Осада Полтавы



Осада Полтавы

oboznik.ru - Осада Полтавы

Расположившись в новом квартирном районе между Ворсклой и Псёлом, Карл XII оказался в непосредственной близости к укрепленной Полтаве, которая несомненно имела важное значение для шведов как узел путей, торговый центр и укрепленный пункт на р. Ворскле. В политическом отношении захват Полтавы не мог не произвести неблагоприятного для русской армии впечатления среди неустойчивого населения Малороссии.

Личная рекогносцировка укреплений Полтавы, произведенная в начале апреля, убеждает короля, что вряд ли крепость может оказать упорное сопротивление. Действительно, укрепления Полтавы были неважны.

Небольшая крепость лежала на правом, высоком и крутом берегу р. Ворсклы. От реки город отделен был болотистым берегом. Восточная и западная части крепостной ограды окаймлялись оврагами. Оборонительная ограда, имеющая очертание бастионов, состояла из земляного вала с палисадом и с наружным рвом. Наиболее удобные подступы вели к западному фронту оборонительной линии.

Хороши были эти валы с палисадами для отражения набегов степных хищников, но трудно было за ними держаться против искусной армии шведского короля. Однако в крепости находился верный своему долгу 4-тысячный гарнизон, а во главе гарнизона поставлен был царем мужественный комендант полковник Алексей Степанович Келен. К гарнизону примкнула 2-тысячная дружина, составленная из граждан города Полтавы. Еще задолго до начала осады по приказанию царя укрепления Полтавы были приведены в порядок и крепость была снабжена продовольствием и боевыми припасами, но последних было немного. Артиллерия Полтавы состояла из 28 орудий.

К концу апреля шведы появились под стенами Полтавы. Их пехота заняла ближайший к городу район в построенном укрепленном лагере, а конница расположилась по деревням. В Будищах для прикрытия осады оставлен был обсервационный отряд генерал-майора Росса.

Осадные работы возложены были на «маленького Вобана», генерал-квартирмейстера шведской армии Гиленкрока, которому король приказал вычислить время падения крепости. Гиленкрок, ввиду недостатка у шведов боевых припасов, пытался отговорить короля от затяжной осады, но упрямого Карла нельзя было поколебать в его решениях. План осады заключался в подходе тремя параллелями к западному фронту крепости. Началу осадных работ предшествовал двухдневный штурм, 28 и 29 апреля, отбитый гарнизоном. Едва лишь начали шведы осадные работы, как энергичный комендант производит, одну за другой, три вылазки, нанося большой урон шведам, захватывая у них инструменты, разрушая возведенные сооружения. К 4 мая шведы все же подошли к контрэскарпу, но штурмовать крепость не решились. Русские, ожидая штурма, устроили внутреннюю ограду и утолстили крепостные валы.

Когда весть об осаде Полтавы дошла до русской армии, наступавшей от Богодухова к р. Ворскле, то на военном совете было решено отвлечь внимание врага от крепости нападением на Опошню и Будище, но эта диверсия не заставила шведов снять осаду. Они заняли лишь более сосредоточенное положение под Полтавой, выдвинув конницу к д. Жуки.

9 мая Меншиков получил от Петра письмо с советом оказать помощь Полтаве либо нападением на Опошню с целью отвлечь внимание противника от крепости, либо расположением армии в непосредственной близости к Полтаве на левом берегу Ворсклы, дабы оказать поддержку гарнизону при удобном случае людьми и припасами. Так как первый способ действий, указанный царем, был уже испробован и не дал благоприятных последствий, то Меншиков решил воспользоваться вторым советом.

14 мая главные силы нашей армии расположились против Полтавы, на левом берегу Ворсклы, у с. Крутой Берег. Все старания Меншикова направлены были к тому, чтобы оказать немедленную помощь осажденному гарнизону крепости.

15 мая ему удалось перебросить в крепость отряд Головина силой около 1000 человек.

В течение второй половины мая русские войска постепенно стягивались к осажденной Полтаве, располагаясь между деревнями Крутой Берег и Искровка.

Постепенно на нашем берегу возникали укрепления, привлекавшие внимание шведской армии. Наши войска усиленно вели инженерные работы с целью установить связь с крепостью. Через болотистые рукава Ворсклы устраивались проходы из фашин, а на берегу возводились и вооружались пушками и мортирами новые укрепления.

Шведы против наших укреплений возвели также непрерывную линию бастионов.

27 мая к войскам прибыл фельдмаршал Шереметев с «деташаментом» и принял командование над всеми силами. К началу июня для Шереметева стало очевидно, что перевес в инженерном состязании перешел на сторону шведов. Он склоняется к мысли оказать более активную помощь осажденной Полтаве, перебросив часть сил через реку и действуя в тыл осаждающим. Свои соображения по этому поводу он сообщил в письме государю, но Петр, получивший донесение фельдмаршала на пути к Полтаве, отложил решение вопроса о диверсии до прибытия своего к армии и изучения обстановки на месте. 4 июня Петр прибыл к армии и взял в свои опытные руки дальнейшее ведение операций.

Между тем осада Полтавы продолжалась. К середине мая шведские траншеи были уже у палисада крепости. Враг приступил к минной атаке. Две попытки подвести подкоп под вал и взорвать его успеха не имели. От бдительного коменданта не ускользнули приготовления шведов к взрыву. Когда шведы заложили сильный пороховой заряд под крепостным валом, защитники осторожно подкопались к пороховому погребку и вынули заряд. Между тем шведы при вторичном подкопе, 23 мая, рассчитывали одновременно с взрывом вала штурмовать крепость. 3-тысячный отряд приготовился к приступу. По данному королем сигналу зажгли рукав, ведущий к пороховому погребу, и, в ожидании взрыва, штурмующий отряд стал приближаться к крепости. Спокойно притаился полтавский гарнизон за палисадом; защитники перехитрили врага. Подпустив шведов на дистанцию близкого оружейного выстрела, полтавцы встретили их дружным залпом и нанесли им большой урон.

Изредка прибегали шведы к бомбардированию крепости, но за недостатком боевых припасов не достигли существенных результатов.

Что касается осажденных, то они продолжали энергично вести активную оборону. Частые вылазки, меткий огонь наносили существенный урон шведам. Когда шведы перебросили траншеи через ров, то у защитников появилась на валах какая-то особая машина с крюками, с помощью которой полтавцы выуживали шведов из траншей или избивали их в окопах; так, например, за 25 мая этой машиной было «вынуто из сапов 11 человек, да в сапах вала найдено тем же инструментом побитых до 24-х, а прочие убежали».

Раздраженный сплошной неудачей шведов под Полтавой, Карл XII, невзирая на скудность боевых припасов, приказал произвести усиленное бомбардирование. 1 июня шведские снаряды произвели пожар в городе. Защитники крепости бросились тушить огонь, а шведы устремились на штурм. Атака была неожиданной, на валах было очень мало защитников. Легко опрокинув их, шведы водрузили уже на валу королевское знамя, но из города к месту боя спешили войска и городская дружина. Сильным натиском враг был опрокинут и сброшен с вала. Пытался было Карл XII склонить мужественного коменданта к сдаче, обещая почетные условия капитуляции и угрожая беспощадным истреблением гарнизона и жителей в случае отказа. Но не смутилось львиное сердце доблестного коменданта. Отпустив с отказом в сдаче крепости присланного парламентера, Келен вслед за тем во главе гарнизона произвел вылазку и захватил у шведов четыре пушки.

Прибыв к армии 4 июня, Петр прежде всего позаботился о том, чтобы известить осажденный гарнизон о своем прибытии, перебросив в пустом ядре свое послание через Ворсклу в осажденный город. В ответном письме комендант уверял царя в несокрушимом мужестве гарнизона, но вместе с тем уведомлял об истощении боевых припасов.

Положение осажденной крепости не внушает царю крайних опасений, поэтому решительные действия он откладывает до прибытия к армии сорока тысяч калмыков, посланных ханом Аюкой с Волги.

Распоряжения Петра сводятся к тому, чтобы продолжать изнурение врага, пресечь возможный уход его за Днепр, подготовить быстрое сосредоточение русских войск на случай генерального сражения.

Русская конница тщательно обследовала местность по течению реки Ворсклы. Гетман Скоропадский занимал переправы на реках Псел и Грун, преграждая пути шведам в Польшу.

Новые донесения Келена 7 и 10 июня носили более тревожный характер. Продовольственные припасы были на исходе, осадные работы врага значительно продвинулись вперед.

12 июня Петр собрал генеральный совет для обсуждения плана действий. Принято решение оттянуть врага от Полтавы и заставить его снять осаду. Это считали возможным осуществить одновременным нападением со всех сторон на шведскую армию. Нападение предполагалось произвести утром 14 июня, но пришлось от этого отказаться, так как колонна Меншикова не могла совершить в намеченном пункте переправу через болотистую долину Ворсклы.

Военный совет, собранный 15 июня, постановил попытаться еще раз приблизиться апрошами к Полтаве; попытка эта на следующий день не удалась. Тогда 16 июня после всестороннего обсуждения создавшихся условий пришли к убеждению, что только немедленная помощь может спасти крепость от падения и что без решительного сражения не обойтись.

Еще до решения совета о переходе в наступление главных сил русской армии отрядами генерала Алларта и Ренне были совершены переправы первым севернее, в одной версте от Полтавы, а вторым — южнее, у д. Петровки. При переправе отряда Ренне произошла схватка со шведами. Шведским отрядом руководил Карл XII. Приблизившись к самому берегу Ворсклы, он попал под огонь с противоположного берега и был ранен в ногу. Мужественный король, несмотря на тяжелую рану, еще около часу оставался на берегу реки, производя разведку.

19 июня русская армия покинула свой лагерь и перешла вверх по Ворскле к д. Черняхово. Желая сосредоточить к полю битвы возможно большие силы, Петр предписал Скоропадскому идти на соединение с армией. С дня на день ожидались также калмыки.

20 июня русская армия по мостам, наведенным у д. Петровки, и прилегающим бродам перешла на правый берег реки. Переправу прикрывал на правом берегу отряд Ренне. Переправившаяся армия немедленно построила для себя укрепленный лагерь у д. Семеновки, а мосты были прикрыты особым укреплением.

Весть о переправе русской армии в тот же день дошла до шведского короля. Карл XII решил в последний раз попытаться овладеть Полтавой.

21 июня начался последний ужасный двухдневный штурм Полтавы особо выделенным отрядом. Король требовал от своих войск во что бы то ни стало овладеть крепостью. С распущенными знаменами под бой барабанов бросились ожесточенные враги на валы крепости. Гарнизон изнемогал в неравной борьбе. Не только воины и дружинники, но и все жители города вступили в бой с врагом. Дряхлые старики, женщины и малые дети сражались бок о бок с гарнизоном крепости. Дрались косами, вилами, дубинами; за недостатком снарядов и пуль осыпали врага градом камней. Несмотря на бешеный натиск шведских войск, и на этот раз твердыня осталась в руках мужественного гарнизона.

Это была последняя попытка Карла XII овладеть крепостью. Теперь настало время повернуть ему фронт навстречу приближающемуся северному богатырю.

См.также:

Сражение при Лесной

Поход шведов на Украину

Завоевание берегов Балтийского моря



Другие новости и статьи

« Поход шведов на Украину

Минобороны вступает в кибервойну »

Запись создана: Четверг, 8 Август 2013 в 7:29 и находится в рубриках Петровские реформы.

Метки: , , , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы