Очередь на увольнение дошла до прорабов военной реформы



Ежегодно 20 июня Военно-морской флот России чествует специалистов минно-торпедной службы. Профессиональный праздник этого подразделения был учрежден в 1996 году приказом Главнокомандующего ВМФ России — в память о первом успешном применении минного оружия российскими моряками. Согласно историческим источникам, в 1855 году, во время Крымской войны, англо-французская эскадра вошла в Финский залив, чтобы атаковать российские военно-морские базы, в первую очередь, Кронштадт.

Чтобы защитить свои рубежи, русским морякам пришлось применить минное оружие. В результате противник потерял четыре боевых корабля и отказался от нападения. А торпеду впервые в истории применил будущий вице-адмирал Степан Макаров в ходе Русско-турецкой войны (1877—1878). В ночь на 14 января 1878 года он атаковал турецкий сторожевой пароход «Интибах» на батумском рейде. Торпеда попала в цель и затопила вражеский корабль. 

Не меньший профессионализм и мужество проявили специалисты минно-торпедной службы и в годы обеих мировых войн, защищая рубежи страны. Сегодня мины и торпеды составляют основу вооружения Войск береговой обороны, в чьи обязанности входит защита пунктов базирования сил ВМФ РФ, портов и других важных участков побережья. Кроме того, торпедное оружие входит в комплектацию торпедных подводных лодок. Их предназначение — оборона от подводного флота противника, а также эскортирование ракетных подводных лодок и надводных кораблей.


Очередь на увольнение дошла до прорабов военной реформы

oboznik.ru - Очередь на увольнение дошла до прорабов военной реформы

Заведомо неэффективный подбор кадров по принципу личной преданности, которым руководствуется Анатолий Сердюков с момента прихода в феврале 2007 года г. в военное ведомство, как и следовало ожидать, давно уже дает сбои. Со своими постами расстаются чиновники, обязанные своим назначением именно нынешнему министру обороны.

Первым, едва проработав год, уволился Олег Эскин, земляк Сердюкова, назначенный сначала советником, а затем заместителем министра обороны, отвечающим за развитие АСУ, информационных технологий и связи. Эта совершенно новая для военного ведомства должность была учреждена специально под Эскина, ее введение сопровождалось одновременным упразднением должности заместителя начальника Генштаба – начальника связи Вооруженных сил и увольнением в запас занимавшего ее генерала. Уже тогда специалисты предупреждали: коренным образом ломать пусть и требующую совершенствования, но давно доказавшую свою дееспособность систему управления в ВС РФ неразумно. Начальник связи ВС опирался на специальное управление, чьи структуры, словно нервные волокна, пронизывали весь армейский и флотский организм, имел подчиненные войска. Новоиспеченный замминистра ничем этим не располагал, ему было поручено «курировать» имевшиеся структуры.

Что вышло из этого нововведения, показала «пятидневная война». Худшие прогнозы не замедлили подтвердиться. Позорная ситуация, когда генералам и офицерам центрального аппарата в ходе августовского конфликта 2008 г. пришлось связываться с войсками, вступившими в бои на территории Южной Осетии, по личным мобильникам, говорит сам за себя. Без лишней огласки Эскин сменил место работы. Но воистину свято место пусто не бывает: на освободившуюся должность все по тому же принципу «команды» был назначен Дмитрий Чушкин, который в свое время работал под началом Сердюкова в Федеральной налоговой службе.

Спустя некоторое время оставила свой пост и еще один заместитель министра (по финансово-экономической работе) – Любовь Куделина. Хотя она пришла в Минобороны еще в 2001 г., ее правомерно считать членом команды нынешнего министра. Именно при Сердюкове она, руководитель службы экономики и финансов Минобороны, была 1 сентября 2007 г. назначена заместителем министра.

Аппаратные перемены у нас – всегда тайна за семью печатями. Так что хотя статс-секретарь – замминистра обороны Николай Панков и сообщил прессе, что Куделина сама написала заявление с просьбой освободить ее от занимаемой должности, а министр, желая оставить ее в оборонном ведомстве, якобы предложил ей новую работу, - в утверждения статс-секретаря верится слабо. Уж очень это похоже на хорошую мину при плохой игре. Есть неофициальная информация о том, что даже Любовь Куделина, человек исполнительный и педантично проводивший курс как Сергея Иванова, так и Анатолия Сердюкова на «экономию» минобороновских средств за счет действующих военнослужащих и военных пенсионеров (чего стоит один лишь законопроект 2001 г. об отмене льгот для военнослужащих, главным разработчиком которого она выступала), стала высказывать строптивость, видя, куда ведет политика ее шефа.

Излишняя самостоятельность заместителя стала для Сердюкова, судя по всему, неприятным сюрпризом, и он посчитал за лучшее удалить Куделину. О спешке, в которой решался вопрос о преемнице, говорит уже тот факт, что новый главный финансист Минобороны – 1950 года рождения. Да простят меня женщины, которым, как известно, всегда не более 18 лет, но для кого тогда писано положение о государственной службе, четко определяющее возрастные границы кандидатов на столь высокие должности?

В последнее время примеры того, как военачальники покидают свои посты, занятые ими уже по представлению Сердюкова, умножились. На «лопате» оказались начальник Главного военно-медицинского управления МО РФ генерал-лейтенант медицинской службы Владимир Шаппо, начальник Главного автобронетанкового управления генерал-лейтенант Николай Ершов и начальник «Росвоенжилья» генерал-майор Александр Рыльский.

Особенно показательна фигура главного военного медика. Генерал Шаппо, как объявлено, увольняется по возрасту (он – 1951 года рождения, а предел пребывания на военной службе для генералов армии и генерал-полковников составляет 60 лет, генерал-лейтенантов и генерал-майоров – 55 лет). Правда, он превысил этот предел уже к моменту назначения на должность в ноябре 2007 г., но тогда возрастной фактор проигнорировали: требовалось срочно выполнить указание Президента и заменить начальника главка генерал-полковника медслужбы Игоря Быкова.

Следует сказать, что Владимир Шаппо был одним из наиболее ревностных исполнителей линии Сердюкова на скорейшее освобождение Минобороны от груза социальных забот о людях, в настоящем и прошлом связанных с военным ведомством (к слову, груза, возложенного на ведомство законом). Реформирование военно-медицинской службы осуществляется прямо-таки драконовскими методами. Резкое сокращение системы лечебных учреждений, замена военных врачей гражданскими специалистами уже негативно сказываются на боеготовности армии и флота, на медицинском обеспечении без малого 7 млн. человек – военнослужащих и членов их семей, гражданского персонала, военных пенсионерах.

Этот факт подтвердили проведенные в мае слушания в Общественной палате. Сам Шаппо их проигнорировал. Его заместитель генерал-майор медслужбы Александр Фисун сообщил членам ОП, что в ближайшее время будут расформированы 22 госпиталя и сокращены более 10 тыс. офицерских должностей военных медиков. Кроме того, планируется заменить 30% должностей офицеров медслужбы на должности гражданского персонала. Председатель комиссии по здравоохранению Леонид Рошаль выразил сомнение в том, что гражданские медики добровольно станут работать в военной медицине. А аудитор Счетной палаты РФ Николай Табачков подчеркнул, что реформирование военной медицины еще не закончилось, но уже наметился резкий дисбаланс, связанный с медицинским обеспечением военнослужащих, ветеранов военной службы и членов их семей, и финансовыми ресурсами, поступающими из бюджета на эти цели.

В качестве примера он сослался на проблемы с медобеспечением в Северо-Кавказском военном округе, где система военной медицины будет сокращена в два раза. В этом, фактически воюющем военном округе, более 60% всех медучреждений нуждаются в капитальном ремонте. В ужасном состоянии, в частности, находится военный госпиталь во Владикавказе. Влачит жалкое существование единственный на весь округ Дом отдыха «Бета».

Итоги слушаний в Общественной палате показали, что следует незамедлительно затормозить непродуманные реформы. На этом фоне благодушие главного военного медика было поразительным. «Я считаю, что никакого ущерба для военно-медицинской службы эти сокращения не принесут. Наоборот, по нашим расчетам, качество медобслуживания военнослужащих и ветеранов военной службы не только не ухудшится, а будет постепенно возрастать», – заявил, комментируя планы по фактической ликвидации военной медицины, генерал Шаппо. Теперь, на пенсии, у него появится возможность лично убедиться во все «возрастающем» качестве медуслуг.

Что же касается его отставки, то не исключено, что она, как ни парадоксально, стала следствием непомерного рвения в исполнении «наполеоновских» планов министра. С мест пошел такой поток жалоб, в том числе в адрес руководителей государства, что Анатолий Сердюков счел за благо отправить на покой вконец подмочившего репутацию генерала.

Серия отставок и перестановок в высшем военном руководстве страны продолжается. После нескольких рапортов уволен в запас начальник Главного разведывательного управления Генштаба генерал армии Валентин Корабельников, выражавший явное несогласие с действиями министра обороны по реорганизации, а фактически разгрому военной разведки.

Ряды Вооруженных сил покидает также начальник Главного штаба ВМФ адмирал Михаил Абрамов. Ему всего 52 года, и он мог бы служить еще восемь лет. Причиной рапорта на увольнение, по некоторым сведениям, стало давление «сверху», которое оказывается на должностных лиц с целью хоть мытьем, хоть катаньем, но реформу по-сердюковски провести. Абрамов, в частности, резко возражал против идеи фикс министра о перемещении Главного штаба ВМФ из Москвы в Санкт-Петербург. Передислокацию остановил финансовый кризис, но он не в состоянии прекратить позорные и унижающие каждого уважающего себя офицера реформы, и потому еще далеко не старый адмирал предпочел уйти.

За два с небольшим года руководства Министерством обороны Анатолий Сердюков заменил практически всех своих заместителей, всех руководящих лиц Генерального штаба, включая его начальника, всех главнокомандующих видами Вооруженных сил, всех командующих родами войск (кроме командующего РВСН генерал-полковника Николая Соловцова), всех командующих военными округами и флотами, руководителей важнейших служб и главков МО – расквартирования и обустройства, боевой подготовки и службы войск, бронетанкового (дважды), военно-медицинского (дважды), международного военного сотрудничества. Изгоняются, в первую очередь, недовольные реформами или, пуще того, противодействующие им. Во вторую – «чужие», доставшиеся по преемственности от предыдущих руководителей министерства и, по логике Сердюкова, не заслуживающие доверия.

Нынешний кадровый смерч, скорее всего, ознаменовал новую волну чистки: убираются не попавшие в «свои», либо не оправдавшие доверия представители военной иерархии. Причем под косу попали даже такие «прорабы реформ», как Шаппо.

Однако – приход таков, каков у него поп. Сразу после назначения Сердюкова на пост министра обороны на недоумение общественности сервильные СМИ отвечали, что в МО до тех пор не было столь подготовленного специалиста по финансовым и экономическим вопросам, который разобрался бы в мутных финансовых потоках, разоблачил коррупционеров в погонах, очистил бы ведомство от ретроградов, стоящих на пути военной реформы.

Прошедшие два года показали цену как подобного рода заклинаний, так и «профессионализма» самого министра. Взять борьбу с экономическими преступлениями в Вооруженных силах. По данным главного военного прокурора Сергея Фридинского, за последнее время отмечается их значительный рост. В минувшем году ущерб от них составил 2 млрд. рублей.

Сердюков и его ближайшее окружение убеждали руководство страны и общественность, что все мероприятия военной реформы будут реализованы за счет имеющегося военного бюджета, дополнительных средств у государства они, мол, не попросят. На деле это вылилось в указание министра увольнять офицеров не по оргштатным мероприятиям, а требовать с них рапорты на уход из армейских рядов по собственному желанию. Ведь в случае сокращения должности военнослужащему положено единовременное пособие в размере до 185 тыс. рублей – в зависимости от срока службы, звания и должности, тем же, кто увольняется «по собственному желанию», ничего не положено. Вот – и экономия, а что речь идет о нарушении прав десятков тысяч людей – об этом умалчивается.

Это – о положении в той сфере, познания и опыт в которой силы, стоящие за Сердюковым, так красочно расписывали перед обществом. А что в сугубо военной сфере? Фактический пересмотр ряда позиций реформы по-сердюковски – сохранение прежней системы РВСН, отказ от перехода ВДВ на бригадную основу, приостановка расформирования Тульской воздушно-десантной дивизии и другие подобные меры говорят о том, что опасность политики министра для национальной безопасности стали осознавать уже и «наверху». По мнению члена думского комитета по обороне, бывшего командующего Черноморским флотом адмирала Владимира Комоедова, «эйфория от успехов, о которых докладывают Сердюков и Макаров (начальник Генштаба. – Ю.Р.), это блеф. И это уже, видимо, понимают и в администрации президента, и в Совбезе».

Не случайно Дмитрий Медведев на днях дал поручение Совету безопасности подготовить предложения по корректировке дальнейшего хода радикальных преобразований в армии и на флоте. Подготовкой проектов документов занимается генерал армии Юрий Балуевский, в недавнем прошлом начальник Генштаба, а ныне заместитель секретаря СБ, ушедший в отставку из-за несогласия с радикальным переустройством Вооруженных сил по-сердюковски.

Крайний непрофессионализм Сердюкова и его команды наконец перестал быть тайной и для парламентариев. Совместная комиссия комитета по обороне Госдумы и военного ведомства направила руководству страны предложения по существенной корректировке военной реформы (со стороны МО документ комиссии подписал генерал-лейтенант Анатолий Яковлев, представитель Главного оперативного управления Генштаба). Сопредседатель комиссии от Госдумы заместитель председателя комитета Михаил Бабич сообщил, что в направленных в Кремль предложениях изложена общая позиция депутатов ГД, которые считают, что столь масштабные структурные изменения Вооруженных сил нельзя проводить, как это делается руководством Минобороны на практике, без оглядки на доктринальные документы, такие как Военная доктрина, план применения Вооруженных сил РФ, план их строительства, мобилизационный план. Это может обернуться резким снижением боеготовности войск. «Для нормативно-правового выполнения мероприятий по переходу к новому облику армии и флота Минобороны должно было подготовить около 40 законопроектов и направить их в Госдуму. Но мы до сих пор не видели этих документов, а преобразования в войсках идут полным ходом», – подчеркнул депутат.

Что сказать: пора, давно пора Кремлю поставить разработку реформ в военной сфере под контроль законодательной власти и общества, пока еще есть что реформировать.

Реакция на слухи об отрешении Анатолия Сердюкова от должности, возникшие пару недель назад, показала, что не только оппозиционные, но и многие проправительственные силы, военные специалисты, ветеранская общественность не видят никакой перспективы для улучшения положения в армии и на флоте, пока этот человек будет оставаться во главе Минобороны.

Так кто же на самом деле шагает не в ногу: десятки, сотни профессионалов, выражающих позицию миллионов ныне стоящих в строю военнослужащих и ветеранов военной службы, или случайно оказавшийся в министерском кресле чиновник, с каждым днем растрачивающий остатки выданных ему авансов?

fondsk.ru



Другие новости и статьи

« Офицеры Дальнего Востока готовятся к гражданской жизни

Требования к расположению войск по Уставу воинскому 1716 г. »

Запись создана: Воскресенье, 21 Июнь 2009 в 12:50 и находится в рубриках Новости, Финансовое.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы