19 Август 2020

Бои в районе Харькова

oboznik.ru - Бои в районе Харькова
#1942#война#Харьков

Первая операция, из запланированных на весну-лето 1942 года, должна была проводиться войсками Юго-Западного фронта.

Задача наступления состояла в нанесении противнику двустороннего удара по сходящимся направлениям из районов севернее и южнее Харькова с последующим соединением ударных группировок западнее города. Предусматривалось, что на первом этапе будет прорвана оборона на глубину 20-30 км и обеспечен ввод в прорыв подвижных групп. На втором этапе, продолжительность которого не должна была превышать трех-четырех суток, планировалось разгромить оперативные резервы и завершить окружение группировки противника. Одновременно часть этой группировки в районе городов Чугуев, Балаклея намечалось отсечь и уничтожить силами 38-й армии и правого фланга 6-й армии.

Главный удар с Барвенковского наносила 6-я армия на 26-километровом фронте. Восемь стрелковых дивизий и четыре танковые бригады при поддержке 14 артиллерийских полков РГК должны были прорвать оборону и обеспечить ввод в прорыв двух танковых корпусов, составлявших подвижную группу. В дальнейшем армия во взаимодействии с подвижной группой должна была развить удар на Харьков с юга навстречу войскам 28-й армии для окружения всей группировки врага

Слева от 6-й армии находилась полоса наступления армейской группы генерала Бобкина, состоявшей из двух стрелковых дивизий и одной танковой бригады. На эту группу возлагалась задача прорвать оборону и обеспечить ввод в прорыв 6-го кавалерийского корпуса, который к исходу пятого дня операции должен был овладеть Красноградом и обеспечить войска 6-й армии от контрударов с запада.

Второй удар из района Волчанска наносила на 15-километровом фронте 28-я армия силами шести стрелковых дивизий и четырех танковых бригад при поддержке девяти артиллерийских полков РГК. Ей надлежало прорвать оборону противника и к исходу третьего дня обеспечить ввод в прорыв 3-го гвардейского кавалерийского корпуса и мотострелковой бригады. Этим двум соединениям в свою очередь предстояло обойти Харьков с севера и соединиться западнее города с танковыми корпусами 6-й армии.

Наступление 28-й армии от возможных контрударов обеспечивали с севера и северо-запада 21-я армия, с юга и юго-запада - 38-я. Первой из них была поставлена задача прорвать оборону противника на 14-километровом участке. Второй силами четырех стрелковых дивизий и трех танковых бригад, прорвать оборону на 26-километровом участке. К исходу третьего дня наступления войска обеих армий должны были закрепиться на достигнутых рубежах и надежно обеспечить маневр соединений, окружающих Харьков. Войскам 38-й армии вместе с тремя усиленными полками 6-й армии надлежало завершить окружение, разгромить чугуевскую группировку противника и подготовиться к наступлению на Харьков с востока.

Для прорыва немецкой обороны на участках, общая протяженность которых составляла 91 км, предназначались 22 стрелковые дивизии,  560 танков непосредственной поддержки пехоты, поддерживаемые 2860 орудиями и минометами (76 мм и выше) и 800 самолетами. На стрелковую дивизию приходилось примерно 4 км участка прорыва, на каждый километр было 31 орудие и миномет, а также 6 танков непосредственной поддержки пехоты.

 

Табл. Распределение сил и средств Юго-Западного фронта выделенных для прорыва обороны.

 

Армия

Число стрелковых дивизий предназначенных для прорыва.

Участок прорыва, км

Число орудий и минометов

Число танков непосредственной поддержки пехоты

 

Всего

на одну дивизию

Всего

на 1 км фронта прорыва

Всего

на 1 км фронта прорыва

21-я

3

14

4,7

331

23,6

43

3,5

28-я

6

15

2,5

893

59,5

181

12

38-я

4

26

6,5

485

18,7

125

5

6-я

7

26

3,7

832

32

166

6,4

Армейская группаБобкина

2

10

5

319

31,9

40

4

 

В прорыв должны были вводиться два танковых корпуса (269 танков), три кавалерийские дивизии и мотострелковая бригада. Две стрелковые дивизии (277-я и 343-я), 2-й кавалерийский корпус (38-я, 62-я и 70-я кавалерийские дивизии) и три отдельных танковых батальона (в каждом по 32 танка) оставались в резерве командующего Юго-Западным фронтом.

Южному фронту на этом этапе не ставились задачи на активные действия. Он должен был организовать прочную оборону и обеспечить наступательные действия Юго-Западного фронта, а также выделить из своего состава на усиление последнего три стрелковые дивизий, пять танковых бригад, четырнадцать артиллерийских полков РГК и 233 самолета.

В составе 6-й армии под командованием генерал-лейтенанта А.М.Городнянского, имелись 41-я, 47-я, 103-я, 248-я, 253-я, 266-я, 337-я и 411-я стрелковые дивизии, 21-й (64-я, 198-я, 199-я танковые бригады) и 23-й (57-я, 131-я танковые, 23-я мотострелковая бригады) танковые, 6-й (26-я, 28-я, 49-я кавалерийские дивизии) кавалерийский корпуса, 5-я гвардейская, 37-я, 38-я и 48-я танковые бригады. В составе двух танковых корпусов 269 танков, для поддержки пехоты в составе бригад 206 танков (в подавлящем большинстве английского производства). Авиация армии состояла из 3 истребительных, 3 бомбардирочных и 2 легкобомбардировочных авиаполков. 

Оперативная группа генерал-майора Л.В.Бобкина была в составе 393-й и 270-й стрелковых дивизий и 7-й танковой бригады.

28-й армией командовал генерал-лейтенант Д.И.Рябышев. В составе армии 13-я гвардейская, 38-я, 162-я, 169-я, 175-я, 244-я стрелковые дивизии, 2-й гваредйский кавалерийский корпус (5-я и 6-я гвардейские, 32-я кавалерийская дивизии), 6-я гвардейская, 57-я, 84-я, 90-я танковые, 34-я мотострелковая бригады. К началу мая в армии 181 танк. Авиация армии состояла из истребительного и легкобомбардировочного авиаполков. 

В составе 21-й армии генерал-майора В.Н.Гордова находились 76-я, 227-я, 293-я, 297-я, 301-я стрелковые дивизии, 8-я мотострелковая дивизия НКВД, 10-я танковая и 1-я мотострелковая бригады, 8 отдельный танковый батальон. В армии к началу мая было 48 танков. Авиация армии состояла из 1 истребительного, 1 бомбардировочного и 1 легкобомбардировочного авиаполков. 

38-я армия под командованием генерал-майора К.С.Москаленко имела в своем составе 81-ю, 124-ю, 199-ю, 226-ю, 300-ю я 304-ю стрелковые дивизии, 22-й танковый корпус (13-я, 36-я и 133-я танковые бригады, всего 125 танков $/Встречается и другая цифра - 105 танков, из них 12 Т-34, 18 МК-II, 26 МК-III, 18 Т-60, 25 БТ и 6 Т-26, но это данные на 9 мая. $). Авиация армии состояла из 3 истребительных, 2 легкобомбардировочных и 1 бомбардировочного авиаполков.  

В составе авиации Юго-Западного фронта возглавляемой генералом Ф. Я. Фалалеевым (его в середине мая сменил генерал-майор Т.Т.Хрюкин) были: 206-я истребительная, 226-я, 228-я штурмовые авиадивизии, 4-я резервная авиагруппа (три авиаполка), маневренная авиагруппа фронта (8 авиаполков), два отдельных штурмовых и два истребительных авиаполка.

Всего в войсках Юго-Западного фронта было 30 стрелковых $/ Включая 8-я мсд НКВД.$ и 9 кавалерийских дивизий, 19 танковых и 4 мотострелковых бригады, 4 отдельных танковых батальона, всего 925 танков.

На южном фасе Барвенковского выступа находились две армии из состава Южного фронта. 57-я армия под командованием генерал-лейтенанта К.П.Подласа, в составе 14-я гвардейской, 99-й, 150-й, 317-й и 351-й стрелковых дивизий. Армия занимала рубеж протяженностью в 80 километров от Царедаровки до Софиевки. 9-я армия генерал-майора Ф.М.Харитонова занимавшая рубеж Софиевка, Кантемировка, Красноармейск, Красный Лиман протяженностью 96 километров, включала 51-ю, 106-ю, 333-ю, 335-ю, 341-ю, 349-ю стрелковые дивизии, 78-ю морскую стрелковую, 15-ю, 121-ю танковые бригады. Всего 12 стрелковых дивизий, 1 стрелковая и 2 танковых бригады.

Остальные армии Южного фронта под командованием генерал-лейтенанта Р. Я. Малиновского (12-я, 18-я, 37-я и 56-я) имевшие в своем составе 23 стрелковые и 3 кавалерийские дивизии, 5 стрелковых, 1 мотострелковую и 6 танковых бригад, занимали рубеж от Таганрога до Лисичанска.

Всего в составе Юго-Западного и Южного фронтов было 53 стрелковые и 12 кавалерийских дивизий, 1 стрелковая, 5 мотострелковых и 25 танковых бригад, около 13000 орудий и минометов (калибром 76 мм и выше, без зенитных), около 1100 танков и 926 исправных самолетов.

Войскам Юго-Западного и Южного фронтов противостояла группа армий "Юг": 6-я и 17-я полевые, 1-я танковая армии.

Перед Юго-Западным фронтом занимали оборону войска 6-й армии.

В полосе наступления Северной группировки находились 79-я и 294-я пехотные дивизии 17-го армейского корпуса.

Южнее, на чугуевском плацдарме находился 51-й армейский корпус в составе 44-й, 71-й и 297-й пехотных дивизий.

В полосе наступления Южной группировки находилась 62-я пехотная дивизия 8-го армейского корпуса (в полосе 6-й армии). Здесь же находились две охранные дивизии: 454-я немецкая и 108-я венгерская. 

На левом фланге 6-й армии занимал оборону 29-й армейский корпус (57-я, 75-я и 168-я пехотные дивизии).

В районе Харькова находились 3-я и 23-я танковые дивизии, а в районе Краснограда 113-я пехотная дивизия. На подходе к Харькову находились 305-я, 376-я пехотные дивизии, предназначенные для наступления по плану операции "Фридрих", из которых к началу совесткого наступления начала прибывать только 305-я дивизия.

Южнее 6-й армии оборону занимали соединения 17-й армии. В полосе наступления группы Бобкина находилась 4-я румынская пехотная дивизия 6-го румынского армейского корпуса. Остальные соединения этого корпуса, 1-я, 2-я румынские, 68-я, 298-я немецкие пехотные дивизии располагались правее на стыке Южного и Юго-Западного фронтов.

Всего в полосе Юго-Западного фронта находилось 12 пехотных и 2 танковые дивизии. А так же две охранные дивизии, которые не учитывались немецким командованием, но как выяснилось позднее им предстояло сыграть важную роль в предстоящей операции.

Против войск Южного фронта действовали основные силы 17-й и 1-й танковой армий.

На побережье Азовского моря находились 5-я и 6-я румынские кавалерийские дивизии. По западному берегу реки Миус занимали оборону войска 14-го моторизованного (дивизии СС "Адольф Гитлер" и "Викинг", 13-я танковая, словацкая мобильная дивизии) и 49-го горного (4-я горнопехотная, 73-я, 125-я, 198-я пехотные дивизии) корпусов и итальянского экспедиционного корпуса (3-я подвижная, 9-я и 52-я автотранспортируемые пехотные дивизии). На участке Дебальцево, Бондари находились 9-я, 111-я (52-й армейский корпус), 76-я, 94-я (4-й армейский корпус) пехотные дивизии, на участке Бондари, Маяки, Варваровка 295-я, 297-я пехотная, 97-я легкопехотная дивизии 44-го армейского корпуса. На фронте Варваровка, Александровка, Вишневый находился 3-й моторизованный корпус: 100-я легкопехотная, 60-я мотопехотная, 14-я танковая, 1-я горнопехотная дивизии.  

В резерве перед южным фасом барвенковского выступа находились 389-я, 384-я пехотные, 101-я легкопехотная, 16-я танковая, 20-я румынская пехотная дивизии.

Всего в полосе Южного фронта находились 29 дивизий - 3 танковые, 3 мотопехотные, 2 подвижные дивизии союзников, 2 кавалерийские, 3 легкопехотные, 2 горнопехотные, 14 пехотных (из них 3 пехотные дивизии союзников).

Всего же против Юго-Западного и Южного фронтов действовало  5 танковых, 3 мотопехотные, 2 подвижные дивизии союзников, 2 кавалерийские, 3 легкопехотные, 2 горнопехотные, 32 пехотных (из них 6 пехотных дивизий союзников), 2 охранные дивизии, около 5700 орудий и минометов (калибром 65 мм и выше, без зенитных), до 500 танков и штурмовых орудий. Сухопутные войска прикрывал 4-й воздушный флот (без 8-го авиационного корпуса действовавшего в Крыму) - 367 исправных боевых самолетов.

Подготовка наступления войск Юго-Западного фронта велась в спешке, из-за чего многие части опаздывали с прибытием в исходные районы, в результате у них не хватало времени на подготовку, разведку, просто рекогносцировку. Отсутствие маскировки перемещений войск привело к тому, что немецкая разведка вскрыла подготовку советского наступления и подготовилась к нему.

Наступление проводилось на тех же участках фронта, где и предыдущее, которое закончилось в марте. Немецкие войска, успешно отразившие предыдущее наступление Красной Армии в марте-апреле усилили свои оборонительные рубежи. В полосе наступления Юго-Западного фронта немецкие войска располагали наиболее развитой системой укреплений и помимо главной полосы соорудили отсечную позицию, вторую и третью полосы обороны. Вторая оборонительная полоса проходила на удалении 10-15 километров от переднего края главной полосы, а третья, тыловая оборонительная полоса находилась в глубине 20-25 километров. Все три оборонительные полосы опирались на тщательно подготовленные к боям населенные пункты, а также господствующие высоты и водные преграды.

Опыт предыдущих неудач в наступлении Юго-Западного фронта учтен не был. Советское командование лишь сосредоточило значительные силы, обеспечив себе подавляющее преимущество в живой силе и технике, особенно на направлении главных ударов.

12 мая в 6 часов 30 минут началась артиллерийская подготовка, продолжавшаяся ровно час. В 7 часов 30 минут пошла в атаку пехота с танками непосредственной поддержки. В это же время авиация начала длившийся 15-20 минут налет по районам артиллерийских позиций и опорным пунктам противника в его главной полосе обороны.

Значительное число огневых точек подавить не удалось. В результате стрелковые подразделения и танки первых эшелонов 21-й, 28-й и 38-й армий были встречены плотным огнем. В первой половине дня атакующие части смогли продвинуться на глубину от 1 до 3 км. Меньше всех продвинулась 28-я армия, хотя она имела больше сил и средств чем 21-я и 38-я армии.

В первый день совесткого наступления немецкая авиация почти не действовала, поэтому советские самолеты могли оказывать поддержку своим войскам.

Уже 13 мая части 3-й и 23-й немецких танковых дивизий при поддержке части 44-й и 71-й пехотных дивизий нанесли контрудары по войскам 38-й армии. Войска были поддержаны авиацией, которая с этого момента захватила господство в воздухе. В боях с советскими танковыми бригадами немцы потеряли (по советским сведениям) от 40 до 100 танков, но при этом советские танковые бригады 22-го танкового корпуса понесли большие потери: 13-я и 133-я бригады потеряли все танки, 36-я - 37 танков из 50. Войска 38-й армии отступили на восточный берег реки Большая Бабка.

Войска 6-й армии и группы генерал-майора Бобкина начали атаку одновременно с соединениями северной группировки. Наступлению предшествовала артиллерийская подготовка, а вот авиацинной поддержки не было, так как обеспечивать поддержку должна была авиация Южного фронта, а взаимодействия между штабами фронтов организовать не удалось. В первый день оборона 62-й пехотной дивизии немцев была прорвана, к исходу первого дня наступления на фронте 30 км войска продвинулись на глубину 4-6 км. Успешнее всего действовали войска группы Бобкина $/ Группа Бобкина наносила удар на стыке 8-го немецкого и 6-го румынского  армейских копусов, где войск практически не было.$, тогда как продвижение основных сил 6-й армии было минимальным. В результате трехдневных боев войскам южной группировки удалось обеспечить прорыв до 55 км по фронту и на 25-40 км в глубину.

12-14 мая против войск советской 6-й армии была введена в бой 113-я пехотная и 454-я охранная дивизии, а затем и 108-я венгерская легкая пехотная дивизия. К 16 мая стали подходить части 305-й пехотной дивизии. 

14 мая войска 28-й армии продвинулись еще на 6-8 километров, и вышли к тыловому рубежу немецких войск, проходившему по правому берегу рек Харьков и Муром. Однако ввод в прорыв 3-го гвардейского кавалерийского корпуса командование армии организовать не смогло. Немецкие войска в этот день продолжали атаки в стык 28-й и 38-й армий.

В результате двух дней боев советским войскам северной ударной группировки удалось прорвать немецкую оборону на участке 56 км, на глубину 20-25 км.

15 мая части войска 28-й и 21-й армий продолжали наступление, но в результате немецких контратак (командование 6-й армии дополнительно перебросило на этот участок 168-ю пехотную дивизию), советские войска за этот день продвинуться не смогли, а на некоторых участках вынуждены были отойти и перейти к обороне. То же самое продолжалось и 16 мая.

В этот день авиаразведка сообщила о выброске в окрестностях Терновой парашютного десанта силою до  300 человек (для выброски использовалось до десятка транспортных самолетов "физилер-шторх", что за самолеты под этим названеим подразумевались понять невозможно) $/ Это не выдумки Баграмяна, о десанте действительно сообщалось. Как и многих других, особенно в 1941 году, за борьбу с некоторыми даже награждали. $. Для борьбы с десантом (которого, разумеется, не было$/ На самом деле с пяти самолетов на парашютах были сброшены грузы для окруженной группы немецких войск в Терновой.$) использовали части 175-й стрелковой дивизии (28-й армии).

В итоге пятидневных наступательных боев обе ударные группировки продвинулись в глубину обороны противника на 20-35 км и вели бои на рубежах, достижение которых планировалось на третий день операции. Подвижные войска находились в прифронтовой полосе. На севере они втягивались в оборонительные бои, а на юге готовились к вводу в прорыв.

Немецкая авиация, несмотря на то, что значительные силы 4-го Воздушного флота находились в Крыму, продолжала господствовать в воздухе. Авиация Юго-Западного фронта оказалась не способна прикрыть свои войска, несмотря на численное преимущество. 16 мая в состав фронта дополнительно прибыла 220-я истребительная дивизия (40 ЛаГГ-3 и 40 МиГ-3), но и это не смогло изменить ситуацию.

Советское наступление не помешало немецкому командованию приступить к осуществлению запланированной операции "Фридрих" - ликвидации Барвенковского выступа.

К 17 мая в полосе обороны 9-й армии Южного фронта немецкое командование сосредоточило для наступления 3-й моторизованный (14-я танковая, 60-я моторизованная, 1-я горнопехотная, 100-я легкопехотная и 20-я румынская пехотная дивизии, итальянская кавалерийская группа Барбо), 44-й (16-я танковая, 68-я, 389-я, 384-я пехотные и 97-я легкопехотная дивизии) и 52-й армейские (101-я легкопехотная, два полка 257-й пехотной дивизии) корпуса. Сосредоточив эти силы на узком участке фронта (40 километров), немецкое командование создало значительное преимущество в силах. В составе 14-й и 16-й танковых дивизий было до 150 танков, в составе трех танковых бригад 9-й армии (12-й, 15-й и 121-й) было 52 исправных танка $/ 6 КВ, 18 Т-34, 25 Т-60 и 3 Pz.III.$. 

17 мая в 5 часов 30 минут после артиллерийской и авиационной подготовки немецкие войска перешли в наступление, при мощной авиационной поддержке. К 8 часам они прорвали оборону 9-й армии на двух направлениях (на Барвенково и в направлении Долгенькая, где разместился вспомогательный пункт управления 9-й армии) и продвинулись на север до 10 км. Авиация к тому времени разрушила вспомогательный пункт управления и узел связи армии в Долгенькой. Командующий и штаб, начальник которого был ранен, переехали на командный пункт в Каменке, а оттуда на левый берег реки Северный Донец, потеряв управление войсками. Поскольку через Долгенькую проходила линия связи Южного фронта не только с 9-й армией, но и с 57-й, то и сообщение по ней с потерей этого населенного пункта полностью прекратилось.

В таких условиях командиры соединений и частей вели бои изолированно, без увязки своих действий с соседями и резервами. Штаб же Южного фронта, которым командовал генерал-лейтенант Р. Я. Малиновский, узнал о начавшемся наступлении только во второй половине дня, когда противник уже завершал прорыв тактической зоны обороны. А к исходу дня, когда о случившемся был информирован штаб Юго-Западного направления, противник прорвался уже в оперативную глубину и вступил в бой с резервами армии и фронта.

Командующий войсками Южного фронта, узнав о прорыве, передал 5-й кавалерийский корпус под командованием генерал-майора И. А. Плиева из своего резерва в подчинение 9-й армии. Одновременно он приказал перебросить из района Лисичанска и также подчинить ей же стрелковую дивизию и танковую бригаду. В свою очередь главнокомандующий Юго-Западным направлением передал Южному фронту 2-й кавалерийский корпус из своего резерва. При этом он потребовал организовать разгром прорвавшейся группировки противника и восстановить прежнее положение силами 2-го и 5-го кавалерийских корпусов, а также 14-й гвардейской стрелковой дивизии из резерва 57-й армии.

Из этого видно, что к исходу дня 17 мая штаб Юго-Западного направления не имел представления о силах противника, наступавшего в полосе 9-й армии. Неясным оставались для него и цели наступления.

На рассвете того же 17 мая начался ввод в прорыв 21-го и 23-го танковых корпусов. За день они продвинулись в северо-западном направлении на 15 км. На 6-10 км продвинулись в тот день все соединения 6-й армии. Группа генерал-майора Л. В. Бобкина вела бои за Красноград.

Согласно плану и боевому приказу, должна была наступать и 28-я армия. Но организовать наступление командование армией в указанное время не смогло. Начало наступления армии было перенесено. В результате на полтора часа ее упредили немецкие войска, 3-я и 23-я танковые, 44-я и 71-я пехотные дивизии. В результате боев войска 28-й армии на отдельных участках начали отход. На участках 21-й и 38-й армий наступление немцев успеха не имело. Но в результате наступление 21-й, 28-й и 38-й армий было остановлено.

Главнокомандующий Юго-Западного направления в ночь на 19 мая приказал 6-й армии вывести из боя 23-й танковый корпус, перебросить его на рубеж р. Берека и подчинить командующему 57-й армии, 38-й армии срочно подготовить прочную оборону на левом фланге, в районе Савинцы, 343-й стрелковой дивизии, 92-му танковому батальону и батальону противотанковых ружей, располагавшимся в резерве за левым флангом 38-й армии севернее Изюма, сосредоточиться за рекой Северный Донец и занять оборону на южных подступах к Изюму.

С утра 18 мая немецкие войска возобновили наступление на правом крыле Южного фронта,  из районов Барвенково и Долгенькая. Главные силы 16-й танковой дивизии наступали на Изюм. 343-я стрелковая дивизия не успела сосредоточиться в указанном ей районе. Подошедший 5-й же кавалерийский корпус не смог остановить немецкие части и к 10 часам немцы овладели южной частью города Изюм. Не сумев с ходу прорваться на левый берег реки Северный Донец, немецкие танковые дивизии повернули на запад.

Там, на рубеже реки Берека, им должен был преградить путь 23-й танковый корпус. Это вытекало из приказа, изданного главнокомандующим Юго-Западным направлением в ночь на 18 мая. Но 6-я армия с большим опозданием получила распоряжение о выводе из боя 23-го танкового корпуса. Поэтому он до полудня наступал в боевых порядках армии. А когда командир корпуса начал выводить из боя свои бригады, они уже не могли вовремя сосредоточиться на рубеже Береки и воспрепятствовать немецким войскам форсировать эту реку.

Тем не менее, наступление южной группировки Юго-Западного фронта не было приостановлено. 6-я армия должна была продолжать продвижение на г. Мерефа, а группа генерала Бобкина - овладеть Красноградом. Наступательные задачи были поставлены и войскам северной ударной группировки. Несмотря на то, что все попытки продвинуться вперед ни к чему не привели, на 19 мая было снова приказано наступать.

В течение 18 мая войска 9-й армии отходили на восточный берег реки Северный Донец. Немецкие подвижные части стремительно продвигались в северном направлении. Становилась явной угроза коммуникациям советских войск на Барвенковском плацдарме. В связи с этим главнокомандующий Юго-Западного направления приказал вывести из состава 6-й армии в свой резерв также 21-й танковый корпус и одну стрелковую дивизию, сосредоточив их к исходу 19 мая в центре плацдарма.

6-я армия лишилась большей части оперативных резервов и не сумела обеспечить наступления на Мерефу. Группа генерала Бобкина не смогла овладеть Красноградом.

19 мая соединениям 28-й, левого фланга 21-й и правого фланга 38-й армий ставилась задача разгромить немецкую группировку в составе 3-й и 23-й танковых дивизий и других частей. Оперативная группа в составе левофланговых дивизий 38-й армии под командованием генерала Шерстюка и одна дивизия из созданной тогда же фронтовой группы во главе с генерал-лейтенантом Ф. Я. Костенко (в состав последней вошли группа генерала Бобкина и часть сил 6-й армии - от ее левого фланга до Змиева включительно) должны были встречными ударами нанести поражение группировке врага на Чугуевском плацдарме. Это позволило бы им сомкнуть свои фланги и тем самым высвободить две дивизии 6-й армии, оборонявшие западный берег реки Северный Донец между Балаклеей и Змиевым. Главным силам той же группы генерала Костенко, состоявшим из четырех стрелковых дивизий, усиленных двумя танковыми бригадами, и правофланговым соединениям 57-й армии предстояло обороняться на фронте Змиев, Караван, Красноград, Сахновщина, Благодатное, Верх. Самара. Группировке войск в составе трех стрелковых дивизий и 2-го кавалерийского корпуса 57-й армии, трех стрелковых дивизий, 21-го и 23-го танковых корпусов 6-й армии и соединений 9-й армии ставилась задача разгромить танковую группу Клейста, ударами с востока, запада и севера.

Однако выполнить все это не удалось.

19 и 20 мая северная ударная группировка пыталась продолжать наступление, но безуспешно, и в результате контрудара  немецких 3-й и 23-й танковых дивизий понесла значительные потери и отошла в исходное положение - почти на те самые рубежи, с которых началось наступление 12 мая.

На Барвенковском плацдарме недостаточная оперативность в работе штабов и нечеткая постановка задач привела к тому, что войска 6-й армии опоздали сосредоточиться на рубеже Большая Андреевка - Петровское. Тем временем немецкое командование, усмотрев в активных действиях 2-го кавалерийского корпуса угрозу своему флангу южнее Барвенково, перебросило туда ночью 16-ю танковую дивизию, которая, прорвав оборону кавалерийского корпуса, овладела Большой Андреевной до сосредоточения там частей 6-й армии. Что касается Петровское, то немцам  удалось захватить его, а затем расширить плацдарм у этого населенного пункта прежде, чем 23-й танковый корпус успел прочно закрепиться на левом берегу реки Берека. После этого и войска 9-й армии отходят на восточный берег реки Северный Донец, перейдя к активной обороне.

21 мая немецкое командование вывело из боя 3-ю и 23-ю танковые дивизии для переброски их на северный фас Барвенковского плацдарма в район западнее Балаклеи. В это время подвижные соединения группа Клейста вышли в район Протопоповка. 

22 мая подвижные соединения группы Клейста овладевает населенными пунктами Чепель, Волобуевка, Гусаровка. Во второй половине 3-я и 23-я танковые дивизии дня форсировали реку Северный Донец, захватили плацдармы и начали движение к югу. Коммуникации советских войск на Барвенковском плацдарме оказались перерезаны.

23 мая кольцо окружения вокруг войск 6-й и 57-й армий и армейской группы замкнулось. Окруженные войска были объединены в группу под командованием генерал-лейтенанта Ф. Я. Костенко (получила название "Южной группы").

Все последующие действия войск 38-й армии в районе Савинцы и Чепель, как и оказавшихся во вражеском кольце частей 6-й и 57-й армий, были нацелены на прорыв фронта окружения. В течение четырех дней ни одна такая попытка не увенчалась успехом.

В результате операции немецких войск значительная часть двадцати стрелковых, семи кавалерийских дивизий и четырнадцати танковых бригад были окружены западнее Северного Донца. В сводке германского верховного командования сообщалось о взятии в плен 240000 человек, а также об уничтожении или захвате 2026 орудий и 1249 танков $/ Нетрудно заметить, что эта цифра расходиться с общим количеством танков Юго-Западного фронта, что может говорить либо о неточности немцев (такое случалось), либо, что не менее вероятно и о том, что советских танков было больше. Некоторое количество танков поступило уже в ходе операции в виде маршевого пополнения. Кроме того, все официальные советские данные о количестве танков даны не на начало наступления, а ранее. Сведения же о наличии танков на 12 мая есть лишь по некоторым частям, и они расходятся с приводимыми данными. Так же не слудует забывать, что немцы посчитали общее число танков, включая неисправные (которые не входили в указанное число танков предназначенных для наступления). В любом случае 1200 танков не противоречит общему возможному числу танков в противостоящих немцам советских частях.$. Советская сторона сообщила о потере 70000 человек пленными и 5000 убитыми.

По официальным данным потери войск Юго-Западного и Южного фронтов с 12 по 29 мая составили 106232  человек убитыми и ранеными.

Погибли заместитель командующего Юго-Западным фронтом генерал-лейтенант Ф.Я.Костенко, командующие 57-й армией генерал-лейтенант К.П.Подлас и 6-й армией генерал-лейтенант А.М.Городянский, командующий армейской группой генерал-майор Л.В.Бобкин, член Военного совета 6-й армии бригадный комиссар И.А.Власов, член Военного совета 57-й армии бригадный комиссар А.И.Попенко, начальник штаба 57-й армии генерал-майор А.Ф.Анисов, командующий артиллерией 57-й армии генерал-майор Ф.Г.Маляров, командиры 15-й, 47-й, 270-й, 337-й стрелковых дивизий генерал-майоры Д.Г.Егоров, Ф.Н.Матыкин, З.Ю.Кутлин, И.В.Васильев и многие другие.

Немецкие потери составили около 20000 человек.

 

Многие историки считают, что неудачное наступление советских войск на Харьков послужило впоследствии причиной неудачных действий Красной Армии на сталинградском и кавказском направлениях. Однако такое утверждение нельзя признать правомерным. Независимо от того было бы или нет наступление Красной Армии на Харьков, немецкие войска были в готовы в любом случае начать операцию "Блау", и предшествующие ей "Фридрих" и "Вильгельм". Вышеупомянутое утверждение основано на ошибочном понимании состояния Красной Армии, так как предполагалось, что харьковское наступление нанесло Красной Армии значительные потери и не дало организовать устойчивую оборону.

Но, во-первых, понесенные Красной Армии потери не столь существенно изменили соотношение сил. У советской стороны все равно оставалось значительное общее преимущество. У немцев вообще никогда не было преимущества в силах на Восточном фронте.

Во-вторых - ослабить советскую оборону было невозможно потому, что советские войска и не собирались обороняться. Полученный 24 мая приказ о переходе к обороне, означал лишь прекращение наступления. Под этим не подразумевалось создание оборонительных рубежей: линий траншей, противотанковых заграждений и минных полей. Ничего этого не было. После получения приказа о переходе к обороне советские войска остались в исходных районах и приступили к подготовке нового наступления.   

Виновником поражения в Харьковской наступательной операции советское руководство назвало начальника штаба Юго-Западного фронта и Юго-Западного направления генерал-майора И.Х.Баграмяна, который чудом избежал ареста.

В Харьковской операции есть еще один момент, на который никто почему-то не обращал внимание. Считается, что наступление советских войск на Харьков не удалось из-за удара немецкой 1-й танковой армии под основание Барвенковского выступа и последовавшими за этим событиями. однако на самом деле получается, что операция и без вмешательства немцев шла не очень гладко. Прорвать оборону сразу не получилось, советские войска медленно прогрызали немецкую оборону и перспективы были не самые радужные. Командованию 6-й немецкой армии удалось удержать фронт, хотя и с большим трудом. Оставалось подтянуть резервы и остановить советские войска, что почти и получилось. Но у немецкого командования в запасе был еще более лучший вариант, которым оно и воспользовалось. Наступлению же Юго-Западного фронта вполне могла быть уготована та же участь, что и другим - Калининского, Западного, Северо-Западного, Крымского, то есть после понесенных потерь (а потери фронт в наступлении понес большие) наступление бы просто остановилось. Хотя история и не терпит сослагательного наклонения, но именно такой вариант развития событий кажется наиболее вероятным. Ведь основные ударные группировки 6-я и 28-я армии не смогли добиться успеха. Если бы не действия 21-й и 38-й армий наступление на северном участке остановилось бы еще раньше.

На южном участке 6-я армия, сумев преодолеть оборону одной пехотной дивизии, втянулась в бои с "мощными" силами немцев. Эти силы состояли из 454-й охранной дивизии: пехотный полк укомплектованный солдатами старших возрастов и трофейным оружием, дивизион трофейных пушек, кавалерийский эскадрон и три батальона охраны тыла, никаких противотанковых средств. Охранную дивизию усилили 108-й венгерской легкой пехотной дивизией, но она только по названию пехотная, а по назначению и структуре та же охранная: шесть батальонов собранных из разных соединений и несколько пушек. Эти соединения и дивизиями можно назвать с большой натяжкой. Но они сдерживали наступление советских войск и удержались до подхода резервов.   

А. Панин

Другие новости и статьи

« Русская сказка – миф

Планы совесткого командования на весну-лето 1942 года »

Запись создана: Среда, 19 Август 2020 в 0:01 и находится в рубриках Вторая мировая война.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

Китайский интернет магазин / Щетка. Купите сейчас
konstruktor74.ru

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика