Война на море 1914-1918 гг.



Война на море 1914-1918 гг.

oboznik.ru - Война на море 1914-1918 гг.

Военный флот всегда был средством защиты национальной торговли и отстаивания государственных интересов вдали от собственных границ. Во время войн эскадры противоборствующих сторон стремились получить свободу действий в морях и океанах, а также прервать связь противника с берегом. Обычно кульминацией такого противостояния являлись морские сражения, где флоты противников пытались в открытом бою разгромить друг друга. Именно так собирались действовать на море воюющие державы в 1914 году.

Главная роль отводилась линейным кораблям (линкорам), которые в предвоенное десятилетие заметно видоизменились, особенно с появлением могучих дредноутов. Первенец этого типа кораблей британский «Дредноут» имел десять 12-дюймовых орудий, но к 1914 году его по всем статьям превзошел линкор «Королева Елизавета» с восемью 15-дюймовыми пушками.

Они могли поражать цели на удалении до восьми миль, хотя, конечно, эффективность стрельбы определялась в первую очередь возможностями артиллерийской оптики. «Королева Елизавета» была замечательна еще в одном отношении — это был один из первых кораблей, энергетическая установка которого работала не на угле, а на нефти, что позволяло сократить необходимые запасы топлива на борту и повысить скоростные характеристики.

Линкоры поддерживались крейсерами, которые выполняли две основные задачи. Во-первых, они использовались для дальней разведки, а во-вторых, оберегали линейные корабли от атак миноносцев, составляющих третий важный компонент военного флота. Дредноуты, помимо возросшей огневой мощи, имели превосходство и в скорости, причем такое, что за ними не успевали крейсера, построенные ранее. Это создавало немало проблем, поэтому в 1908 году в Великобритании был спущен на воду линейный крейсер «Инвинсибл» («Неустрашимый»), быстроходное судно, по вооружению уступавшее лишь дредноутам. Для повышения быстроходности британцы часто жертвовали броней, в отличие от немцев, которые строили крейсера с усиленным бронированием.

Впоследствии англичанам не раз пришлось пожалеть о такой экономии. Однако бронированные крейсера обходились слишком дорого, к тому же Великобритании, корабли которой бороздили практически все моря и океаны нашей планеты, требовались такие суда, которые могли бы контролировать самые отдаленные морские участки. Это привело к тому, что англичане стали строить не только линейные крейсера, но и легкие, а ее примеру быстро последовали и другие державы.

Во второй половине XIX столетия была изобретена торпеда. Для того чтобы эффективнее пользоваться этим новым оружием, начиная с 80-х годов создавались легкие торпедные катера, способные развивать достаточно высокую скорость. Для того чтобы оберегать большие корабли от торпедных атак, появились эскадренные миноносцы (эсминцы), оснащенные торпедным и артиллерийским вооружением. Кроме того, эсминцы атаковали торпедами корабли противника. Линкоры и крейсера также снабжались торпедными аппаратами. Торпеды пускались и с подводных лодок, но об этом позже. Помимо артиллерии и торпед, кораблям угрожали плавучие мины. Впервые их использовали русские на Балтике в годы Крымской войны8. Затем их обильно применяли обе стороны в русско-японской войне. К 1914 году чаще всего использовались «рогатые мины», срабатывавшие при столкновении с кораблем. Мины устанавливались как с подлодок, так и с обычных кораблей, но во время войны большие минные поля создавались с помощью специальных минных заградителей. Для ликвидации этих полей применялись тральщики. Последние обычно работали парами, подрезая мины с помощью троса, натянутого между тральщиками.

Всплывшие мины расстреливались из малокалиберных орудий или пулеметов. В начале войны 1914 года корабли воюющих сторон, находившиеся в плавании, направились к своим военным базам. Великобритания, по-прежнему превосходившая другие страны по количеству кораблей, имела два флота: так называемый Большой флот, стоявший на Оркнейских островах, на базе СкапаФлоу, и Средиземноморский флот на Мальте. Отдельные британские эскадры находились в Вест-Индии и Южной Атлантике. Кроме того, Великобритания всегда могла воспользоваться услугами небольших военных флотов Австралии и Новой Зеландии. Французы, имея военно-морскую базу в Тулоне, по просьбе англичан сосредоточили свои усилия на Средиземном море.

Это позволило англичанам укрепить свои позиции неподалеку от собственных границ против германского военно-морского флота, имевшего базы в Киле и Вильгельмсхафене. Австро-Венгрия могла действовать в Средиземном море из Адриатики, но ее кораблям приходилось проходить через узкий Отрантский пролив, который несложно было заблокировать. Такая же ситуация складывалась и на Черном море, куда можно было пройти из Средиземного через узкие проливы. Российский флот, располагавший базами в Севастополе и Одессе, противостоял турецкому, действовавшему из Константинополя и Трабзона. У России имелся также флот в Балтийском море, но его деятельность была ограничена ощутимым германским присутствием в тех водах.

У Германии была также небольшая тихоокеанская эскадра на Дальнем Востоке для охраны своих островных владений и маленькой китайской колонии Циндао. Ей, однако, противостоял внушительный японский флот, большинство кораблей которого строилось в Великобритании. Великобритания надеялась запереть германский военноморской флот в Северном море, блокировав Па-де-Кале и установив патрулирование своими кораблями пространства от Оркнейских островов до побережья Норвегии. Англичане рассчитывали на то, что немцы довольно скоро выведут свои корабли из портов, чтобы дать решительный бой, но этого не случилось. Германия не собиралась рисковать своим флотом, в численном отношении уступавшим британскому. Она надеялась нанести урон британскому Большому флоту в мелких стычках, не вступая в большое сражение. Немцы также решили заминировать прибрежные воды Великобритании, чтобы ограничить там перемещения британских кораблей. Собственно, именно с этого и началась война на море. 4 августа 1914 года два британских эсминца обнаружили германский минный заградитель («Королева Луиза»), направлявшийся для минирования района устья Темзы, и потопили его. Помимо минирования территориальных вод Великобритании, немцы активно использовали свои подводные лодки для обнаружения британских кораблей. Англичане, со своей стороны, направили подлодки в Балтийское море. В Северном морс произошло несколько мелких столкновений.

Кульминацией стал рейд британских миноносцев и легких крейсеров к Гельголанду в конце августа, когда германская сторона потеряла три легких крейсера и один миноносец. Когда началась война, несколько германских кораблей находились в плавании. Среди них были крейсеры «Гебен» и «Бреслау». Первоначально им был дан приказ обстрелять Алжир, чтобы воспрепятствовать переброске французских колониальных сил во Францию. Затем планы переменились, и кораблям было велено отправляться в Турцию, но тем не менее рано утром 4 августа командующий этим соединением решил обстрелять Алжир. «Гебен» и «Бреслау» успешно выполнили эту задачу и тем самым бросили вызов военно-морским силам Антанты в Средиземном море, сумев при этом уйти от преследования.

Это случилось благодаря плохой координации действий английских и французских моряков и нерешительности их командиров. 10 августа два немецких корабля благополучно прибыли в Константинополь и присоединились к военно-морскому флоту Турции. Их новым заданием был обстрел российского побережья и нарушение судоходства на Черном море. Эти корабли причинили немало беспокойства противнику, пока сами не подорвались на минах во время боевой операции в Эгейском море в начале 1918 года. Еще более активно вдали от родных берегов действовала дальневосточная эскадра под командованием вице-адмирала графа фон Шпее. Один из кораблей этой эскадры, легкий крейсер «Эмден», в начале войны отличился в Индийском океане, потопив российский крейсер, французский миноносец и шестнадцать грузовых кораблей.

И лишь после этих подвигов он был застигнут врасплох и потоплен австралийским крейсером «Сидней» у Кокосовых островов. Остальные корабли дальневосточной эскадры получили задание препятствовать нормальному функционированию на тихоокеанских коммуникациях английского торгового флота. Два линейных крейсера и легкий крейсер под началом фон Шпее вышли с Каролинских островов, принадлежавших тогда Германии, и направились в сторону Южной Америки, сея ужас на торговых путях. Британской эскадре, стоявшей на Фолклендских островах, был дан приказ выследить фон Шпее, на помощь к которому к тому времени были высланы еше два легких крейсера. 1 ноября 1914 года между англичанами и немцами произошло сражение неподалеку от Коронеля на чилийском побережье.

Англичане, суда которых были весьма устарелой конструкции, потерпели поражение, потеряв два из четырех кораблей. Тогда из Великобритании были срочно отправлены на подмогу два самых современных линейных крейсера, и 8 декабря неподалеку от Фолклендских островов англичане взяли реванш. Четыре из пяти кораблей фон Шпее были потоплены, а единственный уцелевший легкий крейсер «Дрезден» был впоследствии выслежен и уничтожен в марте 1915 года. Так был положен конец активности германского флота вдали от своих берегов, если не считать, конечно, действий германских подлодок. Что же касается Северного моря, то там немцы решили прибегнуть к новой тактике. Вознамерившись подергать за хвост британского льва, они приступили к обстрелу английских курортов на восточном побережье.

В январе 1915 года в Северном море неподалеку от Доггер-банки произошло серьезное сражение. Перехватив радиограмму о готовящейся вылазке германских линейных крейсеров, адмирал Дэвид Битти решил действовать. Его первая эскадра из пяти линейных крейсеров обнаружила германские корабли и вступила с ними в бой. Флагманский корабль Битти «Лайон» после нескольких попаданий получил серьезные повреждения, но у германского «Зайдлица» были уничтожены две орудийные башни. Крейсер «Блюхер», также сильно пострадавший от обстрела, был вынужден сбавить ход, после чего британские корабли расстреляли его. Крейсер перевернулся и пошел ко дну, а с ним и восемьсот человек экипажа. Остальные корабли германской эскадры ретировались. Потеря «Блюхера» заставила германское командование сосредоточиться на своих подлодках, а англичане, получив передышку, смогли обратить внимание на другие регионы, в первую очередь на Дарданеллы. План отправить туда военные корабли был разработан по инициативе Уинстона Черчилля, бывшего тогда первым лордом Адмиралтейства, в ведении которого и находился Британский королевский флот. Первоначально планировалось пройти в Черное море и уничтожить там сильно докучавшие союзникам «Гебен» и «Бреслау». Когда Россия обратилась к своим западным союзникам с просьбой предпринять какие-то действия для отведения турецкой угрозы от Кавказа, Дарданеллы показались идеальным местом для операции. Пока собирались сухопутные соединения, французские и британские корабли в начале февраля 1915 года приступили к обстрелу турецких фортов, охранявших Дарданеллы. Успешному выполнению задачи препятствовали плохая погода и минные поля. На минах подорвались три линейных корабля. Получили повреждения и другие суда меньшего размера. Для ликвидации минных полей были высланы тральщики, но и они весьма пострадали от береговой артиллерии турок. Форты удалось подавить, но минные заграждения представляли собой слишком большую угрозу для больших кораблей, и потому решено было провести высадку десанта со стороны Средиземноморья. Лишь подводные лодки продолжали проникать в Черное море, да и то с большим трудом, поскольку в проливах турки устанавливали противолодочные сети.

Что касается других районов Средиземного моря, то вступление в войну Италии в мае 1915 года позволило запереть флот Австро-Венгрии в порту Пула в Северной Адриатике, хотя отдельным австрийским кораблям удавалось время от времени совершать вылазки. Кроме того, Пулу стали использовать как свою базу германские субмарины и тоже сумели добиться некоторых успехов. В начале 1916 года союзникам с помощью 120 дрифтеров и 30 моторных катеров с глубинными бомбами при поддержке эсминцев удалось установить внушительное заграждение в Отрантском проливе. Именно с помощью такой системы англичане блокировали Па-де-Кале. Однако отдельным подводным лодкам немцев и кораблям Австро-Венгрии удавалось просачиваться через эти заслоны — особенно удачно они делали это в 1918 году. В январе 1916 года командование германским военно-морским флотом было поручено адмиралу Райнхарду фон Шееру.

Он возобновил набеговые операции у берегов Англии, а затем, когда в мае немцы сократили размеры своей «подводной войны», опасаясь, что подвиги их субмарин заставят вступить в войну Америку, предложил оригинальный план, призванный помочь окружить и уничтожить отдельные части британского Большого флота. Однако плохие погодные условия привели к тому, что первоначальный план претерпел изменения. В окончательном виде он строился на том, что германские линейные крейсера появятся у норвежских берегов и поведут себя крайне вызывающе, выманивая тем самым линейные крейсера адмирала Битти с их базы Росит в Шотландии. Тогда германские дредноуты постараются уничтожить их до того, как из СкапаФлоу смогут подойти основные британские силы под командованием сэра Джона Джеллико.

Операция была назначена на 31 мая. Из перехваченной радиограммы сэр Джон Джеллико сделал вывод, что немцы что-то замышляют. Тогда он решил упредить их. Он приказал адмиралу Битти встретиться с его кораблями Днем 31 мая возле входа в пролив Скагеррак, отделявший датскую Ютландию от Норвегии. Знаменательно, что несшие дозор немецкие подлодки упустили из вида, что практически весь Большой флот вышел в море. Немцы сами вышли в море рано утром 31 мая. Впереди, примерно в 50 милях от основной массы кораблей, шли линейные крейсера адмирала Хиппера. Корабли Битти подошли к месту встречи первыми и вступили в сражение с крейсерами Хиппера.

Быстро выяснилось превосходство немецкой артиллерии, прежде всего благодаря стереоскопическим дальномерам. Четыре из шести кораблей Битти получили серьезные повреждения, а один взорылся и затонул, после того как снаряд угодил и его орудийный погреб. Вскоре подошли линкоры Битти и начали обогрев кораблей Хиппсрл, которые, однако, выстояли и сумели потопить еше один линейный крейсер. Обе стороны пустили в ход эсминцы, которые предприняли торпедные атаки не принесшие, впрочем, успеха Наконец подошли и основные кораб.ш немцев, после чего Битти велел отходить на северо-запад, в сторону кораблей Джеллико.

Поначалу, правда, ему не удалось предупредить своего командира о том, что происходит, потому что его сигналы были неверно поняты. Однако фон Шеер, в распоряжении которого было шестнадцать линкоров против двадцати четырех британских, стал преследовать Битти, не зная, что навстречу идут корабли Джеллико. Было уже 18.30, и Джеллико, узнав о приближении фон Шеера, решил изменить курс, чтобы отрезать его корабли от базы. Линкоры англичан и немцев стали обстреливать друг друга, и хотя германская артиллерия в целом была выше классом, вскоре стало сказываться количественное превосходство британских пушек. Сознавая опасность, которую представлял собой флот Джеллико, фон Шеер сначала решил возвращаться домой, развернув свои корабли на сто восемьдесят градусов. Но затем он взял курс на восток, возможно, намереваясь успеть пройти в Скагеррак, опередив британские корабли, которые шли параллельным курсом.

Однако фон Шеер недооценил ходовые качества британских кораблей, и быстро выяснилось, что нового столкновения не избежать. Англичане снова открыли огонь, и тогда в отчаянии фон Шеер пустил вперед эсминцы с торпедами. Торпедные атаки и на сей раз не нанесли урона кораблям противника, но все-таки несколько охладили пыл Джеллико. Фон Шеер снова приказал сделать разворот на сто восемьдесят градусов, и его корабли ускользнули в наступивших сумерках. Джеллико, правда, пустился в погоню, стреляя вдогонку с довольно большого расстояния, но в сгущающейся темноте делалось все труднее держать прицел. Тем не менее ему удалось потопить два легких крейсера, потеряв при этом один собственный. Наконец в атаку пошли британские эсминцы. Им удалось потопить линкор «Поммерн». Еще один германский военный корабль подорвался на британской мине, но в целом фон Шееру удалось достойно покинуть поле сражения. Британские корабли пострадали сильнее германских. Германская артиллерия, помимо более совершенных дальномеров, обладала снарядами, пробивавшими броню и лишь потом взрывавшимися.

Германские корабли были лучше приспособлены для морских сражений, так как обладали хорошей броней и водонепроницаемыми отсеками. Это, правда, приводило к более спартанским условиям жизни экипажей, но во время стоянок в портах моряков переводили в казармы. После того как германский флот оправился после урона, понесенного в Ютландском сражении, в августе 1916 года корабли фон Шеера предприняли еще одну вылазку в Северном море и чуть было не оказались окруженными британскими кораблями так же, как и в предыдущем случае, хотя на сей раз обошлось без орудийных залпов. После этого германские военные корабли больше находились на своих базах. Таким образом, Джеллико хотя в тактическом отношении и уступил в Ютландском сражении, но одержал решающую стратегическую победу: германский флот уже не предпринимал боевых операций. Вместо этого немцы сосредоточились на своем подводном флоте, который уже успел показать свою способность влиять на ход войны.

К 1914 году идея подводной войны насчитывала уже не одно столетие. В далеком 1778 году американец Дэвид Бушнелл сконструировал способный находиться под водой аппарат «Черепаха», с помощью которого он попробовал потопить британский военный корабль. Первая современная субмарина была сконструирована еще одним американцем, Джоном Холландом. Его подводная лодка «Холланд-VIIl» с экипажем из семи человек и одним носовым торпедным аппаратом поступила на вооружение военно-морского флота США в 1903 году. Примеру американцев последовали и другие ведущие морские державы, и к 1914 году подводная лодка стала распространенным и эффективным средством ведения войны. Подводные лодки могли проводить разведку, ставить мины и топить неприятельские корабли.

С самого начала войны все три задачи выполнялись субмаринами самым активным образом. 22 сентября 1914 года были продемонстрированы возможности этого типа судов во всей своей мрачной полноте. Одна-единственная германская подлодка неподалеку от берегов Дании в течение часа потопила три британских линкора старого образца, что унесло жизни 1400 моряков. Вскоре, однако, выяснилось, что главную опасность субмарины представляют не столько для военного, сколько для торгового флота. Это стало особенно ясно в связи с таким понятием, как торговая блокада, когда успех войны во многом зависел от умения одной воюющей стороны не допустить поступления импортируемых товаров в страну-противницу. Это, в свою очередь, наносило серьезный удар по экономике блокируемого государства, порой приводя к нехватке продовольствия. Традиционный способ осуществления блокады состоял в том, что корабли противника задерживались и препровождались в порт, где грузы конфисковывались. В 1914 году Великобритания обладала таким преимуществом на океанских просторах, что в течение нескольких месяцев деятельность германского торгового флота оказалась почти полностью парализованной, если не считать перевозок в Балтийском море. Поэтому немцам пришлось рассчитывать на торговые суда нейтральных стран, а также на довоенные международные договоры.

Согласно таковым лишь отдельные виды товаров могли считаться контрабандой. Кроме того, захват торгового судна нейтральной страны мог быть оправдан лишь тогда, когда оно следовало в порт противника. В ответ на это англичане заставляли продавать им грузы в принудительном порядке, после чего разрешали перехваченному кораблю следовать дальше. Это позволяло избежать человеческих потерь и давало судовладельцам определенную компенсацию. Немцы, со своей стороны, были лишены возможности устроить ответную торговую блокаду Великобритании. Зато они могли атаковать торговые суда Антанты и топить их при условии, что будет гарантирована жизнь членам экипажа. Для торговых перевозок немцы стали привлекать военные корабли или снабженные орудиями торговые суда, но довольно быстро противники их обнаруживали и уничтожали. У Германии осталось одно эффективное оружие — подводная лодка. Правда, здесь сразу же возникли определенные осложнения. Подлодки не могли, например, отконвоировать захваченное судно в гавань, и на них нельзя было разместить экипаж подбитых кораблей противника, так чтобы пленным была гарантирована безопасность. Они могли только приказать экипажу сесть в спасательные шлюпки и затем уже пустить ко дну корабль, расстреляв его по возможности из орудий и сэкономив торпеды. Примерно с октября 1914 года немцы стали придерживаться именно таких методов.

Однако капитан подводной лодки шел на известный риск, когда отдавал команду на всплытие. Поскольку у Германии к концу 1914 года действовало всего двадцать восемь подлодок и их берегли как зеницу ока, немецкие адмиралы утверждали, что единственный способ ответить на блокаду англичан — это атаковать их торговые суда из-под воды и без предупреждения. Германское правительство и сам кайзер Вильгельм поначалу противились этому, но после поражения у Доггер-банки в январе 1915 года были вынуждены уступить. Уже в феврале Германия объявила о том, что начинает неограниченную подводную войну у берегов Британии и Ирландии.

Немцы, но их заверениям, не собирались топить суда под нейтральными флагами, но вместе с тем не могли гарантировать их безопасность, тем более что капитанам были даны инструкции в первую очередь заботиться о сохранности вверенных им субмарин. Немцы, впрочем, очень надеялись, что такого предупреждения будет достаточно, чтобы отбить охоту у нейтральных судов заходить в британские иолы. Поначалу эта кампания не приносила сколько-нибудь ощутимых результатов, поскольку малочисленность подводного флота Германии означала, что лишь две-три подлодки могут одновременно проводить операции против торговых судов. Кроме того, появление противолодочных сетей и охота за немецкими подлодками надводных судов привели к тяжелым потерям. Только в марте были уничтожены три германские субмарины. В мае, однако, произошло событие, оказавшее серьезное воздействие на ход подводной войны. I марта пассажирский лайнер «Лузитапия» пароходства «Кунард» отправился из Нью-Йорка в Ливерпуль. В тот же день в нью-йоркских газетах появилось предостережение — суда под британским флагом рискуют быть потопленными. Шесть дней спустя к юго-западу от Ирландии лайнер был подорван однои-единственной торпедой, выпущенной с немецкой подлодки U-20.

Из двух тысяч пассажиров «Лузитании» утонули тысяча двести, в том числе 128 американцев. Потопление «Лузитании» вызвало волну общественного негодования как в Великобритании, так и в Соединенных Штатах, где до этого, напротив, выражали недовольство обращением англичан с нейтральными судами. Тем не менее на «Лузитании» находился запрещенный груз — взрывчатка и боеприпасы. Хотя на ней не имелось орудий, она сохранила специальные опоры для их установки и поэтому официально считалась торгово-военным судном. Гибель «Лузитании» вызвала прилив антигерманских настроений в Америке, но вместе с ними и убеждение, что война ведется нецивилизованными методами.

Как выразился тогдашний президент США Вильсон, «чувство собственного достоинства не позволяет Америке принять в этой войне участие». Итак, к концу 1915 года подводная война потихоньку стала сходить на нет, поскольку лишь незначительное количество подводных лодок могло быть использовано одновременно. И хотя в ходе кампании было потоплено 1,3 миллиона тонн грузов и две трети из них принадлежали Великобритании, это все же не нанесло серьезного ущерба ее торгово-грузовым операциям. Однако 24 марта 1916 года торпедой был потоплен британский пароход «Сассекс», совершавший рейсы между Великобританией и континентальной Европой, и при этом погибло еще больше граждан США, чем при потоплении «Лузитании». Это вызвало гораздо более жесткую реакцию американского правительства. Было заявлено, что если Германия не прекратит подобной практики, то США будут вынуждены разорвать с ней дипломатические отношения.

Опасаясь, что это может привести к вступлению США в войну, немцы свернули операции, и товарно-грузовые потери Великобритании резко уменьшились. Германия же усилила свою активность в Средиземном море, где плавало гораздо меньше американских кораблей. В течение этой «неограниченной подводной войны» немецкие лодки брали на борт не больше восьми торпед и потому весьма экономно их расходовали. 80 процентов потопленных судов становились жертвами артобстрелов, и поэтому экипаж, как правило, успевал эвакуироваться в шлюпках. Принимая это во внимание, англичане в 1915 году применили новую тактику борьбы с подлодками с использованием судов-ловушек. Внешне это были самые обыкновенные торговые суда, специально появлявшиеся в районах, где действовали германские подлодки.

Когда подводная лодка всплывала, экипаж такого судна изображал панику и даже делал попытки спустить на воду шлюпки. Но одновременно к бою готовились замаскированные орудия, и из них открывался огонь по подводной лодке. Такие суда поначалу действовали в высшей степени эффективно, но к 1917 году командиры подлодок научились их распознавать. В августе 1916 года, когда было решено оставить крупные немецкие военные корабли в портах, вопрос о подводной войне снова стад на повестку дня у военно-политического руководства Германии. Британская блокада Германии делалась все более суровой, попытки обескровить французскую армию под Верденом не принесли успеха, после сражения на Сомме военная мощь самой Германии явно пошла на убыль. Но производство подводных лодок нарастало, поэтому увеличилось и количество потопленных ими кораблей противника, особенно во второй половине 1916 года.

По убеждению представителей германского военноморского командования, при достаточном количестве подлодок можно нанести такой урон британской торговле, что англичане быстро запросят мира. Однако существовал один фактор, который не позволял принять окончательного решения на этот счет. В течение всего 1916 года президент США Вильсон активно зондировал почву, пытаясь выяснить, не сможет ли он стать посредником в примирении воюющих сторон. В ноябре 1916 года в США должны были состояться президентские выборы. От их исхода зависело многое, в том числе и отношение США к германским условиям заключения мира. Вильсон был переизбран президентом, но только в конце декабря он дал ясно понять, что его не устраивают германские предложения. Поэтому в начале января 1917 года Германия начала тотальную подводную войну, уже не щадя и корабли под нейтральными флагами. В начале этой новой кампании, которая стала разворачиваться с 1 февраля 1917 года, в распоряжении Германии было около 110 подводных лодок. Они подразделялись на два типа — дальнего радиуса действия (океанские), базировавшиеся в германских портах на Северном море, и ближнего действия, пользовавшиеся базами в Бельгии. Англичане, помимо судов-ловушек, заметно утративших свою эффективность, противолодочных сетей и надводных кораблей-охотников, начали применять новую военную технику.

Появились гидрофоны, способные устанавливать появление подлодок по шуму их двигателей под водой. Стали использоваться также и радиопеленгаторы, определявшие местонахождение подлодки по ее радиосигналам. Кроме того, с надводных судов сбрасывались специальные бомбы, взрывавшиеся на заданной глубине, хотя объемы их производства были недостаточными. Против подлодок также использовались обычные мины, но они не отличались высоким качеством, и лишь летом 1917 года на вооружение была принята более эффективная мина типа «Н». Англичане разработали новый вид противолодочного судна — сторожевик, имевший небольшую осадку. Поначалу он использовался в качестве судна-ловушки.

Все чаше и чаше применялась авиация. Гидросамолеты10, в том числе и «летающие лодки», атаковали субмарины с помощью торпед, бомб и пулеметов. Дирижабли с дальностью полета до 1500 миль, способные находиться в воздухе до 50 часов, использовались для установления местонахождения подлодок, хотя для атак они не годились в силу плохой маневренности. Однако несмотря на все эти методы и средства противолодочной борьбы, немецкие подводные лодки потопили в феврале и марте не менее пятисот кораблей, а численность нейтральных судов в Северном море сократилась на три четверти. У некоторых командиров подлодок имелись внушительные списки побед, и лидером тут был Арнольд де ла Пьер, на счету которого к концу войны оказалось 195 потопленных судов.

Показатели англичан в борьбе с подводными лодками были гораздо скромнее. Успех подводной войны не в последнюю очередь объяснялся тем, что со стапелей в Германии стали сходить субмарины, имеющие на борту в два раза больше торпед, чем их предшественницы. Отчасти дело было и в изъянах стратегии Британского королевского флота. Когда британские патрульные корабли прочесывали основные морские пути, германские подлодки тихо выжидали в стороне, а когда патрули проходили, нападали на очередную жертву. Если бы немцам удалось топить торговые суда такими же темпами, то очень скоро в Британии возникли

бы проблемы с продовольствием и пришлось бы вводить карточки. В сочетании с тупиковой ситуацией на Западном фронте весной 1917 года это создавало мрачные перспективы и для Франции, и для Великобритании. Но, как говорится, нет худа без добра. Два дня спустя после начала нового витка подводной войны президент США Вильсон осуществил свои угрозы годичной давности: он разорвал дипломатические отношения с Германией. А через два месяца, 6 апреля, он объявил Германии войну. Теперь в борьбу с германскими подлодками мог включиться американский флот. И все же само по себе наличие кораблей, самолетов и дирижаблей еще не решало всех проблем.

Требовалась новая концепция противолодочной войны. Ключ от проблемы германских подлодок был найден в тактике, которую, впрочем, применяли на флоте не одно столетие. В прежних войнах торговые суда обычно собирали в караван, который под конвоем военных кораблей отправлялся в путь. Однако Британский королевский флот отвергал такой подход по трем причинам. Такие караваны приходилось довольно долго собирать, военные корабли выполняли только защитные функции, и, наконец, скопление большого количества судов только

провоцировало массированные атаки подлодок. Примерно те же доводы выдвигали и представители американского ВМФ. Тем не менее в конце апреля перед лицом нарастающих потерь торговых судов решено было прибегнуть к конвоированию. Разумеется, на это ушло немало времени, но результаты превзошли все ожидания. Из восьмисот судов, проведенных с помощью конвоев в июле и августе 1917 года, было потеряно лишь пять. В сентябре было потоплено десять германских подлодок — впервые больше, чем ежемесячно вводилось немцами в строй. Тактика военных конвоев способствовала резкому уменьшению числа потерь кораблей и в Средиземном море.

Но американцы и англичане на этом не остановились и начали устанавливать гигантское минное поле — северный минный заслон от Оркнейских островов до норвежского побережья, создавая большие сложности для немецких подводных лодок, пытающихся проникнуть в Атлантику. Этот грандиозный проект был приведен в исполнение за восемь месяцев, с марта по октябрь 1918 года, и потребовал 70 ООО мин новейшей конструкции. Кроме того, в апреле 1918 года англичане провели любопытную операцию, целью которой было не дать немцам пользоваться портом Зебрюгге на бельгийском побережье. Для этого потребовалось затопить старый крейсер так, чтобы он загородил узкий проход в гавань. Это было проделано весьма искусно, хотя не

столь результативно, так как подводным лодкам удавалось все же обходить эту преграду. Все предпринятые союзниками меры способствовали значительному уменьшению того урона, который они несли от германских подлодок, хотя до самого конца войны потери торговых судов все же продолжались. Но блокада, устроенная ими государствам германо-австрийского блока, делалась все более жесткой.

В довершение ко всему 1917 год оказался в Германии неурожайным, а доступ к украинской пшенице она получила слишком поздно. В стране началась острая нехватка продовольствия и других жизненно важных товаров, что способствовало росту недовольства и антивоенных настроений как в Германии, так и в Австро-Венгрии.

Ч. Мессенджер



Другие новости и статьи

« Принципы исследования чтения и его социально-коммуникативных функций

Банно-прачечного обслуживания личного состава воинской части »

Запись создана: Понедельник, 8 Октябрь 2018 в 3:26 и находится в рубриках Первая мировая война.

Метки: , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы