27 Июль 2009

Неприкаянный контрактник

oboznik.ru - Неприкаянный контрактник

Реформаторы армии и флота проваливают одну программу за другой

На днях Коллегия Счетной палаты России проанализировала выполнение Федеральной целевой программы (ФЦП) «Переход к комплектованию военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, ряда соединений и воинских частей» на 2004–2007 годы. Выводы аудиторов неутешительны. Они признали, что задачи повышения привлекательности военной службы по контракту в целом не решены и не обеспечен планируемый рост боевой готовности соединений и воинских частей постоянной боевой готовности. Причина такого состояния дел, утверждают специалисты СП, в недофинансировании программы. Ее обеспечение бюджетными средствами, как выяснилось, составило всего 71% от расчетных показателей ресурсоемкости. На 1 января 2008 года количество военнослужащих, подписавших контракт с Министерством обороны, составило 79,9% от планового показателя.

ОТКРЫТИЕ БЕЗ ОТКРЫТИЯ

Нельзя не заметить, что ничего принципиально нового по поводу выполнения ФЦП, утвержденной постановлением правительства № 523 25 августа 2003 года, Счетная палата не сказала. Все выводы, которые сделали ее аудиторы, давно известны специалистам. О них не раз и не два сообщала отечественная печать. В том числе и «НВО». Некоторые военные эксперты даже назвали ее проваленной. Почему?

По условиям этой программы с 2003 по 2007 год на контрактный принцип комплектования должны были перевести 155,3 тыс. военнослужащих частей постоянной боевой готовности в морской пехоте, ВДВ, Сухопутных войсках, в экипажах атомных подлодок со стратегическими ракетами на борту (всего 131,6 тыс. человек), а также части Пограничных, Внутренних и Железнодорожных войск, ФАПСИ и Спецстроя России (еще 23,7 тыс. человек).

Это 10 дивизий, 7 бригад и 13 полков Сухопутных войск, ВДВ и морской пехоты, а также другие вооруженные формирования – всего 115 боевых частей, из которых 27 расположены в Северокавказском военном округе. И первые среди них – дислоцированные в Чечне 42-я мотострелковая дивизия Минобороны и 46-я бригада Внутренних войск МВД.

Предполагалось, что военные профессионалы станут получать оклады на 15–20% превышающие среднюю заработную плату по стране. И, как обещал тогдашний президент РФ Владимир Путин, лично курировавший программу, к 2008 году число контрактников в Российской армии должно было составить не менее 50% от штатной численности воинских частей. Не получилось.

Вместо 131,6 тыс. солдат и сержантов, которые, согласно ФЦП, должны были прийти на службу в Вооруженные силы, за четыре года набрали только 79 тыс. человек. Вместо 112 млрд. руб., что были первоначально запланированы бюджетом на решение этой задачи (на обеспечение контрактников жильем и их денежное содержание предназначались почти 50% от этой суммы, а на боевую подготовку – еще 30%), до армии и флота дошла даже не половина от запланированного, а значительно меньше – всего 40 млрд. Это, кстати, фиксирует и Счетная палата. По сведениям СП, расходы на реализацию программы были урезаны правительством в ходе ее выполнения в 1,8 раза, а средства на боевую подготовку контрактников – в 2,6 раза.

Главное организационно-мобилизационное управление Генерального штаба, которое курирует проблему контрактной службы, утверждает, что для военнослужащих-контрактников построено 347 общежитий на 82 260 мест, 28 учебных корпусов на 7890 мест и 75 объектов социальной инфраструктуры. На самом деле условия проживания и прохождения службы военными профессионалами были и остаются очень далекими от реальных потребностей этой категории солдат и сержантов. Не устраивает их и денежное довольствие. Оно, если не считать нахождения в горячих точках, где существуют дополнительные выплаты, остается на уровне 10 тыс. руб. в месяц, что никак не компенсирует молодым парням в погонах напряженность и трудности военной службы, сопровождаемые риском для жизни и здоровья. При этом средняя заработная плата по стране сегодня превышает 15–17 тыс. рублей. Не случайно даже в условиях массовой безработицы, порожденной финансовым и экономическим кризисом, ежегодно расторгают контракт, а то и просто бегут от службы до 18 тыс. «профессионалов».

Правда, в недавнем интервью радиостанции «Эхо Москвы» первый заместитель начальника Главного штаба Сухопутных войск России генерал-лейтенант Сергей Антонов бодро заявил, что такова мировая практика – повторный контракт заключают примерно 20% от тех, кто прослужил первый. Но эти 18 тыс. не дожидаются окончания и первого контракта. И в процентном отношении количество «отказников» тоже гораздо выше названной генералом «общемировой нормы». Хотя, как сказал в той же радиопередаче Сергей Антонов, условия контрактной службы «совершенствуются у нас ежедневно. Мы находим какие-то новые изюминки в подготовке военнослужащих».

БУЛКИ БЕЗ ИЗЮМА

Слова об изюминках в подготовке контрактников пусть останутся на совести генерала. Но проблемы с переходом на преимущественно новый принцип комплектования частей постоянной боевой готовности, как ставилась задача в ФЦП, заключаются не только в низком денежном содержании, в неудовлетворительных условиях жизни и службы. Хотя этот вопрос – принципиальный. И в первые годы этого десятилетия был даже политическим. Перевод армии на контрактный принцип комплектования в конце 2003 года сделал одним из главных пунктов предвыборной программы «Союза правых сил» его лидер, бывший вице-премьер и депутат Государственной Думы Борис Немцов. Он называл ФЦП «тормозом военной реформы» и обещал «серьезные трудности» Сергею Иванову, возглавлявшему в ту пору Министерство обороны. Требовал от Верховного главнокомандующего отправить его в отставку, а на это место «назначить человека, который действительно займется делом, а не болтовней».

Но именно Немцов добился того, чтобы из бюджета ФЦП была исключена эта статья, предусматривавшая строительство квартир для женатых контрактников. Лидер СПС утверждал, что такое строительство – разорение для государства, резерв для разворовывания денег и попытка военных решить свои жилищные проблемы за счет средств, выделенных на проведение военной реформы. Все контрактники, по мнению Немцова, должны жить в общежитиях, а те, кто имеет жену и детей, получать деньги на поднаем жилья в городе. И аргумент, что построенные служебные квартиры в любом случае останутся в части, а выплаченные за поднаем деньги просто улетят в трубу, не действовал. Минфин решал узко специфическую и сиюминутную задачу – экономил под благовидным предлогом государственные средства. Позиция СПС была ему тут весьма кстати. А, может, и инициировалась самим Минфином.

Тем не менее провал ФЦП произошел еще и потому, что в отличие от армий цивилизованных стран, где давно утвердился контрактный принцип комплектования, в наших войсках к военным профессионалам продолжали и продолжают относиться как к воинам срочной службы. Командиры не хотят и не готовы видеть разницу между ними, они убеждены, например, что и те, и другие должны оставаться на территории воинской части круглосуточно. Выходить за ворота только по увольнительной и на ограниченное время. И если для восемнадцатилетнего призывника такое положение в порядке вещей – он служит всего год и может, грубо говоря, потерпеть, то контрактник в возрасте от 20 лет и старше, который думает о том, как создать семью, или, если она уже есть, обязан ей тоже уделять время, с таким распорядком дня согласиться не может. Отсюда – новые противоречия с руководством воинской части.

Несколько лет назад военные социологи провели опрос в 104-м полку 76-й Псковской воздушно-десантной дивизии, где перед началом ФЦП проходил эксперимент по комплектованию воинами-контрактниками. Выяснилось, что только 38% опрошенных устраивает заключенный контракт, для остальных 62% ожидания не оправдались. Разочарование усугубилось и после того, как в дивизию приехал тогдашний начальник Генерального штаба генерал армии Анатолий Квашнин. Он узнал, что профессионалам после окончания рабочего дня разрешено уходить домой, устроил разнос командованию соединения и запретил отпускать их с территории части. В тот же день рапорты о разрыве контракта написали около 70 человек.

К сожалению, «квашнинский» подход к организации службы по контракту приводит к тому, что подписать договор с воинской частью на трехлетнюю службу удается в основном только с солдатами-срочниками, которых уламывают на такой шаг всеми доступными и недоступными методами. А еще с теми парнями, которые по своим профессиональным и морально-нравственным качествам нигде не смогли устроиться на ответственную и серьезную работу. Армия не выбирает лучших, а получает тех, кто есть. Это приводит к тому, что уровень нарушений воинской дисциплины и даже преступности среди контрактников, к сожалению, выше, чем среди солдат и сержантов срочной службы. В структуре правонарушений, совершенных в войсках, контрактники прочно удерживают одно из первых мест.

По сведениям главного военного прокурора России Сергея Фридинского, рост преступлений среди этой категории военнослужащих составляет 11,3%. В частях постоянной боевой готовности – 21,7%. Преобладающими правонарушениями среди них стали уклонения от воинской службы (28% тех, кто бросается в бега), бесчинства по отношению к местному населению, бытовое пьянство. Есть примеры и факты межличностных конфликтов (дедовщины), в том числе и с военнослужащими, проходящими службу по призыву. В ходе проверки выполнения ФЦП военные прокуроры еще в 2006–2007 годах выявили более 5 тыс. нарушений закона в отношении воинов-контрактников. Среди которых одно из первых мест занимали проблемы предоставления профессионалам армейской службы времени для полноценного отдыха. Увы, с тех пор в отношении к контрактникам так ничего принципиально не изменилось.

СВЕЖЕЕ ВИНО В СТАРЫЕ МЕХА

В этом году правительство утвердило концепцию новой Федеральной целевой программы по комплектованию контрактниками сержантских и солдатских должностей на период с 2009 по 2015 год. На нее собираются выделить 243,4 млрд. руб. Одной из составляющих этой ФЦП должен стать перевод на контрактный принцип комплектования всех младших командиров армии и флота, а в ВМФ – еще и всего плавсостава. Новый перспективный облик Вооруженных сил предусматривает, что в войсках дополнительно к 79 тыс. сегодняшних «добровольцев» будет служить еще 105 тыс. сержантов-профессионалов.

Причем одни из них должны будут пройти подготовку на специальных факультетах высших военных учебных заведений в течение 2 лет и 10 месяцев, чтобы занять должности командиров взводов, начальников мастерских и старших техников. Другие – в школах сержантов от 5 до 10 месяцев (планируется, что они заменят на боевых постах прапорщиков и мичманов). А третьи – за 5,5 месяца закончат окружные учебные центры, чтобы стать командирами отделений, боевых машин и расчетов. Предполагается, что контрактник-матрос станет получать 16 тыс. руб. в месяц, а старшина – 20 тыс. руб. Аналогичные оклады должны быть и в общевойсковых частях.

Но пока и эта ФЦП не набрала разбег. Первая попытка начать с 1 февраля нынешнего года обучение сержантов-контрактников по программе среднего специального образования (2 года 10 месяцев) сорвалась. Кандидатов на учебу набрать не сумели. Они не выдержали конкурса из-за слабых знаний по основным школьным предметам – русскому языку, математике и физике. Да и не смогли уложиться в нормативы по физической подготовке, а из «слабаков» настоящий авторитетный для подчиненных командир никогда не получится. Кроме того, Министерство обороны не успело к сроку подготовить программу и методику обучения таких специалистов. Пришлось переносить попытку на 1 августа и 1 сентября. Что из нее получится – большой вопрос.

Здесь, как уже отмечалось, целый комплекс проблем. И главное в нем – не только уровень денежного содержания и социальных условий для будущих контрактников, а последовательность и целенаправленность усилий государства по созданию профессионального ядра отряда младших командиров для армии и флота. Тех, кто сумел бы заменить в обучении и воспитании солдат-призывников офицера и был авторитетен дня них. А как показывают выводы аудиторов Счетной палаты России, пока такого стремления у правительства, к сожалению, не наблюдается. Что делать с контрактниками, никто толком не знает. Они остаются в войсках неприкаянными.

Видимо, потому, что контрактная армия руководству государства и Минобороны просто не нужна. Можно по старой привычке выполнять боевые задачи и с призывниками. Даже на войне. Было бы желание, и нашлись бы средства на решение давней проблемы. Это наглядно видно по тому, как решаются вопросы возведения объектов зимней Олимпиады-2014 в Сочи или всемерно продавливается строительство газопроводов «Южный поток» и «Северный поток» в Европу.

В. Юзбашев. nvo.ng.ru

Другие новости и статьи

« Офицерский корпус вязнет в болоте криминала

Теперь в армии и на флоте остаются только те, кому носить военную форму всего год »

Запись создана: Понедельник, 27 Июль 2009 в 12:22 и находится в рубриках Вещевое обеспечение, Защита, охрана и оборона тыла, Медицинское обеспечение, Новости, Продовольственное, Современность, Тыл: образование и наука, Финансовое.

метки: , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

В продаже - купим дорого, цены ниже! Неликвидные остатки
steamplay.ru

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика