27 Август 2013

Наступление на участок тайги

oboznik.ru - Наступление на участок тайги

На Амуре был ледоход. Тяжелые льдины замыкали пароходы, сжимали, грозили опрокинуть и смять их. Медленно, сдерживая темп, пароходы продвигались вперед.
Через два дня, десятого мая, пароходы причалили к левому берегу. У самого берега, круто спускающегося вниз, расположено небольшое, в тридцать дворов село Пермское. А за селом, плотно обступив его, начинался лес. Он шел от берега, этот лес, и не было конца ему. Это непроходимая тайга, тайга, в которую редко ступала нога человека.

Комсомольцы прибыли в тайгу. Здесь был лес, было болото и почти ни одного клочка сухой земли.
Никто не думал об отдыхе. Комсомольцы немедленно принялись разгружать пароходы. Они нагружали на себя четырехпудовые мешки, детали машин, брезент для палаток, бочки с мясом, ящики с консервами, взбирались по узкой тропе на берег, оступались, срывались и опять, карабкаясь, взбирались, чтобы уложить груз около болота. Потом искали сухое место. Усталые люди, с трудом вытаскивая из болота ноги, переносили груз на обретенную сушу.

Над тайгой спустилась ночь. Комсомольцы продолжали работать в темноте. Она медленно таяла, эта первая ночь. Давала знать усталость. Зуб на зуб не попадал от холода. Но ребята работали, работали молча. А к утру, когда сквозь чащу леса стал проникать рассвет, груз был перетаскан.
Но не было сил открывать консервы, резать хлеб.

Сваленный усталостью, чуть обогреваемый жидким утренним солнцем, засыпал комсомольский отряд.
Внезапно откуда-то с Николаевска наплыли тяжелые облака. В тайге зашумел дождь. Он разбудил комсомольцев. Надо было срочно ставить палатки. Убогие избы Пермского не могли прикрыть сотню комсомольцев.
И опять началась работа. Промокший насквозь брезент устанавливали на мокрую землю. Комсомольцы торопились побыстрее отвоевать лишний клочок земли у дождя. Вслед за дождем налетел ветер и свалил плохо закрепленные палатки. Работа началась сызнова…
Так прошли первые сутки пребывания комсомольцев в тайге.
…Началась рубка леса, корчевка пней.
Мошкара не давала житья. Она покрывала все тело, обессиливала людей. А люди сушили болото, корчевали пни, расчищали строительную площадку. В тайгу на лесозаготовки шли слесари, токари, фрезеровщики, строители, учителя, счетоводы. И тайга, в которую редко ступала нога человеческая, в которой, кроме медведей, болота да мошкары, ничего не бы ло, эта тайга впервые вздрогнула. Она вздрогнула и поддалась человеку, поддалась комсомольцам, прибывшим из разных концов необъятнейшей страны. Тайга отступила.
Соревнование в тайге! Этим соревнованием были охвачены все бригады, все лесорубы. Это соревнование ускоряло работу, соревнование делало острее топоры, соревнование помогало лучше забрасывать веревку на вершины деревьев.
Энтузиазм в тайге! Он подогревал ребят, высушивал их мокрую одежду, отгонял мошкару.
Ударничество в тайге! Оно ковало людей, оно выращивало новые качества у них: бесстрашие, выносливость, настойчивость и преданность. Беспредельную преданность своему классу, своей партии, своему комсомолу.
…Но и к тайге, завоеванной комсомольцами, ведут разные тропы. Они идут из Николаевска-на-Амуре, идут из деревушек русских и нанайских,   расположенных   вдоль Амура.
По одной из таких троп в тайгу, к комсомольцам, пришел неизвестный человек. Он был стар, и седые волосы клочьями спадали на его лицо. У него была большая трубка, и дым, выпускаемый изо рта, кольцами вился вверх.
Этот человек пришел к комсомольцам и повел такие речи.
— Дети,— говорил он,— через каждые пять лет из тайги выходят медведи. Они выходят из тайги и идут на человека. Они ищут человека всюду и — часто, ой, часто! — находят его. Вы хотите знать о том, как в прошлые годы они расправлялись с человеком? Так слушайте! — и рассказывал выдуманные случаи о медведях и их жертвах.
Вначале его считали чудаком. Потом, когда от рассказов о медведях он перешел к разговору о дорожке, ведущей отсюда, из тайги, на просторы, на «чистую» землю, им заинтересовались.
Но было уже поздно! Классовый враг, пробравшийся в тайгу под видом рассказчика, увел несколько десятков человек. Бежавших со стройки возглавлял трус и дезертир Фисаков. Враг пытался расстроить комсомольские ряды, сорвать большое дело. Не удалось! Ушли слабые, сильные остались. А сильных было большинство.
…Лето прошло. Начались заморозки. Кончается навигация. Через несколько дней лед скует Амур, остановит движение воды. И в это время пришли баржи с грузом. Их надо срочно разгрузить, чтобы последним рейсом они могли уйти в Хабаровск.
Что делать? Кого послать на разгрузку? Все ведь работали, все устали.
А над тайгой, над строительной площадкой, над палатками висит осенняя ночь.
Комсомолец Шапиро — украинский металлист. Он бредет во площадке, спотыкаясь в темноте. Он получил поручение секретаря парткома разгрузить баржи. Он идет, спотыкаясь о невыкорчеванные пни, разбросанные доски, бревна. Наталкивается на палатки.
Шапиро зажигает спичку. Спичка на секунду освещает вход в палатку. Над входом — дощечка с еле заметной, стершейся от времени, от дождей надписью: «Одесса»-. Он идет дальше, снова зажигает спичку, читает: «Киев»,— дальше: «Харьков», «Ростов», «Москва».
Он идет, и в этой ночи вырисовываются перед ним вся страна, все ее республики, все ее области и края.
—  Черти,— говорит Шапиро,— как приехали, так все еще по городам живут. По бригадам надо, по бригадам!
На одной из палаток, на дощечке, освещенной вспыхнувшей серой спичкой, он прочел: «Бригада Малиенко». В палатке темно, все спят. Шапиро шепчет:
—  Максим!
—  Кто это? Кого нелегкая принесла?
—  Это я.
—  А-а… Садись.
И, не видя друг друга, они ведут дружеский разговор. Малиенко рассказывает о том, что на строительстве зимних бараков его бригада работала двенадцать часов, дала свыше двухсот процентов выработки, все сильно устали. Шапиро внимательно слушает его, советует хорошенько отдохнуть, обязательно отдохнуть! Потом вспоминает о невыгруженных баржах, говорит о них Малиенко.
—  Баржи?
—  Да, Максим. И не знаю, что делать. Людей нет…
—  Баржи? — вздыхает   Малиенко   и   вдруг   громко   кричит: — Ребята! Поднимайтесь!
Шапиро испуганно хватает Малиенко.
—  Что ты делаешь? Пусть отдыхают.
—  Отдыхают? — спрашивает Малиенко.— Какой тут к черту отдых!
Он будит ребят, поднимает их, коротко рассказывает, в чем дело. Затем подходит к Шапиро.
—  Ведь я знаю: ты пришел ко мне не в гости, ты пришел за людьми, за бригадой. Да?
-Да.
Прошло 2 года. Посмотрите сейчас на карту Советского Дальнего Востока.
За четыреста километров от Хабаровска вниз по Амуру нанесена новая точка — город Комсомольск, город, созданный героическим отрядом комсомольцев.
Сейчас в этом городе высятся строительные леса, вырастают корпуса судостроительного завода, электростанции, подсобные предприятия.
В городе — 20 тысяч населения, небольшой театр, кино, радио, семилетка (в ней обучается около 200 детей), больница и ежедневная газета. Вместо шалашей и наспех сколоченных бараков вырастают небольшие двух-, четырех- и восьмиквар-тирные коттеджи. Работают дза лесопильных завода, оборудованные шестью рамами, заканчивается сооружение камнедробильного завода, два кирпичных завода выпускают 2 с половиной миллиона кирпичей в год, работает известковый завод, завод бетонитовых блоков для строительства, большой ремонтно-механический цех, арматурный цех. Вокруг разбросались песчаные и гравийные карьеры. Все эти подсобные производства выросли в самостоятельные крупнейшие в крае предприятия. А материал под руками: и лес, и камень, и туф, и инертные материалы. Дело лишь за тем, чтобы их освоить.
В городе кипит строительная жизнь, бьется сердце будущего индустриального центра Дальнего Востока.
Позади отступившая тайга, высушенное болото, прорывы в старом хозяйственном руководстве, впереди — борьба за большевистские темпы, за своевременный пуск первой очереди завода.
Пройдет некоторое время… Из Комсомольска будут отходить суда. Они избороздят широкий Амур, обойдут эту реку вдоль и поперек. А левее, по теперешней тайге, оглушая простор гудками, пройдут паровозы.
Это будет новая страница в истории Комсомольска, величественная страница в истории борьбы за социализм.

Из страницы Комсомолки, составленной по материалам литкружка при «Амурском ударнике».
Июнь  1934 г.

Другие новости и статьи

« Липишко

На переднем крае »

Запись создана: Вторник, 27 Август 2013 в 16:53 и находится в рубриках Межвоенный период.

метки: , , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика