большинство народа высоко отзывается о той стране, что была создана 90 лет тому назад. Нам не известны социологические материалы на сегодняшний день, но они вряд ли отличаются от тех, что были получены 5 лет тому назад. Естественно, что при таком высокой доле сожалеющих о ликвидации Советского Союза есть реальная возможность пропаганды сближения народов и заключения нового соглашения между ними, в основу которого, на наш взгляд, могут быть положены конституционные документы 1922 года.

К 90-летию образования СССР. В.Я.Гросул



Другие новости и статьи

« Выплата военнослужащим денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений

Гранин: сегодня - самый счастливый день моей жизни »

Запись создана: Суббота, 12 Январь 2019 в 14:38 и находится в рубриках Межвоенный период, Николаевская армия.

Метки:



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы