Из истории создания советского оборонного щита



Из истории создания советского оборонного щита

oboznik.ru - Из истории создания советского оборонного щита
#историяроссии#история#историяармии#оборона

4 октября 1957 года в Советском Союзе произошло знаменательное событие: с космодрома Байконур был запущен первый искусственный спутник Земли! Это событие произвело подлинный фурор в мире.

Сразу после окончания Великой Отечественной войны перед страной-победительницей встали две неотложные задачи: быстрейшее восстановление разрушенного войной народного хозяйства и создание оборонного щита. Речь фактически шла о жизни и смерти советского государства. Угрозы стремительно нарастали. Это подтвердила и речь британского экс-премьера Черчилля в марте 1946 года в Фултоне. В лице консервативного американского президента Г. Трумэна он нашел надежного «антикоммунистического единомышленника».

Первую задачу советскому народу в основном удалось решить за семь лет: в 1952 году СССР достиг довоенного уровня промышленного производства. А вот на решение второй задачи потребовалось значительно больше времени. Так что запуск первого искусственного спутника Земли, через двенадцать лет после окончания тяжелейшей войны, лишь подтверждал, что и эта сложнейшая научная, техническая и политическая задача решается советским народом успешно…

По мере накопления атомных зарядов, Пентагон готовил все более масштабные планы нанесения ядерных ударов по территории Советского Союза. Когда в 1949 году на Семипалатинском полигоне мы взорвали первое ядерное устройство, у Соединенных Штатов Америки уже скопилось на складах 300 атомных бомб! Был разработан план «Дропшот» – план нанесения атомных ударов по ста городам Советского Союза. Сама Америка оставалась недосягаемой для любого возможного противника.

Воздушный взрыв под Семипалатинском был осуществлен с использованием бомбардировщика «Ту-16», который, однако, не мог доставить атомную бомбу до территории США. Требовались новые средства доставки. Это могли сделать ракеты.

Май сорок шестого года оказался во многом рубежным месяцем в решении ракетных проблем. В середине месяца вышло сразу два ключевых государственных акта, которые сыграли важнейшее значение как в развитии главной оборонной отрасли, так и в личной судьбе С.П. Королёва. Первым из них было узаконено создание нового направления в оборонной промышленности – ракетостроения. Вторым создавался

НИИ-88 в качестве головного учреждения по управляемым ракетам на жидком топливе. Он объединил усилия коллективов специального конструкторского бюро и артиллерийского завода № 88 в системе наркомата вооружения. Сергей Павлович Королёв был назначен главным конструктором баллистических ракет.

Надо отдать должное председателю Совета Министров СССР И.В. Сталину, который до последних лет жизни не изменял своему важнейшему принципу – лично проверять ход выполнения принятых государственных решений. Во второй половине сорок девятого года, незадолго до испытания первой атомной бомбы на Семипалатинском полигоне, Сталин созвал представительное совещание по ракетно-ядерным проблемам. С учетом высказанных на нем предложений в апреле 1950 года выходит постановление Совета Министров СССР о реорганизации НИИ-88. На его базе создается три отдельных конструкторских бюро. С.П. Королёв назначается начальником и главным конструктором самостоятельного ОКБ № 1.

С начала февраля пятьдесят третьего года Королёв и его сподвижники продолжали в Капустином Яру испытания новых боевых ракет типа Р-5. Вечером 15 февраля на полигон позвонил министр вооружений Д.Ф. Устинов и сообщил Главному конструктору, что (это было за двадцать дней до его кончины) Сталин подписал долгожданное постановление о строительстве межконтинентальных баллистических ракет. Для создания знаменитой «семерки», ракеты Р-7, открывался зеленый свет. В условиях крайнего обострения холодной войны решение проблемы носителя приобретало первостепенное значение.

Это хорошо понимал наш «ядерный министр» того времени, крестный отец отечественной водородной бомбы Вячеслав Александрович Малышев. После окончания Великой Отечественной войны ему было поручено пестовать всю советскую ядерную программу. Он стал первым министром «среднего машиностроения», заместителем председателя Совета Министров СССР. В.А. Малышеву принадлежит знаменитая фраза: «Атомная бомба – это еще не оружие. Оружием ее делают средства доставки».

Сразу после испытания первой водородной бомбы, на том же Семипалатинском полигоне, по предложению «ядерного министра» Особому конструкторскому бюро С.А. Лавочкина поручается разработка летательного аппарата, обладающего очень высокой скоростью и большой грузоподъемностью. Тут же Малышев отправился в ОКБ Королёва и повел речь о всемерном сокращении сроков разработки межконтинентальной баллистической ракеты (МБР). Только осознание неотвратимости возмездия могло похоронить замыслы милитаристов Соединенных Штатов об уничтожении Советского Союза. Главный конструктор ракетной техники думал идентично.

Вскоре один из ведущих конструкторов ОКБ № 1 С.С. Крюков представил на суд коллег первые наброски будущей «семерки». Ракета выглядела на эскизном чертеже очень необычно и поначалу не вызвала у Королёва большого доверия. Но разработчик проявил настойчивость и сумел убедить «главного ракетчика страны» в том, что его детище – это единственно возможный вариант решения поставленной перед коллективом задачи. Так, в конце пятьдесят третьего года было положено начало работам по созданию первой, самой универсальной межконтинентальной баллистической ракеты в мире! И тут же встал вопрос о безотлагательном строительстве специального полигона для испытаний уникального сверхмощного носителя.

В полдень 15 мая пятьдесят седьмого года были проведены испытания первой «семерки» С.П. Королёва. Но лишь четвертое изделие полностью выполнило всю намеченную программу. По дальности, высоте и точности полета ракета не имела равных себе в мире. МБР Р-7 являлась тем долгожданным носителем, который мог доставить атомный заряд в любую точку планеты. Американская доктрина их безнаказанности наконец была преодолена.

Однако миф о научно-техническом превосходстве Соединенных Штатов все еще продолжал ублажать их самомнение. С подачи главного ракетчика рейха Вернера фон Брауна в июле этого же года ведущая американская газета «Нью-Йорк таймс» опубликовала статью, выдавая желаемое за действительное: «Согласно данным, которые считаются в Америке авторитетными, Советский Союз значительно отстает в создании межконтинентальной баллистической ракеты. Кроме того, укрепилось мнение, что в своей работе по созданию такой ракеты русские находятся на ранней ступени испытания двигателей и на самой ранней стадии конструирования самой ракеты».

Это заблуждение дорого стоило американским ястребам. Ровно через полтора месяца ТАСС официально заявило о создании в Советском Союзе первого в мире межконтинентального ракетоносителя! А еще через месяц с небольшим все люди планеты могли услышать знаменитые позывные первого искусственного спутника Земли: «бип…бип…бип…».

Незадолго до нашего триумфа была достигнута договоренность об участии советских ученых в исследовательских работах по программе «Международного геофизического года». В конце сентября делегация Академии наук СССР во главе с вице-президентом Академии наук академиком А.А. Благонравовым вылетела в Вашингтон для совместного обсуждения программ исследования. В день их прибытия 1 октября газета «Вашингтон пост» писала, что дело престижа Соединенных Штатов – опередить Советский Союз в запуске первого искусственного спутника Земли. При этом выражалась уверенность, что состояние американской ракетной техники, несомненно, выше советской.

Но это было уже не так. Советские ученые легко опровергли это заблуждение. Они познакомили американских специалистов с конструкцией и научным оборудованием одной из советских баллистических ракет, предназначенных для метеорологических исследований. Описание и фотография ракеты на следующий день появились в ведущих газетах Америки, что свидетельствовало о большом впечатлении, произведенном нашей ракетной техникой.

В полдень 4 октября в советском посольстве в Вашингтоне был устроен прием для американских ученых – участников совместных геофизических исследований. Журналисты, приглашенные на этот прием, атаковали академика А.А. Благонравова, пытаясь узнать у него, когда же Советский Союз намерен запустить первый спутник.

Когда прием уже подходил к концу, к телефону срочно пригласили председателя Национального комитета Соединенных Штатов Америки по проведению «Международного геофизического года» доктора М. Беркнера. Через несколько минут он торопливо вошел в зал и захлопал в ладоши: «Прошу внимания, господа! Леди и джентльмены! Сейчас над нами, на трехсоткилометровой высоте, пролетает первый советский искусственный спутник Земли!»

Что тут началось! Трудно передать эффект, произведенный его словами. В первое мгновение все будто окаменели. Придя в себя, гости ринулись к советским ученым. Они оказались теперь не просто «тремя красными в Америке», а представителями страны, в которой рождено великое чудо – первый искусственный спутник Земли! Многие из гостей тут же заторопились и покинули прием. Доктор С. Каплан подошел к академику Благонравову: «Извините, я должен срочно вернуться к себе, в Калифорнию, и организовать прием сигналов вашего спутника», – торопливо проговорил он.

Всю ночь в здании Пентагона и в Белом доме горел свет. Правительство и военное руководство Америки разрабатывали планы создания национальных стратегических ударных сил. Над ними довлел вопрос: «Чем можно ответить русским?»

Американскую прессу охватило необычайное возбуждение. Корреспондент «Нью-Йорк геральд трибун» Д. Меллон на следующий день, разведя руки в стороны, заявил академику Благонравову: «Невероятно! Материалы о вашем спутнике вытеснили всю информацию с первых полос. Мы сняли портрет чемпиона по бейсболу и заменили его снимком спутника. Такого у нас еще никогда не бывало».

Кстати, будучи еще сенатором, Джон Кеннеди вспоминал позднее: «Мы в Сенате не только не были способны работать, но, потрясенные, не могли целую неделю даже говорить друг с другом». Американцы осознали, что впервые в истории стали досягаемы и завтра «спутник» может упасть на них советской ядерной бомбой!

В 1962 году, при том же Кеннеди, уже президенте Соединенных Штатов Америки, это стало жуткой реальностью, когда командир ракетной дивизии, доставленной скрытно на Кубу, генерал-майор Стаценко четко доложил Кремлю 27 октября, что его «дивизия готова нанести удар по Соединенным Штатам всеми 24 стартами!».

Это только наша расслабленная эстрадная публика думала, что мы все ресурсы страны тратим на то, чтобы «и на Марсе стали яблони цвести!». Можно прямо сказать: тогда было такое время, что каждый год равнялся целой эпохе!

В 1957 году полковнику Михаилу Григорьеву доверили возглавить, сформировать, поставить на боевое дежурство первую в Советском Союзе дивизию межконтинентальных баллистических ракет, вооруженных знаменитой королёвской «семеркой». Это его соединение через два года произведет первый в нашем Отечестве самостоятельный учебно-боевой пуск легендарной ракеты Р-7. А еще через два года отправят на орбиту Земли космический корабль «Восток» с Юрием Гагариным на борту.

Как видим, и ядерная бомба создана при И.В. Сталине, и он же, по сути, отправил в космос бывшего летчика-истребителя морской авиации Ю. Гагарина.

В свое время А.А. Громыко, побывав в ракетных войсках, выступил на заседании Политбюро ЦК КПСС с предложением присвоить генеральские звания всем командирам ракетных полков. Андрей Андреевич не был ставропольским провинциалом и мыслил реальными мировыми категориями. Он знал, что нет ничего дороже государственной безопасности. Опытнейший политик, Громыко рассудил так: если один ракетный полк может за считанные минуты вывести из войны первоклассную европейскую державу, то как может командир столь могущественной части носить всего лишь полковничьи погоны?!

А один из известнейших главкомов ракетных войск стратегического назначения Владимир Федорович Толубко не раз говорил подчиненным, что на каждой межконтинентальной баллистической ракете должны быть крупно выведены три буквы: «ККК» – Королёв, Келдыш, Курчатов!

М.В. Келдыш, ставший академиком в тридцать пять лет, написал исключительно актуальную работу: «Баллистические возможности составных ракет» и по заслугам получил почетное звание «теоретика космоса».

Министр обороны Г.К. Жуков подписал приказ о начале строительства космодрома Байконур в 1954 году и решительно поддержал С.П. Королёва, позволяя ему, не отвлекаясь, бросить все силы на разработку «семерки».

Главный конструктор с благодарностью заявил тогда: «Спасибо Георгию Константиновичу. Он первый понял, почему мы хотим перескочить через «тройку», и поверил, что мы можем это сделать». Так что маршал Победы Жуков оказался причастным к постройке первого на Земле могучего космодрома и созданию уникальной и неповторимой королёвской «семерки».

Как только в 70-х годах Советский Союз добился паритета с Соединенными Штатами, так у американских президентов появился интерес к встречам с руководителями нашей страны, чего до того не наблюдалось. Только с Л.И. Брежневым встречались три президента США. В 1972 году это был Р. Никсон. (Был подписан исторический договор ОСВ-1.) В 1974 году – Д. Форд во Владивостоке. В 1979 году – Картер в Женеве.

Никто в мире не относится к оружию так почтительно, как умная власть. Причина одна – такая власть знает природу своей силы!

Предательский развал Советского Союза буквально опьянил ястребов всех мастей за океаном. Но бывший начальник объединенного штаба американских вооруженных сил генерал Пауэл быстро остудил их горячие головы: «Россия пока единственная в мире страна, которая за двадцать минут может уничтожить Соединенные Штаты!»

Прибыв в Москву, бывший президент США Р. Никсон слово в слово повторил предостережение генерала Пауэла. Оба американца имели в виду грозные ракетные войска стратегического назначения России. Пусть на их вооружении уже нет сегодня королёвской «семерки», но именно она заложила основы их последующего могущества.

Взлет американской ракетной и космической техники был обеспечен немецкими специалистами во главе с Вернером фон Брауном и Германом Обертом. Ведь в победном сорок пятом Соединенные Штаты увезли из Германии за океан свыше четырех сотен специалистов мирового класса.

В Советском Союзе выдающиеся достижения на этом поприще обеспечили тысячи и тысячи патриотов нашего Отечества. Их деятельность возглавили выдающиеся ученые того времени – Сергей Павлович Королёв, Мстислав Всеволодович Келдыш, Игорь Васильевич Курчатов.

Им наши вечные Почитание, Честь и Слава!

Анатолий АЛЕКСАНДРОВ



Другие новости и статьи

« Капиталы зарубежных стран на случай войны

Годы раннего детства Кости Рокоссовского проходили безмятежно »

Запись создана: Среда, 7 Ноябрь 2018 в 2:37 и находится в рубриках Новости, О патриотизме в России.

Метки: , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы