Заговор против вождя



Заговор против вождя

oboznik.ru - Заговор против вождя

Выдвинув версию о насильственной смерти И.В. Сталина в результате «дворцового переворота» в ночь с 28 февраля на 1 марта 1953 года, маститый западный советолог-антикоммунист Абдурахман Авторханов в книге «Загадка смерти Сталина» правильно называет соучастников этого преступления, довольно убедительно обосновывает свои доводы, но при этом ошибочно полагает, что головкой заговора был Лаврентий Берия. На самом деле, он был всего лишь «политическим пугалом», беспринципным исполнителем злой воли таких «преемников» И.В. Сталина, как Маленков, Хрущёв (который за четыре года работы в Москве после Украины ещё не успел «наработать» себе достаточный авторитет) и отчасти Булганин, причем «первую скрипку» в этом «политическом квартете» играл на том этапе, безусловно, Георгий Маленков, а непосредственным исполнителем был тогдашний Министтр МГБ и одновременно новый начальник управления охраны МГБ (заменивший генерала Н. Власика) – Семён Игнатьев.

Фактически к октябрю 1952 года эта «четвёрка» настолько втёрлась в доверие к вождю, что политический отчётный доклад на ХIХ съезде партии И.В. Сталин впервые делал не сам, но поручил делать его Маленкову, а доклад по новому Уставу КПСС – Хрущёву.

И заговорщики сидели на этом съезде в президиуме вместе, словно «неразлучники». Собственно, в этом «альянсе» Булганин играл роль статиста. Испытывая обиду на И.В. Сталина за то, что тот снял его с поста Министра Вооружённых Сил в 1949 году, он мечтал взять реванш и занять своё кресло в случае скорой смерти вождя, а, может, и подняться выше. Хрущёв на этом этапе оставался в тени, но весьма искусно плёл свои закулисные тёмные интриги. Активно действовала антисталинская группа Маленкова – Берия плюс Игнатьев.

Именно они стали инициаторами изоляции И.В. Сталина в последний период его жизни. Впоследствии бывший многолетний начальник охраны вождя Н. С. Власик, который сам подвергся жесточайшей травле со стороны «четвёрки», или (по-Хрущёву, «ленинского ядра в Политбюро» – Л.Б.) писал: «Я был жестоко обижен Сталиным… Но никогда, ни одной минуты, в каком бы состоянии я ни находился, каким бы издевательствам я ни подвергался, находясь в тюрьме, я не имел всвоей душе зла на Сталина. Я прекрасно понимал, какая была создана вокруг него обстановка, как ему было трудно. Он был старым, больным, одиноким человеком».(Власик Н.С. Цит. по: Логинов В. Тени Сталина. М.: Современник, 2000.).

Кстати, арест Власика был связан с так называемым «делом врачей», возбуждённым специально, чтобы в час Икс вождь остался бы без квалифицированной медицинской помощи. Их за несколько месяцев до смерти И.В. Сталина арестовали по обвинению в сознательном умерщвлении в 1948 году его любимца – Андрея Жданова (вождь прочил его себе в преемники – Л.Б.), и чтобы добиться санкции И.В.Сталина на их арест, заговорщики как раз и использовали это обстоятельство на полную катушку, заодно оклеветав Власика, его заместителя Лынько, Федосеева, который ранее был комендантом Кунцевской («Ближней») дачи, и, наконец, личного секретаря И.В.Сталина – А. Н. Поскрёбышева (то есть всех тех, кто был предан И.В. Сталину и мог бы прийти в нужный момент ему на помощь – Л.Б.).

Заговорщикам удалось убрать на время  профессоров Лечебно-санитарного управления Кремля, которые на протяжении длительного времени лечили И.В. Сталина. Спустя месяц после его смерти их выпустят с формулировкой: «Как выяснилось, 15 врачей, привлечённых по этому делу, были арестованы бывшим МГБ неправильно, без каких-либо законных оснований». Их выпустят, в то время как разжалованного генерала Власика будут еще держать в тюрьме долго. Впоследствии «дело врачей-убийц» благополучно спишут на «паранойу» Сталина, на его «болезненную подозрительность» и даже на его «антисемитизм», хотя вот оно – очевидное, лежащее буквально на поверхности объяснение подлинной причины всей этой грязной возни вокруг вождя: заговор!

О том, что не И.В. Сталин инициировал «дело врачей», свидетельствует сотрудник для поручений И.В. Сталина В. Туков: «Однажды едем в машине. Сталин говорит: «Что делать? Умерли один за другим Жданов, Димитров, Чойбалсан, а ранее – Менжинский, Горький…Не может такого быть, чтобы так внезапно умирали государственные деятели! Видимо надо заменить старых кремлёвских врачей и подобрать молодых». Я сказал: «Товарищ Сталин, старые врачи имеют большую врачебную практику, а молодые – одна зелень, без опыта». Сталин: «Нет, надо заменить… поступают сообщения об отравлении лекарствами соратников, из кремлёвской больницы. НКВД настаивает на аресте некоторых старых врачей, лечивших Димитрова, Жданова и других».(Грибанов С. Заложники времени. М.: Военное издательство, 1992. С.59 – 60). Из данного отрывка видно, что И.В. Сталин сомневается, советуется с Туковым, говорит о поступающих сообщениях из кремлёвской больницы (имея в виду пятилетней давности письмо Тимашук, которое ему было преподнесено, как свежайший донос, и… «НКВД настаивает…).

А вот, что пишет дочь И.В. Сталина Светлана Аллилуева об этом периоде жизни вождя: «Дело врачей» происходило в последнюю зиму его жизни. Валентина Васильевна (сестра-хозяйка на Ближней даче В.В. Истомина – Л.Б.) рассказывала мне позже, что отец был очень огорчён оборотом событий. Она слышала, как это обсуждалось за столом, во время обеда. Она подавала на стол, как всегда. Отец говорил, что не верит в их «нечестность», что этого не может быть, – ведь «доказательством» служили лишь доносы доктора Тимашук, – все присутствующие, как обычно в таких случаях, лишь молчали…».(Аллилуева С. Двадцать писем другу. М.: ЗАХАРОВ, 2000. С. 182 – 183).

Если принять во внимание рассказ Светланы Иосифовны, то И.В. Сталин считает слабым доказательством вины «врачей-вредителей» «доносы» доктора Тимашук. Но вот историки братья Жорес и Рой Медведевы (Неизвестный Сталин. М.: Права человека, 2001. С.32) справедливо замечают: «Письмо Тимашук, адресованное не Сталину, а начальнику управления охраны МГБ Н. Власику, было написано 29 августа 1948 года. Оно касалось диагноза, поставленного А. Жданову и было вполне обоснованным, учитывая то, что Жданов был тогда ещё жив». И.В. Сталину же доложили, будто были некие «доносы доктора Тимашук», то есть вождя  сознательно дезинформировали.

А что за ложь бросал в историю старый «сказочник» Хрущёв на ХХ съезде? «Давайте также вспомним, – заявил он, – «дело врачей-вредителей» (оживление в зале). На самом деле не было никакого «дела», кроме заявления женщины-врача Тимашук, на которую, по всей вероятности, кто-то повлиял (?) или же просто приказал (?) (кстати, она была неофициальным сотрудником органов государственной безопасности (откуда, интересно, у Хрущёва такая уверенность относительно Тимашук? – Л. Б. ) написать письмо Сталину (?), в котором она заявляла, что врачи якобы применяли недозволенные методы. Для Сталина было достаточно такого письма, чтобы прийти к немедленному заключению, что в Советском Союзе имеются врачи-вредители. Он дал указание арестовать группу видных советских медицинских специалистов». Юрий Мухин утверждает: «Не исключено, что и сам Сталин узнал о дополнительном аресте врачей-евреев из газет», потому что не они лечили Жданова, а те, кто его лечил – Егоров и Виноградов – уже были арестованы.

Непосредственным исполнителем грязной работы по приписываемым ныне И.В. Сталину фабрикациям «дела врачей», «ленинградского дела» и «дела Еврейского антифашистского комитета», члены которого при нём же были расстреляны, был партийный функционер, Министр МГБ Семён Игнатьев, сначала друг Маленкова, затем друг Хрущёва, которого в буквальном смысле слова спасли от ареста его друзья-подельники Маленков и Хрущёв, организовав скоропалительный арест Берия, который вскрыл все злоупотребления Игнатьева. После ХХ съезда все эти дела были пересмотрены, «жертвы произвола бывшего МГБ» – реабилитированы, а организатор этого произвола – Игнатьев – был направлен Хрущёвым в Башкирию, нет не в ссылку, но… секретарём Башкирского обкома КПСС (декабрь 1953 года), а спустя 4 года – как ни в чём не бывало он становится секретарём Татарского обкома, то есть преступник Игнатьев был спасён, и был спасён Хрущёвым!

Вот мнение Судоплатова на этот счёт: «Вся правда в отношении «дела врачей» так никогда и не была обнародована, даже в период горбачёвской гласности. Причина в том, что речь шла о грязной борьбе за власть, развернувшейся в Кремле перед смертью Сталина и захватившей, по существу, всё руководство»…(Судоплатов П.А. Спецоперации. Лубянка и Кремль. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 1997. С.307).

Посмотрим,  какие доводы в пользу своей версии о насильственной смерти И.В. Сталина выдвигает Авторханов в книге «Загадка смерти Сталина» (я привожу лишь те из них, которые заслуживают внимания – Л.Б.): а) накануне заболевания всю ночь субботы 28 февраля И.В.Сталин провёл за беседой именно с этой «четвёркой», причём о характере беседы, поведении ее участников имеются весьма противоречивые, порой полярно противоположные суждения. (Так, в своих «мемуарах» Хрущёв подчеркивает еёмиролюбивый и даже дружеский характер, а Волкогонов, напротив, утверждает, что И.В.Сталин «был раздражён», «слова его звучали зловеще», «онне скрывал своего недовольства». Впрочем, оба автора не гнушаются использовать в своем «историографическом творчестве» метод художественного вымысла, а потому не могут считаться источниками достоверной информации – Л.Б.); б) вечером 1 марта охрана И.В.Сталина доложила «четвёрке» о болезни вождя, но те не стали вызывать врачей, не подняли тревоги, более того, отказались видеться с больным и разъехались по домам; в) врачи, которых вызвали слишком поздно, никому не были известны (поясняю: ни родным – свидетельство С. И. Сталиной-Аллилуевой, ни охране – свидетельство телохранителя А.Т. Рыбина – Л.Б.) – все врачи, которые лечили И.В. Сталина, были заменены; г) Берия открыто издевался над умирающим И.В. Сталиным – то есть был уверен, что часы его сочтены.

И хотя Авторханов, а в наши дни Юрий Мухин (Убийство Сталина и Берия. М.: КРЫМСКИЙ МОСТ – 9 Д ФОРУМ, 2002) и Владимир Карпов (Генералиссимус. М.: Вече, 2003) приводят логически вполне обоснованные доводы в пользу версии об отравлении вождя либо во время ужина, либо позже путем инъекции, я все-таки более склонен считать, что преступление «четвёрки» заключалось в искусственном создании таких условий, при которых И.В. Сталину невозможно было оказать скорую (или, во всяком случае, своевременную) медицинскую помощь, и делалось это в расчёте на то, что промедление наверняка ускорит смерть вождя:«Наконец они («соратники» – Л.Б.) уехали. Часы отбивали уходящее время. И всё очевидней становилось: врачи не спешат на помощь».( Рыбин А.Рядом со Сталиным. Записки телохранителя. М.: ИРИС-ПРЕСС, 1994. С. 45). «Тут я понял, что налицо предательство Берии (по вполне убедительной версии Юрия Мухина, вместо «Берия» здесь следует читать «Хрущёва» – Л.Б.)иМаленкова, мечтавших о скорой смерти товарища Сталина» (Лозгачёв П. Последние дни Сталина // Досье. Прилож. К газете «Гласность». 2001. 13 дек.) «Верные» ученики «помогли» Учителю отойти в мир иной: ведь И.В. Сталину первая медицинская помощь пришла слишком поздно – лишь 2 марта, через 13часов, бригада врачей во главе с кардиологом П.Е.Лукомским, действительным членом Академии медицинских наук, была допущена к пациенту, находившемуся всё это время в бессознательном состоянии. Начальник Санитарного управления Куперин, показав Тукову при вскрытии тела И.В. Сталина место, где лопнул мозговой сосуд, произнёс: «Вот эту кровь сразу бы ликвидировать… Человек бы ещё жил…» (Рыбин А.Т. Рядом со Сталиным. Записки телохранителя. М.: ИРИС-ПРЕСС, 1994. С.50).

Впрочем, я отнюдь не настаиваю на той версии, что И.В. Сталин умер естественной смертью: слишком много противоречивых свидетельств в описаниях смерти И.В. Сталина, требующих специального исследования (или специального расследования? Просто, как обычно и бывает при удачно осуществлённом заговоре, концов преступления не сыщешь – Л.Б.)…

Может, когда-нибудь будут расшифрованы слова Хрущёва, произнесённые им в самом конце его сумбурного правления 19 июля 1964 года на приёме в честь венгерской партийно-правительственной делегации во главе с Яношом Кадаром (в наши газеты эти слова не попали, а по Всесоюзному радио прошли только в режиме прямого эфира, а при повторных передачах они были вырезаны, в то время, как на Западе, падком на сенсации, их обмусоливали и так, и эдак – Л.Б.): «Сталин стрелял по своим. По ветеранам революции. Вот за этот произвол мы его осуждаем… В истории человечества было немало тиранов жестоких, но все они погибли так же от топора, как сами свою власть поддерживали топором».

Когда об обстоятельствах смерти отца узнал сын И.В. Сталина Василий, по горячим следам выяснивший для себя у охраны и обслуги истинное положение дел, он бросил «четвёрке» гневное: «Сволочи, убийцы, загубили отца!» И этой неосторожно брошенной фразой он вызовет ярость и гнев заговорщиков, месть которых будет ужасна. Спустя всего 21 день после смерти вождя, генерал-лейтенант Василий Сталин был бесцеремонно разжалован и лишён всех наград, а 28 апреля без суда и следствия брошен во 2-ю Владимирскую тюрьму, где ему присвоили новое имя – Василий Павлович Васильев. Под этим именем он, «железная маска» нашего времени, отсидел 8 лет !

Ранее, путем изощрённой и чудовищной клеветы «четвёрка» добилась санкции И.В. Сталина и расправилась с двумя вероятными его преемниками – Н.А. Вознесенским и А.А. Кузнецовым. История сохранила подлинные слова И.В. Сталина, сказанные им за несколько месяцев до так называемого «дела Госплана» и «ленинградского дела» при обсуждении кандидатуры преемника: «Надо выдвинуть такую личность, которая могла бы руководить государством, как минимум, лет двадцать – двадцать пять. Теперь я предложу вам кандидатуру человека, который может и должен возглавить государство после меня… Он должен быть хорошо натаскан во всех государственных вопросах. Я считаю такимчеловеком Вознесенского. Экономист он блестящий, государственную экономику знает отлично и управление знает хорошо. Я считаю, что лучше его кандидатуры у нас нет».(Цит. по:Логинов В. Тени Сталина. М.: Современник,2000).

По поводу отношения И.В. Сталина к кандидатуре А.А. Кузнецова писал Анастас Микоян: «Показав на Кузнецова, Сталин сказал, что будущие руководители должны быть молодыми (ему было 42 – 43 года), и вообще, вот такой человек может когда-нибудь стать его преемником по руководству партией и ЦК». (Емельянов Ю.В. Сталин. На вершине власти. М.: Вече, 2002. С. 459).

Кстати, тогда же И.В. Сталин категорически и без всяких объяснений отверг кандидатуры Г.М. Маленкова и Л.П. Берия. О В.М. Молотове И.В. Сталин отозвался как о человеке достойном во всех отношениях, кроме одного принципиального «но»: Молотов такой же старый, как и он сам. Ни Булганин, ни Хрущёв никогда не рассматривались И.В. Сталиным, как руководители первого плана. А мысль о последнем, как о преемнике, ему просто в голову не приходила: Микита – шут, Микита может лихо отплясывать гопак, но руководить огромной страной – Советским Союзом – это несерьёзно…

А вот и свидетельство Хрущёва (в данном случае ему верить можно, поскольку его показания подтверждаются рядом авторов. Правда, при этом он, как всегда, старательно избегает говорить лично о своей роли.): «Сталин к Вознесенскому раньше относился очень хорошо, питал к нему большое доверие и уважение. Да и к Косыгину, и к Кузнецову, ко всей этой тройке… Как конкретно удалось сделать подкоп, подорвать доверие к новым людям, натравить Сталина на них, его же выдвиженцев, мне сейчас трудно сказать… У меня сложилось впечатление, что как раз Маленков и Берия приложили все усилия, чтобы утопить их… Ряд документов преследовал цель направить гнев Сталина против «группы молодых». Все заранее знали, как будет реагировать Сталин». (Как видим, Хрущёв категорически исключает себя из числа заговорщиков – Л.Б.)

В. Аллилуев пишет: «И та команда «четырёх», что собралась у одра вождя, сколотилась неслучайно, это были союзники Берия против Сталина. Их политические биографии, особенно у Маленкова, Хрущёва и Берия, не раз пересекались, их связывали общие дела: Берия был назначен первым заместителем народного комиссара Внутренних дел в 1938 году по рекомендации Маленкова; Хрущёв вместе с Берия и Маленковым принимали самое активное участие в раскрытии «заговора» Вознесенского, Кузнецова и Родионова» (Аллилуев В.Ф. Хроника одной семьи: Аллилуевы – Сталин. М.: Мол. Гвардия, 1995. С. 237).

Вот какие сети плели заговорщики против Иосифа Виссарионовича Сталина!

И своего они добились. Касаясь вопроса о роли Хрущёва в этом заговоре, Докучаев пишет: «Конечно, прямых улик в том, что Хрущёв способствовал физической смерти Сталина, нет, но то, что он являлся в последующем инициатором борьбы против мёртвого Сталина, могильщиком его политической и гражданской личности, человеческого достоинства, дискредитатором его как выдающегося руководителя партии и советского народа, лидера международного коммунизма и даже осквернил его могилу – всё это не делает чести Хрущёву и ставит его в один ряд с теми, кто желал убрать Сталина задолго до его кончины». (Докучаев М.С.История помнит. М.: Соборъ, 1998. С.390). «Не делает чести Хрущёву»? – право, это слишком мягко сказано.

Л. Балаян



Другие новости и статьи

« Алексей Алексеевич Борисяк

Как товарищ Берия вышел из доверия »

Запись создана: Вторник, 28 Май 2013 в 11:23 и находится в рубриках Новости.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы