21 Сентябрь 2018

Планета «Покрышкин»

oboznik.ru - Планета «Покрышкин»

У него был зорче глаз на подлинное и суетное. Он знал истинную цену жизни, теплу и хлебу. Он оберегал все живое вокруг себя.

Герой Советского Союза Андрей Иванович Труд

В последний год жизни А. И. Покрышкин завершил книгу мемуаров «Познать себя в бою». Название этой книги неслучайно перекликается с мудростью древних: «Познай самого себя», «Самое трудное — познать самого себя…» Александр Иванович на вопрос о том, не будет ли эта книга повторять предыдущую — «Небо войны», отвечал: «Это будет совершенно другая книга. О тех же событиях, но не перечень воздушных боев, а их анализ, раздумья о развитии бойцовских качеств у летчика-истребителя, о совершенствовании его боевой выучки, мастерства».

Увидеть книгу изданной Александр Иванович не успел. Редактор просил его сделать один звонок, и книга вышла бы к 9 мая 1985 года, ко дню 40-летия Победы. Но Покрышкин отказался: «Зачем же делать так, чтобы из-за меня люди надрывались? Пусть все идет своим чередом…» После смерти Покрышкина издание было приостановлено из-за срочной работы над какой-то ныне забытой политической брошюрой…

В 1986 году книга «Познать себя в бою» увидела свет. Герой Советского Союза маршал авиации Г. В. Зимин писал в «Правде»: «Познание своих сил и возможностей было особой чертой характера Александра Ивановича. Это в конце концов и сделало его тем Покрышкиным, которого мы знали и глубоко уважали: нашего национального героя, нашу гордость и любовь. Его последний труд содержит большую человеческую мудрость, которую полезно знать нынешнему поколению авиаторов».

Этот труд стал завещанием великого летчика. Знаменательны и слова, сказанные им в одном из последних интервью газете (Советский патриот. 1985. 10 февр.): «Совершенствуется техника, сменяют друг друга поколения летчиков. Но неизменными остаются особые и жесткие законы неба. Перед ними все равны: и убеленный сединой летчик-ветеран, и новичок, отправляющийся в первый полет. Эти законы не терпят недоученнсти, небрежности, самонадеянности.

Поэтому в заключение хотелось бы пожелать военным летчикам и летчикам-спортсменам ДОСААФ: помните, пилот — это прежде всего твердый характер. Любите Родину и свою профессию, укрепляйте себя физически, никогда не останавливайтесь на достигнутом. Умейте получать в повседневном труде высшее моральное удовлетворение. И слава вас сама найдет».

Курсантам Качинского летного училища маршал авиации Покрышкин сказал: «Летчик-истребитель должен думать. Не автопилотом быть, а пилотом!»

…Болезнь Александра Ивановича — рак мочевого пузыря — была, видимо, следствием участия его в испытаниях ядерного оружия. Однако при поддерживающей терапии Покрышкин, при его могучем организме и той спокойной форме, которую приняла болезнь, мог бы еще жить не один год. Причиной смерти, как пишет Мария Кузьминична в своей книге, стало проведение лечащим врачом — академиком из кремлевской клиники совершенно ненужного на тот момент тяжелейшего обследования, после которого у больного открылось беспрерывное внутреннее кровотечение и он впал в коматозное состояние… «Замечу, что 3 ноября 1985 года в стадии ремиссии болезни, — пишет М. К. Покрышкина, — я должна была его выписать домой. Он чувствовал себя несколько получше. Лежачим больным он не был, и в последний вечер перед этим злосчастным обследованием мы с ним ходили и гуляли около трех часов… Он был рад, что назавтра уйдет домой. Но тут явился злой гений… И сделал свое черное дело…»

Девять дней в реанимации принимались все меры, чтобы спасти жизнь Покрышкина. Летчик метался в бреду, последний раз подавая в воздушном бою команды своим ребятам-истребителям!..

Последние мгновения жизни великого человека и его уход — событие особой важности, духовное по своей сути. Оно приоткрывает нам, живым, тайну души человеческой… В книге М. К. Покрышкиной час смерти Александра Ивановича зримо запечатлен в словах, пронизанных болью и озаренных таинственным светом:

«Нас одели во все стерильное с ног до головы. Заходим в палату. Подошли к Александру Ивановичу справа. Он лежит недвижим с закрытыми глазами. Я наклонилась к нему, поцеловала и стала просить его открыть глаза:

- Саша, ты посмотри, с кем я приехала… Сыночек наш раньше рейс закончил.

Он медленно-медленно стал открывать глаза, и вдруг так же медленно протягивает мне правую руку. Дотронулся до моей руки, даже не пожав ее — не осталось сил! Затем точно так же поочередно он протягивает руку Светлане, Саше и Виктору (младший брат А. И. Покрышкина. — А. Т.). Очевидно было, что он с нами прощался. Все это происходило в полном безмолвии. Не знаю, как я удержалась, чтобы не разрыдаться. Каждого из нас он долго, долго рассматривал, как бы запоминая наши черты. Забыть это прощание невозможно…

А в уголках глаз у него стояло по слезинке (плачущим до этого я его никогда не видела). Но меня не менее этих слез поразило его лицо. Оно было каким-то просветленным и умиротворенным, свежим, даже с легким румянцем, как будто бы он только что пришел с прогулки. Саша был совершенно спокоен, впечатление создавалось такое, что невероятные боли и страдания на какое-то время отступили.

Навсегда остался в памяти безмолвный взгляд Саши, обращенный ко мне, в котором отражалась целая гамма чувств. Здесь были и благодарность за счастье и любовь, и прощание!

Благодарю Всевышнего, что он нам с Александром Ивановичем послал эти чувства, которые мы пронесли незапятнанными через всю жизнь!

После этого прощания он навсегда закрыл свои глаза, так многое нам сказавшие».

После смерти Александра Ивановича в дом Покрышкиных пришло много телеграмм, которые хранит семья. Сейчас это документы истории…

Конечно, откликнулись однополчане, их родственники.

«Примите мое соболезнование в связи с кончиной нашего боевого душевного отзывчивого друга Александра Ивановича. Добрую память сохраню в сердце своем. Ветеран 16 полка М. Сутырин. Вязники».

«Выношу сердечное соболезнование по поводу преждевременной утраты Вашего мужа. Покрышкин — этот человек был для нас человеком с большой буквы. Всегда проявлял заботу о нашей семье. Память всегда будет жить в моем сердце. Сестра Героя Советского Союза старшего штурмана его дивизии Василия Шаренко Д. П. Шумская. Днепропетровск».

Здесь же соболезнования от Военного совета и Политуправления ВВС, от Совета комитета ветеранов войны (подписанное А. П. Маресьевым), от ЦК ВЛКСМ, ЦК Компартий Грузии и Молдавии, Алтайского крайкома, Новосибирского горкома.

Из Ленинского района Новосибирска пришла телеграмма:

«Александр Иванович Покрышкин навсегда останется в нашей памяти как один из самых любимых в народе героев Великой Отечественной войны. Большой друг и воспитатель молодежи всегда будет для нас ярким примером беззаветной любви к Родине. Секретарь райкома КПСС Шумилов».

Не забыли о Покрышкине в оборонных организациях социалистических стран, с которыми сотрудничало ДОСААФ, — Общество военно-патриотического воспитания Республики Куба, Лига обороны Польши, Народная техника Югославии, оборонные организации Вьетнама, Чехословакии.

Много телеграмм — от людей, знавших А. И. Покрышкина лично.

«Вместе со многими миллионами советского народа, а также живущими за пределами нашей страны выражаю глубокую скорбь с уходом из жизни дорогого и героического Александра Покрышкина. Память о нем всегда будет жить в наших сердцах. Вячеслав Молотов. Усово Моск. обл.».

«…Он внес большой вклад в укрепление оборонного могущества нашей Родины. Всегда доброжелательный и чуткий к окружающим, таким он навсегда останется в памяти. Генерал армии В. Говоров».

Писатель Ю. А. Жуков откликнулся такими словами:

«Уважаемая Мария Кузьминична!

…Как и все советские люди, с прискорбием я узнал, что из жизни ушел этот необыкновенный человек, который своим беззаветным служением Родине вписал прекрасную страницу в ее историю. Светлая память об Александре Ивановиче Покрышкине будет жива в народе, поскольку его легендарная жизнь стала славой и гордостью народной.

Я встречался с Александром Ивановичем во время войны. И я благодарен судьбе за то, что она свела меня с таким человеком, каким был Ваш супруг, человеком бесконечной доброты и удивительного мужества, человеком, всегда готовым пожертвовать собой ради других. Он покорил меня — да и не только меня — он покорил все то поколение железных людей, которые вошли в мировую историю как люди 40-х годов».

«Тяжко скорбим вместе с вами. Навсегда сохраним светлый образ дорогого Александра Ивановича. Коллектив редакции «Страж неба». Киев».

«Трудно выразить словами горе и печаль. Вместе с вами глубоко скорбим. Александр Иванович навсегда останется в памяти величайшим образцом нашего поколения. Нечаевы. Житомир».

«Смерть Александра Ивановича, национального Героя, гордости земли русской, благородного человека, идеального мужа, отца невосполнима. Его подвиги, обаятельный образ навечно сохранят благодарные потомки. Счастливы те, кто его знали, любили. Всегда ваши Светлана, Сергей, Таня. Киев».

Педагоги и дети-сироты школы-интерната № 3 города Жданова выслали М. К. Покрышкиной 30 рублей с просьбой купить цветы и положить на могилу трижды Героя Советского Союза А. И. Покрышкина…

В насчитывающей не одну тысячу томов домашней библиотеке Покрышкиных осталось много книг с дарственными надписями. Значительная часть этих книг была после смерти Марии Кузьминичны передана семьей Новосибирскому областному краеведческому музею. Сохранившиеся надписи людей, входивших в круг общения Покрышкиных, даривших им свои воспоминания, стихи, повести, альбомы, говорят порой больше, чем статьи и очерки… Вот лишь некоторые из этих строк.

Маршал Советского Союза А. А. Гречко: «На память о войне с немецкими фашистами и в знак уважения» (18.11.1967);

Главный маршал артиллерии Н. Н. Воронов: «Всемирно известному трижды Герою Советского Союза многоуважаемому Александру Ивановичу Покрышкину на память от автора» (2.10.1964);

Генерал армии А. Л. Гетман: «Александру Ивановичу Покрышкину. Авиатору — от танкиста с большим уважением» (6.12.1982);

Маршал Советского Союза И. X. Баграмян: «Маршалу авиации Александру Ивановичу Покрышкину, самому прославленному герою из всех героев Великой Отечественной войны в знак глубокого уважения и искреннего признания свершенных бессмертных подвигов за счастье советского народа» (18.8.1979);

Герой Советского Союза М. Л. Галлай: «Выдающемуся летчику, лидеру всей нашей боевой истребительной авиации, умному, дальновидному, прогрессивному военачальнику и очень хорошему, настоящему человеку — Александру Ивановичу Покрышкину и многоуважаемой Марии Кузьминичне с искренними пожеланиями доброго здоровья и всего самого лучшего в жизни — от глубоко уважающего их старого знакомого» (3.2.1966);

Поэт Расул Гамзатов: «Моему дорогому Александру Ивановичу Покрышкину, знаменитому человеку Земли и Великому Джигиту Неба, — с давней и верной любовью» (2.6.1978);

«Прославленному Покрышкину. С глубоким уважением от виноделов Молдавии!» (24.08.1964);

Герой Социалистического Труда Т. В. Федорова: «Гордости нашей Родины — на добрую память с глубочайшим уважением» (1981);

Писатель В. И. Лихоносов: «Герою Русской Земли Александру Ивановичу Покрышкину от сибиряка» (7.4.1973);

Поэт Ф. И. Чуев: «Дорогому Александру Ивановичу Покрышкину — легенде моего детства — от всего сердца» (26.4.1974);

«Любимому Герою от семьи М. Сарьяна»;

Дважды Герой Советского Союза летчик-космонавт Г. М. Гречко: «Александру Ивановичу Покрышкину — герою моего детства, позвавшему меня в авиацию, за которой до космоса оставался только один шаг!» (10.10.1977);

Хирург Д. Ф. Скрипниченко: «Марии Кузьминичне — дорогой милой нашей общей любимице — с добрым чувством и наилучшими пожеланиями здоровья и счастья в жизни» (1985);

Герой Советского Союза Б. А. Орлов, автор книги «Записки летчика-испытателя» (М.,1993): «Уважаемой Марии Кузьминичне с памятью о великом Покрышкине — летчике и замечательном человеке»;

Писатель В. Митрошенков, автор книги «Колхозная площадь» (М., 1986): «Марии Кузьминичне Покрышкиной — с глубокой нежностью — автор, который всесильно испытал на себе гигантское обаяние вечно любимого Александра Ивановича!» (25.10.1986);

Герой Советского Союза А. А. Тимофеева-Егорова, автор книги «Держись, сестренка!» (М., 1983): «Милой Марии Кузьминичне Покрышкиной в память о нашей молодости, фронтовом небе и о бесстрашном истребителе Александре Покрышкине. Храни Вас Бог!»;

Редактор и музейный работник И. И. Кванская: «Милой, отзывчивой Марии Кузьминичне на память о редакторе-сибирячке с любовью и благодарностью» (1989);

Поэт К. А. Обойщиков: «Марии Кузьминичне — боевой подруге великого Покрышкина — от кубанского казака» (25.8.1999);

Н. Г. Бодрихин, автор книг «Сталинские соколы» и «Советские асы»: «Марии Кузьминичне — замечательному человеку и подвижнице — с низким поклоном» (июль 1998);

В. И. Уколова, автор книги «Последний римлянин» (М., 1987): «Дорогой М. Покрышкиной с искренним восхищением от автора. Пока есть на земле такие люди, как Вы, Мария Кузьминична, и как светлой памяти Александр Иванович, остаются живыми совесть и душа русского народа, у России есть будущее» (15.1.1989).

…М. К. Покрышкина пишет: «13 ноября 1985 года я стала вдовой. Помню первое впечатление — страшной пустоты и одиночества… На меня как бы свалилась колоссальная глыба безысходной тоски. Я много плакала и переживала… Заставила меня поверить в себя огромная сила любви и уважения Александра Ивановича, которыми он окружал меня всю жизнь».

Мария Кузьминична первые три года каждый день приходила к могиле мужа. Три года каждый день!..

Но даже Александр Иванович, быть может, не знал, сколько энергии и таланта скрыто в его верной Марии…

Выросли умные и порядочные дети. Сын Александр Александрович стал океанологом, в составе научных экспедиций на кораблях побывал практически во всех океанах и морях Земли. Он — кандидат технических наук, ныне — директор южного филиала Института океанологии имени П. П. Ширшова. Дочь Светлана Александровна была талантливым художником, кандидатом искусствоведения, старшим научным сотрудником Института теории и истории изобразительного искусства. 6 августа 1996 года после тяжелой болезни она ушла из жизни.

Один из внуков, Павел Юрьевич Бородин, закончил факультет вычислительной математики и кибернетики Московского государственного университета, сейчас учится в аспирантуре в Германии. Внучка Екатерина Александровна — студентка исторического факультета Московского педагогического государственного университета. Второй внук Александр Александрович Покрышкин после учебы в Московском институте радиотехники, электроники и автоматики стал специалистом по компьютерной технике, работает сетевым администратором компании «АРОМА». Его сыну Саше, которого в семье называют «Александром Четвертым», правнуку А. И. Покрышкина, исполнилось четыре года.

Конечно, Мария Кузьминична, как мечтала, могла бы стать незаурядным врачом-хирургом, ученым. Единственная из жен наших военачальников, она написала замечательную книгу воспоминаний, которая вышла в свет тремя изданиями в Москве и Новосибирске. Подготовила для сборника воспоминания тех, кто знал Александра Ивановича, служил и работал с ним, его родственников и друзей.

Марию Кузьминичну хорошо знали, ценили ее подвижническую деятельность в Главном штабе ВВС и в руководстве РОСТО, в Центральном музее Вооруженных Сил и в Центральном доме авиации и космонавтики. Она вдохновила народных художников России Михаила Переяславца и Сергея Присекина на создание памятника и портрета А. И. Покрышкина, которые стали классическими произведениями искусства.

Мария Кузьминична дружила со многими летчиками, по-матерински старалась поддержать их в трудное время. Теплые слова о ней сказаны генералами Н. И. Москвителевым, В. И. Андреевым, Н. Т. Антошкиным…

Изучение личного архива М. К. Покрышкиной показывает, сколь обширен был круг ее интересов. Сколько ценного в ее пока неопубликованной переписке со многими людьми.

Что же придавало ей силы в эти последние пятнадцать лет ее жизни? В годы радикальных перемен, когда, увы, была сломлена не одна судьба, даже тех, кто оказался таким сильным?

На книге «Крылья истребителя» (М., 1944), которая хранится в семье, рукой Александра Ивановича оставлена надпись:

«Моей дорогой женке, так много сделавшей для автора книжки. В моих заслугах много твоего, решающего для меня, моя дорогая. 22.6.45».

На титульном листе книги «Небо войны» (М., 1966) читаем строки:

«Моей дорогой женуленьке — спутнице дней моих суровых за настоящую большую любовь. Твой Саша».

Книги Марии Кузьминичны вышли в свет после ухода из жизни Александра Ивановича. Но она тоже надписала их…

«Спасибо, любимый, за то счастье и любовь, возвышенную и святую, которую пронесли мы с тобой через всю нашу жизнь. Твоя единственная и любящая тебя навечно — Мария! 22/VIII-91 г.» (Жизнь, отданная небу. М., 1989).

«Моя любовь, мои мысли, мои чувства с тобой навечно! Любящая твоя жена Мария. 22/VIII-1996 г.» (Жизнь, отданная небу. Новосибирск, 1991).

В библиотеке Марии Кузьминичны осталась книжка американского пилота, поэта авиации Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» (Новосибирск, 1989). Это притча о чайке, которая была изгнана из стаи за всепоглощающее стремление к полету: «Скорость — это мощь, скорость — это радость, скорость — это незамутненная красота… Чем выше летает чайка, тем дальше она видит». В этой книге оставлена запись жены великого летчика: «Любимый мой! В чайке Джонатан Ливингстон узнаю твою мятущуюся душу! Душу неравнодушную, не умеющую жить, как все!!! Твоя Мария».

…Память о тех, кто совершил подвиги, подобные тем, которые совершил Александр Иванович Покрышкин, неизгладима из народного сознания. Именем Покрышкина назвал планету ее первооткрыватель, земляк трижды Героя, ученый Крымской астрофизической обсерватории Николай Степанович Черных.

…Вспоминается поездка на Кубань в мае-июне 1999 года, когда М. К. Покрышкина побывала наконец в станице Поповическая (ныне Калининская), где стоял 16-й гвардейский полк во время Кубанской битвы. В станичном доме культуры Покрышкину была вручена первая Звезда Героя. Здесь его сфотографировали с дочкой хозяев хаты, где он жил. Дети всегда тянулись к внешне суровому летчику… А сейчас ребята из школы имени А. И. Покрышкина стали инициаторами движения «Юные покрышкинцы». «Мы, взрослые, надоели нашим детям с развлекательными программами, — рассказывает директор школы О. Д. Шабала. — Все наши средства массовой информации направлены на развлекательность. Детям это надоело. Они пришли к нам сами — давайте делом заниматься! Приняли первых покрышкинцев, проехали по станицам с митингами для школьников. Главная мысль — обратить внимание на свои корни, на историю. Низкий поклон Марии Кузьминичне. Мы побывали у нее в Москве с группой ребят, сняли видеофильм, который смотрела вся школа. Большую роль в создании организации сыграл приезд к нам председателя краевой ассоциации Героев Советского Союза, Героев России и полных кавалеров ордена Славы Владимира Васильевича Козлова — Героя Советского Союза, летчика-штурмовика. Дети поняли, что взрослые — такие же люди, как они сами. Есть у нас совет командиров, отработан прием в организацию. Недавно четырем желающим вступить отказали. Им было прямо сказано — вы недостойны быть покрышкинцами. Детей из организации отличает высокий дух…»

Марию Кузьминичну после выступления перед ребятами, заполнившими большой зал, провели по комнатам музея А. И. Покрышкина. Были возложены цветы к памятнику В. Фадеева, могиле Героя Советского Союза летчика Д. И. Коваля и других воинов.

Многие из ветеранов, принимавших М. К. Покрышкину в старинной казачьей станице Кавказская, помнят воздушные бои, которые вел здесь еще во время отступления 1942 года Покрышкин. И здесь есть школа его имени.

Приметная деталь кубанского пейзажа — в станицах, на развилках дорог видны памятники — корпуса боевых истребителей, правда, не фронтовых, а уже послевоенных. В казачьем крае любят авиацию, здесь есть летные училища, немало коренных уроженцев — Героев, летчиков и космонавтов.

Выступала Мария Кузьминична и перед курсантами Военного авиационного института имени Героя Советского Союза А. К. Серова. О боевом пути 9-й гвардейской дивизии рассказал кавалер двух орденов Красного Знамени, участник воздушного сражения на Кубани В. В. Маслов. Герой Советского Союза В. В. Козлов обратился к курсантам: «Слушайте, дорогие ребята… И готовьте себя к тяжелым испытаниям…»

Мария Кузьминична, отмечали организаторы этой поездки, — кладезь мудрости житейской, автор великолепной книги, настоящая подвижница. Не случайно среди юных покрышкинцев девочек сейчас даже больше, чем ребят. Покрышкин воспитывает не только своими подвигами, но и примером верной любви, замечательной семьи…

Покрышкинцы ведут большую переписку с ветеранами, встречаются с ними, оказывают посильную помощь. Они создают музеи, куда можно привести других подростков. В школе № 27 в Краснодаре составлен график посещений.

М. К. Покрышкину принял глава администрации Краснодарского края Н. И. Кондратенко. В беседе с почетной гостьей Кубани губернатор говорил о том, что нельзя допустить противопоставления старшего и подрастающего поколений. Нельзя, чтобы молодые не чувствовали себя продолжателями дела отцов и дедов. Мария Кузьминична подписала Николаю Игнатовичу на память свою книгу «Взойди, звезда воспоминаний». Губернатор показал хранимую им в рабочем кабинете репродукцию портрета А. И. Покрышкина работы народного художника России Сергея Присекина. Узнав о том, что Мария Кузьминична едет в Кавказскую, губернатор сказал о том, что уверен — в кубанских станицах жене Покрышкина везде будет оказан достойный прием.

Глубоко благодарна была М. К. Покрышкина за память об Александре Ивановиче замечательным краснодарцам — известному поэту К. А. Обойщикову, автору поэмы «Александр Покрышкин», главному редактору газеты «Кубанские новости» П. Е. Придиусу, директору государственной телерадиокомпании «Кубань» В. В. Рунову, снявшему прошедший с успехом документальный фильм «Женщина его судьбы». Во время проводов гостьи в аэропорту, когда Мария Кузьминична рассказывала о том, что хранит горсть земли Дагестана, где они с Александром Ивановичем встретились в 1942 году, внучка Петра Ефимовича Придиуса, не отходившая от Покрышкиной, вдруг ненадолго исчезла и, вернувшись, протянула Марии Кузьминичне пакетик с кубанской землей…

…14 октября 1999 года событием общероссийского значения назвал первый заместитель командующего Балтийским флотом вице-адмирал В. П. Валуев празднование 60-летия гвардейского Сандомирского истребительного авиационного ордена Александра Невского полка имени маршала авиации А. И. Покрышкина. На самом западном краю России с размахом отмечал свой праздник полк исключительной истории, и в наши дни — лучший в истребительной морской авиации страны. И сейчас здесь поднимаются в небо летчики-асы на самых совершенных самолетах. Когда американцы моделировали на компьютере бои новейших истребителей с серийным Су-27, равного ему противника у себя они пока не нашли.

В поселке в окрестностях прибалтийского Калининграда собрались ветераны всех поколений полка. Самой желанной гостьей стала Мария Кузьминична Покрышкина. В одном из поздравлений, присланных ей из полка, пишется: «Имя Ваше, Ваши фронтовые будни неотделимы от славы полка, которым командовал А. И. Покрышкин. Его нет сегодня среди нас, но имя его будет путеводной звездой для авиаторов-покрышкинцев.

Желаем Вам здоровья, благополучия и просим помнить, что у Вас и Ваших близких есть дружная боевая семья, в которой Вы всегда найдете радость общения, гордость за славных сыновей, воспитанников спутника Вашей жизни — Александра Ивановича Покрышкина».

Если бы показывались по общероссийским телеканалам такие встречи с удивительным, трогательным единением пожилых фронтовиков и детей, несущих им цветы, с торжественным строем авиаторов в парадной черной форме с офицерскими кортиками, с показательным сложным пилотажем и бреющим полетом устрашающего своей мощью современного русского истребителя… Тогда сквозь мутный хаос политических и криминальных разборок, сквозь искаженные невысокими страстями лица многих телеперсонажей можно было бы усмотреть, что еще скрепляет взятую на разрыв российскую необъятную границу…

В покрышкинской дивизии было четыре славных полка.

Но действующим остался лишь один, остальные были расформированы во времена «реформ» Хрущева, громившего под разными предлогами русские деревню, церковь, флот, авиацию… Но родной полк занимавшим в то время генеральские должности А. И. Покрышкину и Н. Л. Трофимову удалось отстоять…

После войны полк летал на американских «кингкобрах» в Австрии, спустя несколько лет был переведен под Калининград, где и пребывает по сию пору, осваивая современные типы отечественных реактивных истребителей, неизменно входя в число лучших. Один из последних по времени стендов полкового музея — «Они выполнили свой долг»:

«29 августа 1988 г. при выполнении полета, спасая жителей поселка, совершили героический поступок наследники А. И. Покрышкина, гвардии капитан Михаил Сергеевич Коржов и гвардии капитан Андрей Иванович Рымарь». Посмертно они были награждены орденами Красного Знамени.

В военном городке, на поляне среди вековых дубов был установлен бюст трижды Героя Советского Союза Александра Ивановича Покрышкина. За его спиной — аллея с портретами Героев полка, правее — стоящий на постаменте истребитель МиГ-19. Автор бюста — народный художник России, член Студии военных художников имени М. Б. Грекова Михаил Переяславец. Открыл памятник приехавший из Санкт-Петербурга ветеран полка, фронтовой летчик Николай Николаевич Коряев.

У памятника, а затем на аэродроме выступили М. К. Покрышкина, председатель Совета ветеранов дивизии летчик Виктор Васильевич Маслов из подмосковных Мытищ, Герой Советского Союза Константин Васильевич Сухов из Киева, летчик-фронтовик Александр Иванович Логвин из Кременчуга, начальник боевой подготовки морской авиации генерал-майор Ю. Д. Антипов, гость — командир полка шведских ВВС Леннарт Петерсен… Вручались награды летчикам и инженерам полка. Прошел авиационный праздник, который открыли десятки спортсменов-парашютистов, а завершили торжество показательные полеты шведского истребителя и грозного Су-27.

В полковом музее было развернуто фронтовое знамя 16-го гвардейского полка, доставленное из Москвы сотрудниками Центрального музея Вооруженных Сил А. Ф. Швечковым и О. В. Тихомировой.

Огромный банкетный зал едва вместил сотни гвардейцев и их гостей. Командир — полковник, летчик-снайпер Валерий Борисович Шекуров говорил о той нити, которая связывает всех собравшихся здесь… На застольную песню шведских ВВС, исполненную пилотами-иностранцами, покрышкинцы ответили своей — «Над милым порогом качну серебряным тебе крылом…».

На память о встрече ветеранам остались подарки и фотографии, сделанные на аэродроме у стенда, где рядом с орденом Александра Невского выписаны фамилии Героев полка. Над летным полем — осенние облака, низкие и тревожные…

Калининградская область — бывшая Восточная Пруссия. Здесь вынашивались веками планы «расширения» на восток — «дранг нах остен», отсюда родом многие генералы «третьего рейха», здесь готовились асы эскадр Геринга… Хотя Калининград, бывший Кенигсберг, был основан в 1255 году славянами и носил название Крулевец. Сейчас в бундестаге объединенной Германии в каждой партийной фракции действуют рабочие группы, разрабатывающие хитроумные планы возвращения Восточной Пруссии. А многим из тех, кто богатеет здесь, в особой экономической зоне, на выгодном скрещении торговых путей, «самостийность», планы создания «независимой» Янтарной республики кажутся весьма привлекательными…

Осталась ли еще память об отношении к завоеванным мечом или обманом народам?.. Будут ли остановлены новые удары в спину нашей армии? Дадут ли наконец летчикам России из казны то, что они заслуживают своим самоотверженным искусством? И выделят ли столько горючего, сколько требуется для ввода в строй молодых пилотов? В армии США, к примеру, летный состав — элита по всем показателям, на следующем месте — подводники, и только потом — остальные рода войск.

Разбудят ли нас молитвы святого благоверного князя Александра Невского, память о великом летчике и военачальнике Александре Ивановиче Покрышкине, чьи имена объединены по сей день на знамени доблестного истребительного авиационного полка?..

Материальных богатств Марии Кузьминичне ее муж оставить не мог. Пенсия ее была достаточно скромной. В последние годы Марии Кузьминичне помогали ее друзья из Новосибирской службы спасения во главе с С. Н. Захаровым.

Гордой женщине, ей трудно было что-то просить лично для себя. Ей, вдове Героя, которого, я уверен, история назовет первым национальным Героем России XX века…

Не знаю, отправила ли Мария Кузьминична письмо, черновик которого написан за несколько месяцев до ее смерти и сохранился в семейном архиве. Ей, больной астмой, так тяжело было летом дышать в накрытом выхлопными газами центре Москвы… Письмо адресовано П. П. Бородину, тогда управляющему делами Администрации Президента Российской Федерации. Даже если это письмо было отправлено, положительный ответ на него не поступил.

«Уважаемый Павел Павлович!

В бытность Александра Ивановича председателем ЦК ДОСААФ СССР он подчинялся только министру обороны Д. Ф. Устинову и Предсовмина А. Н. Косыгину. По указанию Алексея Николаевича за Александром Ивановичем пожизненно была закреплена дача № 1 — Жуковка 2, где мы прожили более 10 лет. Ее жилая площадь была 46 кв. м. Семья наша состояла из 9 человек! Позже нам предлагали дачу больших размеров, но мы тут уже привыкли и решили остаться. После смерти Александра Ивановича, через 40 дней, по указанию управделами Совмина, меня переселили в дачу 24а площадью 40 метров, а потом и вовсе выселили.

В постановлении об обеспечении семьи трижды Героя Советского Союза было сказано о сохранении за мной: квартиры, кремлевского обслуживания и дачного участка. Естественно, что указа Алексея Николаевича никто не отменял.

Сама я также являюсь участницей Великой Отечественной войны. Мое состояние здоровья после двух таких потерь: мужа и нашей дочки (6 августа 1996 г.) Бородиной Светланы Александровны: я имею инвалидность по астме, гипертонии, перенесла 9 операций.

Своей дачи у нас не было (18 лет мы не жили в Москве). За границей мы нигде не жили ввиду специфики работы Александра Ивановича. Более 20 лет он отдал безупречному служению в войсках ПВО.

Уважаемый Павел Павлович! Никакой возможности ни летом, ни зимой для отдыха у меня нет. К тому же 3 года назад, когда я ухаживала за умирающей дочерью (8 месяцев не бывала дома), меня обокрали. До сих пор ничего не найдено. И вот уже 4-й год, как я не была ни в одном санатории. Живу только на одну пенсию.

Говорят, что вдов и сирот обижать великий грех!

От всего сердца прошу Вас помочь мне вернуть нашу дачку в Жуковке 2, дача № 1. Мне думается, что правительство нашей дорогой России, которую так доблестно защищал мой муж во время Второй мировой войны, не оставит меня, единственную жену А. И. Покрышкина, прошедшую с ним по жизни почти 44 года.

Что касается нашей дачки, достоверно знаю, что она сейчас свободная и находится на ремонте. Она была для нас удобна еще и в том плане, что администрация хозяйства без наших просьб построила нам погребок, у меня была возможность заготавливать на зиму необходимое количество овощей…

Пожалуйста, будьте так добры, снизойдите к моей просьбе, мне так же очень трудно жить, как и многим другим.

Поверьте, что я впервые решила побеспокоить правительственные органы в надежде, что Вы вспомните, каким человеком был Александр Иванович, и пойдете мне навстречу.

М. Покрышкина. 3.VIII. 99 г.».

Немеет язык… Нет слов, чтобы комментировать это письмо…

В последние годы Мария Кузьминична ходила в церковь, исповедовалась и причащалась Святых Христовых Тайн. Особенно чтила преподобного Серафима Саровского, его икона была поставлена ею среди семейных фотографий фронтовых и послевоенных лет. Умерла Мария Кузьминична 12 января 2000 года, отпевали ее в Преображенском храме в Тушине 15 января, в день ее любимого святого — преподобного Серафима…

Согласно завещанию Мария Кузьминична была похоронена в могиле мужа. Вместе с ее прахом родные положили в могилу две горсти земли — дагестанской, где встретились Александр и Мария в 1942 году, и кубанской, над которой Покрышкин в 1943-м сломил боевой дух люфтваффе…

И в заключение — рассказ еще об одной встрече. Мария Кузьминична и Александр Иванович незримо присутствовали на ней. Это было возвращение в родную Вологду их фронтового друга Александра Клубова — вечного спутника планеты «Покрышкин»…

Жизнь показывает — такой Герой, как Клубов, не может уйти в забвение. Он нужен России.

После смерти прах летчика дважды переносили. Второй раз — на Холм Славы во Львове, где находится мемориал воинов, погибших в Великой Отечественной войне. Живописное кладбище украшено благородными деревьями, цветами. Здесь в годы СССР был создан скульптурный ансамбль. Поставлен обелиск из гранита в честь русских воинов, погибших в 1914–1915 годах (стоявший ранее белокаменный крест снесли немецкие оккупанты), скульптуры «Мать-Родина», «Воин со знаменем». Горел Вечный огонь. Люди шли в народно-мемориальный музей (сейчас он закрыт), к могиле легендарного разведчика Н. И. Кузнецова. O В братской могиле воинов-авиаторов похоронены трое Героев Советского Союза из дивизии А. И. Покрышкина, о которых он оставил в своих воспоминаниях теплые слова, — В. Д. Шаренко, М. С. Лиховид, К. Г. Вишневецкий. Над этим захоронением — скульптурный памятник «Присяга». Коленопреклоненный воин клянется на верность Отчизне…

В центре Холма Славы — Аллея Героев. Рядом с пулеметчиком Сергеем Кузнецовым и комбатом Валентином Манкевичем и покоился прах Александра Клубова. Но все же… Как писала в своей книге «Взойди, звезда воспоминаний» М. К. Покрышкина: «Во времена службы Александра Ивановича в Киеве мне дважды довелось бывать во Львове. Первое, что я делала, — шла на рынок, покупала охапку самых красивых цветов и ехала к Саше. И каждый раз мне почему-то казалось, что Сашина могила одна из самых одиноких… Во Львове из близких у него никого нет…»

И вот 22 июня 2001 года. Вологда. В этот День памяти и скорби Александр Клубов вернулся на родину. Из Львова в специальном вагоне доставлен гроб с прахом Героя…

Траурный митинг на воинском Введенском кладбище в центре города. Зачитывается биография А. Ф. Клубова. Родился 18 января 1918 года… Отец Федор Михайлович, участник Первой мировой, матрос с крейсера «Аврора», был убит кулаками в 1921 году… Дважды Герой Советского Союза Клубов в 1942–1944 годах совершил 457 боевых вылетов, провел 95 воздушных боев, сбил 31 самолет врага лично и 19 в группе… Имя его присвоено улице в Вологде, совхозу в Вологодской области, пассажирскому теплоходу… В селе Кубенском установлен бюст.

Офицеры в сопровождении почетного караула выносят и устанавливают гроб. Поблескивают штыки карабинов.

Губернатор Вологодской области Вячеслав Евгеньевич Позгалев сказал: «Александр Федорович Клубов — наш земляк… 26 лет, которые он прожил, по нынешним меркам еще юношеский возраст, но он был уже мужем, защитником Отечества. Почти 60 лет прах нашего земляка покоился на Украине. Но пришло время собирать историю нашей страны… Почти полугодовая работа многих людей сегодня завершилась. И, наверно, есть великая справедливость в том, что тело летчика будет предано земле под звуки того гимна, который звучал с 1943 года. Это говорит о том, что к нам возвращается память, в нас просыпается совесть перед теми, кто выстрадал тяжелые годы войны… Я думаю, что этот день запомнится вологжанам навсегда. Предавая сегодня прах Александра Федоровича земле, мы можем сказать ему: спи спокойно, Александр Федорович. И пусть вологодская земля будет тебе пухом!..»

В. А. Клубов сказал: «Дядя Саша! Исполнилось твое желание вернуться на родину, которое ты высказал в Москве перед войной нашему отцу, твоему брату. Все эти годы светлый твой образ незримо присутствовал в нашей семье. Ты во многом определил нашу судьбу. Мы всегда помнили твои поступки, величие твоего имени, с твоим именем мы учились, принимали решения, добивались успехов. Сегодня ты как живой вместе с нами сражаешься за независимость и величие России!»

Из выступления председателя Комитета по делам молодежи мэрии Новосибирска А. В. Ершова: «Покрышкин и Клубов — два друга, две звезды, которые сияли в небе, подружили и города — Вологду и Новосибирск. Потому что память о них объединяет, это святое в наших душах. И в Полярном у одного пирса борт о борт стоят подлодки «Вологда» и «Новосибирск»…

В. В. Маслов от ветеранов дивизии А. И. Покрышкина благодарит руководство области, города, вологодских ветеранов:

«Мы теперь будем знать, что Александр Федорович находится ближе, на своей земле. Мы можем его чаще навещать».

От Украины выступила хранитель народного мемориального музея «Холм Славы» О. И. Антоненко: «Сегодня мы передаем останки героя и землю львовскую — земле вологодской. Да будет память о героях вечной!»

Траурный митинг объявляется закрытым. Служится православная панихида.

Под звуки траурной музыки гроб опускают в бетонный саркофаг. Офицер склоняет Красное Боевое Знамя. Ветераны, дети, делегация КПРФ, военные, батюшка со скромно одетыми пареньками-певчими… На глазах у многих слезы. Почетный караул салютует ружейным залпом. Оркестр исполняет Государственный гимн. И словно повеяло на всех богатырским духом державы-победительницы…

Так состоялось возвращение Александра Клубова в Вологду.

На поминальном обеде в Вологде 22 июня 2001 года губернатор области В. Е. Позгалев вспоминает о том, что читал в конце 50-х, в детстве, небольшую книжку о Клубове, тогда выходили такие биографии и оставили добрый след. «Без чувства Родины, без патриотизма, как сейчас стало ясно, — сказал губернатор, — не построить и сильной экономики. Вологда и сейчас хозяйственно крепка, входит в число десяти доноров федерального бюджета».

В. А. Клубов рассказал о помощи в переносе праха дяди сотрудников областной администрации А. А. Штурманова, бывшего моряка-подводника, капитана 1-го ранга, и И. И. Поздеева, военного вертолетчика, совершившею 354 боевых вылета в Афганистане, награжденного двумя орденами Красной Звезды. Уважение к воле героя-летчика и его родных проявили и львовские власти. Были различные описания, учитывая политическую атмосферу на Западной Украине. Но в святом деле никто никаких препятствий не чинил, была только помощь. На железной дороге сказали — зачем гнали вагон, мы бы свой дали. В карауле у гроба стоили украинские курсанты, генерал авиации. Отпевали Александра Федоровича в единственном оставшемся во Львове русском православном храме Георгия Победоносна. Архиепископ Львовский и Галицкий Августин сказал о знаменательном «совпадении» — отпевали летчика в церковный праздник — день всех святых, в земле Российской просиявших. Отпевание совершил сам владыка в заполненном людьми храме. Русская община прощалась с Героем.

…Поезд мчался из Вологды в Москву «по холмим задремавшей отчизны». Владимир Алексеевич Клубов рассказывл о себе. Отец его, Алексей Федорович, вытянувший семью из большой нужды, воспитавший младшего брата Героя, сам был замечательным человеком. Всю жизнь провел на родине, рядом с Кубенским. Обладая редким техническим талантом, всеми уважаемый, работал в «Сельхозтехнике». Был главным механиком МТС, начальником мелиоративного отряда. Имея всего четыре класса образования, по звуку мотора трактора мог, на удивление инженерам, определить любую неисправность. Работал не за страх, а за совесть, его и сейчас многие помнят в районе и в Вологде. Пятнадцать раз пытался он уйти на фронт в годы войны, но каждый раз его возвращали — некому было чинить трактора в бригадах, где остались почти одни женщины. Алексей Федорович вырастил семерых детей, которые были лучшими учениками в школе в Кубенском. Двое стали золотыми медалистами. Все получили высшее образование. Валентин известен на Вологодчине как замечательный сельский учитель математики и физики. Фаина тоже стала педагогом. Елена врач-микробиолог в Вологодском военном госпитале. Вик тор закончил Ленинградский военно-механический иной тут. Александр (названный в честь дяди) получил диплом Московского авиационного института. Они работают ведущими специалистами в авиационно-космическом комплексе, с их участием созданы системы, которыми сегодня гордится Россия. Нина также получила диплом МАИ, сейчас она инженер на оборонном предприятии в Подмосковье.

И Владимир Алексеевич избрал авиацию, хотя летчиком стать не удалось, подвело зрение. Внешне он удивительно напоминает своего дядю, ветераны-покрышкинцы по-особенному присматривались к нему. Он закончил Рижский институт инженеров гражданской авиации, стал кандидатом технических наук. После развала Союза в Латвии такие специалисты стали не нужны, большинство коллег перебрались в США. Побывал в Далласе и Владимир Алексеевич, получил приглашение заключить контракт. «Но, — говорит он, — мне стало ясно, что Россия может необратимо отстать от Америки в том направлении, в котором занят и я. Работать у них — это значило бы уже работать против России». Остаться в Техасе Клубов не мог. Ведь на него смотрит дядя Саша… Сейчас Владимир Алексеевич живет в Москве, работает на одном из предприятий гражданской авиации.

Вспомнились слова, сказанные в Вологде после панихиды священником: «Сегодня мы приняли тело нашего дорогого земляка Александра Федоровича на вологодскую святую землю… Он возлюбил своих близких, свой народ до того, что даже положил жизнь свою на алтарь Отечества. Он защитил православную святую Русь, не щадил своей жизни, ни одного часа не пребывал праздным. Он изгонял врага внешнего от нашей России, он освобождал ее. И поэтому сегодня не можем мы сказать: был он. Но не был он, а есть! Ибо Господь сказал: я не Бог мертвых, но Бог живых… И те, кто положил душу свою за други своя, находятся перед Богом, у которого уготовано место для всякого, кто исполняет Закон Божий. Аминь».

…Возложим букет на дорогие сердцу могилы, к которым мы будем приходить всегда и в дни праздников, и в дни скорби.

Работая над книгой, автор познакомился со многими замечательными людьми — покрышкинцами.

Одна из них — Ирина Викторовна Дрягина, о ней говорится в этой книге, после войны стала ученым, доктором сельскохозяйственных наук. Она вспоминает:

«И еще об одном и, думаю, неожиданном для многих, замечательном свойстве нашего командира хочу рассказать. Александр Иванович очень любил цветы. Мы всегда удивлялись, что у него в землянке, в хате, где он размещал необходимые для совершенствования летного мастерства атрибуты (макеты самолетов, секстанты, мишени и прочее), всегда были цветы. Чаще всего полевые ромашки, васильки, а на Кубани — пионы, ирисы… После войны, когда Александр Иванович узнал, что я работаю по выведению новых сортов цветочных культур и создаю свои сорта, он был восхищен тем, что имена наших героев войны — Вадима Фадеева, Михаила Девятаева, Евгении Рудневой, Марины Расковой и других — носят ирисы и гладиолусы. В день моего 60-летия он писал в приветственной телеграмме: «…Продолжай дальше своими цветами рассказывать о героях, защищавших нашу Родину».

24 апреля 1986 года ученый совет ВНИИ селекции и семеноводства овощных культур принял решение о передаче в государственное сортоиспытание одного из лучших отечественных сортов ириса, названного именем нашего любимого командира — «Маршал Покрышкин». Этот сорт ириса имеет цветки редкой кремово-розовой окраски, устойчив к дождю и ветру, зимостоек, обладает нежным, приятным ароматом…»

Маршал Покрышкин… Вся жизнь его овеяна благоуханием подвига, любви, жертвы за други своя..

А.В. Тимофеев

Другие новости и статьи

« Предпосылки и особенности образования единого Московского государства

Виды, формы и методы государственного финансового контроля в бюджетной сфере »

Запись создана: Пятница, 21 Сентябрь 2018 в 3:35 и находится в рубриках 40 - 50-е годы XX века, Вторая мировая война, Развитие в 60 - 80-е годы XX века, Тыл: образование и наука.

метки: ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

Будем благодарны за Ваши комментарии  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика