28 Октябрь 2013

Что нужно для хорошей компании?

Я очень люблю сидеть и слушать беседы на темы, мне совершенно незнакомые — при условии, что останусь молчаливым слушателем и зрителем; поддерживать же разговор мне хочется, только если придутся по нраву его предмет и участники. В компании необходимо взаимопонимание. Для наблюдения же достаточно разнообразия лиц, настроений, взглядов; для общения требуется не только разнообразие, но и взаимное согласие, или можно все Смотреть онлайн. На вопрос: «Что нужно для хорошей компании?» — я отвечаю: «Чувство товарищества». При различии темпераментов и характеров ни душевная близость, ни даже приятные поверхностные знакомства немыслимы без сходства вкусов, навыков, занятий.

Когда получается хороший вечер? Когда собирается некое число людей с неким числом общих представлений, «хотя бы в чем-то и различных», и говорят на те или другие темы, ими всеми изученные, с самых разнообразных точек зрения: и пользы, и занимательности. Иначе говоря, самый приятный разговор получается тогда, когда слушателям предлагают что-нибудь интересное, да еще и рассказывают это добродушно и с юмором. Дамы, влюбленные, щеголи, остроумцы, философы, светские и простые люди составляют друг другу отличную компанию. У Рэндалла лучше всего сидится боксерам, у Лонга — лордам и праздношатающимся гулякам.

Из собеседников, по мне, лучше всего, пожалуй, Хант, так как у него знакомые темы сверкают невиданными красками, предстают в совершенно новом свете, отражающемся от его личности. Элия, серьезный и остроумный, высказывает мысли, непревзойденные по сути, но по форме трудные, не столь облегчающие мне душу. Ктото решил, что он не может быть хорошим сотрапезником, так как после обеда в Ричмонде шел по берегу Темзы passibus iniquis*. Замечание несерьезно. Однако я готов признать, что Элия самый скверный участник дурной компании, коль скоро будет признано, что он едва ли не самый лучший из всех возможных участников хорошей компании. Он один из тех, о ком говорят: «Скажи мне, с кем водишь знакомство, и я скажу тебе, кто ты». Он очень нуждается в сочувствии и оправдывает любое ваше мнение о нем. Он неспособен преодолеть критерии людей своего круга и неизменно ведет себя в полном соответствии с их оценками степени его приземленное™ или утонченности. Ему, по-видимому, приятно преувеличивать чужие предубеждения против себя — и гордиться своим умением оправдать расположение друзей. Какова бы ни была оценка его умственных способностей, он умеет проявить такую остроту ума или такую глупость, каких другим на всю жизнь хватит. Если он покажется вам чудаковатым или смешным, то вы увидите, как в нем с каждой минутой растет a la folie** то и другое, пока он не превратится в чудовище всем на страх. А поставьте его рядом с человеком остроумным и схватывающим все на лету, и он заблистает все ярче и ярче:

…подобно стали, что приемлет
Тепло и свет, но отражает сразу
И облик солнца, и его тепло.

Мы как-то проводили приятньш вечер у Барри Корнуолла. Присутствовавший при том молодой книготорговец ушел в восхищении элегантностью застолья и с восторгом рассказывал о слуге в зеленой ливрее и об оригинальном светильнике. Мне же казалось, что прелесть вечера заключалась в беседе о Бомонте и Флетчере и старинных поэтах, в которой все с удовольствием участвовали, а также в осознании того, что мы и в самом деле порадовали нашего хозяина, говоря об области знаний, в которой он преуспел, и хваля авторов, которым он с чувством и приятностью подражал. Думаю, следовало бы установить такое правило: хорошая компания — та, где соблюдается определенное соотношение ораторов и слушателей.

В этом смысле Колридж хороший собеседник. Куда бы он ни пришел, он немедленно устанавливает принцип разделения труда: без всякой предварительной договоренности он берет на себя роль оратора, а остальные — роль слушателей, стада Цирцеи. Добавлю также, что хорошая компания немыслима без полного отсутствия жеманства и принуждения. Если безудержное проявление чувств или нелицеприятное высказывание мнений ведет к оскорбительной фамильярности, это плохо; но ничем не лучше ситуация, когда люди воздерживаются от обидных замечаний лишь потому, что держатся официально и напускают на себя почтительный вид.

Думаю, что вне Лондона нельзя даже говорить о подобии общества, и вот почему: во-первых, везде, кроме Лондона, есть понятие соседства — случайные или неизбежные знакомые либо соединены по прихоти судьбы, либо растут вместе, как деревья, но самому составить себе компанию можно только в Лондоне. Там вы встретите как раз тех самых людей почти любого круга (или, по крайней мере, из числа занимающихся умственным трудом), с которыми вы более всего хотели бы общаться.

Из миллиона людей нетрудно найти полдюжины вам по душе. Город так велик, что отдельные люди в нем чувствуют себя заблудившимися, но именно поэтому вы можете оказаться на расстоянии всего двух-трех миль от тех, кто при иных обстоятельствах мог бы жить за сотни миль от вас. Во-вторых, Лондон — единственный город, в котором компания друзей с каждым обращается только соответственно его ценности для этой компании. В любой другой части королевства репутация не зависит от ума и светских талантов.

В Ливерпуле или Манчестере все знают, у кого сколько земли и денег, у кого какие связи и виды на будущее, поэтому в провинции во всех отношениях господствуют раболепие или чванливость, корыстолюбие или наглость. Там смеются не потому, что собеседник остроумен, а потому, что богат; там думают не о том, против чего, а против кого возражают. Весомость сказанного зависит от величины состояния, а степень внимания к словам — от размеров земельных владений. В столице на такие расчеты, не имеющие отношения к делу, нет ни времени, ни охоты.

Общество принимает каждого в соответствии с проявленным им умом, остроумием и воспитанностью. Член парламента очень скоро обнаруживает свой потолок как узколобый мещанин; торговец и промышленник не находят здесь сбыта своим товарам; крупный землевладелец из хозяина сотен акров снижается до уровня приятного собеседника или зануды. Когда гость приходит или уходит, никто не спрашивает, богат он или беден, живет во дворце или на чердаке, ездит в собственной или наемной карете; интересуются только, приятны ли его лицо и манеры, умница он или тупица.

Другие новости и статьи

« Патриотизм и национальные символы России

«Обратная сторона медали» »

Запись создана: Понедельник, 28 Октябрь 2013 в 0:13 и находится в рубриках Новости.

Темы Обозника:

COVID-19 В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика

А Вы как думаете?  

Комментарии для сайта Cackle

СМИ "Обозник"

Эл №ФС77-45222 от 26 мая 2011 года

info@oboznik.ru

Самое важное

Подпишитесь на самое интересное

Социальные сети

Общение с друзьями

   Яндекс.Метрика