18 Октябрь 2020

Размещение и обустройство войск по новой дислокации

oboznik.ru - Размещение и обустройство войск по новой дислокации
#КЭУ#КЭС#история

После окончания Великой Отечественной воины из Германии, Польши, Чехословакии, Венгрии, Австрии, Югославии, Румынии, Болгарии на территорию Советского Союза были передислоцированы управления фронтов. Перед квартирно-эксплуатационной службой встали задали по размещению вновь создаваемых из них управлений военных округов — Восточно-Сибирского, Барановнчского, Смоленского, Особого, Таврического, Кубанского, Степного, Казанского и Горьковского.

В первую очередь следовало укомплектовать офицерским составом отделы этой службы в новых округах. Фронтовые же штаты (4 человека) не удовлетворяли возросшим требованиям. Поэтому все вновь формируемые КЭО военных округов нуждались в существенном доукомплектовании. Много сделал в подборе начальников финансовых отделений КЭО названных выше округов начальник Финансового управления НКО СССР генерал-лейтенант интендантской службы Я. А. Хотенко.

Он с пониманием отнесся к просьбе начальника Квартирно-эксплуатационного управления Главного интендантского управления Красной Армии генерал-майора интендантской службы Л. С. Колядко. Укомплектование КЭО военных округов удалось завершить в установленные сроки. Однако обустройство управлений новых военных округов было только частью забот квартирно-эксплуатационных органов Красной Армии.

Не менее сложной представлялась задача по размещению войск. В местах их постоянной дислокации в первую очередь следовало в соответствии с уставными требованиями оборудовать имевшиеся помещения, построить склады для хранения военного имущества и боеприпасов, общежития, жилые дома для военнослужащих. О том, насколько сложной была эта задача, свидетельствует хотя бы такой факт. Казарменный фонд НКО СССР за время войны капитально не ремонтировался, эксплуатировался с большой нагрузкой и сильно обветшал. Только для ремонта объектов, не бывших в районах оккупации гитлеровскими захватчиками (на 1 января 1945 г. до 193 млн м3), требовалось не менее 1152 млн руб. В ряде военных округов до 20 процентов красноармейского состава размещалось в землянках.

Вывод из них требовал дополнительные затраты на строительство казарм. Имелись крупные предприятия и заведения НКО СССР, нуждавшиеся в больших средствах на восстановление и развитие. Скажем, научно-испытателтлтому артполигону требовалось 50 млн руб., научно-испытательному институту ВВС—150 млн руб., Военно-медицинской академии в Ленинграде — до 80 млн руб. и т. д. Обустройство войск по новой дислокации, естественно, вызывало дополнительное строительство. Кроме того, появилась необходимость постройки жилых и казарменных городков на возвращенных территориях Дальнего Востока.

В этом деле немало инициативы проявили начальники квартирно-эксплуатационных отделов военных округов. Они вносили свои предложения по ускоренному строительству казарменно-жилищпого фонда. Так, начальник КЭО МВО инженер-подполковник А. А. Кругликов 19 мая 1945 г. представил свои соображения по использованию рабочей силы, необходимой для выполнения ряда строительных работ, топливозаготовок и заготовок стройматериалов, до конца года.

На подрядпый способ строительства требовалось 5730 человек, на строительство хозспособом — 510, на дровозаготовки — 6000, па заготовку стройматериалов — 850 человек. Расчет учитывал потребности в дополнительной рабочей силе к имевшимся ресурсам округа. Но, конечно же, основная забота в то послевоенное время легла на начальников главных управлений НКО СССР — артиллерийского, Военно-воздушных сил, военно-инженерного, военно-санитарного. Уже в июне 1945 г. они представили начальнику Квартирно-эксплуатационного управления ГлавЕюго интендантского управления Красной Армии (КЭУ ГИУ КА) тактико-технические характеристики для разработки типовых генеральных планов артиллерийских баз, аэродромов мирного времени, окружных и центральных инженерных и санитарно-хозяйствепньтх складов.

Еще раньше. 19 мая 1945 г., заместитель начальника Тыла Красной Армии генерал-лейтенант П. А. Ермолин, учитывая пожелания ряда должностных лиц НКО, предложил начальнику КЭУ ГИУ КА расширить или дополнительпо построить складские площади. Рекомендовалось, кроме того, приспособить под них помещения в Каунасе, Гродно, Смоленске, Полоцке, Лепеле, Осиповичах, Бобруйске, Тер-нополе, Черновцах, Котовске, Кишиневе, Вологде, Риге, Двинске, Минске, Мукачево и др.

Начальник Главного военно-инженерного управления Красной Армии обратился к начальнику КЭУ ГИУ КА с просьбой ассигновать на капитальное строительство центральных складов Главного военно-инженерного управления Красной Армии (ГВИУ КА) на 3-й квартал 1945 г. 3300 тыс. руб. В том числе по военным округам: Московскому — 1200 тыс., Уральскому — 600 тыс., Приволжскому — 550 тыс., Киевскому — 500 тыс. 28 мая 1945 г. главный интендант Красной Армии представил заместителю народного комиссара обороны СССР генералу армии Н. А. Булганину разработанный КЭУ ГИУ КА план.

Во исполнение постановлений Государственного Комитета Обороны СССР № 8650 и 8651 от 17 мая 1945 г. он предусматривал складское строительство по заявкам’ главных управлений Красной Армии — артиллерийского, военно-инженерного и военно-химического, а также начальника тыла Военно-воздушных сил. Весь объем предстоящих работ был определен в сумме 1 008 950 тыс. руб., что обеспечивало строительство складских помещений на 159 372 вагонов крытого и на 9210 вагонов открытого хранения.

Было утверждено плановое задание на разработку типовых проектов малоэтажных жилых домов (по титульному списку, утвержденному начальником Тыла Красной Армии). На кульманах проектировщиков появились 8-, 10-, 12-, 16-квартирные жилые дома, общежития для холостяков (на 18— 20 комнат) и семейных (на 18—20 комнат), одноквартирные одноэтажные дома на 4 и 6 комнат. Начальник КЭУ ГИУ КА принимал все меры по улучшению размещения центральных управлений Народного комиссариата обороны СССР в Москве.

По его ходатайству 17 мая 1945 г. начальником Государственного архитектурно-строительного контроля столицы Галагуром была разрешена временная эксплуатация второго, третьего и части первого этажей (вестибюля) правого крыла корпуса № 2 Народного комиссариата обороны СССР по Фрунзенской набережной.

Одновременно с размещением войск в районах новой дислокации принимались меры по освобождению занимаемых учреждениями Наркомата обороны «гражданских зданий». Начальник КЭУ ГИУ КА 4 июня 1945 г. представил начальнику Главупроформа Красной Армии генерал-полковнику И. В. Смородинову сведения о временно отведенном фонде для нужд НКО. Прежним владельцам для использования по прямому назначению предстояло передать 17 479 зданий с наружной кубатурой 29 242 183 м3, жилой площадью 3131763 м2 и нежилой площадью 2 438172 м2. По военным округам это выглядело так: Московский — 3665 зданий, Закавказский—1934, Беломорский—1671, Северо-Кавказский—1329, Средне-Азиатский—1216, Приволжский— 1104, Уральский — 1055, Дальневосточный — 1018, Сибирский — 944, Южно-Уральский — 729, Харьковский — 531, Орловский — 428, Ленинградский — 399 и т. д.1 Легко понять, каких больших затрат требовало дополнительное строительство по возмещению передаваемых площадей.

Весьма сложной была и другая проблема. Одновременно с общим обустройством войск КЭУ ГИУ КА проявляло большую заботу о генералах и старших офицерах, увольняемых в запас и отставку. Разработанное руководством управления положение об улучшении жилищных условий этой категории военнослужащих было одобрено Советским правительством 21 июня 1945 г. Совнарком СССР принял постановление № 1466. На основании его генералы и старшие офицеры, прослужившие в рядах Красной Армии 25 лет и более, имели право на долгосрочные ссуды Цекомбанка для индивидуального жилищного или дачного строительства с погашением полученных сумм в течение 10 лет. Размеры таких ссуд устанавливались: для генералов 35 000 руб., для старших офицеров — 20 000 руб.

Желающим отводились земельные участки в городах, рабочих поселках и дачных местностях для индивидуального жилищного или дачного строительства, а также для огородов. Генералы могли получить 0,75—1,25 га, старшие офицеры — 0,5—0,75 га. Этим лицам НКО СССР разрешалось оказывать помощь в индивидуальном строительстве.

28 июня 1945 г. главный интендант Красной Армии утвердил список строительства в Москве, Подмосковье и других городах важнейших объектов Наркомата обороны. Управлением начальника работ КЭУ ГИУ КА, на которое возлагались эти задачи, были определены сроки ввода н\ в эксплуатацию. Важнейшими такими объектами в столице стали офицерские городки № 1 и 2 по Хорошевскому шоссе. Достраивались здание по Ружейному переулку, 6, жилые дома № 9, и по Ермолаевскому переулку.

Намечалось возведение дома на Садово-Кудринской, 28—30, строительство ЦМС КЭУ ГИУ КА, жилого городка в Текстильщиках, объектов Военно-ветеринарной академии в Кузьминках, интендантского склада в Красном Бору. Кроме того, предусматривалась достройка жилого дома по улице Володарского, 38, строительство офицерских городков в Костнно, Валентиновке, в городе Бабушкине. Должны были вырасти Центральный мебельный комбинат и жилой городок при нем, планировались вещевой склад в Гарь-Покровском, строительные работы и Военной академии тыла и транспорта в городе Калинине.

Ждало своего часа строительство ДОК в Домодедове, детского санатория и пионерлагеря в Марьине, санатория «Архангельское» и др. Командующий бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии маршал бронетанковых войск Я. Н. Федоренко 30 июля 1945 г. обратился с просьбой к главному интенданту Красной Армии о включении в план 1945 — 1947 гг. строительства центральных и окружных складов на общую сумму 35 095,8 млн руб. Трудно решался вопрос с расквартированием и размещением в местах новой дислокации войск бывшего Ленинградского фронта. Ранее находившиеся в городе на Неве Второе Ленинградское военно-авиационное . техническое училище и авиационно-технические курсы усовершенствования не могли быть удесь размещены.

Решением Государственного Комитета Обороны от 4 мая 1945 г. их передислоцировали в Ригу. Одновременно начальник КЭУ ГИУ КА обратился к заместителю председателя СНК СССР А. Н. Косыгину. В размещении войск Ленинградского фронта в местах новой дне-локации, отмечал он, имеются большие трудности, вызванные отсутствием жилого фонда.

Он сильно разрушен в ходе боевых действий, а в некоторых местах совершенно отсутствует. Еще во время войны здесь были предприняты вос-становительные работы, пачалось строительство новых городков. Однако это не обеспечило даже минимальных потребностей в размещении войск. К примеру, недостаток жилой площади выражался в 156 000 м2. В том числе: для красноармейцев — 96 тыс. м2, для офицерского состава ~ 60 тыс. м2. В обращении содержалась просьба обязать Глав-снаблес при СНК СССР отпустить управлению тыла в июле—августе 1945 г. 200 деревянных разборных 4-квар-тирпых домов для офицерского состава, 100 — 8-квартирных, пиломатериалов — 10 000 м3. Такое имущество поставляла в нашу страну Финляндия. Частично эта просьба была удовлетворена.

Впрочем, начальнику КЭУ ГИУ КА приходилось обращаться за помощью в развертывании строительства во многие инстанции. Так, 27 июля 1945 г. он ходатайствовал перед начальником Главного трофейного управления Красной Армии генерал-лейтенантом Ф. И. Вахитовым об отпуске для предприятий КЭУ ГИУ КА поступающего из Германии кузнечного, столярного, слесарного и другого инструмента. Высказывалась также просьба о передаче некоторого оборудования с заводов Германии.

Оно требовалось для установки па строившихся мебельных фабриках в Болшево и Минске. Нужны были и 8 пилорам — их запрашивали КЭО некоторых военных округов. В обращении к начальнику управления вещевого снабжения ГИУ КА генерал-лейтенанту Н. Н. Карпинскому отмечалась такая особенность. Ремонтно-строительными конторами и ремонтно-строительными группами округов проводились неотложные восстановительные работы. На них было занято 11255 человек.

По данным начальников КЭО округов, эти люди находились в крайне тяжелом положении — многие не имели обуви, одежды, постельных принадлежностей. Естественно, это отражалось на производительности труда, приводило к увеличению заболеваемости.

В обращении содержалась просьба о выделении необходимого имущества, что вскоре и было сделано. Постановлением Государственного Комитета Обороны № 9553 от 23 июля 1945 г. на начальпика Тыла Красной Армии было возложено строительство четырех перевалочных баз НКО СССР.

Их создание планировалось в Бресте, Ковеле и Хырове на общую емкость 90 000 вагонов. Ориентировочная стоимость строительства определялась в 245 млн руб. В связи с большим объемом работ и срочностью их выполнения (до 15 сентября 1945 г.) возникло много трудностей. Первая из них — финансирование. 13 августа 1945 г. заместитель начальника Тыла Красной Армии генерал-полковпик В. Е. Велокосков и начальник Финансового управления НКО СССР генерал-лейтенант Я. Л. Хотенко обратились к управляющему Промбанком СССР В. Я. Гроссману по поводу финансирования УНР КЭУ ГИУ КА. Причем выражалась просьба сделать это до выхода постановления правительства об ассигновании НКО СССР. Средства испрашивались в сумме 12 млн руб. за счет остатков кредитов по смете НКО СССР за 1-е полугодие 1945 г. Эти средства предлагалось снять с подрядного строительства (3 млн руб. с военных округов: Московского, Киевского, Орловского и Белорусско-Литовского). Что и было впоследствии сделано.

Трудно решался вопрос с оборудованием средств связи. Начальник Тыла Красной Армии 13 августа 1945 г. напра-пил соответствующую просьбу народному комиссару связи СССР К. Я. Сергейчуку. Высказывалось пожелание отдать распоряжение Связьпроекту и управлению восстановительных работ о строительстве и оборудовании 400-километровой линии телефонной связи. Необходимые материалы были выделены из наличия трофейных и перевалочных баз.

Начальнику Главлесоохраны при СHK СССР Г. П. Мотовилову была направлена просьба о выделении 800 тыс. куб. м деловой древесины хвойных пород. Причем предполагалось разрабатывать лесосеки, которые располагались вблизи строительных объектов, на расстоянии не свыше 12 км.

К народному комиссару путей сообщения генерал-лейтенанту технических войск И. В. Ковалеву Тыл Красной Армии обратился с просьбой дать указание Транспроекту запроектировать, а Главному управлению в-оенно-восстано-вительных работ НКПС СССР построить подъездные пути западноевропейской и союзной колеи общей протяженностью 190 км. Уже к концу 1945 г. такое строительство было завершено. Для оказании помощи УНР КЭУ ГИУ КА в выполнении работ по строительству перевалочных баз указанием заместителя начальника Тыла Красной Армии генерал-полковника В. Е. Белокоскова было привлечено Главное управление оборонительного строительства Красной Армии.

Его в то время возглавлял генерал-лейтнант инженерных войск В. Ф. Зотов. Он получил в свое распоряжение 36 рабочих батальонов военнопленных численностью по 1000 человек каждый. В том числе: в Бресте — 12, Хырове — 12, Ковеле — 7, Инстербурге — 5 подразделений. Начальник Главного автомобильного управления Красной Армии обеспечивал эти батальоны автотранспортом. Кроме того, он же выделил в распоряжение начальника строительства перевалочных баз 8 автобатов. Начальник тыла Группы советских оккупационных войск в Германии генерал-полковник интендантской службы А. И. Шебунин направлял на строящиеся объекты трофейные материалы и оборудование с ближайших баз хранения.

Не стояли в стороне от нужд армии советские органы. Например, Совнарком Украинской ССР 28 июля 1945 г. издал специальное распоряжение. На основании его Наркомату обороны СССР в районе Ковеля (Волынская область) и Хырова (Дрогобычская область) отводились лесосеки. Причем они располагались вблизи земельных участков, отведенных для строительства прирельсовых перевалочных баз. Количество таких лесосек в полном объеме обеспечивало строительные нужды . Разумеется, в войсках не сидели сложа руки. Вот один из примеров проявляемой инициативы. Командующий войсками Ленинградского военного округа Маршал Советского Союза Л. А. Говоров и член Военного совета ЛВО генерал-лейтенант В. Н. Богаткин 22 августа 1945 г. в обращении к заместителю народного комиссара обороны СССР генералу армии Н. А. Булганину отмечали такое обстоятельство.

Для размещения войск на зиму 1945 —1946 гг. было развернуто большое строительство объектов общевойскового назначения хозспособом. Объем планируемых работ превышал их сметную стоимость в 2—3 раза. И это понятно: использовалась бесплатная рабочая сила и внутренние материальные ресурсы. В результате организации собственных производств и заготовок строительство было обеспечено в достаточном количестве местными стройматериалами — кирпичом, круглым лесом, досками, алебастром, известью, мелом и частично гвоздями.

Округу требовались лишь фонды на кровельное и оцинкованное железо, толь или рубероид, оконное стекло, шифер, гвозди, сантехнические и электротехнические материалы.

Впрочем, недостаток фондовых строительных материалов ощущался во всех военных округах. И это понятно. В пострадавших от немецко-фашистской оккупации районах страны все шире развертывалось восстановление народного хозяйства. Это требовало огромных финансовых й материальных вложений. Вот почему для нужд армии и флота фондовые материалы выделялись в небольших количествах. Они использовались только для выполнения самых неотложных строительных и ремонтных работ. Тем временем началось строительство заводов, баз и центральных складов.

Прибавилось дел в Квартирно-эксплуа-тационном управлении Главного интендантского управления Красной Армии, Начальник Главного военно-инженерного управления Красной Армии генерал-лейтенант инженерных войск А. Я. Калягин обратился с дросьбой выделить лимит на 1946 г. на такое строительство, ассигновать 33,2 млн рублей. Заместитель начальника Главного артиллерийского управления Красной Армии генерал-полковник артиллерии И. И. Волкотрубенко 15 сентября 1945 г. ходатайствовал о перераспределении денежных, средств на 4-й квартал этого года.

В прилагаемой ведомости мотивировалась целесообразность такой просьбы. Главный интендант Красной Армии 18 августа 1945 г. утвердил циркуляр «О государственном архитектурно-строительном контроле на объектах НКО СССР». Однако по-прежнему острейшей проблемой оставалось жилищное строительство. Несмотря на принимаемые всеми квартирно-эксплуатационными органами Красной Армии меры, положение с размещением воинских частей и офицерского состава было тяжелым. Достаточно убедительно это иллюстрирует такой факт. 9 октября 1945 г. народный комиссар путей сообщения СССР генерал-лейтенант И. В. Ковалев, касаясь этого вопроса, в письме начальнику Тыла Красной Армии высказывал обоснованную тревогу.

Дело в том, что с окончанием Великой Отечественной войны железнодорожные войска по решению Советского правительства были направлены на восстановление железных дорог. В местах работ прибывающие части из-за отсутствия жилого фонда попадали в крайне тяжелое положение. Скажем, на 1 октября 1945 г. совершенно не были обеспечены жильем па зиму в Уральском военном округе 10, 11, 27, 47-я железнодорожные бригады.

В Степном и Западно-Сибирском округах —по одному такому соединению (соответственно 17-я и 1-я бригады). Личный состав временно разместили в ветхих бараках, палатках, на частных квартирах.

В письме содержалась просьба о помощи в расквартировании и бытоустройстве железнодорожных войск ‘. Или такой пример. Начальник Главного политического управления Вооруженных Сил СССР генерал-полковник И. В. Шикин 15 октября 1945 г. ставил в известность начальника Тыла Красной Армии о тяжелом положении в обеспечении квартирами генералов и офицеров Бакинского военного округа. Они прибывали сюда на укомплектование. Осенью 1945 г. здесь оказались без квартир 48 генералов и 4525 офицеров. Для их размещения требовалось 137 тыс. м2 жил ой площади.

Эти и многие другие факты подобного рода свидетельствовали о том, что решить собственными силами жилищную проблему и вопросы размещения войск Наркомат обороны не в состоянии. 3 декабря 1945 г. начальник Тыла Красной Армии обращается к заместителю председателя Госплана СССР П. И. Кирпичникову с просьбой увеличить ассигнования на капитальное строительство яшлья для размещения офицерского состава. Он отмечал, что из существующих военных округов 47 процентов их было сформировано с 1 октября 1945 г.

Назовем округа, которые действовали в то время: Беломорский, Ленинградский, Прибалтийский, Особый, Минский, Бараиовичский, Львовский, Прикарпатский, Одесский, Смоленский, Московский, Киевский, Воронежский, Харьковский, Таврический, Горьковский, Приволжский, Донской, Кубанский, Ставропольский, Казанский, Уральский, Южно-Уральский, Степной, Туркестанский, Западно-Сибирский, Восточно-Сибирский, Тбилисский, Бакинский, Дальневосточный, Приморский, Забайкало-Амурский.

Большинство округов не имело помещений для расквартирования штабов и воинских частей. Между тем фронтовые формирования прибывали на места постоянного расквартирования и нуждались в казарменном и служебном фонде. До 24 процентов красноармейского состава вынуждены были жить в землянках. Имелось большое количество бесквартирных офицеров и генералов. К примеру, каждый второй офицер, воевавший на Донском фронте, не имел жилья.

Кроме того, на освобожденной территории из-за разрушений складов имущество хранилось во многих случаях под открытым небом. Нужды главных управлений Красной Армии наглядно отражались в их заявках па увеличение денежных средств на капитальное строительство в 1946 г. Так, Военно-воздушные силы Красной Армии осенью 1945 г. испрашивали на эти цели 245 840 тыс. руб; Главное управление ремонта танков — 48 568, Главное артиллерийское управление — 256 600, Управление снабжения горючим — 10 300, Управление аэродромного строительства Военно-воздушных, сил — 150 000 тыс. руб. Начальник Главного управления связи Красной Армии просил запланировать на предстоящий год проектирование и строительство гражданских сооружений для узлов связи.

Начальник штаба Войск противовоздушной обороны Красной Армии выразил пожелание в связи с окончанием военных действий на Дальнем Востоке уменьшить объем военно-полевого строительства на последний квартал 1945 г. в сумме 2800 тыс. руб. Госплан СССР с пониманием отнесся к запросам армейского ведомства. 7 декабря 1945 г. заместитель председателя Госплана А. Купцов, например, предложил начальнику КЭУ ГНУ КА высказать свои соображения по существу проекта постановления Совнаркома СССР о плане ремонта армейских автомобилей в 1-м квартале 1946 г. Рекомендовалось в пятидневный срок представить заключение о таких возможностях:

1. О выделении авторемонтным заводам Главного автомобильного управления Красной Армии в 1-м квартале 1946 г. энергетического и кузнечного угля за счет фондов Народного комиссариата обороны СССР в требуемом количестве.

2. Об обеспечении в этом же периоде авторемонтных заводов ГАВТУ КА электроэнергией в пределах определенного лимита НКО СССР.

3. О включении в план капитального строительства НКО СССР 1946 г. объектов строительства центральных и окружных авторемонтных заводов, стационарных авторемонтных мастерских и центральных складов ГАВТУ КА.

Все необходимые материалы были подготовлены и представлены в Госплан СССР для дальнейшего оформления соответствующего постановления Советского правительства. 5 декабря 1945 г. постановлением СНК СССР было создано Главное строительно-квартирное управление Народного комиссариата обороны СССР.

Его решили разместить во втором корпусе строящегося здания на Фрунзенской набережной, 44. Начальник КЭУ ГИУ КА в Государственном архитектурно-строительном контроле Москвы добился ввода в эксплуатацию четвертого и пятого этажей левого крыла этого корпуса. После получения соответствующего заключения пожарной охраны города помещения были приняты в эксплуатацию. В них разместилось Главное строительно-квартирное управление Наркомата обороны СССР. Новоселья ожидали и другие учреждения. Постановлением СГК СССР от 17 февраля 1946 г. Народному комиссариату обороны СССР предлагалось в трехдневный срок передать Пар-комвоенморстрою строящееся здание на Садово-Триумфальной улице (дом 8). Через десять дней предписывалось освободить и передать Наркомтопстрою дом №2а по Уланскому переулку.

Отсюда «выселялся» Главный штаб противовоздушной обороны Красной Армии. Освобождалось и помещение артиллерийской академии но Москворецкой набережной. Подразделения ПВО КА и организации НКО СССР переводились в дом № 33 по улице Кирова. Командованию Центральным округом противовоздушной обороны Красной Армии передавалось здание по улице Кирова, 37, для размещения в нем части аппарата. Разумеется, подобные перемещения осуществлялись не только в столице. Например, в годы Великой Отечественной войны было разрушено здание штаба Одесского военного округа.

Его решили восстановить, но, кроме того, возникла необходимость подобрать для штаба новое место. И вот 28 декабря 1946 г. заместитель командующего войсками Одесского военного округа генерал-майор Б. Н. Еремин представил на утверждение в ГлавСКУ ВС СССР проектное задание и смегно-финансовый расчет на необходимое строительство. Оно вскоре было развернуто на Пироговской улице. Постановление было выполнено в установленные сроки.

А постановлением Совета Министров РСФСР от 18 июля 1946 г. Московскому, Ленинградскому и Ростовскому горисполкомам было предложено предоставить Министерству Вооруженных Сил СССР необходимые учебные и жилые помещения для размещения в них артиллерийских подготовительных училищ. В Москве — для двух, в Ленинграде — одного, в Ростове-на-Дону — одного.

Дело в том, что на основании постановления Совета Министров СССР от 10 июля 1946 г. организовывались артиллерийские подготовительные училища в системе Министерства Вооруженных Сил СССР . Кстати, об этих учебных заведениях. Командующий артиллерией Вооруженных Сил СССР Главный маршал артиллерии И. Н. Воронов 17 июля 1946 г. ставил в известность начальника КЭУ Главного строитель-нсиквартирного управления Вооруженных Сил СССР, что сформировано 10 артиллерийских подготовительных училищ. Сделано это на базе 15 существовавших специальных артиллерийских школ министерства просвещения.

Эти училища были закрытыми учебными заведениями с 3-годичным сроком обучения и содержались за счет сметы Министерства Вооруженных Сил СССР на общих основаниях с суворовскими военными училищами. Численность каждого такого училища была доведена до 600 человек. Находились они в Москве (два), Ленинграде, Киеве, Минске, Харькове, Одессе, Сталине, Ростове-на-Дону и Ереване (по одному). Требовались помещения но казарменному размещению (600 воспитанников, 80 сержантов и рядовых), учебный корпус для развертывания 24 классов, 8 лабораторий и спортзала. Помимо того, предусматривались клубное помещение на 800 человек, комнаты для управления, учебного отдела, склады и гараж на 15 машин, столовая и кухня, квартиры для 100 офицеров. Следовало обеспечить подготовительные училища необходимым казарменным и учебным инвентарем2. Все эти вопросы были успешно решены.

Широким фронтом велись и многие другие работы. Приказом начальника Тыла Красной Армии от 15 ноября 1945 г. № 125 «О мероприятиях по выполнению капитально-восстановительного ремонта зданий в городке архива Отечественной войны в Подольске» начальнику УНР КЭУ ГИУ КА инженер-подполковиику И. М. Лебедеву и начальнику управления военно-строительных работ № 8 этого УНР майору Овчинникову предписывалось обеспечить выполне-ние ряда заданий. Например, к 25 ноября 1945 г. надлежало отремонтировать оборудование котельной, наружной теплосети, насосной станции и водопроводной башни.

К 1 января 1946 г. требовалось реконструировать здания для приемки и разборки архивных материалов, благоустроить общежитие на 142 человека. Как известно, на месте будущего Центрального архива Министерства обороны СССР до войны размещались артиллерийское, а позже — кавалерийское училища. Поэтому решили казармы № 1, 2, 3 к 1 февраля переоборудовать под корпуса архива, установить здесь стеллажи, отвести помещения под склад, привести в порядок наружную электросеть.

Еще через месяц планировалось подготовить здание административного корпуса, кухню-столовую, отремонтировать жилые дома, мастерские, гараж, другие мелкие постройки городка. Завершала всю работу установка деревянного забора и ограждения колючей проволокой.

До 1 июня предстояло нанести «последние штрихи» на наружную отделку фасадов, окончательно благоустроить весь городок. Эти факты говорят о том, с какой ответственностью руководство Министерства обороны СССР отнеслось к этому крупнейшему учреждению страны, призванному осуществлять ведомственное хранение документов Советской Дрмии. Ныне оио стало важным научным центром армии и флота. Сейчас здесь высятся новые добротные административные здания, благоустроена территория просторного городка в самом центре Подольска.

Начальник Квартирно-эксплуатационного управления ГИУ КА 3 октября 1945 г. направил письма в адрес всех начальников центральных управлений Народного комиссариата обороны СССР. В соответствии с постановлением Совнаркома СССР от 28 сентября 1945 г. «О строительстве жилых домов для населения, проживающего в землянках по районам РСФСР, подвергавшимся пемецкой оккупации» он рекомендовал в кратчайший срок сообщить данные о количестве семей вольнонаемных рабочих и служащих ремонтных заводов, складов и баз, подведомственных управлений, которые оказались в этих условиях. Одновременно запрашивались сведения о мероприятиях по поводу перевода рабочих и служащих в жилые дома. Полученные данные были затем представлены в квартирно-эксплуатацион-ное управление ГИУ КА. Здесь их обобщили, приняли соответствующие меры по выводу из землянок всех семей.

Это был длительный период. Начальник квартирно-эксплуатационного управления ГИУ КА предпринял такой шаг. Он обратился за помощью к командующему войсками Ленинградского военного округа о направлении в его распоряжение ряда офицеров — инженеров-строителей. Их предполагалось использовать на должностях начальников квартирно-эксплуатационных частей районов и старших инженеров во внутренних округах, а также на оккупированной территории Германии.

Эта просьба была выполнена частично: в ЛВО ощущался недостаток инженеров-строителей. 12 сентября 1945 г. в адрес председателя СНК СССР А. Н. Косыгина поступило письмо от начальника Тыла Красной Армии. Смысл его содержания таков. Управления и штаб Беломорского военного округа передислоцируются в Петрозаводск.

Для размещения офицерского состава требуется значительная жилплощадь. В то же время жилой фонд Наркомата обороны здесь небольшой. Имеющиеся существенные разрушения в городе исключают возможность размещения этой категории военнослужащих вне наркома-товского фонда. В письме выражалось пожелание обязать Главснаблес при СНК СССР выделить командующему войсками округа в сентябре 1945 г. финских жилых домов сборной конструкции в количестве 10 000 квадратных метров.

Эта просьба была удовлетворена полностью. Уделялось внимание и армейским очагам культуры. Проявлялось ото в различных формах. Например, благодаря заботам подведомственным главному интенданту Красной Армии службам Прибалтийский военный округ был обеспечен мебелью для оборудования вновь организуемых гарнизонных Домов офицеров. Они появились в городах Виндаве, Либаве, Клайпеде, Укмерге, Двинске, Мариампо-ле, Алитусе. Пополнялась и полковая мебель.

Она нашлась на складах в городе Таураге. В 1945 г. производство мебели промышленностью еще не было развернуто. Для обеспечения таким имуществом новых формирований училищ, госпиталей и других учреждений в КЭЧ районов и при КЭО округов были организованы мебельные мастерские и комбинаты. В 1945 г. они изготовили 6877 канцелярских столов, 7605 классных, 588 письменных, 4203 обеденных на 10 человек, 4209 обеденных на 4 человека столов. Кроме того, было произведено 3068 разных столов, 10 725 табуреток, 13 034 стульев, 746 жестких кресел, 152 дивана. Назовем и другое имущество: шкафы книжные и канцелярские — 346, шкафы хозяйственные — 1539, прикроватные тумбочки — 6105, топчаны — 1061, кровати разные — 2654,- пирамиды — 1)633, вешалки — 4872 и др.

Добавим, что промышленность поставила мебели в течение года на сумму 20106,5 тыс. руб. Цифры, казалось бы, внушительные. Вместе с том недокомплект мебели на 1 января 1946 т. составлял 41 процент. Говорят, все лучшее познается в сравнении. Так вот, в 1940 г. расходы на коммунальные услуги составили 163,8 млн руб., а в 1945 г.— 170,2 млн руб; на заготовку топлива соответственно 219.2 и 263 млн руб.; на приобретение и ремонт мебели — 139,3 и 78,8 млн руб; на текущий ремонт —228,9 я 156,2 млн руб.

Но само по себе наличие лишь материальных средств не может решить каких-то проблем. В ту послевоенную пору остро ощущался недостаток в квалифицированном эксплуатационном персонале. Утвержденные штаты предусматривали 7041 специалиста. Фактически же различные должности занимали 4664 человека. Несмотря на многие трудности, квартирно-эксплуатаци-онная служба весьма успешно решала разнообразные задачи обеспечения войск. Сошлемся хотя бы на такой пример. Развернутые в годы войны самозаготовки топлива продолжались п в послевоенный период. Силами лесоучастков и топливных участков в 1945 г. было запасено 4364,9 тыс. м3 дров, 686,8 тыс. т угля, 900 т саксаула, 23,8 тыс. т мазута. Силами этих участков было вывезено 3671 тыс. м3 дров, 796,2 тыс. т угля, 2700 т саксаула, 6,8 тыс. т мазута. А вот цифры заготовок топлива силами воинских частей: дров—13559,7 тыс. м3, угля — .62,3 тыс. т. торфа — 4,3 тыс. т, саксаула — 700 т.

Вывезено топлива: дров— 12 931,2 тыс. м3. угля —273,7 тыс. т, торфа — 37,5 тыс. т, саксаула — 700 т. За это же время промышленность поставила 1063,6 тыс. м3 дров п 970,2 тыс. т угля. В течение 1945 г., кроме того, поступило на склады трофейное топливо: 707,4 тыс. м3 дров и 117,7 тыс. т угля. Полным ходом шла и другая заготовительная работа. Учитывая нехватку в стране строительных материалов, предлагалось применять заменители, упрощения и т. д.

Например, при ремонте крыш использовать заплаты из кусков рубероида. При ремонте водосточпьтх труб разрешалось допускать укорачивание их со стороны дворовых фасадов. Если отсутствовало стекло, л ход шли промасленная бумага, фанера, тес. В 1945 г. поенные округа заготовили немало строитель-пых материалов — 1265 м3 щебня, 265 м3 бута, 5947 тыс. шт. кирпича, 5558 т извести, 2346 т алебастра.

В больших количествах складировались цемент—1611 т, мел молотый — 1.244 т, черепица — 3830 тыс. шт., лес круглый — 124 850 м3, лес пиленый — 6880 м3, гвозди — 521,5 т и т. д. Заботы кварти.рно-эксплуатационной службы о быте, благоустройстве войск были разносторонними. Учитывая явную недостаточность в кредитах на производство текущего ремонта, военным округам и фронтам на 1945 г. были даны конкретные указания. В первую очередь иредписЫвй-лось выполнять такие работы, которые имели целью подготовку зданий к зиме, профилактический ремонт и сохранение их и спецоборудования, спецустановок от преждевременного износа.

Согласно утвержденному плану особое внимание требовалось уделить текущему ремонту служебных зданий, учебных корпусов и жилому фонду военных академий, училищ и учебных бригад. Фактический расход денежных средств на текущий ремонт воинских зданий и оборудования составил 142 861,5 тыс. руб. Кроме основных расходов на эти цели военными округами затрачено на приведение в порядок домов офицерского состава 19760,3 тыс. руб. В том числе из собственных средств 17281,7 тыс. руб. и за счет дотации бюджета 2478,6 тыс. руб.

Выполнение плана по необоронительному капитальному строительству за 1945 г. по сумме четырех кварталов (в годы войны такое планирование осуществлялось ежеквартально) составило 788 257 тыс. руб., в том числе хозяйственным способом — 404 027 тыс. руб. Много дел было у работников Центрального Военпроек-та. Например, 30 июля 1946 г. здесь закончили разработку типовых схем генеральных планов Центральной базы боеприпасов, окружных баз и склада артвооружения Главного артиллерийского управления Сухопутных войск и окружных складов боеприпасов Военно-воздушных сил. Тем временем готовились кадры молодых рабочих для армии.

Постановлением Совмина СССР от 19 сентября 1946 г. при четырех ремонтных базах Военно-воздушных сил были организованы ремесленные училища. Каждое из них приняло 400 учащихся. Они стали обживать Киев и Львов, Ригу и Новочеркасск. Размещение училищ осуществлялось окружными квартирпо-эксплуатационными органами. О масштабе строительства, развернувшегося в армии на флоте в послевоенный период, красноречиво свидетельствуют такие факты. 18 июня 1946 г. начальник Тыла Красной Армии представил в Госплан СССР разработанную программу пятилетнего строительства. По Министерству Вооруженных Сил СССР (без ВМС) оно планировалось на сумму 1152 млн руб. Распределение средств выглядело так: на войсковое строительство предусматривалось 865 млн руб., на сооружение военно-полевых объектов для частей ПВО— 7 млн руб.

Связистам предполагалось выделить 50 млн руб., на спецбензоемкости — 30 млн руб., оперативные аэродромы — 100 млн руб. Оборонительное строительство требовало 100 млн руб. Названная выше сумма на поисковое строительство под разумевала возведение жилья (218 млн руб.), строительство артскладов и полигонов (79 млн руб.). На объекты ВВС ассигновалось 15 млн руб., на академии и институты — 36 млн руб., да прочие центральные объекты (склады, перевалочные базы, санатории и другие) — 125 млн руб. Казарменное общевойсковое строительство требовало 248 млн руб., производственные предприятия 120 млн руб., а участковое строительство 24 млн руб. Впоследствии сумма на строительство складов была увеличена. Совмин СССР своим постановлением от 15 ноября 1946 г. на сооружение 104 складов емкостью 55635 вагонов ассигновал 134,8 млн руб.

В целом же следует отметить, что и расквартирование частей и размещение офицерских семей оставались по-прежнему напряженными. И это понятно, в 1946 г. стройорга-низации вводили в эксплуатацию незначительное количество восстанавливаемых объектов. Помимо этого, как уже отмечалось, по решению Советского правительства ряд зданий был передан местным Советам. Вот как в этих условиях проходила работа, к примеру, квартирно-эксплуатационного отдела Черноморского флота. Районы его дислокации, как известно, находились на территории, наиболее пострадавшей в годы Великой Отечественной войны.

На 1 января 1946 г. Черноморский флот имел всего 62 процента общей полезной площади по сравнению с довоенным периодом. Причем 61,6 процента ее площади являлось собственным фондом Военно-Морских Сил и 38,4 процента — фондом гражданских организаций. 35 процентов фонда Военно-Морских Сил требовало капитального ремонта. Напомним также, что в ту пору проходили реорганизации воинских частей, их частичные передислокации. Было немало хлопот по размещению семей офицерского состава. Между тем общее состояние жилищного и казарменного фонда флота не отвечало нуждам и требованиям, предъявляемым к размещению яичного состава, как по своему объему, так и по расположению самих строений. Оргмероприятия, проводимые в Военно-Морском Флоте, создавали дополнительные трудности в работе квартирно-экеплуатационных органов. Назовем такие цифры: только за 1946 г. было расформировано 114 подразделений, вновь сформировано 63 подразделения, а переформировано 26.

Внутри флота было передислоцировано 20 подразделении. В основном такой реорганизации подверглись части ВВС и ПВО Черноморского флота. Серьезным недостатком размещения стала такая особенность. Здания и сооружения гражданских организаций, временно эксплуатируемые флотом, для служебных нужд были приспособлены вынужденно. В итоге расквартирование большинства воинских частей осуществлялось, как правило, в нескольких зданиях, которые находились друг от друга на значительном расстоянии.

Склады зачастую размещались в подвалах и полуподвалах уцелевших построек, тоже разбросанных на большой территории. Такое размещение подразделений создавало существенные затруднения г. выполнении задач службы войск, элементов внутреннего распорядка. Надо ли говорить, насколько отрицательно все это сказывалось на боевой подготовке, повседневном ритме жизни частей. К тому же вызывало необходимость в дополнительном количестве людей для охраны и т. д.

В общем же по состоянию на 1 января 1947 г. недостаток казарменных помещений характеризуется такими цифрами: в Тихоокеанском флоте —164 448 м2, Балтийском — 88805, Черноморском — 68782, Северном — 08008, Днепровской флотилии — 4596, в центральных учреждениях и частях, подчиненных центру,— 116870. Ограниченность в казарменно-жилищном фонде, а также возвращение зданий, находившихся во временной эксплуатации, их первоначальным владельцам вызвало значительную уплотненность в размещении личного состава.

В спальных помещениях казарм появились 2- и 3-ярусные кровати н нары. Часть личного состава легких сил флота и некоторые штабы постоянно проживали на судах (бригада траления, личный состав трех соединений малых кораблей и др.). Другие части были расквартированы в полуразрушенных зданиях и строениях временного типа (их заниМали 6 подразделений).

В палатках и землянках размещались 13 подразделений включительно до полка. Основным источником пополнения казарменно-жилищ-ного фонда было только новое строительство и восстановление зданий 3-й группы технического состояния. В течение 1946 г. удалось разместить 346 семей офицеров. Общее нее количество бесквартирных по Черноморскому флоту составляло 2244 семьи. А в целом но ВМС их было 5904 человека. Кто же занимался капитальным строительством в Военно-Морских Силах?

На начало 1947 г. их инженерно-строительная служба (ИСС) выглядела так: командование, два управления (инженерное и строительное), три самостоятельных отдела (проектных работ, материальных фондов и общий) . Они подчинялись непосредственно начальнику ИСС. Во флотах и флотилиях функции инженерного и строительного управлений ИСС не были разделены. Они выполнялись инженерными отделами флотов (флотилий). В ведении ИСС Военно-Морских Сил были такие вопросы: капитальное строительство, боевая подготовка инженерных частей ВМС, инженерное вооружение флотов и флотилий.

Вопросами капитального строительства в центре и на местах занимались строительное управление ИСС в целом, а также ряд отделов инженерного управления и соответствующие подразделения в инженерных отделах флотов и флотилий. Но вопросами капитального строительства, помимо инженерно-строительной службы Военно-Морских Сил, занимались ряд управлений — аэродромное, связи, снабжения топливом, вспомогательных судов и гаваней. В центре при стройуправлении имелись два хозрасчетных отдела — заявок и производственных предприятий, монтажный (мор-строймонтаж).

Два филиала (в Ленинграде и Севастополе) имели отдел проектных работ. Капитальное строительство выполнялось подрядным способом — через министерства по строительству военных и военно-морских предприятий, тяжелой промышленности, топливной промышленности. Собственными силами строительство велось стройорганизациями системы ИСС ВМС и воинскими частями (в основном это был капитальный ремонт).

Остро ощущалась проблема размещения людей и в военных округах. Здесь продолжалась работа по освобождению здании школ, К 1 января 1947 г. еще оставались занятыми в Северо-Кавказском — 7 зданий, Московском — 16, Киевском — 6, Беломорском — 4, Приволжском — 8, Южно-Уральском—5, Архангельском — 6, Таврическом—- 9, Прикарпатском — 13, Закавказском — 15.

Главкомом дальней авиации не были освобождены 2 здания школ. В заключение следует отметить, что в первоначальный период после окончания Великой Отечественной войны органы квартирио-эксплуатационной службы проделали большую работу по размещению и обустройству войск в местах новой дислокации. Эта работа выполнялась под руководством начальника Тыла Красной Армии генерала армии A. В. Хрулева.

Вместе с ним напряженно трудились генерал-полковник В. Е. Белокосков, генерал-лейтенант П. А, Ермолин, главный интендант Красной Армии генерал-полковник П. И. Драчев, начальник квартирно-эксплуатационного управления Главного ичтендаптского управления Красной Армии генерал-майор интендантской службы Л. С. Колядко, главный инженер КЭУ ГИУ КА инженер-полковник Б. Ф. Жуков, заместитель начальника КЭУ ГИУ КА по политической части полковник С. Я. Гришин и сменивший его на этой должности .полковник С. Н. Чванкин.

В военных округах эту работу возглавляли начальники и главные инженеры квартнрно-эксплуатационных отделов офицеры; И. Е. Кузнецов, Б, И. Калинович, М. И. Попов, B. Е. Шурыгин, А. Ф. Жорупанов, Н. С. Шубин, И. Ф. Шиновников, О. И. Максимович, Д. И. Сироткин, Ф. И, Лактионов, А. С. Гришин, П. М. Кононов, И. В. Механошин, C. Г. Жолнов, Т. И. Хацпнский, В. Н, Квасов, С. П. Соля-ник, В. И. Трошков, А. М. Кузьмин, С, Л. Аносов, С. А. Ка-заривов, В. А. Дядюша, С. Е. Синяков, И. И. Коломейцев, А. А. Рожнев, П. Н. Ивницкпй, А. А. Огородников, А. В. Федоров, А. А. Кругликов, Е. Г. Лагорио, Г. И. Лавров, Н. Р. Тараненко, А. И. Шустов, С. Т. Козлов, Я. А. Редин; М. Г. Семенов, И. И. Бетин, О. В. Дедуник, М. Ф. Пихотенко, Ф. А, Жолиеропич, Л. А. Костслянец, И. А. Леушин, Г. И. Голованчиков, Ф. В. Сердюков, П. А. Глухов, Н. Г. Ани-симов, М. Н. Слуцкий, А, Л. Ильгисонис, Я. Ф. Ефимов, Н. С. Кочубейкин, Н. Н. Щербаков, В.Н.Барыкин, В.В. Полетаев, В. Ф. Виссарионов, А. И. Кочетов, Г. Я. Колобаев,М. Р. Лекснн, Г. IT. Бабаев, В. А. Нестеров, С. А. Карпук, А. П. Парфинов, М. И. Преображенский, В. Д. Кодак, Л. М. Слепцов. А. Ф. Рукавишников, А. С. Семенов, Л. X. Лейкнн, И. И. Кангун, А. Л. Нечшзоренко, Ш. С. Шейн-блат, В. С. Петржиковский, Г. И. Навалихин, П. Я. Шеве-люк, Л. .С. Валюк и др. В группах войск во главе проводимых работ стояли начальники КЭО и их заместители офицеры: Г. Д. Косогляд, М. И. Ваховский, В. П. Полушин, П. И. Загоруйко, В.Н.Хо-дъшский, Я. Л. Дидковскяй, С. Я. Бублик, В. И. Игумнов, И. С. Лунин, В. Н. Нефед и другие. В Военно-Морском Флоте многое сделали офицеры: Н. Е. Кузин, Ю. Д. Капралов, А. А. Калюта, А. В. Соколов, А. А. Лавров, Н. С. Гусаров, Н. Ф. Варгин, А. В. Александров, Л. В. Басне, М. В. Слученков, Л. Ф. Вязанкин, В. А. Баранов, Н. И. Федоров, А. И. Кирсанов, Н. И. Медведев, Л. Г. Кудрявцев, Ф. С. Кутькин, А. И. Морозов, И. В. Куц, А. Л. Цегельекий, Е. 3. Лернер, Н. С. Сазонов и другие.

Другие новости и статьи

« Семён Алексеевич Лавочкин (1900—1960 гг.)

Восстановление разрушенных воинских зданий и планирование строительства новых военных городков »

Запись создана: Воскресенье, 18 Октябрь 2020 в 0:03 и находится в рубриках 40 - 50-е годы XX века, Расквартирование войск.

метки: ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика