24 Май 2019

Предвоенные доходы

oboznik.ru - Предвоенные доходы
#война#деньги#финансы

А что о своих предвоенных зарплатах вспоминают ветераны?

Ройтман Яков Товьевич: «б 1936 году я начал работать строгальщиком на заводе имени Ленина (в Одессе — авт.). В цеху стояли два станка — немецкий и японский. Цех считался «закрытым» и выполнял только военные заказы. Работали в три смены, каждая по восемь часов. Решил начать самостоятельную жизнь и снял комнату в доме у старушки. Помню свою первую зарплату — 720 рублей. Эта сумма казалась мне огромной». Зарплата пусть и не огромная, но весьма солидная. «Закрытый» цех с военными заказами в советскую эпоху — даже спустя несколько десятилетий после войны — это подразумевало серьезную оплату труда.

Бутов Петр Петрович:«В детстве я мечтал быть военным, но к нам в область приехали работники комбината «Ростовуголь», уговорили поступить в горнопромышленное училище, и я год работал в шахте № 15–16 г. Гуково, механиком электровоза вагонеток. В то время, в 1939 году я зарабатывал около тысячи рублей в месяц».

Титов Федор Иванович:«Окончил училище в 1936 году получив специальность слесарь-паровозник 3-го разряда, и был направлен на работу в депо. Первый месяц учеником, а потом начал самостоятельно работать. До ухода в армию я отработал 3 года 9 месяцев. Надо сказать, у меня получалось неплохо. С 3-го разряда вырос до 6-го. Хорошо жил. Зарабатывал хорошо. У меня даже часы были. Одевался хорошо. Лучший костюм на заказ стоил 500 рублей — я за месяц столько зарабатывал. Хотя первый месяц заработал 120 рублей. Но потом бригадир почувствовал, что могу работать, и дал шабровку золотников — пятнышки шабером убирать. Разобрать золотник, пришабрить золотник и лицо и собрать стоило 23 рубля. Я всю операцию проделывал за 8-часовой рабочий день».

Как мы видим, зарплата рабочих Ройтмана и Титова, механика электровоза вагонеток Бутова намного превышала названную Вознесенским среднюю цифру Шахтеры в то время за свой смертельно опасный труд действительно получали такие зарплаты, о которых большинство трудящихся в СССР даже не мечтали. Даже летчики, тогдашняя элита страны, получали меньше.

Борисов Михаил Владимирович: «Окончили мы аэроклуб. У меня очень хорошо получалось. Хотели меня оставить инструктором. 750 рублей платили! Это в 1940 году большие деньги. Полное обеспечение. Бесплатная форма одежды, бесплатное питание, условия отличные. Я отказался, говорю, поеду в училище, если не примут, то приеду в аэроклуб инструктором».

Юзовчак Борис Петрович: «Мы с братом и с другими ребятами жили впятером на съемной квартире в Сормово, я ему отдавал свою зарплату, а он мне выдавал деньги на какие-то нужды, был вроде моего казначея. Зарплата у меня была «учениковская»: рублей сто двадцать, если не ошибаюсь. Одевать себя на эти деньги я не мог, но на питание мне вполне хватало. А вот квалифицированные рабочие получали значительно лучше, так что стремиться было к чему».

Дерябина (Рыжкова) Клавдия Андреевна, работавшая инструктором аэроклуба: «Аэроклуб был на полном обеспечении. Утром мы завтракали в столовой, а обед и ужин нам привозили на аэродром. Инструктора жили на частных квартирах. Платили нам 625 рублей — это были хорошие деньги».

Ее коллега Анкудинов Павел Ефимович:» Вот так я стал инструктором. Жили мы в Оренбурге на частной квартире. За нами по городу ездил автобус — собирал на занятия. На первом курсе я получал 100 рублей, на втором —110 итак каждый год по десятке прибавляли, а инструктором уже получал 700 рублей, не говоря уже об отличном обмундировании и бесплатном питании по норме 8а — шоколад и все, что хочешь. Жили хорошо, этого не отнять».

Горелов Сергей Дмитриевич: «Надо сказать, что окончил я училище сержантом. Мы надеялись, что нас выпустят лейтенантами, нам уже красивую темно-голубую форму пошили, с «курицей» на рукаве. И вдруг пришел приказ мини стра (наркома — авт.) обороны Тимошенко всех выпускать сержантами! Обидно было настолько, что я, например, никогда не надевал треугольники. Кроме того, нас оставили жить на казарменном положении, и требовалось отслужить четыре года, чтобы выйти из этой казармы. Конечно, мы, сержанты, жили не в общей комнате, а в комнатах по 3–4 человека, на всем довольствии — питание, форма, проезд.

Но, например, сержантский оклад был 440 рублей, а у лейтенанта — 750. Ну хоть стричься не заставили».

При этом сами летчики подчеркивали, что получали хорошие деньги. Даже сержант Горелов — 440 рублей оклад. Это особенно ощутимо при сравнении, скажем, с «доходами» колхозников. Вениамин Андрианович Лазарев, например, вспоминал, что когда он в сороковом году работал на лесоповале, то зарабатывал 70–80 рублей в месяц. На лесоповал он попал по разнарядке из колхоза — отсюда и нищенская зарплата134.

Надежда Дмитриевна Ковалева: «А в 1939 г. мы отправились в город по причине страшной бедности, ведь в колхозе все работали за палочки»135. Палочками неофициально назывались трудодни — мера оценки и форма учета количества и качества труда колхозника в колхозном производстве. Рабочие предприятий получали зарплату, но в колхозах не было зарплат для рядовых колхозников, и весь доход после выполнения обязательств перед государством (обязательные поставки и внесения натуроплаты в МТС) поступал в полное распоряжение колхоза и колхозников, причем каждый колхозник получал за свою работу долю колхозного дохода соответственно выработанным им трудодням. Вот только на практике по трудодням-палочкам получить можно было зачастую нечто весьма символическое. Поэтому меаду реальными доходами большинства колхозников и городских рабочих существовала огромная разница.

Вознесенский пишет: «Наибольший рост заработной платы в народном хозяйстве, особенно в промышленности СССР, за годы Отечественной войны имел место в районах Поволжья, Урала и Западной Сибири, которые несли на себе основную тяжесть снабжения фронта военной техникой». Но приведенные им цифры (см. выше) показывают, что никакого принципиального увеличения заработной платы в годы войны не происходит. На таком фоне получается, что наводчик орудия, подбивший вражеский танк (500 рублей), получал за это почти среднемесячную тыловую зарплату. А уж пилот, отбомбившийся по Берлину, Будапешту или Хельсинки (2000 рублей), получал почти четыре среднемесячных зарплаты 1944 года.

М. Кустов

Как обеспечивались семьи военных

Пять тысяч для семьи погибшего товарища

Самый «оплаченный» бой?

Советский офицер заплатит в долларах и гоби

Поощрение десантников и наземных войск. Сколько стоит десантная операция?

О премировании личного состава за ремонт танков

Платить — так всем летчикам

100 000 рублей летчику-испытателю

Эффективность боевой работы оценивалась в рублях

Финансовое обеспечение в годы Великой Отечественной войны

Сколько стоит побомбить Берлин?

Cм. также: Тайна полковой казны (часть 1)

Выплаты личному составу ВВС за боевую деятельность. 1943 г.

Тайна полковой казны (часть 2)

Тайна полковой казны (часть 3)

Тайна полковой казны (часть 4)

 

Другие новости и статьи

« Вступление в должность начальника финотдела РВС Республики

Личность в истории. Шухов Владимир Григорьевич »

Запись создана: Пятница, 24 Май 2019 в 0:27 и находится в рубриках Новости, Финансовое.

метки: , ,

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

Будем благодарны за Ваши комментарии  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика