Они не успели стать офицерами: их подвиг бессмертен!

Реквизиты счета:
Субсчет марафона «Твои защитники, Москва!»
МРОО «Кремль»
ИНН 7743057200, КПП 774301001, ОГРН – 1037700236694, р/с 40703810001200020001 в АО «ГЕНБАНК» г. Москва, к/с 30101810245250000382, БИК 044525382
Наименование платежа: пожертвование на создание мемориального комплекса Кремлевским курсантам «Свечи»

Инициативной группой ветеранов Московского высшего общевойскового командного училища совместно с Министерством обороны России, межрегиональной общественной организацией «Кремль» при поддержке Правительства Москвы принято решение увековечить память о подвиге Кремлевских курсантов, защищавших столицу России. Для этого будет создан мемориальный комплекс Кремлевским курсантам «Свечи». Данная акция проходит в рамках марафона «Твои защитники, Москва!»
Просим всех, кому дорога память о героях Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. принять посильное участие в пожертвованиях на создание комплекса.

Служба заказа выписок
bestsert.ru
настольные наборы руководителя, цвет.
obsidianart.ru
Мир вступает в войну: 1900-1914 гг.

oboznik.ru - Мир вступает в войну: 1900-1914 гг. Памяти жертв Первой мировой войны

oboznik.ru - Мир вступает в войну: 1900-1914 гг.

22 января 1901 года скончалась королева Виктория, которая правила Британской империей почти шестьдесят пять лет. Эта смерть ознаменовала собой конец эпохи относительно мирного существования, в первую очередь для Европы, которая вот уже три десятилетия не знала войн. Столь длительного периода стабильности в этом регионе не отмечалось на протяжении многих столетий. Мало кто из собравшихся на похоронах британской королевы мог предположить, что мир вступает в новую эпоху, начинается время нарастающей напряженности и неопределенности, что минет немногим более десятилетия, и Европа окажется втянутой в кровопролитную бойню, которая продлится четыре с лишним года и унесет около девяти миллионов жизней.

Как и в предыдущее тысячелетие, вступая в XX век, Европа по-прежнему оставалась центром мировой политики. На востоке раскинулась огромная Российская империя — от Арктики и Ледовитого океана на севере до Маньчжурии, Монголии, Персии, Афганистана на юге, от Тихого океана на востоке до Балкан, Австро-Венгрии и Германии на западе. Этой гигантской страной самодержавно правил император Николай II, опиравшийся на внушительную армию и тайную полицию, повсюду протянувшую свои щупальца. В городах Западной России, напоминавших европейские своим многонациональным населением, процветали различные ремесла и искусства, но большая часть россиян все еще вела примитивное крестьянское существование. Разумеется, в России имелось достаточно крупное и развивающееся промышленное производство, но по сравнению с западным оно выглядело отсталым и малоэффективным.

Среди рабочих, получавших мизерное жалованье и живших в скверных условиях, нарастало недовольство. Этими настроениями умело пользовались активисты немногочисленных революционных кружков. Начитавшись Маркса и прочих социалистов, они горели желанием положить конец самодержавию. Граничившая с Россией Австро-Венгрия после поражения от Пруссии в 1866 году являла лишь собственную бледную тень. Ее престарелый император Франц-Иосиф правил из своей венской резиденции беспокойным сообществом австрийцев, венгров, чехов, поляков и вынашивал мечты распространить свое владычество на юг, обратив в свое подданство разноязычные народы, проживавшие на Балканах. Северный сосед Австро-Венгрии Германия представляла собой юного европейского исполина, возникшего после сокрушительного поражения Франции в 1870 году в ходе франко-прусской войны и последующего объединения отдельных мелких королевств и княжеств под главенством Пруссии.

Руководимая честолюбивым кайзером Вильгельмом II, внучатым племянником британской королевы Виктории, Германия обладала большой, могучей армией, а также быстро развивавшейся и высокопроизводительной промышленностью. Наиболее индустриально развитым был запад Германии, и прежде всего область Рура. Франция, ставшая республикой в 1870 году, когда после поражения от Пруссии был низложен император Наполеон III, жила эти десятилетия одной мечтой — вернуть себе Эльзас и Лотарингию, отошедшие к Германии после франко-прусской войны.

Французская армия как основной инструмент осуществления этой заветной цели поддерживалась в состоянии боевой готовности. Но нужно было дождаться благоприятного момента, а пока французы укрепляли и расширяли свои колониальные владения в Африке и Индокитае. Французы, впрочем, умели наслаждаться жизнью, и Париж по праву приобрел репутацию европейской столицы развлечений. Но предметом зависти мирового сообщества оставалась все же другая страна — Великобритания, отделенная от Франции проливом Ла-Манш. Правил ею теперь король Эдуард VII, и весь мир завидовал ее имперской мощи. Расширенная и укрепленная в годы правления королевы Виктории Британская империя занимала шестую часть планеты. Это создавало особенно благоприятные условия для торговли. Со всех концов света в Великобританию поступало сырье для ее высокоразвитой промышленности, а производимые ею товары заполняли мировые рынки. Для того чтобы управлять раскинувшимися по всему земному шару владениями, требовался надежный флот. Неудивительно, что Британскому королевскому флоту не было равных в мире.

Существовали две неевропейские державы, которые с нетерпением ждали, когда настанет их черед по-настоящему выйти на мировую сцену. Одной из них были Соединенные Штаты Америки, экономика которых процветала: их валовой национальный продукт в период с 1897 по 1914 год увеличился почти втрое. Резко возрос и приток иммигрантов, которых манил обширный континент, суливший, казалось, безграничные возможности для предприимчивых. Очень многие иммигранты были выходцами из Европы, не желавшими более находиться под влиянием порядков Старого Света, что весьма способствовало росту изоляционистских настроений, нашедших отражение в американской внешней политике. Тем не менее после войны 1898 года с Испанией из-за ее колоний Америка тоже стала приобретать все признаки империи. Несмотря на то, что высадившийся в начале этой войны на Кубу американский экспедиционный корпус довольно быстро попал в весьма затруднительное положение, американский военно-морской флот, одержавший ряд убедительных побед, определил конечный успех США. Решающим стало сражение в Манильской бухте на Филиппинах, где была потоплена испанская эскадра. В результате этой войны Куба получила независимость, а США приобрели Пуэрто-Рико, Гуам и Филиппины.

Не терпелось выйти на мировую арену и Японии. До того как в 1853 году эту страну посетил американский коммодор Мэттью Перри, Япония жила в полной изоляции от внешнего мира по обычаям Средневековья. Однако визит Перри произвел на японцев поистине неизгладимое впечатление, и у них возникло желание стать ведущей торговой нацией. Это предопределило интерес Японии к достижениям западной научно-технической мысли, хотя страна не могла похвастаться обилием полезных ископаемых и прочего сырья. Переход к новым принципам существования оказался стремительным и драматичным. В 1894 году Япония вступила в войну с Китаем и, одержав уверенные победы как на суше, так и на море, приобрела свое первое заморское владение — Корею. Это вселило в японцев уверенность, что они могут превратить свою страну в ведущую державу Дальнего Востока, если создадут мощную армию и флот. Имперские амбиции ведущих держав, собственно, и заронили те семена конфликта, которым вскоре предстояло дать обильные всходы. Для западноевропейских стран яблоком раздора стала Африка. Разумеется, у Франции, Германии, Бельгии, Италии и Португалии имелись на этом континенте свои колонии, но большая часть территории контролировалась Великобританией. Это особенно огорчало кайзера Вильгельма II, страстно желавшего расширить свои заморские владения. Поэтому немецкий монарх с удовлетворением встретил известие о войне, разразившейся в Южной Африке в 1899 году между англичанами и бурами, которые хотели отделиться и основать свою собственную республику. Вооруженные пушками и винтовками германского производства, буры поначалу нанесли несколько ощутимых поражений британцам. Отчасти это объяснялось тем, что последние привыкли вести боевые действия против противника, оснащенного примитивным оружием. Буры же оказались не только хорошо вооруженными, но и имели в своих рядах отличных стрелков, использовали тактику внезапных и стремительных кавалерийских рейдов. Британские войска сумели заставить буров капитулировать только через три года военных действий, переняв в конечном счете методы своих противников. Для борьбы с отрядами буров они начали использовать свою кавалерию. Многие из командиров английских частей стали видными военачальниками в войне 1914—1918 гг.

Помощь Германии бурам привела к ухудшению ее отношений с Великобританией. Кроме того, кайзер вступил в конфликт с Францией из-за Марокко в Северо-Западной Африке, находившейся, как было принято считать, в сфере французских интересов. В 1905 году кайзер даже отправился на яхте в Марокко для встречи с султаном. Шесть лет спустя, когда марокканский султан обратился к французам за помощью в борьбе с мятежными племенами, к Агадиру — марокканскому порту на Атлантическом побережье — была направлена германская канонерка, чтобы воспрепятствовать французам. Англия объявила о своей поддержке Франции. Возникла реальная угроза войны. Лишь благодаря искусной дипломатической игре удалось убедить Германию отказаться от своих притязаний на Марокко в обмен на часть французских владений в Конго. И все же в 1911 году в Африке началась война. Ливия, принадлежавшая дряхлеющей Османской империи, являла собой весьма лакомый кусок для Италии, имевшей там ряд поселений. Под предлогом защиты своих граждан от притеснений со стороны турок итальянские войска вторглись в Ливию и довольно скоро овладели такими портами, как Триполи, Бенгази, Тобрук, Дерна. Знаменательно, что именно этим названиям суждено будет всплыть в заголовках военных новостей тридцать лет спустя.

Но пока они стали местом ожесточенной партизанской борьбы арабских племен с итальянцами. Итальянские войска, не ограничиваясь достигнутым, решили атаковать и другие турецкие владения, в первую очередь в Эгейском море, где им удалось захватить ряд островов. Этот конфликт примечателен тем, что в нем впервые в военной истории была применена авиация: итальянские самолеты бомбили поселения мятежных арабов. Колониальное соперничество вызвало еще один военный конфликт, на сей раз между Россией и Японией. Его причиной стала Корея, тогда находившаяся под владычеством Японии. Россия, занимаясь колонизацией Маньчжурии, была не прочь распространить свое влияние и на Корею. Не добившись решения конфликта дипломатическим путем, Япония сочла возможным прибегнуть к силе, и весной 1904 года направила войска в Северную Корею. Японцы перешли реку Ялу, вошли в Маньчжурию, оттеснив русских на север, к Мукдену, отрезали их от военно-морской базы Порт-Артур на Желтом море и начали осаду последнего. Только к середине октября из Балтики на помощь Порт-Артуру направились русские военные корабли, которым предстояло преодолеть путь в 20 ООО миль.

Но уже в Северном море их ожидал первый конфуз: в тумане они атаковали английские рыболовецкие суда, почему-то приняв их за японские миноносцы. На этом трудности русских не закончились. При переходе у них постоянно возникали проблемы с углем, корабли находились не в самом лучшем состоянии, да и боевой дух некоторых экипажей оставлял желать лучшего. В январе 1905 года Порт-Артур пал, и российские корабли получили приказ уходить во Владивосток. В мае 1905 года после многих невзгод русские эскадры достигли Цусимского пролива, разделявшего Японию и Корею. Но там их уже поджидали японские корабли. К большому удивлению мировой общественности, русский флот был разбит наголову — из тридцати восьми кораблей лишь трем удалось добраться до Владивостока. Вскоре после этого при посредничестве американского президента Теодора Рузвельта был заключен Портсмутский мир, по которому России предписывалось оставить Маньчжурию и уступить Японии Порт-Артур.

Унизительное поражение от Японии стало последней каплей в чаше терпения россиян. Еще раньше, в январе 1905 года, мирная демонстрация трудящихся в Петербурге была расстреляна войсками. По стране прокатилась волна беспорядков, среди которых следует отметить восстание на броненосце «Потемкин» Черноморского флота. Кульминацией событий 1905 года стала всеобщая октябрьская стачка, вынудившая Николая II согласиться на создание законодательного собрания, получившего название Думы.

Впрочем, Дума не смогла оказать сколько-нибудь серьезного воздействия на государственную политику, и самодержавию удалось сохранить свои позиции, но события 1905 года стали предупреждением о том, что терпение русского народа имеет свои пределы. Победа Японии при Цусиме привела к возникновению нового витка напряженности. На примере Великобритании Германия уже успела убедиться — чтобы стать могучей державой, недостаточно иметь колонии и развитую торговлю. Требовался большой флот, и в 1897 году было принято решение о создании такого флота, который ни в чем не уступал бы британскому. Руководил программой военно-морского строительства адмирал фон Тирпиц. Среди военных кораблей предпочтение отдавалось линкорам, оснащенным орудиями самых разных калибров. Однако опыт Цусимы показал, что побеждает тот флот, у которого мощнее артиллерия. В начале 1906 года в Великобритании был спущен на воду линкор нового поколения, названный «Дредноутом». Впоследствии все корабли такого класса стали называться дредноутами. По сравнению с ними корабли прежних типов казались безнадежно устаревшими, и это предоставляло фон Тирпицу хороший шанс наверстать упущенное, поскольку германская программа только разворачивалась.

Началась своеобразная «гонка дредноутов» между Германией и Великобританией. Традиционная немецкая пунктуальность и исполнительность позволили сократить срок постройки дредноута с трех до двух лет. Это вызвало переполох в Великобритании, и обе страны принялись создавать все новые и новые дредноуты с орудиями все большего калибра. Эта «дредноутная лихорадка» оказалась заразительной. Другие страны — Америка, Россия, Италия, Франция — последовали примеру застрельщиков. Это еще больше усилило напряженность в Европе. Постепенно на континенте образовались два военных лагеря. В 1879 году Германия и Австро-Венгрия создали союз в целях предотвращения возможной агрессии со стороны Франции или России. Когда три года спустя к ним присоединилась Италия, это политическое образование получило название Тройственного союза. В качестве ответной меры Россия и Франция также заключили пакт в 1894 году. Италия нарушила четкость картины, заявив в 1902 году о том, что никогда не объявит войну Франции, выторговав за это свободу действий в Ливии. Великобритания, традиционно с подозрением смотревшая на Францию, а также не признававшая и российских претензий на Афганистан, держалась в стороне от континентальных интриг, зато вступила в союз с Японией в 1902 году, дабы отвлечь внимание России.

Однако растущая индустриальная мощь Германии и угроза традиционным британским рынкам сбыта заставили ее пересмотреть свою внешнюю политику. В мае 1903 года Эдуард VII посетил Париж, тем самым открыв дорогу для подписания англо-французского соглашения. Оно состоялось год спустя, что позже привело к образованию так называемой Антанты. Этот блок принял свои окончательные очертания в 1907 году, когда было подписано и англо-русское соглашение. Итак, на шахматной доске были расставлены все фигуры. Однако основные проблемы были связаны с Балканами. Влияние Турции в Османской империи в течение XIX столетия постепенно ослабевало. К 1900 году существовало уже пять независимых государств: Болгария, Греция, Румыния, Сербия и Черногория. Кроме того, в Боснии и Герцеговине, формально остававшихся под контролем Турции, были размещены австрийские войска. В 1908 году в Турции произошел государственный переворот, в результате чего к власти пришли младотурки, армейские офицеры, готовые провести ряд реформ. Австрия, опасаясь, что это усилит турецкие позиции в Боснии и Герцеговине, не замедлила оккупировать их, опираясь на поддержку Германии. Это вызвало протест со стороны соседней Сербии, поскольку в Боснии и Герцеговине жило много сербов. Россия, к тому времени начавшая проявлять большой интерес к Балканам с их значительным славянским населением, поддержала Сербию, однако жесткая позиция Германии не позволила России предпринять какие-то конкретные действия. Тогда Сербия отказалась от первоначальных планов и обратила свой взор на Македонию, где также имелось значительное сербское население. После того как Сербии удалось договориться со своими соседями, также желавшими избавиться от остатков турецкого присутствия, был образован Балканский блок. В октябре 1912 года у Турции возникли трудности по отражению итальянского вторжения в Ливию. Воспользовавшись благоприятной обстановкой, государства Балканского блока объявили Турции войну.

К маю 1913 года турки были вытеснены из Европы, потеряв там все, если не считать остатков владений на Дарданеллах и вокруг Константинополя. Ведущие европейские государства, державшиеся в стороне от конфликта, решили взять инициативу в свои руки и предложили план мирного урегулирования. Но Болгария, получившая, по ее мнению, мало новых земель и жаждавшая большего, атаковала греческие и турецкие войска в Македонии. Тогда против Болгарии в поддержку Турции выступила Румыния. Столкнувшись с необходимостью сражаться сразу на нескольких фронтах, Болгария решила отступить. Ее неудачами не преминули воспользоваться другие страны, в том числе и Турция. Успехи же Сербии вызвали взрыв национализма как в ней самой, так и среди славянского населения Боснии и Герцеговины. Этой вспышки хватило, чтобы вскоре в войну оказалась ввергнутой вся Европа.

28 июня 1914 года наследник австро-венгерского престола эрцгерцог Франц Фердинанд с супругой совершал официальный визит в столицу Боснии Сараево. Когда они направлялись с вокзала в ратушу, в их автомобиль кто-то бросил бомбу, но неудачно, и высокие особы благополучно добрались до места назначения. Узнав, что в результате этого террористического акта были ранены двое офицеров, Франц Фердинанд решил навестить их в госпитале. К несчастью, его шофер сбился с пути. Когда он остановил автомобиль, чтобы развернуться, из толпы вышел человек и открыл огонь из револьвера по эрцгерцогу и его жене. Они оба погибли, а убийцу арестовала полиция. Им оказался Гаврило Принцип, сын крестьянина и член анархистской тайной организации «Молодая Босния».

Не имея безусловных доказательств, Австрия, однако, не сомневалась, что за этим убийством стоит Сербия. Поэтому 23 июля после консультаций с Германией Австрия предъявила Сербии ультиматум. Согласно этому ультиматуму, Сербии предписывалось прекратить антиавстрийскую пропаганду и допустить к себе австрийских представителей для расследования сараевского убийства. Сербы были готовы принять все пункты ультиматума, кроме последнего, и предложили передать дело в международный третейский суд. В то же время они объявили о мобилизации вооруженных сил. Это заставило Вену 28 июля объявить войну Сербии. Впервые в истории это было сделано официальной телеграммой. Итак, бикфордов шнур был подожжен. Германия, верная союзническим обязательствам перед Австро-Венгрией, поспешила уведомить Санкт-Петербург, что даже частичная мобилизация российских войск в поддержку Сербии вызовет ответную мобилизацию в Германии и приведет к войне. Вопреки рекомендациям Франции, Россия начала частичную мобилизацию.

Тень надвигающейся войны способствовала возникновению в российском обществе того единства, о котором ранее не могло быть и речи. 30 июля австрийская артиллерия обстреляла столицу Сербии Белград, после чего Россия объявила полную мобилизацию. Германия, в свою очередь, незамедлительно объявила мобилизацию и войну России. Но в планы германского генштаба вовсе не входила война с Антантой на два фронта. Воспользовавшись тем, что мобилизация в России проходила достаточно медленно, Германия решила в случае вступления в войну Франции сначала сокрушить ее, использовав в качестве плацдарма Бельгию. Французскому послу в Берлине был задан вопрос, готова ли Франция сохранить нейтралитет. Тот ответил, что это потребует консультаций. 1 августа Франция начала мобилизацию. Германии этого оказалось вполне достаточно, чтобы эшелоны с войс-

ками потянулись на запад. 3 августа была объявлена война Франции. Теперь дело оставалось за Великобританией. Поскольку с Францией и Россией ее связывали не союзные договора, а лишь соглашения, не требовавшие обязательного выступления на их стороне в случае войны, Великобритания поначалу сохраняла нейтралитет. Но по мере нарастания военной угрозы в британских правящих кругах зрело понимание того, что было бы нецелесообразно получить в Европе сверхмощную Германию. Напряженность росла, и все же понедельник 3 августа англичане провели, наслаждаясь солнцем, морем и теплом.

4 августа германские войска вторглись в Бельгию. Британское правительство, ссылаясь на договор 1839 года о нейтралитете Бельгии, направило Германии ультиматум с требованием немедленно вывести войска. Германия отвергла ультиматум, назвав договор «простой бумажкой», и 5 августа Великобритания вступила в войну. Развертывая свои вооруженные силы, европейские державы исходили из тщательно разработанных стратегических планов. В Германии такой план готовился графом Альфредом фон Шлиффеном, возглавлявшим германский генеральный штаб с 1891 года в течение четырнадцати лет.

Отдавая себе отчет в том, как опасно воевать одновременно и с Францией, и с Россией, и понимая, что Франция проведет мобилизацию в более сжатые сроки, чем ее союзница, он считал необходимым сначала нанести всесокрушающий удар на западном направлении, а потом уже заняться Россией. Предполагая, что первым шагом французов будет попытка отвоевать Эльзас и Лотарингию, он предложил стратегический маневр войск через Нидерланды и Бельгию, обход Парижа с запада, с тем чтобы ударить во фланг и тыл французским войскам. Преемник фон Шлиффена на посту начальника генштаба Хельмут фон Мольтке, племянник того самого Мольтке, который командовал войсками, сокрушившими Францию в 1870 году, был не совсем удовлетворен этим планом и несколько изменил его. По его пониманию, надлежало ограничиться проходом только через Бельгию и укрепить германские войска в Эльзасе и Лотарингии за счет правого крыла боевой «колесницы». Эти поправки, как впоследствии оказалось, дорого обошлись Германии.

Германская армия того времени являла собой прекрасно отлаженную машину. Рядовые и офицеры были отлично обучены, весьма эффективно работал генеральный штаб. Хорошо организованное продвижение военных эшелонов к границам свидетельствовало о тщательной подготовке к войне. Оружие и военная техника отличались высоким качеством. Что же касается тяжелой артиллерии, то Германия превосходила в этой области все прочие страны. Самой сильной чертой французской армии довоенные теоретики считали ее боевой дух, напористость. Французы атаковали куда лучше, чем оборонялись. Именно поэтому французские стратеги надеялись сразу взять инициативу в свои руки и, как верно полагал фон Шлиффен, направить главный удар на Элзас — Лотарингию. Французская армия явно извлекла уроки из поражения 1870 года, и хотя красные рейтузы пехотинцев и кирасы кавалеристов выглядели достаточно старомодно, она также представляла собой вполне надежный военный механизм.

Кроме того, в качестве стратегического резерва всегда можно было использовать закаленные в боях соединения из Северной Африки. На вооружении французов имелась скорострельная семидесятипятимиллиметровая пушка — несомненно, лучшее полевое орудие того времени. Однако резервисты были мобилизованы не сразу, и поэтому по численности французские войска поначалу уступали германским, чьи резервисты были мобилизованы в более короткие сроки. В отличие от прочих европейских армий, британские вооруженные силы сплошь состояли из добровольцев.

Следовательно, они были относительно невелики, и их основной задачей была защита границ империи. Поэтому свои главные союзнические надежды Франция связывала с британским флотом. Впрочем, было достигнуто соглашение, что небольшой экспедиционный корпус — четыре дивизии и несколько кавалерийских соединений — переправится через Ла-Манш. Это было проявление союзнической солидарности. Британская армия приобрела полезный опыт в ходе англо-бурской войны и отличалась высоким профессионализмом.

Так, например, пехотинцы могли произвести до пятнадцати прицельных выстрелов в минуту. Но по сравнению с европейскими армиями, комплектовавшимися на основе закона о воинской повинности, британская профессиональная армия имела один очевидный недостаток — отсутствие хорошо обученных резервов. Те же, что имелись в наличии, были использованы для доведения численного состава регулярных войск до необходимого полного штата. Правда, существовали так называемые территориальные войска, состоявшие из полупрофессионалов. Но фельдмаршал лорд Китченер, один из строителей империи, назначенный военным министром сразу по вступлении Великобритании в войну, не доверял им. Он предпочел объявить набор добровольцев и готовить их в соответствии с общими для регулярных частей требованиями. Порыв патриотических чувств, захлестнувших нацию, служил гарантией, что недостатка в добровольцах не будет. Однако потребовались месяцы, прежде чем «Новые войска» Китченера, как их называли, оказались готовыми воевать.

Германская военная «колесница» вкатилась в Бельгию и остановилась у фортов Льежа, своеобразных ключей от всей бельгийской обороны. Тут-то и проявила себя германская тяжелая артиллерия. После жестокого обстрела форты были взяты. 14 августа немцы вошли в столицу Бельгии Брюссель. После этого они повернули на юг, к французской границе. Малочисленная бельгийская армия отступила на запад, к Антверпену. В день падения Брюсселя французские войска вошли в Лотарингию, заставив немцев отступить. Началось так называемое Пограничное сражение, где французские атаки сменялись немецкими контратаками. И тут решающее слово сказала германская тяжелая артиллерия и пулеметы. Французы отступили, потеряв за две недели 300 ООО человек. Одной отваги оказалось мало, чтобы одержать победу над противником, располагавшим самым современным оружием. На северо-западном направлении основной ударной группировке германских войск противостояли одна французская армия и британский экспедиционный корпус. 23 августа возле небольшого бельгийского городка Монса к северу от французской границы немцы впервые испытали на себе мощь британской пехоты. Понеся тяжкие потери от пулеметного огня, они пришли к выводу, что у англичан не по два пулемета на батальон, как у них, а гораздо больше. Но англичане и французы не стали развивать успех, а. опасаясь окружения, отошли на юг. После изнурительного двухнедельного отступления по августовской жаре союзники остановились восточнее Парижа. При этом английские войска вынуждены были задержаться у Ле Като, чтобы дать немцам бой, в первую очередь потому, что слишком устали от длительных маршей.

Оказалось, однако, что у них достаточно сил, чтобы сражаться. После этого отступление было продолжено. Не все шло гладко с выполнением плана фон Шлиффена. Пришлось отвлекать дополнительные соединения для осады Намюра и Антверпена. Транспортные заторы не позволяли вовремя пополнять запасы. Бесконечные пешие переходы отнимали много сил у солдат и офицеров. Кроме того, «колесница», преследуя отступающую англо-французскую группировку, повернула не к западу, а к востоку от Парижа. В довершение ко всему две самые западные германские армии плохо скоординировали свои действия. Первая армия фон Клука подошла слишком близко к соседу. Между тем французы в спешном порядке собрали неподалеку от Парижа еще одну армию. Когда немцы переправились через реку Марну, эта самая армия, бойцы которой были доставлены на фронт с помощью целой армады парижских такси, ударила немцам во фланг. Первая армия фон Клука, застигнутая врасплох, повернула на север. Вскоре немцы отступали уже на восток по всему фронту. Французы и англичане, уставшие от долгих маршей, тем не менее перешли в наступление, которое заметно повысило их боевой дух. «Марнское чудо» похоронило план фон Шлиффена, и теперь противники оказались измотаны в равной степени. Поэтому, когда немцы отошли к реке Эна, они решили там окопаться. Вялые попытки союзников выбить их с укрепленных позиций успеха не принесли, и к середине сентября воюющие стороны решили взять небольшую передышку.

На другом краю Европы произошло не менее крупное военное столкновение. Относительно малочисленным германским войскам в Восточной Пруссии было приказано держать оборону до получения подкрепления с запада. Однако у Австро-Венгрии, союзницы Германии, были на этот счет свои соображения. Несмотря на то, что австрийские войска уже сражались в Сербии, неутомимый Конрад фон Гетцендорф, начальник австрийского генштаба, обратил внимание на весьма уязвимый выступ на севере — русскую Польшу. Надеясь, что немцы окажут ему поддержку с севера, он разработал план наступления с юга, рассчитывая преподнести тем самым противнику сюрприз. Но австрийская армия имела немало изъянов. Будучи неплохо вооруженной, в том числе современной тяжелой артиллерией, она состояла из представителей не менее чем десяти наций, говоривших на разных языках. У многих из них были достаточно прочные этнические связи с солдатами армий противника, и, следовательно, командирам приходилось избегать ситуаций, когда братья по крови были бы вынуждены сражаться друг против друга. Разумеется, это не способствовало повышению боеспособности австрийских войск. Россия также исходила из наступательной стратегии, используя в своих замыслах польский клин.

Одна армия должна была нанести удар в северном направлении, а другая — зайти с востока, отрезать немцев в Восточной Пруссии и двинуться на Берлин. В то же время другим армиям предписывалось войти в Австрийскую Галицию и уничтожить австрийские соединения у Северных Карпат. Русская армия, способная мобилизовать шесть миллионов человек, была самой большой в Европе, но в то же время и весьма неповоротливой. Слабо развитая сеть железных дорог не позволяла быстро провести мобилизацию и развертывание сил. В офицерских кругах процветали коррупция и некомпетентность. Уроки войны с Японией должным образом не были усвоены. Но русские солдаты обладали большим мужеством и стойкостью, которые им пришлось проявить в полной мере. Австрийское наступление на Сербию довольно скоро пошло не по плану. После обстрела Белграда кораблями Дунайской флотилии 12 августа австрийцы переправились через реки Сава и Дрина и вошли в Сербию. Однако их продвижение было быстро остановлено сербами, умело пользовавшимися преимуществами, которые создавал для обороняющихся гористый рельеф. Австрийская армия вынуждена была отойти через Дрину в Боснию. В начале сентября австрийцы снова перешли в наступление из Боснии, но оно и на этот раз провалилось. Полтора месяца военных действий не принесли Австро-Венгрии каких-либо успехов, а потери составили 40 ООО человек.

Ненамного лучше обстояли у австрийцев дела и в Галиции. И русская, и австрийская армии, придерживаясь наступательной тактики, буквально разбились друг о друга северо-западнее Лемберга (ныне город Львов.— Прим. ред.). Обе стороны понесли тяжелые потери, но положение австрийцев оказалось сложнее, и они были вынуждены отступить примерно на 100 миль на запад за реку Вислаку, приток Вислы. Куда более драматический оборот приняли события в Восточной Пруссии. 17 августа русская кавалерия Первой армии под командованием Ренненкампфа пересекла восточную границу Пруссии. Три дня спустя, разгромив германские аванпосты, Ренненкампф атаковал основные силы германской Восьмой армии под Гумбиненом. Наступление правого фланга русской армии было отбито, но ее действия на центральном участке были весьма успешными: у немцев началась сильная паника, и командующий армией фон Притвиц решил отступать. Ренненкампф же вместо того, чтобы развить успех, остался на месте. Командующий Второй армией Самсонов, решив, что его коллега, с которым, кстати, у него были весьма натянутые отношения, одержал убедительную победу, начал наступать с юга.

Притвица заменили на посту командующего отставным офицером Паулем фон Гинденбургом, а начальником штаба назначили Эриха фон Людендорфа, командовавшего пехотной бригадой при осаде Льежа. Полководческий талант этого дуэта сыграл решающую роль в коренном изменении хода военных действий кампании в Восточной Пруссии. Гинденбург и Людендорф приступили к исполнению обязанностей 23 августа. В это время Ренненкампф оставался по-прежнему на старом месте, а Самсонов медленно продвигался на север. Оба немецких генерала уже знали о том, что в штабе Притвица был разработан план нанесения удара по оголенному левому флангу армии Самсонова. Кроме того, они прекрасно знали обо всех намерениях русских, поскольку те вели незашифрованные переговоры с помощью весьма примитивных радиопередатчиков. 26 августа немцы перешли в наступление и после четырехдневного ожесточенного сражения разгромили Вторую армию Самсонова, после чего русский командующий принял решение застрелиться. Гинденбург назвал это победой при Танненберге, по названию деревни, вблизи которой шли боевые действия. Именно в этих местах за пять столетий до этого тевтонские рыцари потерпели поражение от русских, поляков и их союзников. Гинденбург счел, что достойно отомстил за предков. Затем Гинденбург сосредоточил свое внимание на Первой армии Ренненкампфа. После сражения у Мазурских озер он заставил ее покинуть Пруссию и отступить за Неман. Потери русских составили 60 ООО человек. Итак, к середине сентября все попытки воюющих сторон на Восточном фронте организовать победоносное наступление окончились так же неудачно, как и на Западном фронте.

Австрийцы не сумели ничего поделать с сербами и застряли в Южной Галиции, а русские потерпели неудачу в Восточной Пруссии. Германские войска хоть и одержали две убедительные победы, но не могли развить успех до получения подкрепления. Кроме того, в Германии прекрасно понимали, что Россия пока использовала лишь малую часть своей военной мощи. У Германии возникли проблемы и за пределами Европы. Япония, надеясь расширить свои заморские владения, вспомнила о договоре с Великобританией 1902 года и предложила помочь ей ликвидировать оплот Германии в Китае — базу на Циндао в Желтом море. В сентябре японские войска и один британский батальон высадились у Циндао и приступили к осаде. С моря их поддерживала англо-японская эскадра. В начале ноября Циндао пал, после чего германские владения в Тихом океане были довольно быстро захвачены японскими, британскими, австралийскими и новозеландскими войсками. Несмотря на это, германской тихоокеанской эскадре удалось уйти в южную Атлантику, где впоследствии ее корабли принесли немало неприятностей английскому флоту. В Африке южноафриканские войска предприняли успешную попытку захватить принадлежавшую Германии Юго-Западную Африку. Прежде чем этот план был осуществлен, пришлось ликвидировать ряд осложнений.

Так, неуступчивые африканеры, неприязненно относившиеся ко всему, что было связано с Англией, попытались организовать восстание, чтобы воспрепятствовать участию Южной Африки в войне на стороне Великобритании. Однако большинство южноафриканских военных сохранило верность британской короне, и бунт был быстро подавлен. Теперь уже ничто не мешало начать оккупацию соседней ЮгоЗападной Африки, и вскоре, сломив слабое сопротивление германских колониальных сил, южноафриканские войска одержали победу. Однако ближе к родным берегам Британия потерпела досадную неудачу. Два германских военных корабля — «Гебен» и «Бреслау», направленные для укрепления турецкого флота, благополучно прибыли в Константинополь, несмотря на все старания британцев их перехватить. Этот успех побудил Турцию, и до того имевшую тесные связи с Германией, вступить в войну против держав Антанты. Хотя основные события разворачивались в Европе, география военных действий (упомянутых и не упомянутых здесь) начала придавать конфликту глобальный характер. На европейском театре, и на Западном, и на Восточном фронте, первоначальные стратегические планы воюющих сторон провалились. Стало ясно, что бытовавшие ранее и достаточно широко распространенные мнения, что уже к Рождеству война закончится и принесет победу той или другой стороне, не подтвердились. Теперь вопрос заключался в том, какие действия предпримут воюющие державы дальше.

Ч. Мессенджер

Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Метки: ,

Запись создана: Воскресенье, 1 Сентябрь 2013 в 17:55 и находится в рубриках Первая мировая война, После Русско-японской войны. Вы можете следить за комментариями к этой записи через ленту RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв, или trackback с вашего собственного сайта.

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.