24 Сентябрь 2013

Надвигается гроза 1935-1939 гг.

oboznik.ru - Надвигается гроза 1935-1939 гг.

К концу 1934 года международные усилия в области всеобщего разоружения, по сути дела, сошли на нет. Слишком многие государства пришли к выводу, что это делает их уязвимыми перед внешней агрессией. Лига Наций хоть и продолжала функционировать, но оказалась бессильной помешать Японии оккупировать Маньчжурию. Выход из Лиги Наций гитлеровской Германии, неуклонно растущая военная мощь Японии, нежелание США принимать участие в работе Лиги сделали последнюю мало что значащей организацией.

Вскоре ей был брошен новый вызов. Италия Бенито Муссолини не имела ничего общего с Италией конца Большой войны. Теперь у нее было крепкое правительство, и все социальные инфраструктуры, по крайней мере внешне, работали бесперебойно. В стране установился тот порядок, о котором раньше не могло быть и речи. Но Муссолини хотелось превратить Италию в великую державу. Его особенно раздражало, что Италии не удалось расширить свои владения в Африке за счет бывших германских колоний, и он хотел теперь наверстать упущенное. Его особенно манила Абиссиния (ныне Эфиопия), которую Италия уже пыталась завоевать в 1896 году, но потерпела поражение в кровопролитном сражении при Адуа.

Теперь Муссолини решил избрать тактику «дружественного подхода». Он поддержал ходатайство Абиссинии о принятии ее в Лигу Наций, а в 1928 году подписал с ней договор о дружбе. Однако император Абиссинии Хайле Селассие был готов открыть двери и для других государств, что категорически не устраивало Муссолини. Мысль о военном решении проблемы все чаще и чаще посещала его, и в декабре 1934 года итальянские войска, находившиеся в соседнем Сомали, спровоцировали столкновение с абиссинскими частями в оазисе Огаден на территории Абиссинии. Италия потребовала репараций и стала наращивать свое военное присутствие в Сомали и Эритрее. Император Хайле Селассие направил протест в Лигу Наций, которая никак на него не отреагировала, поскольку была более обеспокоена перевооружением Германии.

Это только укрепило Муссолини в намерении оккупировать Абиссинию, особенно после того как в июне 1935 года в Рим прибыл британский министр иностранных дел Антони Иден. Опасаясь, что Италия тоже может покинуть Лигу Наций, он попытался заключить с Муссолини сделку, по которой за Огаден Италия предоставляла Абиссинии порт на Красном море. Но Муссолини не успокоился, и в конце октября 1935 года, по завершении сезона дождей, итальянские войска вошли в Абиссинию из Эритреи и Сомали. Несмотря на сложный рельеф местности, дававший определенные преимущества обороняющимся, плохо вооруженные абиссинцы не смогли противостоять отлично вооруженной итальянской пехоте и авиации, постоянно прибегавшей к бомбежкам, порой использовавшей газ. То, как отреагировала на это Лига Наций, еще раз показало ее слабость. Ни Великобритания, ни Франция не были готовы к вооруженному конфликту с Италией, поскольку их армии тогда не отличались ударной мощью. Правда, к Италии были применены экономические санкции, но они не распространялись нина уголь, ни на нефть, крайне необходимые для ведения военных действий.

Кроме того, страны, не входившие в Лигу Наций, в том числе США, могли игнорировать эти санкции. Неудивительно, что их эффект оказался минимальным. Поэтому после шестимесячной войны Абиссиния пала. Хайле Селассие с семьей эмигрировал в Великобританию, а Муссолини объявил Абиссинию итальянской колонией. Лига Наций в очередной раз оказалась бессильной. В июле 1936 года, два месяца спустя после захвата Абиссинии Италией, разразился новый конфликт, на сей раз уже в самой Европе. Испания не принимала участия в войне 1914—1918 годов, но, как и многие европейские страны, по ее окончании страдала от чехарды слабых правительственных кабинетов. В 1923 году Примо де Ривера свергнул очередное правительство и объявил себя диктатором. Он находился у власти семь лет, и правлению его пришел конец, когда всеобщий кризис затронул и Испанию. Резкое падение жизненного уровня испанцев привело к окончательной утрате им авторитета у народа.

В Испании была снова восстановлена демократия, и к власти пришло правительство левой ориентации. Была упразднена монархия, король Испании Альфонс эмигрировал, страна стала республикой. Левые и правые кабинеты стали по очереди сменять друг друга, а в стране происходила поляризация политических сил. На всеобщих выборах в феврале 1936 года левые — от умеренных социалистов до анархистов и коммунистов — создали коалицию Народный фронт. Им удалось победить правый блок, состоявший из партий католической ориентации и радикальной Фаланги, основанной сыном Примо де Риверы. Преимущество, достигнутое Народным фронтом на выборах, было весьма невелико, но одним из первых шагов нового правительства стало запрещение фалангистов.

Это привело к уличным столкновениям между левыми и правыми. В остальном реформистская деятельность новой власти оказалась более чем умеренной. Тем не менее начавшиеся забастовки и захваты земли насторожили правых, опасавшихся установления коммунистической диктатуры. Особую тревогу деятельность левых вызывала у испанских военных. Им казалось, что лишь вооруженное восстание может помешать возникновению красной Испании. Поэтому 17 июля испанские части, находившиеся в Марокко, под командованием генерала Франсиско Франко захватили власть в принадлежавшей Испании части этой колонии и объявили себя противниками мадридского правительства. В течение недели взбунтовавшиеся гарнизоны и в самой Испании захватили Овьедо, Севилью, Сарагосу и ряд других городов.

Впрочем, далеко не все генералы поддержали мятеж — восстания в Мадриде и Барселоне, например, были быстро подавлены. В результате под контролем националистов остался северо-запад страны, за исключением части побережья в районе Бильбао и района вокруг Севильи. Республиканцы контролировали восточную половину страны, в том числе и столицу Мадрид. Испания оказалась объятой пожаром гражданской войны, изобиловавшей теми ужасами и зверствами, которые случаются при подобных конфликтах. Чтобы переправить свои войска через Гибралтар, Франко обратился за помощью к Гитлеру. Еще до конца июля в Марокко стали прибывать транспортные самолеты «Юнкерс-52», создавая воздушный мост. Послал свои самолеты и Муссолини.

Кроме того, Германия и Италия стали усиленно снабжать националистов оружием. Московский Коминтерн, со своей стороны, решил отправить в Испанию добровольцев и оказать финансовую помощь республиканцам. Великобритания и Франция весьма опасались, что из этого внутреннего конфликта может разгореться новая европейская война. Они провозгласили политику невмешательства, хотя тогдашнее левое французское правительство пошло на это крайне неохотно. Они вступили в контакт с Италией, Германией, а также соседней с Испанией Португалией и добились от них обещания не вмешиваться в конфликт. Был основан международный Комитет по невмешательству, его первое заседание состоялось в Лондоне в начале сентября.

Однако Гитлер и Муссолини, несмотря на свои заверения о неучастии, продолжали снабжать националистов оружием и людьми, причем во все увеличивавшихся количествах. Это заставило Советский Союз заявить, что он будет выполнять соглашения о невмешательстве лишь в той степени, в какой это делают Германия и Италия. Испанские националисты, получив ощутимую поддержку от Италии и Германии, открыли два фронта. Генерал Мола стал очищать от республиканцев север страны, а генерал Франко двинулся на Мадрид с юга. К концу года с помощью Молы ему удалось окружить Мадрид с трех сторон. Республиканское правительство покинуло осажденную столицу, перебравшись в Валенсию, а Италия официально признала Франко как нового руководителя страны что вполне в интересах Коминтерна было оказание поддержки левому испанскому правительству, Сталина весьма беспокоило укрепление фашистов в Италии и нацистов в Германии. Он надеялся, что западные демократии помогут обуздать их аппетиты и потому не желал пока ссориться с США, Францией и Великобританией. Гражданская война в Испании устраивала его как средство отвлечения внимания Германии и Италии от востока Европы, он использовал эту ситуацию для усовершенствования своей военной машины. Сталин отправил в Испанию около семисот танков и полторы тысячи самолетов.

На стороне республиканцев также воевали так называемые «интернациональные бригады». Несмотря на нежелание своих правительств открыто вмешиваться в испанский конфликт, многие левые радикалы из Америки, Англии, Франции и даже Германии отправились сражаться в Испанию. Нередко организацией таких боевых групп занимались западные компартии. Бойцы-интернационалисты, большинство из которых были плохо вооружены и снаряжены, блеснули отвагой во многих сражениях, прежде всего в боях под Мадридом.

Очень многие из них сложили там свои головы. Иностранные добровольцы сражались и на стороне националистов — например, в составе ирландской католической бригады, но по своей численности они заметно уступали интербригадовцам. Постепенно положение республиканцев начало ухудшаться. Одной из причин их общих неудач были различия в политических целях. Социалисты и коммунисты хотели ограничиться военной победой над противником, анархисты и синдикалисты надеялись устроить пролетарскую революцию. При том, что пламенные речи Долорес Ибаррури, прозванной Пассионарней, вдохновляли защитников Мадрида разных политических убеждений, противоречия между членами коалиции стали столь велики, что в мае 1937 года в Барселоне произошло столкновение между коммунистами и анархистами.

Это, естественно, никак не могло способствовать успеху общего дела. Вторая причина преимущества националистов состояла в том, что они были вооружены явно лучше, чем республиканцы. Комитет по невмешательству принял решение о блокаде берегов Испании. Германии и Италии поручалось контролировать восточное побережье, Великобритании — южное и совместно с Францией — северное. Блокада, однако, не возымела особого действия. Националистам удавалось получать все необходимое через дружественно настроенную Португалию, к тому же никто не контролировал воздушное пространство. Более того, к ноябрю 1937 года Франко настолько укрепил свои позиции, что сам мог организовать блокаду.

Поэтому к концу 1938 года республиканцы удерживали лишь один небольшой анклав на крайнем северо-востоке и второй — на восточном побережье возле Мадрида. К тому времени иностранные добровольцы, в том числе и интербригадовцы, были вынуждены покинуть Испанию по плану, выдвинутому Комитетом по невмешательству. Все новые и новые государства признавали режим Франко, и наконец в феврале 1939 года республиканское правительство эмигрировало через Пиренеи во Францию. За ним потянулся поток беженцев.

В конце марта пал и Мадрид, а месяц спустя Франко объявил о прекращении боевых действий. Раны гражданской войны Испании предстояло залечивать еще очень долго. Пока же неспособность Франции и Великобритании воспрепятствовать участию в конфликте Германии, Италии и Советского Союза лишь разожгла аппетиты Гитлера и Муссолини и вселила в Сталина большие сомнения насчет желания западных демократий всерьез воевать с фашистами и нацистами. Лига Наций не принимала никакого участия в разрешении испанского конфликта. Новой проверкой ее авторитета стал другой, тогда же разразившийся кризис. Лига Наций не смогла помешать Японии оккупировать Маньчжурию в начале тридцатых годов. Теперь Маньчжурия превратилась в марионеточное государство Маньчжоу-го, во главе которого японцы решили поставить императора Пу И, последнего из китайской императорской династии Цин. Япония, вышедшая из Лиги Наций в 1933 году, лелеяла планы проникновения в сам Китай.

В середине тридцатых годов Китай был охвачен гражданской войной. Причиной этого конфликта стало возникновение Китайской республики, основанной в 1911 году Сунь Ятсеном. Он был убежден, что традиционное феодальное управление страной императорами из их резиденции в Пекине, именовавшейся Запретным городом, привязывало страну к прошлому и делало ее беспомощной перед лицом алчных иностранных государств, попросту грабивших Китай. Но несмотря на свои самые достойные намерения, Сунь Ятсен не смог удержать Китай от хаоса и разброда.

В двадцатые годы власть сосредоточилась в руках различных военачальников, которые постоянно ссорились друг с другом, и столкновения их армий причиняли бесконечные страдания китайскому народу. В 1925 году Сунь Ятсен скончался. Его преемником стал армейский офицер Чан Кайши, который хотел видеть Китай единым, экономически мощным государством. Прежде всего нужно было положить конец бесконечным распрям военных. Кроме того, он хотел ликвидировать иностранные колонии вокруг основных портовых городов, так как они вот уже много десятилетий, по сути дела, занимались разграблением национальных богатств. Ради этой цели Чан Кайши вступил в союз с коммунистическим движением, которое возникло в Китае при поддержке Советской России. В 1926 году Чан Кайши начал наступление из Южного Китая на Шанхай, главный, как его называли, «договорный порт» с большой западной общиной. Почуяв неладное, западные страны поспешили выслать подкрепление своим небольшим гарнизонам в Шанхае. Чан Кайши без особого труда дошел до Шанхая, по пути разгромив ряд группировок местных бэйянских милитаристов.

Однако теперь в гоминьдановском правительстве, как назывался режим Чан Кайши, наметился раскол. Коммунисты проводили агитацию среди городской бедноты и крестьянства. Чан Кайши, со своей стороны, понимал, что для упрочения своего правления необходимы деньги. Их можно было получить у богатых землевладельцев и у иностранцев — иными словами, как раз у тех, против кого выступали коммунисты. В апреле 1927 года Чан Кайши выступил против своих недавних союзников, арестовав кое-кого из коммунистических вожаков. Началась война, которая, то затихая, то снова разгораясь, продолжалась двадцать с лишним лет. Поначалу все складывалось крайне удачно для Чан Кайши. Коммунисты, возглавляемые Мао Цзэдуном, понесли такие тяжелые потери, что в октябре 1934 года вынуждены были отступить в пустынные районы северо-западного Китая. Переход протяженностью в пять тысяч миль получил название «Великий поход» и занял почти год. Из ста тысяч бойцов, отправившихся в этот поход, лишь треть дошла до конца. Прибыв на революционные базы в провинции Шаньси и Ганьсу, коммунисты стали залечивать раны и накапливать силы для ответного удара. Японское правительство, находясь под заметным давлением националистически настроенных военных, усилило нажим на Китай.

Наличие сильного Китая совершенно не отвечало интересам Японии с ее владениями в Маньчжурии. В то же время Японию беспокоили советские и китайские коммунисты. Именно это обстоятельство и побудило ее заключить в 1936 году с Гитлером так называемый «Антикоминтерновский пакт», к которому год спустя присоединилась и Италия. Тем временем напряженность в японо-китайских отношениях продолжала нарастать. В июле 1937 года состоялось столкновение между отрядом японских войск, находившимся с миссией в районе Пекина, и китайскими войсками.

После этого в Северный Китай были введены соединения Квантунской армии и началась война. В китайских портах стали высаживаться японские десанты, и к концу года уже весь Северный Китай и его побережье оказались под контролем Японии. Жестокость, проявленная японскими солдатами при взятии Шанхая и особенно Нанкина, жители которого полтора месяца после капитуляции города подвергались бесчисленным издевательствам и преследованиям, потрясла весь мир. В декабре 1937 года японская авиация и береговая артиллерия начали обстрел британских и американских военных и торговых кораблей в районе Нанкина, потопив несколько из них. Президент США Рузвельт предложил ответить на это морской блокадой, но Великобритания, опасаясь, что это приведет к войне, не поддержала американскую инициативу. Кончилось тем, что японцы, не желая рисковать — ведь стратегически важное сырье целиком импортировалось в страну, — принесли извинения.

Чан Кайши пришлось воевать в одиночку. Единственным утешением стало подписание им с Советским Союзом договора о ненападении. Это произошло в августе 1937 года и привело к тому, что Мао Цзэдун объявил главным врагом Японию, а не Чан Кайши. Несмотря на это, японцы продолжали неумолимо наступать. К осени 1938 года они оккупировали Кантон (ныне Гуанчжоу. — Прим. ред.) и изолировали британскую колонию Гонконг. Чан Кайши был вынужден перевести свое правительство в глубь Китая, в город Чунцин. Великобритания и Франция ограничились нотами протеста, на которые Токио не отреагировал. Противостояние Чан Кайши японской агрессии, однако, вызвало положительный отклик в американском обществе, и в конце 1938 года президент Рузвельт предоставил ему заем в 25 миллионов долларов, чтобы тот мог продолжать военные действия.

Советский Союз поддерживал Чан Кайши больше на словах, но в конце тридцатых годов у своих границ имел ряд военных столкновений с Японией. Кульминацией стала битва на реке ХалхинГол на территории Монголии в августе 1939 года, когда советские войска, располагая большим количеством танков и самолетов, разгромили японскую группировку и отбили у японцев охоту посягать на советские территории. Этой операцией руководил Георгий Жуков, имя которого буквально через несколько лет стало известно всему миру. Не сумев воспрепятствовать японской агрессии в Китае, Лига Наций в очередной раз расписалась в своем бессилии. Впрочем, европейские державы были уже всерьез озабочены развитием событий на своем континенте. Когда в 1933 году в Германии к власти пришел Гитлер и начал железной рукой устанавливать новый порядок, за рубежом окрепло убеждение, что Германия и так достаточно наказана и пора пойти навстречу ее попыткам обрести прежний статус.

Надо сказать, что успехи Гитлера в ликвидации безработицы и восстановлении экономики вызывали восхищение за границей. На Западе слишком многие закрывали глаза на то, что нацисты уничтожали всякую оппозицию и отправляли инакомыслящих в недавно открытый концлагерь Дахау. Гитлер поставил своей задачей не только восстановление справедливости, попранной Версальским мирным договором 1919 года, но и обеспечение германского народа «жизненным пространством». Последнее означало пересмотр границ 1919 года.

Это проявилось не только в выходе Германии из Лиги Наций в октябре 1933 года, но и в наращивании военной мощи — сначала тайно, затем уже совершенно откровенно. Особенное неудовольствие Гитлера вызывала изоляция Восточной Пруссии «польским коридором», возникшая согласно Версальскому мирному договору. Но до обретения Германией действительно сильной армии Гитлеру оставалось лишь усыплять бдительность соседей. Эту цель, в частности, преследовал подписанный им в 1934 году пакт о ненападении с Польшей.

Затем Гитлер обратил свои взоры на страну, в которой родился, то есть на Австрию. Ее канцлер Энгельберт Дольфус с 1932 года правил страной без парламента, который он распустил, устав от бесконечных угроз как со стороны левых, так и со стороны правых. В 1934 году Дольфус с большой решительностью подавил выступления венских рабочих, что лишь усилило его популярность в стране. Гитлер попытался устроить государственный переворот, но австрийские нацисты не сумели выполнить поставленной перед ними задачи. Им удалось убить Дольфуса, однако армия взяла ситуацию под контроль. Кроме того, Муссолини, считавший Австрию зоной итальянских интересов, проявил нелояльность своему германскому партнеру и в качестве предупредительной меры отправил войска к перевалу Бреннер на австрийско-итальянской границе в Альпах. Гитлеру ничего не оставалось, как пойти на попятный. Впрочем, в 1935 году ему улыбнулась фортуна. Богатая углем Саарская область у западных границ Германии, всегда являвшаяся лакомым куском для Франции, с 1919 года находилась под управлением комиссии Лиги Наций.

В 1935 году в области был проведен плебисцит, и большинство местного населения высказалось за включение области в состав Германии. Обрадованный Гитлер отправил туда части СС (зародившиеся как личная охрана фюрера, они затем сделались самостоятельной военно-политической организацией), чтобы установить германское господство в этом регионе. В середине 30-х годов Гитлер уже совершенно открыто занялся перевооружением Германии. Численность армии возросла вдвое, была восстановлена всеобщая воинская обязанность. Гордостью фюрера стало создание трех танковых дивизий — результат серьезной подготовки военных и инженерных кадров в России за годы Веймарской республики. Еще больший резонанс у немцев получило известие о существовании люфтваффе, хотя слухи об этом уже циркулировали в стране. Как было объявлено, по своей мощи германская авиация не уступает ВВС Великобритании и Франции, хотя на самом деле Гитлер явно блефовал, выдавая желаемое за действительное. Ему хотелось таким образом оказать давление на соседние страны в вопросе о территориальных уступках Германии. Великобритания и Франция по-разному расценивали усиление военной мощи Германии. Великобританию волновало не столько увеличение численности наземных войск, сколько появление военной авиации, представлявшей для нее непосредственную угрозу. Франция, еще не закончившая сооружение линии Мажино, напротив, прежде всего беспокоилась из-за увеличения германской наземной армии. Так или иначе, ни одна из этих стран не выразила официального протеста.

Франция также осталась крайне недовольной подписанным в 1935 году англо-германским военно-морским соглашением, по которому Германия обязалась не доводить общую численность обычных кораблей до одной трети от числа судов Королевского британского ВМФ при сохранении паритета в подводных лодках. Новый подход к ограничениям состава немецкого флота стал свидетельством того, что Великобритания считала Версальский мирный договор утратившим силу. Впрочем, соглашение с Германией очень устраивало британское правительство, которое не хотело ввязываться в гонку военно-морских вооружений наподобие той, что имела место перед 1914 годом. Спокойное отношение к пропорции субмарин указывало на то, что руководство британского ВМФ считало усовершенствования в области гидроакустики и глубинных бомб надежной гарантией сведения угрозы от подводных лодок до минимума. Время показало ошибочность подобного подхода. Быстрые темпы перевооружения Германии, однако, заставили Францию и Великобританию предпринять кое-какие меры. Это положило конец попыткам обеспечить мир во всем мире путем всеобщего разоружения. Впрочем, перевооружение этих двух стран поначалу не носило достаточно систематического характера. Великобритания, например, основные усилия сосредоточила на развитии авиации, прежде всего стратегических бомбардировщиков. Не дремал и Сталин.

В Советском Союзе полным ходом разворачивалась программа военного укрепления коммунистического режима, дабы защититься как от капиталистических демократий, так и от правых диктатур Запада. Хорошо развивалась тяжелая и легкая промышленность, текстильная промышленность, стал возможен Пошив штор на заказ Ростове-на-Дону, Дизайн штор, таким образом существенно расширялась сфера услуг. Развивалась армия. К 1935 году Советский Союз обладал внушительным воздушным флотом и неплохими бронетанковыми войсками. Имелась также и парашютно-десантная бригада. 1 декабря 1934 года в Ленинграде (как тогда назывался Санкт-Петербург) был убит первый секретарь горкома партии Сергей Киров. Из этой искры быстро разгорелся пожар политических чисток, который растянулся на долгие годы. Некоторые из ближайших соратников и соратниц Сталина, составлявших костяк большевистской партии, оказались арестованными как вредители, заговорщики и агенты империализма.

После промывания мозгов в казематах Лубянки они публично каялись на судебных процессах. Одних приговаривали к расстрелу, других бросали в сибирские лагеря. По сути дела, был уничтожен весь командный состав Советской Армии, и прогрессивные идеи относительно современных методов ведения войны были отброшены как неверные. Несколько лет спустя за это пришлось заплатить дорогой ценой. Собственно, единственной причиной успехов Советской Армии на Дальнем Востоке в борьбе с японцами было то, что волна репрессий не успела захлестнуть окраины.

Тем не менее сталинский террор затронул практически все слои советского общества. Сосед не доверял соседу, и страной правил страх. Следующий ход в Западной Европе Гитлер сделал в 1936 году. Воспользовавшись тем, что все внимание Франции и Великобритании было приковано к событиям в Абиссинии, он направил войска в демилитаризованную Рейнскую область. Это было очередным нарушением условий Версальского мира. Гитлер, безусловно, шел на риск. Германские вооруженные силы находились еще в процессе перестройки, и они не смогли бы оказать длительного сопротивления армиям Великобритании и Франции, если бы те объявили войну в связи с этим решением Гитлера. Однако этого не случилось, что еще больше укрепило уверенность Гитлера в себе. Мрачные воспоминания о Большой войне еще тяготели над бывшими союзниками, и они были готовы заплатить практически любую цену, лишь бы умиротворить Гитлера и не доводить дело до повторения чего-либо подобного войне 1914—1918 годов.

Подтверждением этой политики стало их молчание, когда 1 ноября 1936 года Гитлер и Муссолини подписали Берлинское соглашение об образовании оси БерлинРим. В 1936 году Берлин стал местом проведения очередных Олимпийских игр. Гитлер увидел в этом возможность пропаганды национал-социализма и арийского идеала. С этой же целью в Нюрнберге, городе в южной части Германии, ежегодно в сентябре проводились массовые парады и демонстрации, призванные показать миру сплоченность и дисциплину немцев в условиях нового порядка. Однако весь этот блеск и мишура не могли заслонить одну мрачную тенденцию. Гитлер по-прежнему люто ненавидел евреев, сохраняя убеждение в том, что именно они несут главную ответственность за тот удар в спину, который получила Германия в 1918 году. Уже в 1933 году он призывал к бойкоту еврейских магазинов и запретил евреям занимать государственные должности. Два года спустя были приняты и так называемые Нюрнбергские законы, по которым евреи практически лишались германского гражданства и им запрещалось вступать в браки с арийцами.

Антисемитская пропаганда продолжала усиливаться, и вскоре евреям было также запрещено заниматься медицинской и юридической практикой. В строй вводились новые концентрационные лагеря, куда отправляли евреев. Многие евреи начали покидать Германию, среди них представители интеллектуальной элиты, в том числе знаменитый физик и математик Альберт Эйнштейн. Своего апогея эта кампания достигла в ноябре 1938 года во время «хрустальной ночи». После того как в Париже польским евреем был убит германский дипломат, последовали официально санкционированные погромы еврейских магазинов, поджоги синагог и даже убийства. Евреев заставили носить на одежде желтые звезды, а их собственность насильственно конфисковывалась. Эти действия вызвали протесты за рубежом, которые не отличались особой громогласностью. Отчасти это объяснялось давними предубеждениями против евреев, существовавшими во всех европейских странах, но главное, конечно, заключалось в боязни западных демократий спровоцировать Гитлера на войну. После занятия Рейнской области Гитлер в течение двух лет не предпринимал никаких активных действий, если не считать поддержки Франко во время гражданской войны в Испании. Ему хотелось как следует укрепить мощь национальных вооруженных сил и лишь потом пуститься в новые авантюры. Но в начале 1938 года он снова взялся за соседнюю Австрию.

После неудачного нацистского путча в 1934 году Австрией правил Курт фон Шнушниг, не желавший особо сближаться с Гитлером. В феврале 1938 года он узнал о новом заговоре нацистов и заявил Гитлеру протест. Гитлер, в свою очередь, обвинил его в преследовании австрийских национал-социалистов. Возникла кризисная ситуация. Чтобы разрядить напряжение, фон Шнушниг объявил плебисцит, предложив австрийцам высказаться, желают ли они сохранять независимость или объединиться с Германией. 12 марта, за день до референдума, Гитлер приказал своим войскам перейти австрийскую границу. Он опасался, что референдум не даст желаемого ему результата. Внезапность, с которой это произошло, и горячий прием, оказанный войскам местными нацистами и им сочувствующими, сделали оккупацию бескровной.

В тот же день Гитлер объявил о присоединении Австрии к Германии. И опять западные демократии никак не воспротивились случившемуся, убедив себя, что союз двух соседних государств, народы которых говорят на одном языке,— дело вполне нормальное. Гитлер в очередной раз сумел выйти сухим из воды. Воодушевленный успехом, он решил поскорее проглотить еще один лакомый кусок. На сей раз это были Судеты, западная область Чехословакии, где имелось немецкое население. По наущению Гитлера судетские нацисты потребовали от президента Чехословакии Эдуарда Бенеша полной автономии, а Гитлер пригрозил применить силу в случае невыполнения этого требования. Бенеш, однако, не испугался. У него были сильная армия и неплохая линия укреплений — что-то вроде линии Мажино.

Он ответил на угрозу объявлением общей мобилизации. Это несколько отрезвило Гитлера, однако напряжение не спадало все лето. Опасаясь, что кризис приведет к войне, премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен отправился в Берлин и встретился с Гитлером, который заверил его, что если он получит Судеты, то на этом его территориальные притязания окажутся исчерпанными. Чемберлен убедил Францию пойти навстречу Гитлеру. В обеих странах были предприняты некоторые меры предосторожности, ограничившиеся, правда, лишь сооружением бомбоубежищ и размещением вокруг Лондона и Парижа зенитных батарей. Чемберлен еще раз посетил Германию, и 29 сентября Великобритания, Франция, Германия и Италия подписали так называемое Мюнхенское соглашение. Гитлер получал Судеты в обмен на официальное заявление, что у него больше нет никаких территориальных претензий. С Чехословакией на этот счет никто не счел нужным проконсультироваться.

1 октября немецкие войска вошли в Судеты. Снова вторжение оказалось бескровным. Чемберлен же вернулся в Лондон и объявил, что он привез мир. Его миссия вызвала такой восторженный отклик в стране, словно он одержал великую победу. Гитлеру не терпелось поскорее развить успех. Теперь он обратил свой взор на восток, где ему мешала, словно заноза, Польша. Он потребовал порт Гданьск, а также свободный проезд по шоссе и железной дороге в Восточную Пруссию.

Польша проявила неуступчивость, и Гитлер, понимая, что если припереть поляков к стенке, они возьмутся за оружие, пошел на попятный, тем более что успех с Судетами открывал для него новые заманчивые возможности. Чехословакия возникла в 1919 году после подписания Вер сальского мирного договора и распада Австро-Венгрии. Аннексия Германией Судетской области взбудоражила различные этнические группы в Чехословакии. Словакия и Закарпатская Русь потребовали большей независимости от Праги. Бенеш, возмущенный аннексией Судетской области, ушел в отставку и покинул страну. Его преемник Эмиль Гаха уволил руководителей этих областей, но глава Словакии пожаловался Гитлеру, и тот потребовал независимости для этой области. Вскоре Гаха посетил Берлин, где его буквально заставили признать протекторат Германии над Чехословакией. 15 марта Гитлер объявил об аннексии Моравии и Богемии, Словакия стала протекторатом, а Закарпатская Русь отошла Венгрии, где у власти были правые во главе с адмиралом Хорти.

Несмотря на то, что Гитлер нагло попрал Мюнхенское соглашение, заключенное в сентябре 1938 года, Великобритания заявила весьма вялый протест. Еще не кончился март, а Гитлер снова предъявил прежние претензии Польше, а также приказал оккупировать порт Мемель (ныне город Клайпеда.— Прим. ред.) чуть севернее литовско-прусской границы. Франция и Великобритания, осознавая, что политика умиротворения не принесла результатов, 31 марта 1939 года предупредили Гитлера, что вступятся за Польшу, если Германия осмелится на нее напасть. Муссолини, явно завидуя успехам своего соратника, в апреле 1939 года направил войска в Албанию, которая с середины двадцатых годов находилась под заметным итальянским влиянием.

Это вызвало протест президента США Рузвельта, который потребовал от Берлина и Рима гарантий ненападения на другие европейские страны. Но и Гитлер, и Муссолини знали, что Америка связана Законом о нейтралитете, принятым в середине тридцатых годов и воспрещавшим оказание помощи любой из воюющих сторон, поэтому они просто проигнорировали обращение президента США. Сталин был встревожен ухудшающейся международной ситуацией не меньше Рузвельта и Чемберлена. В апреле 1939 года он предложил Великобритании и Франции заключить союз, дабы воспрепятствовать германо-итальянской экспансии. Переговоры продолжались все лето, но не дали никаких результатов. Стороны одинаково не доверяли друг другу, а Польша отказалась предоставить свою территорию для размещения советских солдат.

Понимая неизбежность вооруженного конфликта, франция и Великобритания постарались ускорить процесс перевооружения. В мае Гитлер и Муссолини еще более упрочили свой союз, подписав «Стальной пакт»28, по которому оба государства гарантировали друг другу поддержку в случае войны. Однако главную дипломатическую сенсацию Гитлер преподнес миру 23 августа 1939 года. Сталин, раздосадованный безрезультатными переговорами с Францией и Великобританией, решил испробовать иной способ борьбы с германской угрозой. Министры иностранных дел обеих стран подписали в Москве договор о ненападении. Польша оказывалась поделенной между Германией и Советским Союзом, и Сталин получал свободу действий в Прибалтике, о чем давно мечтал. Ликвидировав опасность военного столкновения с Советским Союзом, Гитлер отдал приказ своим войскам 26 августа вторгнуться в Польшу. Но в ночь с 25 на 26 августа, когда германские войска уже развертывались, занимая исходные позиции для наступления, Муссолини вдруг объявил, что Италия еще не готова к войне. Гитлер срочно отправил приказ отменить наступление, который попал к передовым частям, уже когда они двинулись вперед.

Собственно, несколько диверсионных групп все-таки перешли границу и начали мелкие бои с поляками. Возникшая, таким образом, оперативная пауза заронила у западных союзников крупицы надежды, что все-таки, возможно, войну удастся предотвратить. Они отчаянно и безуспешно стали уговаривать польское правительство пойти на переговоры с Гитлером, а также обратились к Муссолини, который хотел оттянуть вступление в войну, чтобы с его помощью уладить дело миром. Однако ничего из этой затеи не вышло. Гитлер уже принял окончательное решение. Вечером 31 августа он вызвал польского посла в Германии для короткой беседы. На следующий день на рассвете немецкие самолеты нанесли удар по польским объектам. Германская армия перешла границу, и второй раз за двадцать пять лет Европа оказалась охваченной пожаром войны.

Ч. Мессенджер

Другие новости и статьи

« Друзья Сердюкова поставили Шойгу на счетчик или кто и как продолжает «пилить» Минобороны

Минобороны отказалось от нового «калашникова» »

Запись создана: Вторник, 24 Сентябрь 2013 в 5:36 и находится в рубриках Межвоенный период.

метки: , , , , ,

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика