Русская философия – форма проявления русского разума



Русская философия – форма проявления русского разума

oboznik.ru - Русская философия – форма проявления русского разума

О русской философии написано много монографий и учебных пособий, особенно в последние десятилетия. Философия – это высшей уровень рефлексии человеческого разума – рефлексии людей и народов над сущностными вопросами бытия человека и природы, над смыслом человеческой жизни, над результатами познания, над феноменами сознания и разума.

Философия формирует мировоззрение, но не только его формирует, но и ставит вопрос о его адекватности миру, об истинности знаний о мире и о достоверности так называемых истинных суждений. Конечно, формируют мировоззрение и древние формы общественного самопознания – и мифы, и религия. Но философия есть высший уровень мировоззренческого самосознания человека и общества. Мир философии огромен.

Философская рефлексия охватывает все науки, все области познания, раскрывает на языке категорий механизмы развития и движения, пытается осмыслить проблемы исторического выхода человека из мира рыночных фетишей в истинное царство свободы», когда познанная необходимость становится моментом исторического действия человека, направленного на улучшение собственного бытия, раскрытия простора творчеству и реализации способностей созидающего человека. Философия всегда имеет народные корни, она всегда несет на себе печать ценностного генома того народа, того этноса, того общества, частью которого и является тот или иной творец философского умозрения. В этом контексте можно говорить и о французской, и о немецкой, и об англосаксонской, и об индийской, и о китайской, и о русской и т.п. философиях.

Русская философия своими корнями уходит в толщу русского народного самосознания, русской культуры и духовности, русского языка, русского мировоззрения и русского мироосвоения, начиная от древнейших времен и до наших дней. Она есть форма проявления русского разума, русской рациональности, несет на себе печать изоморфности русского философского разума русскому бытию. Гегель писал, что «Разум есть дух, так как достоверность того, что он – вся реальность, возведена в истину; и разум сознает себя самого как свой мир, а мир – как себя самого». Кант в «Критике чистого разума» во второй антиномии сформулировал оппозицию в форме «тезиса» и «антитезиса» таким образом: Тезис. «Всякая сложная субстанция в мире состоит из простых частей и вообще существует только простое и то, что сложено из простого».

Антитезис. «Ни одна сложная вещь в мире не состоит из простых частей, и вообще в мире нет ничего простого». Тезис Канта во второй антиномии можно назвать тезисом простоты и аналитичности (можно еще его назвать тезисом атомистической простоты), а его антитезис – назвать антитезисом сложности и синтетичности (его еще можно назвать антитезисом организмичности).

Если взглянуть на путь развития европейского философского разума и путь русского философского разума, то они противостоят друг другу, как эти кантовские тезис и антитезис. Западная философия – аналитична, русская философия – синтетична. Свою роль в таком расхождении главных доминант русской и западноевропейской систем философствования сыграли и особенности русского и западноевропейских языков, в первую очередь немецкого, французского и английского, и особенности хронотопа («пространства – времени») бытия. Русский язык по своей природе, в том числе по причине функционирования на большом «пространстве» является одним из самых флексивных языков по сравнению с языками Европы.

Объем оценочных слов в русском языке более 40%, в то время как в немецком – около 16%, а в английском – около 5%, а это есть косвенное свидетельства о «левополушарности», аналитичности немецкого и английского языков и о «правополушарности», синтетичности русского языка. Это отличие, в котором проявлены «печати» и русской истории, и русской культуры, и русской философской мысли глубоко чувствовал Александр Сергеевич Пушкин, когда писал, обращаясь и к современникам, и теперь мы можем говорить – и к нам, его потомкам: «Поймите же…, что Россия никогда ничего не имела общего с остальною Европою; что история ее требует другой мысли, другой формулы, как мысли и формулы, выведенные Гегелем из истории христианского Запада». Эта пушкинская линия всегда присутствовала в самосознании русской философии, и была выражением своеобразного ее ценностного иммунитета против постоянных агрессивных волн западнического подражания и эпигонства, которые постоянно накатывались на русский духовный мир, особенно в периоды склонения государственной политики России к заимствованию социокультурного опыта Запада. Конечно, русская философия в своем внутреннем пространстве вела диалог со всеми культурами и достижениями философской мысли всех стран мира. Две линии в ее пространстве – западничество и славянофильство, спор между которыми приобрел особую остроту в середине XIX века, входят в понятие русской философии.

На мой взгляд, неправомерно загонять представление о русской философии в прокрустово ложе только русско-православной философии, как это, например, делает известный современный русский философ С.С.Хоружий в работе «После перерыва. Пути русской философии» 88 , название которой предполагает, что советский этап развития российской цивилизации прервал «путь русской философии», а эпоха рыночно-капиталистической контрреволюции создала основания для ее ренессанса. Диалектика развития русской философии сложна. Думаю, ее развитие никогда не прерывалось. Ее особенности перекочевали в советскую философию и незримо в ней присутствовали.

Например, в работах не только А.Ф.Лосева, но и М.Бахтина, и А.А.Любищева, и Э.Ильенкова, и В.Н.Сагатовского, и А.А.Зиновьева и многих других. Русская философия – это не только узкое течение философской мысли, ограниченное рамками философско-православной или философско-христианской рефлексии, например, выраженной том или ином объеме в работах П.А.Флоренского, П.А.Булгакова, Г.В.Флоровского, П.П.Сувчинского, Л.П.Карсавина, И.А.Ильина, Б.П.Вышеславцева и других. Это, в моей оценке, вся русская философия, включая и ее народнодемократическую, социалистическую и марксистскую ветви.

Россия – это не только самостоятельный цивилизационный континент, на котором на протяжении многих тысячелетий идет исторический синтез Востока и Запада, Азии и Европы, но и соответствующая этому синтезу культура, система ценностей, духовный мир, несущие самостоятельное Слово всему Миру, в котором слышатся те всемирная отзывчивость и всечеловечность, любовь и тяготение к миру без войн, цельность знаний и софийность, русская «метафизика сердца», о которых говорили и писали Ф.М.Достоевский, В.С.Соловьев, С.Н.Булгаков, П.А.Кропоткин, И.А.Ильин, П.Д.Юркевич, Б.П.Вышеславцев и многие другие.

Субетто Александр Иванович. Слово о русском народе и русском человеке: Научное издание/ Под научн. ред. проф., д.ф.н. А.В.Воронцова. — СПб.: Астерион, 2013.-280 с.

см. также: Историческая психология русского народа

Русская духовность и Русское Православие

Русская духовность – это духовное измерение русского человека и русского народа

Духовность в нравственных основаниях российского патриотизма

В.И.Ленин и И.В.Сталин — символы советской эпохи и всего XX века

Русский народ – носитель «цивилизационного социализма»

Борьба за историческое достоинство Ленина и Сталина – это борьба за историческое достоинство русского народа

Антикапиталистическая и социалистическая направленность исторического социокультурного поиска русского народа

О вере

О русском народе

Русский человек, русский характер, русский народ

ХХ век – это Русский Век



Другие новости и статьи

« Русская философия как философия любви и добра

Глобальный вызов философам: нужна ли России антикризисная философия экономики? »

Запись создана: Вторник, 23 Октябрь 2018 в 2:19 и находится в рубриках Новости, О патриотизме в России, Тыл: образование и наука.

Метки: , , , ,



Дорогие друзья, ждем Ваши комментарии!

Комментарии для сайта Cackle

Комментарии

Загрузка...

Контакты/Пресс-релизы