От Фашоды до Балкан



От Фашоды до Балкан

oboznik.ru - От Фашоды до Балкан

В когще 1896 г. с атлантического побережья в самое сердце Африки была отправлена французская экспедиция под командованием майора Маршана (120 солдат и восемь офицеров). Два года ушло у нее, чтобы пройти к истокам Голубого Нила, и 10 июля 1898 г. отряд достиг городка Фашода на Ниле. Тот, кто контролировал верховья Нила, в теории мог бы контролировать и весь его бассейн. Но к тому времени англичане из Египта покорили Судан и вверх по Нилу двинулся уже их отряд.

Больше того, из-за спора вокруг русла Нигера в феврале—марте 1898 г. уже возникла прямая угроза войны. 18 сентября 1898 г. британский отряд подошел к Фашодс, где французы отказались спустить флаг и оставить свои позиции. Противостояние, грозившее вот-вот перерасти в открытую войну, разрешилось только 3 ноября того же года, когда французское правительство, сознавая неготовность своего флота к немедленной войне с Англией, приказало Маршану отступить. Поиски союзника против Германии привели Францию к заключению секретного договора с Россией в 1891 г. (и военного соглашения в 1893 г.). Однако, несмотря на союз, Россия не была настроена не только воевать, но и вести против Германии сколько-нибудь долгую дипломатическую борьбу. Конфигурация границ и степень развитости дорожной сети делали войну с целью территориальных приобретений обоюдно невыгодной.

При этом военный министр Куропаткин писал в докладе 1900 г., что не Германия, но коалиция стран могла бы стать главным противником России. Бще с 1880-х гг. немецкие товары при высоком качестве отличилась относительно низкой ценой из-за дешевизны рабочих рук, немецкие торговцы и промышленники охотно предоставляли клиентам льготные и долгосрочные кредиты, кроме того, умели приспособиться к покупателю, внимательно изучали все особенности рынка.

Германия располагала целой армией коммивояжеров, доставлявших товары в самые глухие уголки не только Европы, но Южной и Центральной Америки, Африки и Азии, заметно лучше других стран обслуживая сбыт. Однако немецкие попытки 1898 г. участвовать в разделе Филиппин и 1902 г. — получить военноморскую базу в Венесуэле (опираясь на поселения немецких эмигрантов) вызвали резкое противодействие уже США, вплоть до непосредственной угрозы войны.

Германии, крайне зависимой от поставок сырья, пришлось удовлетвориться «калийными», «сахарными » и «мясными» войнами, причем в победителях всегда оставался Вашингтон. Видя союз Франции, угрожающей владениям Британской империи на море, и России, грозившей им на суше, Англия не раз пыталась заручиться поддержкой Германии.

В июле—августе 1895 г. будущий премьер-министр Солсбери, находясь в оппозиции, предлагал ведущим европейским странам раздел Турции, которая находилась в глубоком кризисе. Но практически все государства опасались, что реализация такого предложения вызовет полный крах имевшихся союзов и общую войну с Британией в роли арбитра.

Германия также подозревала, что такой раздел уменьшит потребность Британии в Тройственном союзе и больше усилит Россию, чем Германию. В 1898 г. одновременно с очередным ухудшением англо-французских и англо-русских отношений уже министр колоний Джозеф Чемберлен снова предложил союз Германской империи на почве раздела колониальных владений Португалии, а в 1899 г. — уступки в Самоа и Марокко.

Уже после окончания Первой мировой немецкие политики сожалели об упущенной тогда возможности, считая, что ничего хуже ситуации 1918—1919 гг. с Германией произойти не могло. Но в 1898—1899 гг. союз с Британией означал неминуемое превращение Германии в «английского солдата на континенте», а война с Францией и Россией становилась вопросом времени.

Поэтому император Вильгельм и канцлер Бюлов в конце концов отвергай и это предложение. Возможно, они полагали, что будущее Германии и так блестяще, а Британия никогда не сможет пойти на компромисс с Францией и Россией, будучи и дальше заинтересована в союзе именно с Германией, предлагая еще более выгодные условия.

Также было отвергнуто и предложение 1900 г. о совместной политике в Китае против усиливающейся там России. 27 декабря 1899 г. между немецким концерном Сименса и турецким правительством была заключена концессия на постройку Багдадской железной дороги. Прямая железная дорога к Константинополю и Багдаду вместе с ответвлениями фактически делала немцев хозяевами всех азиатских владений Турции, грозила «жемчужине Британской империи» — Индии, одновременно угрожая Египту и Суэцу, причем на суше, там, где Британия заметно уступала Германии.

Но тем временем на юге Африки шла трудная вторая Ангпо-бурская война, первоначальные успехи буров вызывали бурное одобрение в Европе. Учитывая натянутые отношения с Францией и Россией, идти на обострение еще и с Германией было преждевременно. В конечном итоге Британская империя смогла победить буров и оказалась перед выбором, кто из се конкурентов теперь сможет стать наиболее выгодным союзником против других.

Германия, активно строящая сначала торговый, а потом и военный флот, виделась все более и более опасным соперником. Ирония судьбы — Германия тогда даже и не мечтала о полной победе над Англией. Германия желала создания самостоятельной колониальной империи. Такая империя давала, прежде всего собственные источники сырья и продовольствия (составлявшие 4/5 импорта), с которыми Америка, английские колонии и Россия уже не смогли бы «единым росчерком пера» задушить целые отрасли германской промышленности.

Менее важными, но все же существенными были бы рынки сбыта, сравнимые по покупательной способности с английскими или французскими колониями, причем монопольные. И, в-третьих, Германия получала бы военные опорные пункты для дальнейшей экспансии. Военный флот, который должен был выполнять сугубо политическую роль, делая войну Англии с Германией слишком затратной ввиду больших жертв, наоборот, стимулировал все большую гонку морских вооружений.

Даже в послевоенных мемуарах кайзер Вильгельм одновременно отстаивал оборонительный характер германского флота и мечтал о сокрушении им флота британского. После Фашоды Франция, осознавая свою слабость на морс против английского флота, уже не хотела бросать новый вызов Англии, куца более важным врагом была Германия.

В 1901 г. умерла королева Виктория, а лорд Солсбери ушел в отставку, что открыло дорогу сближению. Уже в 1902 г. были сделаны первые шаги, в середине 1903 г. король Эдуард VII посетил Париж, а президент Эмиль Лубэ — Лондон. Наконец, 8 апреля 1904 г. была заключена Антанта («сердечное согласие», впервые появившееся в начале 1840-х гг.). Франция отказывалась от прав на Египет (и так уже прочно английский), на рыбную ловлю у Ньюфаундленда, взамен получая свободу рук в Марокко и на Мадагаскаре, новые земли в Сенегале, Нигерии и Сиаме (будущем Таиланде).

Еще сильнее расстановка сил в Европе изменилась после Русско-япюнской войны. Как ни трудно поверить теперь, но эта война не была неизбежна. Россия и Япония были естественными союзниками на Дальнем Востоке. Стремительно модернизирующаяся Япония в 1895 г. разгромила Китай, тоже модернизирующийся, особенно в области вооружений, но менее успешно. Японцы приобрели поистине бесценный опыт современной морской и сухопутной войны, но воспользоваться плодами победы в полной мере им не дали — Германия получила Циндао, а Россия — Порт-Артур.

В 1900 г. сборный пятнадцатитысячный отряд, от сипаев до американцев, разгромил восставших китайцев, прошел от побережья к Пекину, штурмовал и сжег город. Тогда русские и японцы сражались бок о бок, заслужив обоюдное уважение. Как полагали некоторые современники, именно в Китае будет суждено начаться большой войне, но эти прогнозы не оправдались — его громадную территорию все заинтересованные страны делили совместно, почти «с чувством глубокого удовлетворения ».

В середине ноября 1901 г. японский маркиз Ито Хиробуми предложил России союз. Япония признавала права России на Ляодунский (Квантунский) полуостров с Порт-Артуром и Дальним, а Россия — права Японии на Корею, выводя войска из Маньчжурии. Ито был принят холодно и уехал из Петербурга ни с чем. Почему? Успех строительства Транссиба и Китайско-Восточной железной дороги окрылял как политические, так и финансовые круги России, появлялись мечты о «Желтороссии» и проникновении в Корею.

Витте протестовал против таких авантюр (с его точки зрения), хотя сам и настоял ранее на поддержке Россией «принципа целости Китайской империи », благодаря чему Япония лишилась Ляодунского полуострова, а также всемерно, вплоть до взяток высшим китайским чиновникам, способствовал сооружению железной дороги именно на китайской территории.

Не найдя поддержки в России, Ито нашел ее в Англии, заключив 30 января 1902 г. союзный договор. С таким грозным (как в военном, так и в финансовом отношении) союзником противоречия с Россией для Японии проще было разрешить войной. Хотя война и оказалась неожиданно тяжелой, Япония благодаря боевому опыту, более продуманному стратегическому плану, лучшим коммуникациям и прочному тылу смогла ее выиграть, несмотря на большие потери и срыв части операций.

Только потери российского флота составили более 1/4 млрд рублей, а общие расходы на проигранную войну составили от 2, по первым оценкам, до А—5 млрд рублей, по оценке Шацилло. При этом армию и флот, по сути, еще и требовалось создавать заново, тогда как даже учения 1906—1907 гг. срывались из-за дефицита бюджета.

Революцию удалось на время загнать вглубь, но теперь и враги, и союзники России учитывали ее слабость в большой войне. Именно поражение в Русско-японской войне и последующая революция привели к образованию группы «младотурков» — влиятельных или перспективных военных (Гурко, Алексеев, Деникин, Головин, на флоте — Колчак) и политиков (Гучков и Звегинцев, члены Госдумы), фактически формирующих параллельное правительство и готовых при следующем же серьезном кризисе взять власть.

Прозвище «младотурки» тогда имело особый оттенок, т.к. в 1908 г. именно молодые офицеры с европейским образованием свергли турецкого султана Абдул-Хамида II — напрашивались явные параллели с революцией 1905 г. в России и Николаем II. В этой обстановке Россия выбрала получение кредитов от Франции в обмен на более тесный союз, прежде всего — поддержку на Альхесирасской конференции против Германии.

В 1906 г. Россия получает от Франции заем более 800 млн рублей золотом. Кайзер Вильгельм, используя династические связи с царем Николаем, также попытался привлечь Россию на свою сторону через договор 1905 г. в Бьерке. Но французы предлагали больше денег, чем немцы, и договор, «не прожив и дня, прекратил существование». Британия, напротив, добилась в отношениях с Россией крупного прорыва.

В обмен на отказ России от притязаний на Афганистан и посылок «научных» экспедиций (возглавляемых офицерами Генерального штаба) в Тибет Британия предлагала раздел Ирана, причем лучшая, северная часть отходила России. На фоне недавнего проигрыша Японии подписание 31 августа 1907 г. англо-русских конвенций казалось невероятным успехом русской дипломатии — не пролив ни капли крови, Россия получала едва ли не больше, чем могла претендовать по итогам победоносной войны.

Хотя, по словам Снесарева, Британия жертвовала не так много, как может показаться на первый взгляд. Таким образом, Британская империя в ближней перспективе пошла на серьезнейшие уступки давним конкурентам, но в дальней перспективе выигрывала гораздо большее — стратегическую победу в назревающем конфликте. Насколько грамотной оказалась английская дипломатия, настолько импульсивной и непродуманной была дипломатия немецкая. Союзниками Германия выступали только Австро-Венгрия, опасавшаяся России и желавшая Балкан, и не слишком надежная Италия, опасавшаяся Франции, но и Австро-Венгрии тоже.

Неоднократные попытки разрушения Антанты, напротив, только усиливали ее. В 1905 г. Германия претендовала на свою долю в формально независимом Марокко, кайзер Вильгельм выступил с речью в Танжере. Франция, неготовая к войне, лишенная помощи так же неготовой Англии и терпящей поражения России, уступила требованию решить вопрос о Марокко на международной конференции. Но на вышеупомянутой Альхесирасской конференции Германия неожиданно оказалась в почти полной изоляции, упустив шанс полюбовного соглашения с Францией. В 1908 г. Германия помогла Австро-Венгрии аннексировать Боснию и Герцеговину — России пришлось уступить немецкому ультиматуму, но это только приблизило ее к Франции и Англии, а АвстроВенгрия начала проводить все более смелую политику, вынуждая Германию снова и снова поддерживать союзника. При этом немцы, видя, что Англия не поддержала дипломатических усилий России, полагали, что и в случае войны между Германией и Россией Британия не вмешается.

1 июля 1911 г. происходит «прыжок Пантеры» — немецкая канонерская лодка «Пантера» прибыла в марокканскую гавань Агадир «для защиты жизни и имущества немецких подданных», на деле — для компенсации Германии за отказ от части Марокко. И в этот раз надежды Германии не оправдались — премьер Великобритании Ллойд Джордж публично объявил, что «если Германия желает воевать, то она найдет Великобританию на противной стороне». Под угрозой немедлешюй войны Германии пришлось отступить. Все сильнее и сильнее в обеих складывающихся группировках звучала мысль, что время работает на противника.

Тем временем на Ближнем Востоке Турция после младотурецкой революции все заметнее теряла былую мощь. В 1911 г. Италия решилась на посылку экспедиционного корпуса в принадлежащую Турции Триполитанию — современную Ливию, где с конца XIX века селились итальянцы. Англия и Франция согласились не противодействовать, а Германия и Австрия не могли защитить Турцию, теряя членство Италии в Тройствешюм союзе. Поэтому Италия легко захватывает Триполитанию и острова Донеканез в Эгейском море. В следующем году началась балканская война — Черногория, Сербия, Болгария и Греция, ободренные успехами Италии, неожиданно быстро (хотя их армии были вооружены и обучены по передовым образцам) заняли Македонию и подошли к Константинополю.

В тот момент крупные европейские державы по разным причинам считали невыгодным воевать. К тому же Австрию беспокоило усиление Сербии, Россию — усиление Болгарии (выигрывавшей от усиления Германии на востоке и не имевшей претензий к АвстроВенгрии), а Францию — развал Турции, где почти 2/3 иностранных капиталов принадлежало французам. Англия хотела бы ослабления германских позиций, но без вмешательства в войну. В результате условия мирного соглашения не удовлетворили Болгарию.

Но, напав на Сербию, она неожиданно для себя получила коалицию, вде против Болгарии выступили также Румыния, Турция и Греция. Уже через месяц открылась мирная конференция, а 10 августа 1913 г. был подписан Бухарестский мир. До начала мировой войны оставалось меньше года. 13 Тем временем ослабление Турции серьезно обеспокоило Германию, и 30 июня в Стамбул был направлен новый глава военной миссии Отто Лиман фон Сандерс, фактически став командующим турецкой армией. Это привело к окончательному размежеванию позиций России и Германии.

Е. Белаш. Мифы первой мировой



Другие новости и статьи

« Война «из-за Принципа»

Что такое патриотизм? »

Запись создана: Воскресенье, 27 Январь 2013 в 8:23 и находится в рубриках Первая мировая война, После Крымской войны, После Русско-японской войны, Управление тылом.

Метки: , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы