Наступление немецких войск в июне-июле. Операция «Блау»



Наступление немецких войск в июне-июле. Операция «Блау»

oboznik.ru - Наступление немецких войск в июне-июле. Операция «Блау»
#война#воронеж#история

Операция "Блау" должна была начаться со взятия Воронежа армейской группой "Вейхс". Затем планировалось окружение советских войск западнее Дона, после чего 6-я армия, развивая наступление на Сталинград, обеспечивала безопасность северо-восточного фланга. Предполагалось, что Кавказ оккупируют 1-я танковая и 17-я армии.

Для осуществления операции пришлось провести ряд организационных мероприятий. Так как сил не хватало и резервов не было, для обеспечения операции "Блау" людьми и техникой немецкому командованию пришлось сократить 69 (из 77) пехотных дивизий групп армий "Север" и "Центр". В них осталось по два батальона в полку (всего в дивизии шесть). В танковые дивизии, не участвовавшие в наступлении на юге бронетехника не поставлялась, имеющимися танками дивизии должны были укомплектовать только один батальон и ждать поступлений. Мотопехотные дивизии положенных им танков так же не получили. Все танки и штурмовые орудия новых модификаций отправлялись только на южный участок фронта.

Впрочем, полностью укомплектовать дивизии, предназначенные для наступления не удалось. Не имелось так же резервов живой силы и техники для пополнения войск в ходе наступления. Войскам приходилось расчитывать только на имеющиеся силы.

 

Таблица Распределение сил Вермахта и войск союзников на Восточном фронте к 28 июня 1942 года.

 

Группа армий

Пехотных дивизий

Горнопехотных и легкопехотных дивизий

Мотопехотных и подвижных дивизий

Кавалерийских дивизий союзников

Танковых дивизий

Охранных дивизий

Всего дивизий

 

 

9 б-нов

6 б-нов

Союзников

Немецких

Союзников

Немецких

Союзников

Немецких

Союзников

Немецких

Союзников

 

Финляндия

Немецкие

2

 

 

4

 

 

 

 

 

 

 

 

6

 

Финские

 

 

18

 

 

 

 

 

 

1

 

 

19

 

Всего

2

0

18

4

0

0

 

0

0

1

0

0

25

Север

16

2

7

 

2

 

2

 

 

1

 

 

 

14

 

18

1

18

 

1

 

 

 

 

1

 

 

 

21

 

отд

 

 

 

 

 

1

 

 

 

 

3

 

4

 

Всего

3

25

0

3

0

3

 

0

2

0

3

0

39

Центр

4

1

10

 

 

 

1

 

 

1

 

 

 

13

 

9

2

14

 

 

 

1

 

 

3

 

 

 

20

 

2 Pz

1

10

 

 

 

1

 

 

2

 

1

2

17

 

3 Pz

 

8

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

8

 

отд

1

2

 

 

 

 

 

 

1

 

3

 

7

 

Всего

5

44

0

0

0

3

 

0

7

0

4

2

65

Юг

11

7

 

3

1

1

 

 

1

1

 

 

 

14

 

6

15

 

 

1

 

1

 

 

2

 

 

 

19

 

2

1

 

 

 

 

1

 

 

 

 

 

 

2

 

17

6

 

2

1

 

1

1

 

1

 

 

 

12

 

1 Pz

6

1

3

3

 

1

 

 

3

 

1

 

18

 

4 Pz

3

 

 

 

 

2

 

 

3

 

 

 

8

 

2 венг.

 

 

9

 

 

 

 

 

 

1

 

 

10

 

3 рум.

 

 

2

 

2

 

 

 

 

1

 

 

5

 

8 итал.

 

 

5

 

3

 

1

 

 

 

 

1

10

 

отд

7

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3

7

17

 

Всего

45

1

24

6

6

6

 

1

10

2

4

8

113

Всего

 

55

70

42

13

6

12

2

1

19

3

11

10

242

 

 

К началу немецкого наступления войска Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов занимали следующие рубежи.

На участке от Белева до верхнего течения реки Сейм на участке 350 км, находились войска Брянского фронта под командованием генерал-лейтенанта Ф.И.Голикова. В состав фронта входили:

3-я армия под командованием генерала П.П.Корзуна, в составе 60-й, 137-й, 240-й, 269-й, 283-й, 287-й стрелковых дивизий, 104-й, 134-й стрелковых и 79-й, 150-й танковых бригад.

48-я армия под командованием генерал-майора П.А.Халюзина, в составе 6-й гвардейской, 8-й, 211-й, 280-й стрелковых и 55-й кавалерийской дивизий, 118-й, 122-й стрелковых и 80-й, 202-й танковых бригад.

13-я армия под командованием генерала Н.П.Пухова, в составе 15-й, 132-й, 143-й, 148-й, 307-й стрелковых дивизий, 109-й стрелковой и 129-й танковой бригад. 

40-я армия под командованием генерал-лейтенанта М.А.Парсегова, в составе 6-й, 45-й, 62-й, 121-й, 160-й, 212-й стрелковых дивизий, 111-й, 119-й и 141-й стрелковых, 14-й, 170-й танковых бригад.

Во фронтовом подчинении находились 1-й (1-я гвардейская, 49-я, 89-я танковые, 1-я мотострелковая бригады), 16-й, (107-я, 109-я, 164-я танковые, 15-я мотострелковая бригады) танковые, 7-й (11-я, 17-я, 83-я кавалерийские дивизии), 8-й кавалерийские корпуса (21-я, 112-я кавалерийские дивизии), 1-я гвардейская, 284-я стрелковая и 2-я истребительная дивизии, 106-я, 135-я стрелковые, 118-я, 157-я, 20-1я танковые бригады.

2-я воздушная армия в составе 205-й, 207-й, 266-й истребительных, 225-й, 227-й, 267-й штурмовых, 208-й ночной бомбардировочной, 223-й бомбардировочной авиадивизий.

В полосе фронта находились резервы Ставки:

5-я танковая армия под командованием генерал А.И.Лизюкова, в составе 2-го (26-я, 27-я, 148-я танковые, 2-я мотострелковая бригады)  и 11-го (53-я, 59-я, 160-я танковые, 12-я мотострелковая бригады) танковых корпусов и 17-й (66-я, 67-я, 174-я танковые, 31-я мотострелковая бригады) танковый корпус.

Войска Юго-Западного фронта отошли на реку Оскол и находились на 300-километровом рубеже от верховьев Сейма до Красного Лимана.

В состав фронта входили:

21-я армия в составе 76-й, 124-й, 226-й, 227-й, 293-й, 297-й, 301-й, 343-й стрелковой дивизий и 8-й стрелковой дивизии НКВД, 13-го танкового корпуса (85-я, 167-я танковые, 20-я мотострелковая бригады), 10-й танковой бригады.

28-я армия в составе 13-й и 15-й гвардейской, 38-й, 169-й, 175-й стрелковых дивизий, 23-го танкового корпуса (6-я гвардейская, 114-я танковые, 9-я мотострелковая бригады), 65-й, 90-й и 91-й танковых бригад.

38-я армия в составе 162-й, 199-й, 242-й, 277-й, 278-й, 304-й стрелковых дивизий, 22-го танкового корпуса (3-я, 13-я, 36-я танковые бригады), 133-й, 156-й, 159-й, 168-й танковых, 22-й мотострелковой бригад.  

9-я армия под командованием генерал-лейтенанта А.И. Лопатина, в составе 51-й, 81-й, 106-й, 140-й, 255-й, 296-й, 318-й и 333-й стрелковой дивизий, 5-го кавалерийского корпуса (30-я, 34-я и 60-я кавалерийские дивизии), 18-й, 19-й истребительных и 12-й танковой бригад, 71-го, 132-го отдельных танковых батальонов.

57-я армия в своем подчинении имела только 5 инженерных батальонов.

8-я воздушная армия включала 206-ю, 220-ю, 235-ю, 268-ю, 269-ю истребительные, 226-ю, 228-ю штурмовые, 221-ю, 270-ю бомбардировочные, 271-ю, 272-ю ночные бомбардировочные авиадивизии.

Во фронтовом подчинении находились 9-я гвардейская, 103-я,244-я, 300-я стрелковые и 1-я истребительная дивизии, 3-й гвардейский кавалерийский (5-я и 6-я, 32-я кавалерийские дивизии), 4-й (45-я, 47-я, 102-я танковые, 4-я мотострелковая бригады), 14-й (138-я, 139-я танковые бригады)  и 24-й (4-я гвардейская,54-я, 130-я танковые, 24-я мотострелковая бригады) танковые корпуса, 11-я, 13-я, 15-я истребительные, 57-я, 58-я, 84-я, 88-я, 158-я танковые, 21-я мотострелковая бригады, 52-й, 53-й, 74-й, 117-й и 118-й УР (всего 32 пулеметно-артиллерийских батальона). 

Южный фронт под командованием генерал-лейтенанта Р. Я. Малиновского находился на рубеже Красный Лиман, 30 км западнее Ворошиловска, 20 км восточнее Таганрога.

В состав фронта входили:

37-я армия, имевшая в своем составе 102-ю, 218-ю, 230-ю, 275-ю, 295-ю стрелковые дивизии, 121-ю танковую бригаду.

12-я армия, в составе 4-й, 74-й, 176-й, 261-й, 349-й стрелковых дивизий.

18-я армия в составе 216-й, 353-й, 383-й, 395-й стрелковых дивизий, 64-й танковой бригады.

56-я армия, в составе которой находились 3-й гвардейский стрелковый корпус (2-я гвардейская стрелковая дивизия, 68-я, 76-я, 81-я морские стрелковые бригады), 30-я, 31-я, 339-я стрелковые дивизии, 16-я стрелковая и 63-я танковая бригады, 70-й и 158-й УР, обороняла Ростов.

4-я воздушная армия имела в своем составе 216-ю, 217-ю истребительные, 230-ю штурмовую, 219-ю бомбардировочную, 218-ю ночную бомбардировочную авиадивизии.

В резерве находилась 24-я армия в составе 73-й, 228-й, 335-й, 341-й стрелковых дивизий.

Во фронтовом подчинении - 347-я стрелковая дивизия, 5-я гвардейская, 15-я, 140-я танковые бригады, 62-й, 75-й отдельные танковые батальоны.

На восточном побережье Азовского и Черного морей находились войска Северо-Кавказского фронта, в составе 3 армий которого было 15 стрелковых и 6 кавалерийских дивизий, 11 стрелковых, 1 мотострелковая и 3 танковых бригады, 5 авиадивизий.

Несмотря на то, что еще с 24 мая войска Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов перешли к обороне, они продолжали подготовку к наступлению. Войска Брянского фронта продолжали подготовку наступательной операции для разгрома орловской группировки, а затем курской группировки немецких войск. Юго-Западный фронт готовил новую наступательную операцию на Волчанском направлении. Оборонительные рубежи войсками не готовились, резервы в глубине обороны не создавались, войска фронтов были расположены в один эшелон.

                Против трех советских фронтов действовали основные силы группы армий "Юг".

На воронежском направлении действовала армейская группа "Вейхс" в составе 2-й и  4-й танковой немецких и 2-й венгерской армий, под командованием генерал-полковника Вейхса. В составе группы было 14 пехотных, 4 танковых и 3 мотопехотных дивизии.

Основной удар наносился 4-й танковой армией под командованием генерал-полковника Гота, на стыке 40-й и 13-й армий, где немецкое командование сосредоточило на 45-километровом участке против трех советских стрелковых дивизий три танковых (11-я, 9-я, 24-я), мотопехотную ("Великая Германия") и две пехотных (387-я, 385-я) дивизии.

В центре немецкого фронта находилась 6-я армия под командованием генерала танковых войск Паулюса. В составе армии было 17 пехотных, 2 танковых и 1 мотопехотная дивизии. Основные силы армии 8-й армейский (305-я, 376-я, 389-я пехотные дивизии) и 40-й моторизованный (3-я и 23-я танковые и 29-я мотопехотная дивизии) корпуса были сосредоточены на 15-километровом участке на левом фланге 21-й армии.

Против 37-й армии Южного фронта были сосредоточены основные силы 1-й танковой армии генерал-полковника Клейста, 3 танковые (14-я, 16-я, 22-я), 1 мотопехотная (60-я), 2 пехотные (295-я, 76-я), 1 горнопехотная (1-я) дивизии.

Находившаяся на левом фланге 17-я армия под командованием генерал-полковника Руоффа, должна была наносить удар на Ворошиловоградском направлении силами 49-го и 52-го армейских корпусов (3 пехотные и горнопехотная дивизии) и на Ростовском направлении силами 57-го моторизованного корпуса (13-я танковая дивизия и дивизия СС "Викинг").

Немецкие войска были сосредоточены отдельными ударными группировками на узких участках, благодаря чему удалось создать на направлениях главного удара подавляющее преимущество перед растянутыми в линию советскими войсками.

Поддержку с воздуха должны были осуществлять основные силы 4-го воздушного флота $/ Кроме 8-го авиакорпуса находившегося в Крыму.$ под командованием генерал-полковника Рихтгофена, в составе 3-й и 52-й истребительных эскадр, 1-й и 2-й эскадр тяжелых истребителей, 1-й эскадры штурмовиков, 2-й эскадры пикирующих бомбардировщиков, 27-й, 55-й и 76-й бомбардировочных эскадр, всего 701 исправный самолет.

28 июня 1942 года войска 2-й и 4-й танковых армий вермахта начали наступление на Воронежском направлении, на стыке 13-й и 40-й армий.

Оборона советских войск была прорвана на глубину 10-12 км, в прорыв были введены подвижные соединения, за два дня 24-я танковая дивизия и мотопехотная дивизия "Великая Германия" продвинулись на 35 км, и вышли на линию железной дороги Касторное - Старый Оскол. Группа танков вышла к командному пункту 40-й армии. Часть штаба переехала в Касторное, управление войсками 40-й армии было потеряно. Севернее в направлении на Ливны наступал 55-й армейский корпус 2-й армии.

Решением Ставки в район Старого Оскола из состава Юго-Западного фронта выдвигались 4-й и 24-й танковые корпуса, а в район Касторное - 17-й танковый корпус. В состав 2-й воздушной армии Брянского фронта дополнительно передавались 4 истребительных и 3 штурмовых авиаполка.

29 июня на реке Кишень в районе Волово 16-й танковый корпус столкнулся с передовыми немецкими частями, потери корпуса до 15% боевых машин, немецкие потери 18 танков. Попытки на следующий день атаковать немецкие войска, переправившиеся через реку Кишень ни к чему не привели.

Удар по немецким войскам из района Ливны должны были нанести 1-й и 16-й танковые корпуса, из района Горшечное 4-й, 24-й и 17-й, которые были объединены в оперативную группу под командованием начальника Главного автобронетанкового управления Красной Армии генерал-лейтенанта Я.Н.Федоренко. Действия сухопутных войск должна была поддержать вся авиация Брянского фронта.

Танковые бои в междуречье Кшень и Олым, где действовали 1-й и 16-й танковые корпуса, продолжались до 7 июля, но выполнить задачу по разгрому немецкой группировки не удалось. Авиационная и артиллерийская поддержка танковых частей отсутствовала, координации действий корпусов не было, войска вводились в бой разновременно, разведка была организована плохо. Танки действовали небольшими группами, нанести удар большим количеством танков не получилось. Корпуса несли большие потери (к 3 июля в 16-м танковом корпусе оставалось всего 50 танков).

4-й танковый корпус 30 июня перейдя в наступление из района Старый Оскол к концу дня достиг Горшечного, но удар не был поддержан и развития не получил.

17-й танковый корпус вышедший к 30 июня в район Касторное, столкнулся с частями дивизии "Великая Германия" и после боя, в котором понес большие потери, отошел. 1 июля немецкие части заняли Кулевку, разрезав 17-й корпус на две части, часть сил вместе со 102-й танковой бригадой 4-го корпуса оказались в окружении (лишь 3 июля остатки бригад прорвуться к своим). Направление на Воронеж оказалось открытым. В этот же день последовал приказ Ставки об аресте командира 17-го танкового корпуса генерал-майора Н.В.Фекленко $/ Он остался на свободе и вскоре вступил в должность начальника Сталинградского автобронетанкового учебного центра.$. 2 июля немецкие части смяли войска 17-го корпуса (оставалось 38 танков - 10 КВ, 11 Т-34, 17 Т-60) и прорвались к Дону у Верхне-Турово. Остатки 17-го корпуса отошли за Дон (в последующие дни понесший потери корпус получил 44 танка Т-34).

24-й танковый корпус вступил в бой 2 июля с передовыми частями 48-го моторизованного корпуса (до этого корпус получая противоречивые приказы совершал длительные марши, которые привели к значительному износу и выходу из строя техники). Неся потери корпус отступал к Дону. 6 июля корпус вышел в район Урыва (оставалось исправных 15 КВ, 30 Т-34, 22 Т-60, 17 М3л), где занял оборону. Корпус вел бои в этом районе до конца июля (на 25 июля оставалось 42 исправных танка - 7 Т-34, 31 Т-60 и 3 М3л)

В первые же дни немецкого наступления советское командование пыталось нанести контрудары значительными силами танков. Имелось значительное превосходство в силах, за счет подготовленных к наступлению на орловском направлении танковых корпусов, но тем не менее, остановить немецкие подвижные соединения не удалось. Советские танковые корпуса вводились в бой не согласовано и не одновременно. Устойчивую связь с корпусами командование не имело, поступавшие отрывочные сведения были противоречивы, о противнике информации обычно не было. Вместо того чтобы создать мощную ударную группировку и одним ударом уничтожить 48-й немецкий моторизованный корпус, все танковые части были введены в бой по мере прибытия, в результате чего превосходство в силах создать не удавалось.

Немцы продолжали применять прежнюю тактику приносившую им успех с течение всей войны. При появлении советских танков, немецкие танкисты старались не вступать в бой, вперед выдвигались части противотанковой артиллерии и вызывалась авиация. В результате советские танки, атакующие в лоб (попытки маневра на поле боя советским войскам не удавались) несли значительные потери. Значительное преимущество немцев было в хорошо организованной разведке, в первую очередь авиационной, что всегда позволяло им успеть занять оборону на танкоопасном направлении. Та же самая разведка была слабым местом советских войск, поэтому танковые части попадали в засады и окружение. Даже если авиационная разведка и проводилась ее результаты удавалось редко использовать из-за плохой связи, а чаще ее полного отсутствия.

В ходе боев имели место столкновения новых немецких танков с советскими Т-34, показавшими превосходство первых. Однако несмотря на это немецкие танкисты по-прежнему старались не вступать в танковые дуэли, предоставляя расправляться с советскими танками противотанковой артиллерии и авиации.  

30 июня 6-я армия также перешла в наступление из района Волчанска на Острогож. Оборона на стыке 21-й и 28-й советских армий была прорвана. Введенный в прорыв 40-й моторизованный корпус начал наступление в общем направлении на Старый Оскол. На левом фланге немецких войск, на стыке Юго-Западного и Брянского фронтов, в направлении на Старый Оскол начали наступление войска 2-й венгерской армии.

В течение нескольких дней войска 21-й и 28-й армий силами 13-го и 23-го танковых корпусов, 65-й и 90-й танковых бригад пытались ликвидировать прорыв, но безрезультатно. 13-й танковый корпус (к 30 июня имел 180 танков) понес большие потери уже в первый день боев, был смертельно ранен командир корпуса генерал-майор П.Е.Шуров, погибли командиры 20-й мотострелковой и 85-й танковой бригад.  21-я и 28-я армия отошли на рубеж Слоновка, Староивановка, но удержать оборону не сумели. Попытка остановить немецкие войска ударом 23-го танкового корпуса не удалась. Из-за плохой организации наступления и отсутствия авиационной и артиллерийской поддержки корпус понес большие потери. 

3 июля войска 8-го армейского корпуса встретились в районе Старого Оскола с венгерскими частями. В окружение попала часть войск 21-й и 40-й армий, управление которыми к тому времени было полностью потеряно. Командующий 40-й армией генерал-лейтенант М.А.Парсегов был снят с должности, вместо него назначен генерал-лейтенант М.М.Попов. В этот же день 23-я танковая дивизия 40-го корпуса форсировав реку Оскол начала наступление на Коротояк. 

На воронежском направлении немецкие войска в этот день пытались взять Касторное, но 284-я стрелковая дивизия и 111-я и 119-я стрелковые бригады удержали оборону. Однако 11-я танковая дивизия с севера, а 9-я с юга обошли Касторное.  

Для усиления войск Брянского фронта Ставка приняла решения выдвинуть к Дону 3-ю, 5-ю и 6-ю резервные армии (22 стрелковых дивизии и 1 стрелковая бригада). В район Ельца перебрасывалась только сформированная 5-я танковая армия под командованием генерал-майора А.И.Лизюкова.

В этот же район была передислацирована 1-я истребительная авиационная армия резерва Ставки под командованием генерала Е.М.Белецкого (231 исправный самолет). На Брянский фронт был направлен начальник Генерального штаба генерал-полковник А.М.Василевский.

Командующий Брянским фронтом генерал-лейтенант Ф.И.Голиков по указанию Ставки прибыл в район Воронежа, чтобы лично руководить боевыми действиями. При этом указаний для 5-й танковой армии не было оставлено и решения о ее дальнейших действиях принято не было.

4 июля в район Ельца прибыл генерал-полковник А.М.Василевский, который отдал приказ начать наступление 5-й танковой армии не позднее  5 июля, не дожидаясь полного сосредоточения. В состав армии был включен 7-й танковый корпус, перебрасываемый из Калинина. Прикрывать войска 5-й танковой армии должна была авиагруппа генерал-майора Ворожейкина.

4 июля передовые части 24-й танковой дивизии вышли к Воронежу. Оборону города осуществляли войска 75-го УР (6 пулеметно-артиллерийских батальонов), Воронежско-Борисоглебского района ПВО (3-я дивизия ПВО, 746 зенитно-артиллерийский полк и 101-я истребительная авиадивизия ПВО, 78 орудий калибра 76-85 мм, 64 орудия 37-25 мм, до 60 истребителей) и части НКВД. К 4 июля начали прибывать части 18-го танкового корпуса (110-я, 180-я и 181-я танковые, 18-я мотострелковая бригады) под командованием генерал-майора И.Д.Черняховского.

6 июля части 24-й танковой и 3-й мотопехотной дивизий заняли большую часть Воронежа. Гитлер приказал Воронеж подвижными соединениями не занимать, заменив их пехотой, а основные силы 4-й танковой армии повернуть на юг, где 40-й корпус 6-й армии вышел на рубеж реки Тихая Сосна. 7 июля 24-ю танковую дивизию и дивизию "Великая Германия" под Воронежем сменили пехотные части и они повернули на юг.

6 июля части 7-го танкового корпуса 5-й танковой армии вступили в бой с немецкой 11-й танковой дивизией. На следующий день подошли части 11-го танкового корпуса и отбросили немецкие части на рубеж Перекоповка, Озерки, Каменка. К 8 июля части 7-го и 11-го танковых корпусов вышли на реку Сухая Верейка. Дальнейшее продвижение было остановлено. Части корпусов несли огромные потери от немецкой авиации, советская авиация прикрытия не обеспечила. Войска 5-й танковой армии вели бои до 18 июля, когда остатки армии были отведены в тыл. В результате спешного ввода армии в бой по частям, опять не удалось создать превосходство в силах над 11-й и 9-й немецкими танковыми дивизиями, с которыми армия вела бои. Отсутствие авиационного прикрытия привело к огромным потерям именно от ударов авиации. Однако скованные боями с 5-й танковой армией две немецкие танковые дивизии, не смогли принять участия в операциях по окружению войск Юго-Западного фронта, что сильно нарушило планы немецкого командования.   

7 июля был создан Воронежский фронт в составе 60-й, 40-й и 6-й армий, 2-й воздушной армии, 4-го, 17-го, 18-го и 24-го танковых корпусов. Командующим фронтом был назначен генерал-лейтенант Ф.И.Голиков. (командующим Брянским фронтом был назначен генерал-лейтенант Н.Е.Чибисов). Фронт должен был очистить восточный берег Дона и занять прочную оборону на этом берегу.

В этот же день части 3-й мотопехотной дивизии немцев захватила переправы через Дон в районе Подклетной. 110-я и 180-я танковые бригады 18-го танкового корпуса были отрезаны (мосты в Воронеже были взорваны), потеряв все танки, к 9 июля остатки бригад вырвались из окружения. 10 июля корпус был выведен на доукомплектование.

14 июля командующим Воронежским фронтом был назначен генерал-лейтенант Н.Ф.Ватутин, а командующим Брянским фронтом - генерал-лейтенант К.К.Рокоссовский.

В ходе наступления с 28 июня по 7 июля немецким войскам удалось прорвать оборону Красной армии на фронте около 300 км и продвинуться на глубину 150-170 км, выйдя к Дону и глубоко охватив войска Юго-Западного фронта с севера.

Немецкое командование приняло решение 7 июля начать проведение операции "Клаузевиц": удар с севера из района Острожска 4-й танковой и 6-й армий $/ Стоит заметить, что часть соединений этих армий уже вели наступление в указанном направлении $, а из района Артемовска - 1-й танковой армии общем в направлении на Кантемировку, с целью охвата Юго-Западного фронта.   

Командование Юго-Западного фронта для предотвращения немецкого наступления в тыл фронту с северного направления еще 3 июля приняло решение выдвинуть на рубеж Алексеевка, Острогожск 3-й гвардейский кавалерийский корпус.

Для создания оборонительного рубежа на реке Тихая Сосна из состава 38-й армии были выдвинуты 22-й танковый корпус, 333-я стрелковая и 1-я истребительная дивизия, 13-я и 156-я танковые бригады, из состава 28-й армии 199-я стрелковая дивизия, из резерва фронта 52-й, 53-й и 117-й УРы. Но прежде чем эти войска успели выдвинуться на указанные рубежи 6 июля 17-й армейский и 40-й танковый корпуса 6-й армии форсировали реку.

Части 28-й армии, к тому времени отошла за реку Черная Калитва. Войска 38-й армии 7 июля начали отход на тыловой оборонительный рубеж фронта Нагольная - Ровеньки - Курячевка - Белокуракино. Указанный рубеж находился в 35-40 км восточное р. Оскол и был занят частями 118-го УРа.

7 июля 8-й армейский и 40-й моторизованный корпуса заняли город Россошь. Утром следующего дня они захватили населенный пункт Ольховатку и овладели плацдармами на южном берегу реки Черная Калитва. Это создало угрозу выхода в тыл левого крыла Юго-Западного фронта. 28-я армия и отступившая туда же группа войск под командованием генерал-майора танковых войск Е. Г. Пушкина не успели организовать оборону на южном берегу реки Черная Калитва и вынуждены были продолжить отход в юго-восточном направлении. Командующий 28-й армией еще 7 июля дал приказ 23-му танковому корпусу захватить Россошь. Выполняя приказ, корпус потерял все оставшиеся танки и большую часть личного состава, но командование 28-й армии не имея никакой информации, продолжало "вести бой за Россошь, силами 23-го танкового корпуса".$/ По мнению многих исследователей, руководящий состав 28-й армии (Д.И.Рябышев и Н.К.Попель) мягко говоря, не относятся к числу наиболее талантливых советских военноначальников. Неизвестно насколько тут виноваты обстоятельства и действия еще более вышестоящего начальства, однако стоит признать, что все операции проводимые под руководством Д.И.Рябышева заканчивались плачевно. $ 8 июля Д.И.Рябышев был отстранен от командования армией $/ Н.К.Попель тоже снят с должности. $, 28-ю армия принял генерал-майор В.Д.Крюченкин. В результате отхода войск 28-й армии разрыв между ней и 38-й, занявшей оборону на рубеже Нагольная - Белокуракино, увеличивался. Однако приказа на отход 38-й армии не было дано. Лишь 10 июля было принято решение отвести 38 армию на рубеж Первомайский - Ново-Стрельцовка. 12 июля связь штаба фронта с 38-й армией была потеряна.

8 июля 17-я армия (49-й и 52-й армейские корпуса) начала наступление из района Сталино - Артемовск в направлении на Ворошиловоград. 1-я танковая армия (3-й и 14-й корпуса) из района севернее Лисичанска нанесла удар в стыке Юго-Западного и Южного фронтов и, прорвав оборону начала наступление на Старобельск - Кантемировку..

40-й корпус 6-й армии начав наступление в южном направлении к 10 июля достиг района Кантемировки. Левее его с трудом (из-за отсутствия горючего) выдвигались части 24-й танковой дивизии и дивизии "Великая Германия" 4-й танковой армии.

9 июля было документально оформлено разделение группы армий "Юг". В состав группы армий "Б" под командованием генерал-фельдмаршала фон Бока вошли 2-я и 6-я немецкие, 2-я венгерская, 8-я итальянская и находившаяся в стадии формирования 3-я румынская армии. В состав группа армий "А" под командованием генерал-фельдмаршала Листа вошли 1-я и 4-я танковые и 17-я армии. 

Советские войска отступали, в войсках не доставало горючего и боеприпасов, постоянно терялось управление войсками. Командующий Юго-Западным фронтом Маршал Советского Союза С.К.Тимошенко уехав 6 июля на вспомогательный пункт управления в Гороховке, в то время как весь его штаб отбыл в Калач, остался без связи, управление войсками на уровне фронта было нарушено, в Москве не знали что происходит. Лишь 9 июля Тимошенко прибыл в Калач.

Выход немецких войск в тыловые районы фронта вынудил авиацию перебазироваться на дальние аэродромы, в результате войска остались совсем без авиационной поддержки, которая и в лучшее время не выдерживала критики. Командование пыталось перебросить 57-ю армию в район Кантемировки, но эта армия не имела в своем распоряжении войск, а передаваемые ей соединения не успели выйти в указанные районы. После того как стало ясно, что штаб Юго-Западного фронта уже полностью потерял управление войсками, штаб фронта был переброшен в Сталинград, чтобы принять там новые войска, и 12 июля переименован в Сталинградский. Все армии (кроме 21-й) были переданы Южному фронту.

11 июля части 40-го и 8-го армейских корпусов 6-й армии форсировали реку Новая Калитва и вышли на линию Боковская - Дегтево. К 15 июля войска 40-го корпуса подчиненного теперь командованию 4-й танковой армии и 16-я танковая и 60-я мотопехотная дивизии 24-го корпуса этой армии достигли Миллерова, Морозовска охватив с тыла 38-ю и 9-ю советские армии, в это же время 3-й и 14-й корпуса 1-й танковой армии вышли в район Каменска-Шахтинского. Восточнее дивизия "Великая Германия", 29-я мотопехотная и 24-я танковая не встречая сопротивления советских войск (их там просто не было) устремились на север к Дону.

15 июля Гитлер недовольный действиями генерал-фельдмаршала фон Бока (по его мнению, тот слишком много сил тратил в районе Воронежа, и тем самым отвлекал силы от окружения советских войск на юге), назначил командующим группой армий "Б" генерал-полковника Вейхса.

16 июля по распоряжению Ставки войска Южного фронта начали отход за Дон. Командованию фронтом с 12 июля  были подчинены 28-я, 38-я и 9-я армии Юго-Западного фронта, однако с 28-й и 38-й армиями так и не удалось установить связь (а у командования армиями не было связи с войсками).   

17 июля войска 17-й армии заняли Ворошиловоград, части 29-й мотопехотной дивизии и дивизии "Великая Германия" 4-й танковой армии вышли к Дону восточнее устья Донца, но захватить плацдармы им не удалось.

В это время войска 6-й немецкой армии продолжали наступление на Сталинградском направлении силами трех армейских корпусов (29-й армейский корпус был переброшен под Воронеж). 17 июля передовые части немцев вышли к реке Чир, где в районах Пронина, Чернышевского, Чернышковского и Тормосина столкнулись с передовыми отрядами с передовыми частями 192-й, 33-й гвардейской, 147-й, 196-й стрелковых дивизий, вновь созданного Сталинградского фронта..

Как уже сказано выше 12 июля Ставкой было принято решение о создании нового фронта на Сталинградском направлении. На базе Юго-Западного фронта был создан Сталинградский фронт, командующим был назначен Маршал Советского союза С.К.Тимошенко. В состав фронта должны были войти 62-я, 63-я и 64-я армии из резерва Ставки $/ 7-я резервная армия формировалась в районе Сталинграда, 1-я начала перебрасываться еще 6 июля. $, 21-я и 8-я воздушная армии Юго-Западного фронта, а затем и отошедшие в его полосу 28-я, 37-я и 57-я армии. Фронт должен был занять рубеж по реке Дон от Павловска до Клетской и далее по линии Клетская - Суровикино - Суворовский - Верхне-Курмоярская.

К 19 июля войска Южного фронта отошли на рубеж Синегорский, Зверево, Дьяково, участок в районе Новошахтинского остался неприкрытым.

20 июля 3-й моторизованный корпус 1-й танковой армии, форсировав Северский Донец, нанесли удар в направлении на Новочеркасск, прорвал оборону советских войск и 21 июля вышел к Ростову.

В этот же день войска 57-го корпуса 17-й армии (13-я танковая дивизия и дивизия СС "Викинг") из района севернее Таганрога начали наступление на Ростов. 23 июля Ростов был оставлен советскими войсками, 56-я армия оборонявшая город отошла за Дон. К вечеру 25 июля войска Южного фронта заняли рубеж от устья Манычарского канала до Азова, на левом берегу Дона.

Таким образом, к середине июля немецкие войска прорвали фронт на участке около 500 км, по глубине прорыв достигал 150-400 км. По немецким данным в районе западнее Дона было захвачено 88689 пленных, было захвачено или уничтожено 1007 танков и 1688 орудий. По советским данным в течение 28 июня - 24 июля войска Брянского, Воронежского, Юго-Западного, Южного фронтов и Азовской военной флотилии потеряли убитыми и раненными 568347 человек, 2436 танков, 13716 орудий, 783 самолета.

При этом полностью окружить войска Южного и Юго-Западного фронтов не удалось, так как значительной части советских войск удалось прорваться из окружения.

Однако в целом выполнение планов немецкого командования можно было считать успешным. Советский Юго-Западный фронт перестал существовать, и была открыта дорога (так казалось немецкому командованию) на Сталинград и Кавказ.

Однако немецкое командование в очередной раз посчитало, что Красная Армия понесла невосполнимые потери и не сможет быстро исправить положение. И в очередной раз ошиблось - ресурсы Советского Союза не были исчерпаны. Остатки соединений и частей спешно восстанавливались, получали маршевое пополнение и технику, стягивались резервные армии. Были развернуты новые фронты - Воронежский и Сталинградский, за Южным фронтом разворачивался Северо-Кавказский фронт. Перед войсками немецких групп "А" и "Б" стояли советские войска не меньшей численности, чем в начале операций "Блау".

28 июля 1942 года был издан приказ Народного комиссара обороны СССР № 227. Хотя и после выхода этого приказа советские войска продолжали отступать, в любом случае устойчивость Красной Армии в обороне повысилась. Надо заметить, что заградительные части в Красной Армии существовали и до этого, они появились отнюдь не в июле. И пулеметы для "поддержки" позади атакующих и обороняющихся частей ставили давно, и расстреливали на месте бойцов и командиров, оставивших позиции. С июля же 1942 года заградительные отряды были введены во все соединения действующие на фронте.

Основным недостатком Красной Армии, приведшим ее в очередной раз к огромным потерям, было в первую очередь нежелание и не умение руководящего состава всех уровней обороняться. Если немецкие части при появлении советских танков сразу же занимали оборону, выдвигая вперед противотанковые средства, и во всех оперативных паузах строили сильную оборону, которую советским войскам, как правило, не удавалось прорвать,  то Красная Армия признавала только наступление. Хотя в этот период в структуре войск и было создано значительное количество частей предназначенных для занятия обороны: пулеметные батальоны стрелковых соединений, полевые УРы, истребительно-противотанковые части и соединения, инженерные соединения, которые должны были дать возможность очень быстро создавать оборону, это не изменило картины. Как и в 1941, советское командование признавало только наступление. Причем в худшей форме, без какого либо намека на маневр, лобовой атакой, на закрепившегося противника, чаще всего без организации артиллерийской и авиационной поддержки.

Все это накладывалось на очень плохую подготовку личного состава, как бойцов так и командиров всех уровней. Совесткие командиры в большинстве своем умели поднимать бойцов атаку, сложные маневры и прочие основытактики если и были известны и не были полнотсью забыты, не встречались. Немцы настолько привыкли к однообразной тактике Красной Армии (с криком "ура", в атаку пехота и танки в лоб на пулеметы и пушки), что когда советские командиры применяли хоть какой-то маневр на поле боя (были такие командиры), результаты достигались удивительно легко, немцы часто просто терялись от неожиданности.  

Однако можно понять и командиров, для каких-то выполнения маневров на поле боя нужен обученный личный состав. Рядовой состав же как правило, не умел много чего, например, часто бойцы не умели стрелять (даже в гвардейских частях, хотя в этом нет ничего удивительного - в гвардейские дивизии шло такое же пополнение, что и в обычные). Многие историки считают, что это происходило из-за сжатых сроков формирования соединений. Но далеко не всегда дивизии и бригады формировались в очень сжатые сроки, это было скорее исключение чем правило, а кроме того существовали и запасные части, где собственно и должны были многому учить. Однако подготовка советских солдат была чаще всего на самом низком уровне. Это подтверждается многими документами и воспоминаниями участников. О качестве подготовки рядовых солдат в советской армии могут сами судить те, кому довелось в ней служить (разницы между 30-ми, 40-ми или 70-ми годами не было). Подготовка личного состава делилась на три главные составляющие: строевая, политическая и собственно боевая. Главное внимание всегда уделялось строевой подгтовке - во-первых, начальству было легче всего проверить эту часть подгтовки, во-вторых, для командиров всех уровней это была наиболее удобная форма - далеко ходить не надо, знай, вырабатывай командный голос. Политическая подготовка заключалась в чтении политработниками неких текстов, подготовленных соответсвующими органами, остальной личный состав при этом должен был слушать. Хотя официально эта часть подготовки была главной, реально она стояла на втором месте, после строевой. И, наконец, на последнем месте обычно стояла непосредственно боевая учеба: слишком уж сложно и утомительно, и то немаловажно, реально результаты можно проверить только в боевой обстановке. Конечно, всегда были исключения.    

И еще про авиацию. Немецкая авиация в этой как во всех предыдущих операциях наносила удары по советским тылам, поддерживала свои войска на поле боя уничтожая совесткие танки и пехоту. Немецкие истребители прикрывали свои бомбардировщики от атак советских истребителей, прикрывали свои войска от ударов советских штурмовиков и бомбардировщиков. Потери советских войск от ударов немецкой авиации были весьма значительны, немало известно случаев, когда советские атаки останавливались ударом лишь одних пикирующих бомбардировщиков.

Совесткая авиация делало, в общем, все то же самое. Бомбардировщики наносили удары по немецким тылам, штурмовики атаковали колонны немецкой пехоты и техники. Истребители вели активную борьбу за господство в воздухе, нанося весьма значительные потери немецкой авиации. Но так получается, что совесткая авиация вела свою особую войну, фактически отдельную от действий сухопутных войск. Несмотря на большую активность советской авиации, помноженную на ее численность, пехота постоянно не имела прикрытия с воздуха, атаки советских танков не получали авиационной поддержки, никакой согласованности в действиях между наземными войсками и авиацией не было. Самым характерным примером можно считать действия 5-й танковой армии в районе Воронежа, когда для ее прикрытия была выделена 1-я истребительная армия под командованием генерала Е.М.Белецкого. Имея 231 самолет, армия за семь дней провела 104 воздушных боя, сбив 91 немецкий самолет (данные несколько завышены, таких потерь немцы в эти дни не понесли) и потеряв 116. Но при этом 5-я танковая армия нещадно избивалась немецкимбомбардировщиками, не имея никакого прикрытия с воздуха. Если верить мемуарам, то советских самолетов в небе не было сосвсем. А ведь кроме 1-й истребительной армии, в которой было истребителей больше чем во всем  немецком 4-м воздушном флоте, у Брянского фронта была еще и своя 2-я воздушная армия, все силы которой были брошены на воронежское направление.

Неэффективно действовала и воздушная разведка, полученные от нее сведения приходили слишком поздно.

Кроме того, что совесткие самолеты в 1942 году уступали по своим главным характеристикам немецким, совесткие истребители практически не имели радиостанций: даже принимающие рации были редки, а приемо-передающих в частях лишь еденицы. В связи с этим невозможно было наладить взаимодействие даже в воздухе, о взаимодействии же с наземными частями было нечего и думать. К этому следует добавить и худшую подготовку советских летчиков по сравнении с немецкими (а так же итальянскими и венгерскими). В результате в этих и последующих операциях советские войска практически не получали реальной поддержки от авиации. За редкими исключениями.          

А. Панин



Другие новости и статьи

« Последняя мистификация фюрера

Операции «Вильгельм» и «Фридрих-II» »

Запись создана: Понедельник, 3 Июнь 2019 в 0:22 и находится в рубриках Вторая мировая война.

Метки: ,



http://tarusa-cottage.ru купить земельный участок старорусский район
tarusa-cottage.ru

Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы